home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

Пэт, Кэсси и Крис вошли в дом. Сестры Кэсси на кухне помогали матери готовить обед. Глиннис, в свои двадцать пять лет очень похожая на Пэта, шесть лет назад вышла замуж и сейчас растила четырех дочерей.

Мэган, двадцати трех лет, такая же тихая и застенчивая, как мать, и внешне очень похожая на нее всем, за исключением темных волос, вышла замуж шестью месяцами позже Глиннис и успела родить троих сыновей. Мужья обеих были фермерами. Их хозяйства располагались по соседству. Оба были порядочными, работящими людьми, так что дочери Пэта оказались счастливы в семейной жизни.

Колин, блондинка двадцати двух лет, три года назад связала свою судьбу с преподавателем английского языка в местной школе и родила ему мальчика и девочку. Оба малыша только-только научились ходить. Колин собиралась поступать в колледж, но сейчас снова ходила беременная. А с тремя малышами вряд ли можно куда-нибудь пойти учиться, разве только придется брать их с собой. И уж конечно, и думать было нечего о том, чтобы оставлять их каждый день на Уну. Да и отец этого не допустит. Может быть, потом, когда дети подрастут, не раньше… Теперь же колледж оставался для Колин несбыточной мечтой. В реальности у нее на руках будут три ребенка и совсем немного денег на хозяйство. Отец время от времени подкидывал им небольшие «подарки», однако муж Колин, самолюбивый молодой человек, этого не выносил. Но при его небольшой зарплате и при том, что вот-вот должен был родиться третий ребенок, они не могли себе позволить: отказываться от чьей бы то ни было помощи. Только сегодня мать тоже дала Колин немного денег на покупку вещей для будущего младенца. Депрессия сильно ударила по заработкам школьных учителей. Тех денег, что получал Дэвид, муж Колин, едва хватало на еду, даже при постоянных «подарках» от родителей и продуктах, которые частенько приносили старшие сестры.

Все трое собирались остаться в родительском доме на обед.

У мужей были свои планы, дочери же часто навещали Пэта и Уну. Мать обожала, когда они приходили, хотя присутствие в доме всех сразу создавало немало шума и суеты.

Пэт пошел переодеваться, Крис тоже отправился в свою комнату, все остальные готовили еду, а Кэсси осталась развлекать племянников и племянниц, у которых пятна грязи и масла на лице тети вызывали неудержимый смех. Кэсси гонялась за ними по всей гостиной, изображая страшное чудище. Крис так и не появился до тех пор, пока не позвали к обеду. За столом он бросал сердитые взгляды на Кэсси. Он все еще не мог простить ей ту «петлю». С другой стороны, благодаря ей он удостоился похвалы отца и поэтому не мог позволить себе ничего высказать вслух. Каждый из них извлекал из тайного соглашения то, что хотел. Кэсси хотела летать, Крис нуждался в деньгах. Похвала отца оказалась приятным дополнением.

Полчаса спустя все сидели за столом, поглощая обильный обед, состоявший из свинины, кукурузы, картофельного пюре и хлеба из кукурузной муки. Свинину принесла Глиннис, кукурузу — Мэган, картофель вырастила сама Уна. Все они питались тем, что выращивали на своих участках, а если требовалось что-то еще, закупали продукты в магазине Стронга — единственном на много миль вокруг и лучшем в их округе.

Дела у Стронгов шли хорошо, даже в это тяжелое время они вели свое дело довольно успешно. Уна часто об этом говорила и сейчас снова повторила то же самое. И в эту минуту, словно по мановению волшебной палочки, за окнами раздался звук подъехавшего автомобиля. Кэсси сразу догадалась, кто приехал: теперь, во время школьных каникул, Бобби Стронг — единственный сын владельца продуктового магазина — появлялся в их доме почти каждый вечер после обеда.

Кэсси знала Бобби с детства, они много лет дружили. Однако в последние два года стали значить друг для друга больше чем просто друзья, хотя Кэсси утверждала, будто не знает, что именно изменилось. Мать и Мэган в ответ на это напоминали ей, что они обе вышли замуж в семнадцать лет, так что ей лучше хорошенько подумать о том, чем они с Бобби занимаются. Родителям очень нравился серьезный и надежный Бобби Стронг, однако Кэсси не решалась признаться ни ему, ни себе самой, что любит его.

Ей нравилось бывать в его обществе, ей нравился и он сам, и его друзья. Ей нравились его поведение, его мягкие манеры, его задумчивость, его терпение и его доброе сердце.

И еще то, как он обращался с ее маленькими племянниками и племянницами. Ей многое в нем было по душе. И все же.., все же он не волновал ее так, как волновали самолеты. Она еще не встречала ни одного молодого человека, который вызвал бы в ней подобную страсть. Возможно, такого и не существовало в природе. И может быть, ей следовало с этим смириться. Тем не менее Кэсси до боли хотелось встретить человека, который мог бы увлечь ее так же, как один из этих гоночных самолетов. Бобби, конечно, очень милый и все же до самолетов ему далеко.

— Привет, миссис О'Мэлли, привет, Глинн, Мэг, Колин…

Ого, я вижу, теперь уже совсем скоро!

Колин в этот момент пыталась собрать своих детишек и вывести их из столовой. Уна помогала ей.

— Может быть, даже сегодня, если я не перестану есть мамин яблочный пирог.

Колин была всего на пять лет старше Бобби и Кэсси, однако девушке иногда казалось, что между ними разница в несколько световых лет. Ее замужние сестры совсем другие и ведут совершенно другую жизнь. Инстинктивно Кэсси чувствовала, что никогда не сможет стать такой, как они.

Временами она даже задавалась вопросом, не лежит ли на ней какое-нибудь проклятие? Может быть, отец так страстно хотел мальчика, что это каким-то образом повлияло на ее организм еще до рождения? Может быть, она какой-нибудь урод.., извращенка? Да, ей нравятся мальчики, и Бобби ей нравится. Но еще больше она любит самолеты и независимость.

Бобби пожал руку ее отцу, поздоровался с Крисом. Малыши сразу облепили его. Через некоторое время мать со старшими сестрами пошли на кухню мыть посуду. А Кэсси мать велела остаться в гостиной с Бобби. К этому времени девушка успела умыть лицо, однако следы грязи и машинного масла еще остались, — Как прошел день? — спросил Бобби с застенчивой улыбкой.

С Кэсси он всегда держался чуть неловко, но даже это в нем подкупало. И он всегда старался быть терпимым по отношению к ее необычному увлечению отцовскими самолетами.

Он даже пытался делать вид, будто тоже этим интересуется, и внимательно слушал ее болтовню о новом, только что прибывшем самолете или о драгоценной «веге» Пэта. На самом же деле, что бы она ни говорила, Бобби это совершенно не трогало. Лишь бы находиться рядом. Он приходил каждый вечер, и каждый раз Кэсси как будто удивлялась его появлению, чем, в свою очередь, вызывала удивление родителей.

Иногда Кэсси приходило в голову, что она попросту еще не созрела для серьезных отношений, для той преданности, которую означали его постоянные визиты. Через год они окончат школу, и, если так будет продолжаться, он может сразу предложить ей пожениться. И будет, наверное, ждать, что она примет его предложение. Выйти замуж сразу после окончания школы! Сама эта мысль приводила ее в ужас. Нет, она не могла даже думать об этом. Она ждала от жизни чего-то большего.

Ей нужно много времени и пространства. Ей нужно учиться дальше, Кэсси мечтала о колледже. И ей необходимы те ощущения, которые она испытывала, когда выполняла «мертвую петлю» или входила в «штопор». А быть все время рядом с Бобби — все равно что ехать на медленной скорости в Огайо.

Спокойно, безопасно и неинтересно. Он никуда лететь не собирается. И тем не менее Кэсси знала, если Бобби перестанет приходить каждый вечер, ей будет его очень не хватать.

— Сегодня я поднималась в воздух на самолете отца вместе с Крисом.

И она рассказала ему все, пытаясь придерживаться небрежного тона. Кэсси почему-то всегда опасалась говорить с Бобби слишком серьезно.

— Это было здорово. Мы сделали несколько «ленивых восьмерок» и «петлю».

— Значит, Крис делает успехи, — вежливо произнес Бобби. Его, так же как и Криса, самолеты не слишком интересовали. — А еще чем ты сегодня занималась?

Его интересовала лишь она сама. Все в ней. Втайне от других он считал Кэсси О'Мэлли прекрасной. Не то что прочие мальчишки. Одним она казалась слишком высокой, другие находили ее волосы слишком яркими. Третьи ценили ее лишь за великолепную фигуру. Четвертые считали чудачкой за то, что она так много знает о самолетах. Бобби же она нравилась такой, какая есть. И он любил ее за это, хотя временами у него и возникало ощущение, что, возможно, он ее не до конца понимает. И это, как ни странно, трогало Кэсси, как и многое другое в нем. Вот почему она никак не могла до конца понять свои чувства к нему. Мать рассказывала ей, что вначале чувствовала к Пэту то же самое. Решиться изменить свою жизнь и посвятить ее другому человеку всегда трудно, говорила Уна. А для Кэсси это казалось еще труднее. Нет, она решительно не могла определить свое отношение к Бобби.

— Еще? Не знаю… — Кэсси попыталась вспомнить, что еще она делала сегодня. Все это так или иначе имело отношение к самолетам. — Заправила несколько самолетов горючим, повозилась с мотором «Дженни». Кажется, мне даже удалось его наладить. — Она сконфуженно дотронулась до своего лица. — Я здорово выпачкалась, пока его чинила. Отец пришел в ужас, когда меня увидел. По-моему, мне так и не удалось отмыться до конца.

Видел бы ты меня перед обедом!

— А я было подумал, у тебя начинается желтуха, оттого и пятна на лице, — поддразнил он ее.

Да, он хорошо ее понимает. Вообще Бобби — отличный парень. Он знает, как она увлечена своими планами и мечтами, например, тем, чтобы поступить в колледж. Для себя он таких планов не строил. Бобби собирался остаться дома и помогать отцу в магазине, точно так же как делал сейчас: зимой после занятий в школе, летом — целыми днями.

— Ты знаешь, в эту субботу у нас в кинотеатре пойдет новый фильм с Фредом Астером «Следуй за флотом». Говорят, отличный фильм. Не хочешь пойти?

Он с надеждой смотрел на нее. Кэсси медленно кивнула и улыбнулась:

— С удовольствием.

Через некоторое время сестры с детьми ушли. Кэсси и Бобби остались на крыльце одни. Родители сидели в гостиной. Кэсси знала, что они могут видеть их с Бобби, однако они никогда не высказывали ни единого замечания по поводу его визитов. Бобби им обоим нравился, и, если бы они с Кэсси решили пожениться в июне будущего года, сразу после окончания школы, Пэт ничего не имел бы против.

Пока же они могли сколько угодно ворковать на крыльце, только бы не делали глупостей. Пэта это устраивало больше, чем то, что дочь целыми днями болталась в аэропорту.

Пэт тем временем рассказывал Уне о «петле», которую в этот день «проделал» Крис. Он весь светился от гордости.

— Этот парень — прирожденный пилот! Можешь мне поверить, Уни.

И Уна улыбалась, благодарная судьбе за то, что муж наконец дождался сына, которого так отчаянно желал. Бобби в это время описывал Кэсси, как провел день в магазине отца и как депрессия влияет на цены на продукты по всей стране, не только в Иллинойсе. Он вынашивал мечту когда-нибудь открыть целую сеть магазинов в нескольких городах, может быть, и в самом Чикаго.

Все люди о чем-нибудь мечтают, вполуха слушая его, размышляла Кэсси. Ее мечты, пожалуй, будет труднее пересказать. Бобби они скорее всего покажутся дикими.

— А ты никогда не думал о том, чтобы заняться чем-нибудь совсем другим, отличным от того, что делает твой отец?

Ее почему-то заинтриговала эта мысль, хотя сама-то она мечтала заниматься тем же, чем Пэт О'Мэлли. Разница состояла в том, что именно это ей строго запрещалось. А запретный плод, как известно, еще больше привлекает.

— Да нет, — спокойно ответил Бобби. — Мне нравится это дело. Людям нужна еда, и всем хочется, чтобы она была хорошей. Мы делаем полезное дело, хотя, возможно, оно и не выглядит со стороны слишком увлекательным. Но может быть, его тоже можно сделать таким.

— Может быть, — улыбнулась в ответ Кэсси.

В воздухе послышался рокочущий звук. Знакомый звук турбин самолета. Кэсси подняла голову:

— Это Ник… Везет груз в Сан-Диего. На обратном пути остановится в Сан-Франциско, чтобы забрать почту по одному из наших контрактов.

Кэсси по звуку определила, что Ник летит на «хэндлипэйдж».

— Он, наверное, очень от этого устает, — рассудительно заметил Бобби. — Для нас это все выглядит захватывающе, а для него скорее всего просто обычная работа, как и у моего отца.

— Возможно. — Кэсси-то знала, что это не так. — Хотя летчики — это совсем другая порода людей. Они любят свое дело больше всего на свете. Они даже подумать не могут о том, чтобы заняться чем-нибудь другим. Это у них в крови.

Они этим дышат и живут. Ничто другое их не интересует.

Глаза девушки возбужденно блестели. Бобби же ее слова поставили в тупик — Наверное, ты права. Но я этого не понимаю.

— Мало кто может это понять. Это какое-то загадочное влечение. Волшебный дар. Для тех, кто любит летать, он значит больше, чем сама жизнь.

Бобби негромко рассмеялся:

— По-моему, ты смотришь на это чересчур романтически.

Я не уверен, что они это так воспринимают. Поверь мне, для пилотов это скорее всего просто обычная работа.

— Может быть.

Она не собиралась с ним спорить, хотя знала куда больше, чем только что высказала. Летчики составляли некое тайное братство, к которому Кэсси страстно хотелось принадлежать.

А ей этого не позволяли. Однако в редких случаях, подобных сегодняшнему, когда Крис позволял ей вести самолет, все остальное переставало для нее существовать.

Некоторое время девушка сидела молча, глядя в темноту, вновь переживая те драгоценные мгновения и совершенно забыв о Бобби. Вспомнила, лишь услышав его голос:

— Наверное, мне пора ехать. Ты, должно быть, здорово устала после заправки всех этих самолетов.

На самом деле ей сейчас больше всего хотелось остаться одной. Еще раз мысленно пережить те несколько минут в воздухе, когда она самостоятельно вела самолет.

— До завтра, Кэсс.

— Спокойной ночи.

Бобби на мгновение задержал ее руку в своей и легонько провел губами по щеке Кэсси, потом двинулся к старенькому грузовику отца с надписью «Продукты Стронга» на борту. Днем его использовали для доставки продуктов, вечерами он принадлежал Бобби.

— Увидимся завтра, — еще раз повторил он. Кэсси улыбнулась, помахала ему на прощание и медленно пошла в дом, думая о том, как повезло Нику. Летит сейчас в ночном небе, держа курс на Сан-Диего…


Глава 1 | Крылья | Глава 3



Loading...