home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

На следующий день Кэсси лежала под «электрон», вся перепачканная грязью и машинным маслом: она поправляла хвостовое колесо. Оторвав взгляд от работы, она увидела, что совсем рядом стоит кто-то, облаченный в безупречные белые брюки, и против воли улыбнулась: эти брюки выглядели здесь совсем не к месту, так же как и элегантные туфли ручной работы. Кэсси с любопытством выглянула из-под машины и увидела привлекательного светловолосого молодого человека, смотревшего на нее сверху вниз с неподдельным изумлением.

Да, узнать ее сейчас, конечно, нелегко. Волосы подняты высоко вверх и скручены в тугой узел, все лицо выпачкано машинным маслом и просто грязью, да еще старый синий линялый комбинезон, бывший отцовский, дополнял картину.

Молодой человек нахмурился:

— Мисс О'Мэлли?

Кэсси снова не смогла сдержать улыбку. Слишком все происходящее походило на сценку из плохого водевиля. Белые зубы девушки сверкнули на черном от грязи лице. Отполированный молодой человек улыбнулся в ответ.

— Да, я мисс О'Мэлли.

Кэсси вдруг сообразила, что она все еще лежит на спине.

Надо бы встать и выяснить, что ему нужно. Она легко вскочила на ноги. Помедлила, прежде чем подать ему руку. Он такой чистенький, отглаженный, так идеально одет. Все в нем выглядит безупречно. Может быть, он клиент и хочет нанять у них самолет? В таком случае надо отослать его к отцу.

— Чем я могу быть вам полезна?

— Меня зовут Десмонд Уильямс. Я видел вас на воздушном празднике два дня назад. Если можно, мне бы хотелось с вами поговорить. — Он оглядел ангар, потом снова обернулся к Кэсси:

— Куда мы могли бы пойти?

Кэсси растерялась. К ней никто никогда не приезжал с деловыми визитами. Единственное место в аэропорту, где можно разговаривать без помех, — это контора отца.

— Если вас не очень беспокоит шум самолетов, можно просто пройтись по полю вдоль посадочной полосы. — Девушка не знала, что еще ему предложить.

Они направились к посадочной полосе. Кэсси едва сдерживала смех, представляя себе эту картинку как бы со стороны. Он, весь начищенный и наглаженный, и она, вся перемазанная, неумытая. Усилием воли Кэсси заставила себя слушать его серьезно. Неизвестно еще, есть ли у этого человека чувство юмора. Билли Ноулэн увидел их и помахал Кэсси рукой. Она кивнула в ответ.

— Позавчера на воздушном празднике вы произвели на меня незабываемое впечатление.

— Благодарю вас.

Они шли по краю поля. Шикарные туфли Десмонда сразу покрылись слоем пыли.

— Я еще ни разу не видел, Чтобы один участник соревнований завоевал столько призов.., и уж конечно, не девушка вашего возраста. Сколько вам лет, кстати?

Уильямс внимательно оглядел Кэсси. Говорил он очень серьезно, но сейчас одарил ее мимолетной улыбкой. Кэсси так и не могла понять, к чему он, собственно, клонит.

— Двадцать. Этой осенью буду заниматься на третьем курсе колледжа.

— Понятно. — Он кивнул с таким серьезным видом, как будто этот факт мог что-то изменить. Потом резко остановился и со значением взглянул на нее. — Мисс О'Мэлли, задумывались ли вы когда-нибудь о своем будущем в авиации?

Кэсси совсем растерялась. Неужели он собирается предложить ей стать «небесной ласточкой»? Нет, вряд ли…

— В каком смысле? Что вы имеете в виду?

— Я имею в виду.., хотелось бы вам, чтобы это стало вашей основной специальностью.., вашим будущим? Делать то, что вы любите больше всего… По крайней мере мне кажется, в этом я не ошибся. Вы летаете так, как будто это вам нравится больше всего на свете.

Кэсси кивнула, невольно счастливо улыбнувшись.

Десмонд, не скрываясь, внимательно наблюдал за ней.

— Я имею в виду самые замечательные, самые новейшие самолеты, на которых никто еще не летал.., испытывать их, ставить рекорды, стать незаменимым человеком в современной авиации.., как Линдберг.

— Как Линдберг?! — Не может быть, он, наверное, шутит. — А на кого я должна буду работать? Кто-то даст мне эти прекрасные самолеты или мне придется их покупать? — Может быть, он пытается продать ей свой новый самолет?

Десмонд улыбнулся. Какая наивность, какая неопытность!

И как хорошо, что он успел добраться до нее раньше других.

— Вы будете работать на меня, точнее, на мою компанию — «Самолеты Уильямса».

Только теперь Кэсси поняла, кто перед ней. Она не могла поверить своим ушам. Неужели он действительно приехал поговорить с ней? Неужели это ее он сравнивает с Чарлзом Линдбергом?

— Для такой девушки, как вы, мисс О'Мэлли, работа в моей компании сулит большое будущее. Вы можете творить чудеса. И летать будете на таких самолетах, каких еще никогда не видели. А без меня вы их и не увидите. Я говорю о самых лучших самолетах. Не таких, как эти.

Он пренебрежительно окинул взглядом ангар. На секунду Кэсси почувствовала себя уязвленной. Ей стало обидно за отца.

Это были его лучшие машины, и Кэсси давно с ними сроднилась.

— Я говорю о настоящих машинах, — продолжал Уильямс. — Таких, на которых ставят рекорды. Увлекательно, не правда ли?

Кэсси с подозрением смотрела на него.

— А что я должна сделать, чтобы получить эту работу?

Может быть, за нее надо заплатить?

Кэсси никто ничего подобного никогда не предлагал, и она не знала, как делаются такие вещи. Ей казалось, что у всех знаменитых пилотов есть свои собственные самолеты. Ей и в голову не приходило, что машины выдаются им какой-нибудь компанией вроде той, что владеет Уильямс.

Да, ей еще многому предстоит научиться, подумал Десмонд, и он готов ее просветить. Это первое по-настоящему свежее, интересное лицо, которое он встретил с тех пор как вошел во владение компанией отца.

— Вы ничего не должны мне платить. Наоборот, это я буду вам платить, и достаточно много. Вас все время будут фотографировать для прессы, вы станете известным человеком. А если вы и в самом деле такая отличная летчица, как мне показалось, то станете одной из первых в нашей авиации. — Уильямс внимательно взглянул на нее и наконец улыбнулся. — Конечно, придется чаще умываться.

Кэсси вспомнила, что лицо у нее все еще испачкано. Попыталась вытереть его рукавом комбинезона. Господи, ужас какой! Десмонд, однако, был еще сильнее потрясен тем, что увидел под слоем грязи. Именно то, что ему нужно… Девушка его мечты. Теперь дело только за контрактом. Надо, чтобы она подписала контракт.

— И когда я должна начать?

Кэсси не терпелось рассказать обо всем отцу и Нику.

— Завтра. На следующей неделе. Как только сможете прилететь в Лос-Анджелес. Дорогу мы вам, разумеется, оплатим.

И дадим вам квартиру.

— Квартиру?!

— Да, в Ньюпорт-Бич, там находится главный офис Машей компании. Место изумительное. И в город можно попасть за считанные минуты. Ну, что скажете? Хотите получить эту работу?= Контракт он привез с собой и надеялся, что Кэсси подпишет его без колебаний. Однако девушка лишь кивнула и замолчала в нерешительности.

— Да… Но сначала я должна спросить отца. Мне ведь придется бросить колледж. Ему это может не понравиться.

И уж тем более Пэту О'Мэлли не понравится, если она оставит колледж ради того, чтобы летать. Он с самого начала не одобрял ее планов насчет учебы, однако и то, что происходит сейчас, едва ли вызовет его одобрение.

— Мы можем устроить так, чтобы вы продолжали учиться в свободное время. Должен, однако, сказать, что большую часть времени вы все же будете заняты. Будет много работы и.., много рекламы.

Просто фантастика какая-то… Кэсси не знала, что сказать.

— Вообще-то я приезжал сюда вчера. В офисе мне сказали, что вы улетели в рейс. Я оставил свою визитную карточку и попросил передать, чтобы вы мне позвонили. —Наверное, вы вернулись слишком поздно. Я решил приехать еще раз, на всякий случай. Может, мою карточку потеряли.

Он улыбнулся обезоруживающей улыбкой.

— Вы отдали свою визитку мужчине?

Это мог быть либо Ник, либо отец.

— Да. И сказал, что остановился в «Портсмуте». Вы мне звонили? Может быть, мне просто не передали?

— Нет, я не звонила. И никто мне ничего не говорил.

— Ну, это не страшно. Я рад, что все-таки разыскал вас сегодня. Вот контракт. Можете просмотреть его вместе с отцом.

— И что в этом контракте?

— Вы обязаны проработать год на «Самолеты Уильямса».

Испытательные полеты и реклама, ничего больше. Я думаю, ни ваш отец, ни вы не усмотрите в этом ничего плохого.

Своим тоном, всем своим видом Десмонд пытался внушить Кэсси, что для нее это колоссальная возможность, что ей крупно повезло.

Девушка растерянно держала контракт в руке, пытаясь понять, что все это на самом деле значит и зачем Десмонд Уильямс сюда приехал. Не может быть, чтобы все было так просто.

— Хорошо, я покажу контракт отцу.

Ей нужно еще спросить отца, почему ни он, ни Ник ничего не сказали ей о вчерашнем визите Уильямса. Может быть, просто забыли? Нет, она подозревала, что дело не в этом. Скорее всего они решили скрыть, что он приезжал. Но почему?

Это же такое прекрасное предложение.

— Знаете что? Давайте договоримся так: вы все обдумайте, а завтра утром мы опять встретимся. Как насчет того, чтобы позавтракать у меня в отеле в половине девятого? После этого я должен отправляться обратно, на западное побережье.

Надеюсь, через несколько дней вы тоже там окажетесь.

Он снова улыбнулся своей обезоруживающей улыбкой. Во всей его манере было что-то.., убеждающее. Такой красивый, уверенный в себе. И слова звучат так, что им невозможно противостоять. Невозможно, а главное, не хочется.

— Так, значит, завтра, в половине девятого утра?

Кэсси кивнула. Они пожали друг другу руки, и через минуту он уже отъезжал в своем автомобиле. Кэсси смотрела, как «линкольн» скрывается за горизонтом. Она попыталась вспомнить все, что когда-либо слышала о Десмонде Уильямсе.

Возраст — тридцать четыре года, один из самых богатых людей в стране, унаследовал от отца целую империю. Его компания производит лучшие в стране самолеты. В бизнесе он беспощаден, так она где-то читала. Кэсси видела несколько его фотографий в компании с кинозвездами. Но даже в самых безумных мечтах девушка не могла предположить, чтобы Десмонд Уильямс захотел иметь что-либо общее с Кэсси О'Мэлли.

Кэсси медленно шла к небольшому зданию аэропорта, обдумывая все услышанное и пытаясь понять, что это все может значить для нее. Вряд ли еще когда-нибудь ей представится такая фантастическая возможность. Она даже и сейчас еще не могла поверить, что это предложение сделано всерьез.

Все в том же перепачканном комбинезоне девушка вошла в кабинет отца. Он взглянул на ее вымазанное лицо и растрепанные волосы и спросил, нет ли проблем с «хэвилэндом». Он им нужен к полудню в полной готовности для дальнего рейса.

Но Кэсси даже не обратила внимания на его слова. Просто стояла и смотрела на отца, держа в руке контракт.

— Почему ты скрыл, что вчера кто-то меня спрашивал?

На лице Пэта появилось испуганное выражение.

— Кто тебе сказал?

Ну если это Ник его предал, он с него голову снимет.

Однако Ник стоял как в столбняке, глядя на них обоих. Он заметил странное выражение лица Кэсси, как только она вошла.

— Не важно. Вчера приезжал человек и оставил для меня визитную карточку. Но ни один из вас мне об этом не сказал. — Теперь Кэсси в гневе повернулась к Нику, и мужчины опустили глаза под ее обвиняющим взглядом. — Это все равно что обман.

Почему вы мне ничего не сказали?

Отец попытался заговорить небрежным тоном:

— Кажется, я просто забыл. Не думал, что это так важно.

— Вам известно, кто он такой?

Кэсси переводила взгляд с одного на другого, не в силах поверить, что оба настолько невежественны. Не знать Десмонда Уильямса — одного из крупнейших производителей самолетов в мире и второго по величине в Соединенных Штатах… Как можно не знать, такую важную персону!

— И чего он хочет? — небрежно спросил Ник.

По поведению девушки он уже догадался, о чем говорил с ней Десмонд Уильямс.

— Он сказал, что даст мне замечательные самолеты, на которых я смогу летать… Ну знаешь, он предложил мне испытывать новые самолеты, ставить на них рекорды. Ничего особенного. Такая небольшая приятная работа за большие деньги и квартиру.

Мужчины обменялись мрачными взглядами. Произошло как раз то, чего они больше всего опасались.

— Звучит неплохо, — небрежным тоном заметил Ник. — А в чем загвоздка?

— Нет никакой загвоздки.

— Наверняка есть, — рассмеялся Ник.

Она еще совсем ребенок. Они с Пэтом должны сделать все возможное, чтобы удержать ее от этого шага. Десмонд Уильямс летает по всей стране в поисках моделей, пригодных для рекламы. Если ему удастся заполучить Кэсси, он выжмет из нее все, будет использовать не столько для испытательных полетов, сколько для всего прочего — для кинороликов, всевозможной рекламы, бесконечных съемок. Она у него станет чем-то вроде «небесной ласточки».

— Он уже дал тебе контракт? — все тем же небрежным тоном осведомился Ник.

— Конечно. — Кэсси помахала перед ними листками бумаги.

— Можно взглянуть?

Она протянула ему контракт. Пэт яростно сверкнул глазами. Именно от этого он и пытался уберечь дочь.

— Кассандра Морин, ты откажешься от этого предложения, — решительно сказал Пэт.

Ник тем временем просматривал контракт. На первый взгляд он был составлен честно, хоть он. Ник, и не юрист. Ей дадут в пользование машину и квартиру. Она должна будет летать на любом самолете, который ей предоставят, и проводить для фирмы испытательные полеты. Во второй части контракта говорилось, что она должна постоянно быть в их распоряжении для всевозможной рекламы, связанной с продукцией компании, присутствовать на всех публичных мероприятиях и в любую минуту по первому требованию быть готова для фотосъемок. Она будет считаться представителем компании по связям с общественностью и должна вести себя соответствующим образом. Ей не позволяется курить, пить разрешается лишь совсем немного. Ей будет выдаваться форма для полетов, но никаких денег для приобретения личного гардероба. Все оговорено до мелочей… Контракт заключается на год. Годовая оплата — пятьдесят тысяч долларов. Кроме того, оговаривалась возможность продления контракта еще на год, если обе стороны того пожелают; причем в этом случае предполагалась более высокая зарплата, разумеется, в разумных пределах. Лучшего контракта Ник в своей жизни не видел. Мало кто из летчиков отказался бы от такой возможности. Однако в этом контракте указывалось, что компании «Самолеты Уильямса» требуется именно женщина. Да, от такой возможности, конечно, трудно отказаться, даже невзирая на то что Кэсси скорее всего будут использовать не только как летчика-испытателя. Она станет чуть ли не фотомоделью.

И все же, размышляя о Десмонде Уильямсе, Ник не мог отделаться от смутных подозрений.

— Что ты об этом думаешь, Пэт? — Ему захотелось узнать реакцию друга.

— Она останется здесь, вот что я думаю. Она не сдвинется с места. И уж тем более не поедет в Калифорнию.., в эту их квартиру.

Кэсси смотрела на отца вне себя от гнева. Он ведь даже не потрудился рассказать ей о приезде Десмонда Уильямса!

— Я еще не решила, папа. Мы должны встретиться с ним завтра утром.

— Ни с кем ты встречаться не будешь!

Нику не хотелось спорить с Пэтом в присутствии Кэсси.

Конечно, контракт предоставляет Десмонду Уильямсу массу возможностей эксплуатировать Кэсси, и все же предложение стоит как следует изучить. В течение целого года девушка сможет летать на замечательных самолетах. Ей это, несомненно. представляется потрясающей возможностью. Эта компания проводит испытания даже военных самолетов и открыто соперничает с немцами. И потом, те деньги, которые Кэсси заработает за год, дадут ей возможность спокойно жить долгое время. Нику казалось несправедливым насильно удерживать Кэсси дома. По крайней мере нужно тщательно все обдумать.

Пэт скрылся в кабинете, громко хлопнув дверью.

— А как насчет колледжа? — тихо спросил Ник.

— Уильямс сказал, что я смогу заниматься в свободное время.

— Похоже, что такой возможности у тебя все-таки не будет. В промежутках между полетами ты будешь занята рекламой… Скажи, Кэсси, ты уверена, что тебе этого хочется?

Девушка задумчиво взглянула на Ника. Вообще-то она никогда не мечтала уехать из дома. Но что ждет ее в будущем? Ей нравится работать в аэропорту. И воздушные праздники — это, конечно, здорово. Но быть учительницей ей, по правде говоря, совсем не хочется. И не хочется выходить замуж: ни за Бобби Стронга, ни за кого-то другого. Иногда она задумывалась о том, что ее ожидает. Наверняка жизнь сулит нечто большее, чем чистить и заправлять горючим отцовские самолеты или летать в короткие рейсы до Индианы вместе с Билли Ноулэном.

— А что мне делать здесь?

— Быть рядом со мной. — «И если можно — всегда». — хотелось ему добавить.

— Вот это и есть самое плохое в контракте — то, что придется расстаться со всеми вами. Если бы можно было взять вас с собой…

— В контракте сказано, что время от времени они будут предоставлять в твое распоряжение самолет, чтобы ты могла слетать домой. Как насчет того, чтобы привести сюда «фаэтон XW-1» на тихий, спокойный уик-энд?

— Для тебя я бы еще и не то привела. Украла бы, если надо.

— А что, это хорошая мысль. Может, тогда и твой старик смягчится. Несколько хороших самолетов нам здесь не помешают.

Ник шутил, чтобы скрыть свое отчаяние при мысли о том, что она может уехать. Кэсси успела превратиться в неотъемлемую часть его существования. За три года совместных полетов у них накопилось столько общего. Он просто не мог представить себе, что она уедет в Лос-Анджелес, и никак не ожидал, что такое может когда-нибудь случиться.

Так же как и Пэт. О'Мэлли не собирался отдавать им свою девочку. Даже то, что Крис стал поговаривать об отъезде в Европу на год или два для изучения архитектуры, достаточно плохо. Но это произойдет только через несколько лет. А то, что грозит Кэсси, может произойти уже сейчас. И потом, это не Крис, это Кэсси!

— Ты никуда не поедешь, и точка! — снова повторил Пэт в конце рабочего дня.

Однако Кэсси и сама никак не могла принять окончательное решение. Снова и снова обсуждала это с Ником. Конечно, она нужна в аэропорту, но в Ньюпорт-Бич для нее открывается столько возможностей, что все остальное практически ничего не значит по сравнению с ними. Деньги, слава, великолепные самолеты, интересные испытания, рекорды, которые ей предстоит поставить.., можно перечислять еще и еще. От такого невозможно отказаться. Но как убедить отца?

Она обсуждала контракт и с Билли Ноулэном. Парень был родом с западного побережья и много слышал о Десмонде Уильямсе. Одни хорошо о нем отзывались, другие терпеть его не могли. Уильямс предложил подобный контракт одной девушке, которую Билли знал по Сан-Франциско, и той совсем не понравилось. Она жаловалась на тяжелую беспросветную работу и на то, что с ней обращались как с собственностью фирмы. Правда, летчицей она была никудышной, признал Билли.

С другой стороны, для пилота такого класса, как Кэсси, это предложение открывает невиданные горизонты.

— Ты можешь стать второй Мэри Николсон.

Билли имел в виду одну из самых ярких современных звезд.

Кэсси и представить себе такого не могла.

— Сомневаюсь.

Как же трудно принять решение! Бывали моменты, когда ей казалось, что она сейчас сойдет с ума. Кэсси совсем не хотелось оставлять дом и семью, и в то же время она знала, что здесь у нее нет никакого будущего. Если она действительно хочет летать по-настоящему, то предложение компании «Самолеты Уильямса» предоставляет ей такую возможность. И не важно, сколько дурацких фотографий в форменной одежде они с нее сделают и сколько придется дать интервью. Она хочет летать, а у Десмонда Уильямса самые лучшие самолеты.

— Подумай хорошенько, девочка. Другого такого случая может не представиться, — очень серьезно посоветовал Билли.

В это время Ник в офисе говорил Пэту почти то же самое.

Кэсси — великолепный летчик, а здесь у нее нет реальных перспектив. Провести всю жизнь в этом маленьком аэропорту, летать одними и теми же маршрутами Среднего Запада в компании парней, которые никогда не: смогут достичь такого же уровня мастерства, как она…

— Я же запрещал тебе учить ее летать! — Пэт злился на всех — на Кэсси, на Ника, на Криса. Кто-то из них в этом виноват. Но больше остальных, конечно, этот дьявол — Десмонд Уильямс. — Может, он вообще преступник. Гоняется за молодыми девушками, желая лишить их невинности.

Нику стало до боли жаль старого товарища. Ему грозит потеря любимой дочери. Ник понимал, что должен чувствовать отец. Ему и самому от этого тошно. Но они все равно не имеют права удерживать девушку. Она хочет летать.., как птица. Пришло ее время парить среди орлов.

— Ты не вправе ее останавливать, Пэт. Она заслуживает большего, чем мы можем ей дать. — Ник сожалел, что не может рассказать Пэту о том, как ему самому больно.

— Это все ты! — снова набросился на друга Пэт. — Ты во всем виноват! Не надо было учить ее так хорошо летать.

Ник против воли рассмеялся, а Пэт проглотил большой глоток виски. Сегодня он уже никуда не полетит, а потерю дочери пережить нелегко. И он еще должен посвятить во все жену.

Уна пришла в ужас, когда поздно вечером он все рассказал ей. Ее воображению сразу представились самые страшные вещи. Она и представить не могла, что Кэсси будет жить где-то вдали от дома, одна, без семьи. И подумать только, девочка собирается работать испытателем и вдобавок представителем по связям с общественностью. Работать на самого Десмонда Уильямса…

— Разве порядочные девушки занимаются такими вещами? Позировать для фотографов и все такое… Она хоть будет сниматься в одежде?

— Ну конечно, Уна. Это не зал для стриптиза. Там делают самолеты.

— Тогда зачем им понадобилась наша девочка?

— Твоя девочка, может быть, самый лучший пилот, какого я когда-либо видел в жизни, включая Ника Гэлвина и даже Рикенбекера. Она лучший пилот в стране. И Десмонд Уильямс не дурак. Он все видит и понимает. Два дня назад на воздушном празднике она наделала много шума. Я не хотел тебе рассказывать, но она проделала смертельный номер.

Запросто могла разбиться. Вышла из «штопора» всего в пятидесяти футах от земли, дурочка! Я там чуть с ума не сошел. А она это проделала не моргнув глазом, как и много других сумасшедших трюков. Она все выполнила безупречно.

А он это видел.

— И у него она тоже будет выполнять такие трюки?

— Нет, она будет испытывать самолеты и, может быть, ставить рекорды, если получится. Я читал контракт. Он выглядит вполне прилично. Но мне не хочется даже думать о том, что она может уехать. Я уверен, тебе это тоже не нравится. — Уна с трудом пыталась все это воспринять. Слишком уж много новостей за такое короткое время.

— А чего хочет сама Кэсси?

Они знали, что Кэсс должна принять решение до завтрашнего утра.

— Думаю, она хочет ехать. Она так и сказала. Вернее, она сказала, что будет решать сама.

— А ты что ответил?

— Я? — улыбнулся Пэт. — Я запретил ей ехать. Так же как когда-то запретил ей летать.

Уна улыбнулась в ответ:

— Да, но на нее это не подействовало. Наверное, и сейчас не подействует.

— Так как же нам себя вести?

Он обращался к жене за советом, так как доверял ее суждениям иногда даже больше, чем ему бы хотелось. Ее мнение было для Пэта очень важно, особенно в том, что касалось дочерей.

— Пусть поступает как хочет, Пэт. Она все равно так сделает. Но ей будет легче, если она почувствует, что может сама принимать решения. Она все равно вернется к нам, сколько бы самолетов ни испытала там, в Калифорнии. Она знает, как мы ее любим.

И они позвали дочь к себе в комнату. Уна предоставила Пэту сообщить Кэсси о том, к какому мнению они пришли.

— Мы с мамой хотим… — Пэт на секунду остановился, взглянул на Уну и продолжил:

— ..чтобы ты сама приняла решение. В любом случае мы тебя поддержим. Но если все-таки уедешь, смотри почаще приезжай домой.

Со слезами на глазах он обнял дочь. Она прижалась к отцу, целовала мать. Уна, не скрываясь, плакала.

— Спасибо! Спасибо вам… На такое нелегко решиться. — Кэсси снова обняла их обоих. Села в ногах кровати.

— Ну и как же ты поступишь? — спросила Уна.

Пэт не осмелился сам задать этот вопрос Он догадывался, что собирается сделать дочь.

Кэсси кивнула. По телу ее прошла дрожь возбуждения.

— Я поеду.


Глава 9 | Крылья | * * *



Loading...