home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

«Северная звезда» поднялась в воздух точно по плану, утром четвертого октября, провожаемая сотнями зрителей. Сам кардинал Лос-Анджелеса благословил самолет. Всех присутствовавших угощали бесплатным шампанским.

Самолет скрылся за горизонтом и полетел своим кружным путем. Цель экипажа состояла в том, чтобы побить рекорды по дальности полетов и одновременно обойти опасности, вызванные капризами мировой политики.

Они взяли курс на юг, на Гватемала-Сити. Одним махом, без дозаправки покрыли расстояние в две тысячи двести миль.

Здесь они приземлились, проверили карты, изучили погодные условия, несколько минут провели, оглядывая местность и разговаривая с местными жителями. Те толпами стекались к аэропорту, привлеченные невиданным самолетом. Десмонд выполнил свое домашнее задание на «отлично» — похоже, люди всего мира знали о путешествии Кэсси О'Мэлли.

И представители прессы, конечно, ожидали здесь же, в аэропорту, в огромном количестве. Встречать самолет прибыли также послы, дипломаты и крупные политики. Играл национальный оркестр. Кэсси и Билли позировали перед камерами. Со времен самого Чарлза Линдберга никто из пилотов не удостаивался такого внимания.

— Не так уж плохо, а? — иронизировали они на следующий день.

Теперь Кэсси и Билли направлялись на Галапагосы, в Сан-Кристобаль. Расстояние в тысячу сто миль уникальный самолет Десмонда Уильямса покрыл за три часа. Сбылось его первое желание — они поставили рекорд по скорости на дальних перелетах.

— Может, остановимся и устроим себе каникулы? — предложил Билли.

Кэсси лишь усмехнулась в ответ.

В Сан-Кристобале их встречали представители администрации Эквадора, высшие армейские чины и местные жители.

И конечно же, снова репортеры и фотографы. Губернатор пригласил их на обед.

Пока что перелет проходил как по маслу. Они провели остаток дня на острове, тщательно проверяя самолет, выверяя карты и погодные данные. Казалось, все идет как нельзя лучше.

Две тысячи четыреста миль от Галапагосов до острова Пасхи пролетели за семь часов, в точности по графику. Однако на этот раз неожиданно поднялся сильный ветер, который чуть было не помешал им поставить рекорд.

— Будем надеяться, что в следующий раз нам больше повезет, малышка, — шутил Билли, выруливая на посадочной полосе острова Пасхи. — Твой муженек с нас шкуру снимет, если не поставим ему еще парочку рекордов.

Они оба знали, что Десмонд Уильямс пристально следит за японскими конструкторами, уже в течение года разрабатывавшими самолет, способный совершить беспосадочный перелет от Токио до Нью-Йорка — на расстояние почти в семь тысяч миль. Пока что, однако, японцы не могли похвастать особыми успехами. Не покрыли даже расстояние до Аляски Их первый испытательный перелет должен состояться лишь через год. Десмонд твердо намеревался опередить их в этом.

Вот почему его так интересовали дальние перелеты в акватории Тихого океана.

Остров Пасхи оказался красивейшим местом, населенным прекрасными и простодушными людьми. Повсюду стояли загадочные скульптуры. Здесь Кэсси услышала истории, восходившие еще к доисторическим временам и первобытному человеку. На каждом шагу встречались загадки, которые ей страшно хотелось бы разгадать, если бы только она могла остаться здесь подольше.

Однако они лишь заправились горючим и задержались всего на одну ночь, чтобы дать себе отдых перед долгим перелетом до Таити. На этот раз они лишь едва перекрыли рекорд по скорости, без малейших проблем преодолев расстояние в две тысячи семьсот миль за семь часов четырнадцать минут.

Приземление на Таити напоминало путешествие в рай. Выглянув в иллюминатор, Билли издал нечленораздельный крик восторга: вдоль посадочной полосы, выстроившись в шеренгу, стояли прекрасные девушки в национальных одеждах и приветственно махали руками.

— И за это нам еще платят! Господи, Кэсс, я глазам своим не верю!

Кэсси покатилась со смеху.

— Веди себя прилично. Если будешь смотреть такими глазами, нас в конце концов посадят в тюрьму.

Билли тяжело дышал, раскрыв рот от наивного изумления. Господи, какой ребенок, подумала Кэсси. Как хорошо, что она решила лететь именно с ним. Но главное, конечно, то, что он выдающийся пилот и к тому же просто великолепный механик. Именно Билли первым заметил посторонний шум в моторе сразу же, как только они покинули остров Пасхи. И сейчас, отдав должное местным девушкам, он пошел проверять самолет. Вечером они упомянули об этом в радиограмме, посланной в Лос-Анджелес, однако заверили всех, что ничего серьезного нет. Они ежедневно посылали отчеты о том, как проходит полет, и сегодня с удовольствием сообщили о новом рекорде.

В Папеэте почти все говорили на французском, однако Билли хватило знаний, чтобы объясняться с местными жителями. Французский посол дал обед в их честь. Кэсси пришлось извиниться за то, что у нее с собой нет никакой другой одежды, кроме летного костюма Кто-то принес ей великолепный саронг, в котором она и явилась на обед, под руку с Билли, с большим розовым цветком в волосах.

— А знаешь, ты выглядишь совсем не так, как Линди, — пошутил Билли, восхищенно оглядев ее.

Их отношения продолжали оставаться чисто братскими. После приема, гуляя с Билли по пляжу, Кэсси призналась, как бы ей хотелось, чтобы Ник сейчас оказался здесь. Они бродили и разговаривали обо всем, что приходило в голову. Палеэте — просто волшебное место, и люди здесь чудесные. Пожалуй, это самое прекрасное место, какое она когда-либо видела, решила Кэсси.

Она старалась не сравнивать его с тем островом в Мексике, где провела свой медовый месяц. Эти воспоминания все еще причиняли боль.

В тот вечер они с Билли долго сидели на пляже. Разговаривали обо всем, что их здесь поразило, о людях, с которыми встречались. Обед у посла оказался приемом на самом высшем уровне. Даже в саронге Кэсси чувствовала себя не совсем уютно.

— Временами мне просто не верится. — Кэсси в задумчивости перебирала пальцами лепестки цветка, который в этот вечер носила в волосах. — Как получилось, что нам так повезло? Только подумать, на каком самолете мы летаем по всему миру, с какими людьми встречаемся, какие места имеем возможность увидеть… Иногда мне кажется, что это происходит не со мной, а с кем-то другим… Как могла я сюда попасть? С тобой такого не бывает. Билли?

Порой Кэсси чувствовала себя совсем юной, в другие же моменты — слишком взрослой, едва ли не старой. Да, можно сказать, что для своих двадцати двух лет она добилась немалого успеха. Ей крупно повезло, если принять во внимание все обстоятельства.

— Ты дорого заплатила за это путешествие, Кэсс. Намного дороже, чем я. Но ты права.., временами я чувствую то же самое. Иногда так и жду, что кто-нибудь схватит меня сзади за шиворот и спросит: «А ты, парень, что здесь делаешь? Ты же не из этого круга».

— Ты-то как раз из этого. Лучший из всех, кого я знаю.

Без тебя я бы на это не пошла. Ни с кем другим. — Разве только с Ником, подумала она. Может быть, когда-нибудь…

— А знаешь, скоро ведь это все закончится. Я подумал об этом, когда мы прибыли сюда. Раз.., и все закончится. Целый год планировали, работали до седьмого пота, тренировались до потери сознания.., а потом каких-то десять дней, и все.

Конец.

Они прошли уже почти половину пути. У Кэсси мысли об этом тоже рождали грусть. Не хочется, чтобы все закончилось так скоро.

Они медленно пошли обратно к отелю.

— Наверное, я должна быть благодарна Десмонду за все…

И я действительно ему благодарна.., но, знаешь, как-то странно.., как будто это теперь вовсе не его затея. Он столько планировал.., и столько лгал ради этого… Но у меня теперь такое чувство, что это наш перелет, а вовсе не его. Мы это делаем… и вот мы с тобой здесь. А его здесь нет. Вдруг, почти в один момент он потерял для меня всякое значение. — Высказав все, она почувствовала огромное облегчение.

Слава Богу, подумал Билли, она больше не мучается по поводу той отвратительной сделки, которую пришлось заключить с бывшим мужем.

— Забудь о нем, Кэсс. После нашего возвращения все это станет историей. Вся слава достанется тебе.

— Ты знаешь, слава сама по себе никогда меня не привлекала. Мне хотелось совершить перелет ради того, чтобы убедиться: я могу это сделать.

— Да, мне тоже. Но и слава, знаешь ли, совсем не помешает.

Билли улыбнулся озорной мальчишеской улыбкой. Кэсси рассмеялась, глядя на него. Однако в следующую минуту снова посерьезнела.

— Я собиралась подать на развод до отлета. Но потом решила отложить до возвращения. Не дай Бог еще эти неугомонные репортеры что-нибудь пронюхают. Не хотелось бы все испортить каким-нибудь неосторожным шагом. Но бумаги готовы и подписаны. — Кэсси тяжело вздохнула, вспомнив визит к адвокату. Нелегко было рассказывать ему о том, что произошло.

— Что ты собираешься ему предъявить?

Билли пришли на ум десятки причин для развода, начиная с обвинения в нарушении супружеской верности и прелюбодеяния и кончая разбитым сердцем. Неизвестно, правда, принимаются ли такие вещи во внимание при вынесении решения о разводе.

— Прежде всего, наверное, обман. Это, конечно, выглядит ужасно, но адвокат говорит, что у нас есть основания. Ну и потом, есть еще Нэнси… Я надеюсь, нам удастся прийти к какому-то соглашению без шума. Может быть, развод в Рино, если он на это пойдет. По крайней мере там это можно сделать быстро.

— Я уверен, что он согласится, — рассудительно заметил Билли.

Они пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись.

Встретились на следующее утро на террасе за завтраком.

Билли приветствовал ее счастливой улыбкой. Перед ним на столе были омлет, булочка и большая чашка кофе. Подала все это шестнадцатилетняя девушка с потрясающей фигурой.

— Слушай, давай скажем Десмонду, чтобы забирал свой самолет обратно, и останемся здесь.

— А ты уверен, что тебе это не надоест? Не станет скучно?

Кэсси села за стол. Ей тоже здесь очень нравилось. И все же хотелось двигаться дальше, на Паго-Паго и остров Хоуленд.

— Мне никогда не бывает скучно. — Он улыбнулся девушке-официантке, потом обратил счастливый взор на Кэсси. — Я бы хотел закончить свою жизнь на острове. А ты?

— Может быть. Думаю, я закончу свою жизнь точно так же, как и начала ее, — лежа под самолетом. Может быть, к тому времени мне соорудят специальное кресло-каталку.

— Звучит неплохо. Я сам тебе такое сделаю.

— Прекрасно. Но сначала проверь «Северную звезду».

— Ту хочешь сказать, что я не могу целый день валяться на пляже?

Билли изобразил комический ужас. Однако уже через полчаса они оба занимались самолетом, тщательно проверяя все до мелочей. Шутки закончились.

Как и следовало ожидать, провожать их явилась целая толпа репортеров и местных жителей.

Груз «Северной звезды» состоял из больших запасов горючего, радиопередатчика, спасательных жилетов, спасательного плота и некоторых других средств на случай какой-либо неудачи. Все необходимое. При каждой посадке они с трудом противостояли искушению купить сувениры для дома. Однако места в самолете едва хватало, и, кроме того, они не хотели утяжелять его ни на одну унцию. Только самое-самое необходимое.

Вечером они тихо пообедали в отеле, потом побродили по пляжу, наблюдая закат. Легли спать пораньше и на следующее утро направились на Паго-Паго.

Они долетели туда за четыре с половиной часа, не побив на этот раз никакого рекорда. Эта часть перелета прошла легко, если не считать все того же небольшого шума в одном из моторов, который Билли уже заметил два дня назад и который, как ни странно, не прекращался.

Паго-Паго также оказалось очаровательным местом, однако они провели там всего одну ночь, причем большую ее часть не выходили из аэропорта. Билли решил найти причину шума в моторе, который уже начал его всерьез беспокоить. К полуночи он, как ему показалось, ее установил. По его мнению, она не представляла серьезной проблемы.

Как обычно, они послали радиограмму в Лос-Анджелес и наутро отправились дальше, к острову Хоуленд. Они уже пролетели более девяти тысяч миль. Кэсси считала, что перелет практически состоялся, хотя до Гонолулу еще оставалось три тысячи миль. Сейчас они приближались к острову Хоуленд, где, как считали многие, произошло несчастье с Амелией Эрхарт. Воспоминания об Эрхарт вызвали у Кэсси чувство печали.

— Чем ты собираешься заняться после того, как это все закончится? — спросила она по пути из Паго-Паго на Хоуленд.

Они летели уже два часа. Только что съели по сандвичу.

Женщина, у которой они останавливались в Паго-Паго, оказалась на редкость доброжелательной и даже настояла на том, чтобы они взяли с собой в дорогу корзинку с фруктами и сандвичами, восхитительными на вкус.

— Я? — задумался Билли. — Пока точно не знаю. Может, вложу куда-нибудь деньги.., как твой отец. В какую-нибудь чартерную компанию… Может быть, даже в каком-нибудь экзотическом месте вроде Таити. — Ему действительно очень понравилось в Папеэте. — А ты, Кэсс?

Здесь, над искрящимся Тихим океаном, после того как они опустошили корзинку с едой, у них нашлось наконец время обсудить свое будущее.

— Даже не знаю… Теперь я уже ни в чем не уверена. Иногда мне кажется, вот это для меня.., самолеты, испытательные перелеты, аэропорты.., мне кажется, это единственное, чего я хочу. А временами появляется мысль о том, чтобы все изменить. Выйти замуж, иметь детей… — Она умолкла, устремив печальный взгляд вдаль. — Мне казалось, именно так у меня и будет с Десмондом, но.., не получилось. Не знаю… — Она пожала плечами. — Придется все обдумать снова, когда вернемся домой.

— Мысль, по-моему, верная, только человек не тот. А как насчет Ника?

— Что ты имеешь в виду?

На этот вопрос у нее пока ответа нет. Когда-то Ник наотрез отказался жениться на ней. Но теперь, после Десмонда, возможно, все будет по-другому. Пока она ему ничего не рассказывала. И кто знает, когда они увидятся в следующий раз.

Теперь ничего нельзя знать наверняка. Вот только то, что они делают сейчас. Сейчас, в этот самый момент жизнь кажется предельно простой.

Остановка на острове Хоуленд оказалась для Кэсси очень волнующей — из-за Амелии Эрхарт. Они с Билли даже привезли с собой венок, чтобы сбросить на землю перед посадкой. Билли открыл иллюминатор, и Кэсси кинула венок, шепча слова молитвы в память о женщине, которую никогда не видела, но которой восхищалась всю свою сознательную жизнь.

Она благодарила Амелию за то, что та явилась для нее примером. Хотелось надеяться, что Амелия прожила достойную жизнь и умерла легкой смертью. О таких людях, конечно, трудно судить… Какие они на самом деле.., что они чувствуют. Теперь, когда Кэсси сама оказалась добычей прессы, она знала, что большинство газетных сообщений ровным счетом ничего не значат. Сейчас она ощущала странное родство со своим бывшим кумиром. И одновременно глубокую печаль. Для них с Билли все оказалось так просто. Все идет так гладко, так безболезненно. Почему же у Амелии вышло по-другому?

Итак, они пролетели тысячу двести миль… Билли мягко приземлился, выключил двигатель. Погладил Кэсси по колену. Он сразу понял, что она чувствует. И еще больше полюбил ее за это.

В аэропорту их снова встречали репортеры. Десмонд, как всегда, оказался на высоте. Без конца проводились аналогии между Амелией Эрхарт и Кэсси О'Мэлли.

Они планировали провести на острове всего одну ночь перед завершающим перелетом в две тысячи миль до Гонолулу.

Там намечались основные торжества и церемонии, вручение наград, пресс-конференции и киносъемки. И даже демонстрация «Северной звезды» перед военными на аэродроме Хикэм. Оба — Кэсси и Билли — ждали этого с нетерпением. И в то же время немного побаивались предстоящей шумихи. Здесь все намного проще. Фактически это будет их последний спокойный вечер. Кэсси к тому же со страхом и отвращением ожидала предстоящей встречи с Десмондом. За обедом она почти все время молчала, и Билли это не удивило. Он прекрасно понимал, что она чувствует.

— Страшновато снова возвращаться к шуму и суете, правда? — спросила она его.

— Да. Но и заманчиво тоже.

Для Билли не существовало тех сложностей, которые пугали Кэсси. Сейчас он весь сиял, представляя себе то, что им очень скоро предстоит.

— Это все закончится в один момент, как яркая вспышка света. Как фейерверк на Четвертое июля. Вот все горит и сверкает.., а вот уже ничего нет. Только лови момент. На какое-то короткое время мы станем знаменитостями, а потом все забудется. Пока кто-нибудь другой не полетит еще дальше и еще быстрее.

Но может быть, их будут помнить дольше, чем других… Может быть, их слава не угаснет так скоро.

Возможно. Десмонд прав, и они делают что-то действительно важное.

Билли поднял бокал с вином:

— Завтра вечером в это время, мисс О'Мэлли, мы будем в Гонолулу. Только подумай о том, что нас там ждет. Фанфары, успех… — Он отпил всего несколько глотков, помня о том, что завтра утром ему отправляться в полет. Глаза его сияли.

Кэсси слабо улыбнулась в ответ:

— А мне не хочется даже думать об этом. Бледнею и дрожу при одной мысли. Может, лучше полетим обратно домой тем же путем? Вот они удивятся! А что, это идея. — Кэсси засмеялась.

Билли изумленно качал головой. Им всегда было хорошо вместе.

— Ага.., значит. Так: прошу прощения, мистер Уильямс, но мой пилот что-то засмущался.., ну вы же знаете, она девушка скромная. И потом, девушки вообще не умеют летать, это вам любой скажет. Она и карту-то держит вверх ногами.

Они хохотали до упаду, забыв обо всем на свете. Однако на следующий день некоторые из ее шутливых предположений оказались пророческими.

Пролетев двести миль, они неожиданно попали в сильную грозу. Оценив ситуацию, решили вернуться на Хоуленд. Однако когда они попытались совершить посадку, разразилась тропическая гроза небывалой силы. У Кэсси сразу появилась мысль: а что, если то же самое произошло с Амелией Эрхарт?

Но думать об этом сейчас было некогда. Яростные порывы перекрестного ветра сдували снижавшийся самолет. Они едва не пропустили посадочную полосу и лишь с большим трудом посадили «Северную звезду». Самолет остановился всего в нескольких дюймах от воды, и теперь она изо всех сил пыталась развернуть его.

— Должен напомнить, — небрежным тоном произнес Билли, — что, если вы уроните этот самолет в воду, у нас будут серьезные проблемы с мистером Уильямсом.

Кэсси не могла не рассмеяться. На самом деле она ничего не имела против того, чтобы провести еще одну ночь на острове. Место, правда, не слишком веселое, но по крайней мере здесь спокойно. А что ждет их в Гонолулу, она даже представить себе не могла.

Поздно ночью шторм утих. Однако наутро они обнаружили, что определитель направления вышел из строя и исправить его не представляется возможным. Они решили лететь без него. Отправили радиограмму в Гонолулу, что по прибытии им понадобится новый прибор. День выдался ясным и солнечным, они легко поднялись в воздух. Однако, пролетев триста миль, столкнулись с новой проблемой: что-то случилось с одним из моторов. Билли, нахмурившись, проверил, нет ли утечки горючего.

— Вернемся? — спросила Кэсси, не сводя глаз с приборов.

— Пока не знаю…

Он проверял мотор — прислушивался, приглядывался, что-то подкручивал и прилаживал. Через некоторое время заверил ее, что теперь все в порядке. Кэсси кивнула, все так же не спуская глаз с приборов. Она никогда не полагалась на волю случая. Благодаря этому отчасти она и стала таким классным пилотом. Билли вел себя намного небрежнее, хотя и он тоже славился аккуратностью в работе. Кроме того, он обладал безошибочным шестым чувством. Потому-то Кэсси так нравилось летать с ним. Вместе они составляли отличную команду.

Сейчас Кэсси чуть изменила курс, чтобы обойти тяжелые тучи впереди. Там, кажется, начиналась гроза. Во второй половине дня Билли взглянул на осеннее небо, потом на ее компас.

— Ты уверена, что мы правильно держим курс? У меня такое чувство, будто мы немного сбились.

— Больше доверяй компасу, — произнесла Кэсси голосом школьного инструктора.

Сама она полностью полагалась только на компас, ведь сейчас он единственный давал им надежную информацию, поскольку и секстант note 2, и определитель направления вышли из строя во время грозы.

— Доверяй своим глазам, своему нюху, своему чутью и уж только потом — компасу, — возразил ей напарник.

Билли оказался прав. Из-за ветра они немного сбились с курса. Не настолько, правда, чтобы сильно тревожиться по этому поводу. Однако, подняв глаза вверх, чтобы проверить показания приборов, Кэсси увидела дым во втором моторе и струйку бензина, стекавшую по первому мотору.

— Черт!

Она указала на это Билли, перекрыла подачу энергии на второй мотор, изменила шаг винта пропеллера. Они летели уже два часа и слишком отдалились от Хоуленда для радиосвязи.

— Надо бы вернуться.

— А может, есть что-нибудь поближе? — Билли проверил карту и увидел крошечный остров. — Что это такое?

— Понятия не имею. Выглядит как птичий помет.

— Очень интересно. Прочти-ка мне показания. Где мы сейчас находимся?

Кэсси прочла показания компаса. Билли в это время внимательно смотрел на мотор. То, что он увидел, ему совсем не понравилось. Еще меньше удовольствия доставляла мысль и четырехстах галлонах горючего, находившихся в непосредственной близости от мотора.

Они пролетели еще несколько минут и решили попробовать приземлиться на островке, только что обнаруженном на карте. Кэсси тревожилась, что им не удастся посадить свой огромный самолет на таком крошечном участке суши. Они договорились, что в крайнем случае сядут прямо на, прибрежной полосе. Радиосвязь не работала.

Билли еще раз проверил мотор и не обнаружил ничего утешительного. Он надел наушники и попытался послать сигнал бедствия всем кораблям, которые могли находиться поблизости. Однако, выглянув в иллюминатор, они оба увидели, что мотор уже загорелся.

— С днем рождения, Кэсс. Вот тебе и праздничный пирог.

— Ах черт!

— Точно. На каком расстоянии от нас этот остров Птичьего Помета?

— Примерно миль пятьдесят.

— Чудесно. Как раз то, что нужно, — еще пятнадцать минут с четырьмястами галлонами бензина. О Господи!

— Знаешь, давай лучше спой что-нибудь, — предложила Кэсси.

Билли пробовал рычаги, проверял другой мотор.

— И откуда только у тебя берутся такие дикие идеи? Неудивительно, что ты так и не смогла найти приличную работу.

Они шутили словно автоматически, хотя обоим было не до смеха. Пришла настоящая беда.

Через десять минут они увидели остров. Тщательно его осмотрели. Ни метра ровной поверхности. Кругом деревья и что-то еще.., как будто небольшая гора.

— Ты хорошо плаваешь? — тоном светской беседы спросил Билли, протягивая ей спасательный жилет. Больше для порядка, ведь он уже знал, что Кэсси плавает отлично. — Похоже, мы отправляемся на пляж, птичка моя.

— Очень может быть, парень.., очень может быть.

Кэсси сосредоточилась на управлении самолетом. Он едва тянул. Из другого мотора тоже пошел дым.

— Как ты думаешь, что происходит?

Да, это, конечно, очень интересно. Узнать об этом они смогут, только когда достигнут земли. А это случится уже совсем скоро. Сначала Билли предположил, что засорились трубопроводы с горючим, но теперь понял: дело не в этом. Где-то, по-видимому, есть серьезный дефект.

— Может быть, избыток легковоспламеняющейся жидкости? Например, в зажигалке.

— Так.., не зажигай сейчас сигарету, — предупредила Кэсси.

Она готовилась снижаться. Дважды облетела вокруг острова, пролетела над пляжем, снова поднялась. Теперь горели оба мотора. Надо бы сбросить горючее, да времени нет.

— Ты собралась лететь в Нью-Йорк? — спокойно спросил Билли.

— А может быть, лучше в Токио? — Кэсси не спускала глаз с приборов. — Тахикава заплатит нам целое состояние за испытательный полет.

— Прекрасная мысль. Давай попробуем. Кому нужен Десмонд Уильямс?

— Ладно… Так.., попробуем еще разок. Черт, пляж слишком короткий.

И моторы горят.., и горячо, как в аду.

— Мне неприятно тебе напоминать, моя дорогая, — Билли тем временем надевал спасательный жилет, — но если ты не поторопишься, на этом острове произойдет жуткий взрыв.

На туземцев это может произвести нехорошее впечатление.

— Я как раз об этом и думаю, — процедила она сквозь зубы.

— Нужна какая-нибудь помощь?

— От такого сосунка? Ну нет.

Кэсси снизилась насколько смогла, изо всей силы нажала на рычаг. Они все-таки пролетели пляж и врезались в воду, Самолет погрузился на три фута. Кэсси выключила двигатели.

Остается только надеяться, что они не взорвутся, однако никакой гарантии нет.

— Классная посадка. А теперь пошли отсюда. Быстро!

Билли сгреб ее, пытаясь вытолкнуть из самолета. Инстинктивно Кэсси потянулась за аптечкой, пока он пытался открыть дверь. Оба мотора пылали. Наконец он открыл дверь и вытолкнул ее. В руке Билли держал бортовой журнал и небольшой рюкзак, в котором — Кэсси это знала — находились все их деньги. Вот и все…

Они устремились к берегу так быстро, как только могли, потом помчались вдоль пляжа. Пробежав примерно пятьдесят футов, почти до конца пляжа, услышали оглушительный взрыв.

Обернулись. Пламя высветило контуры огромного самолета. Куски металла отлетали вверх, на вершины деревьев, некоторые падали в воду. Потом над самолетом поднялся столб огня — по-видимому, это вспыхнули запасы горючего. Оно горело несколько часов. Кэсси и Билли наблюдали как завороженные. Наконец остатки самолета скрылись под водой.

— Прощай, «Северная звезда», — медленно произнес Билли.

Столько труда на протяжении многих дней и месяцев, столько расчетов, испытаний — и вот все кончилось в считанные часы. Можно сказать, в один момент. Они пролетели в. общей сложности одиннадцать тысяч миль, и теперь их путешествие закончилось. Они остались живы. Они спаслись! Лишь это сейчас имеет значение.

— Ну вот, — начал Билли тоном светской беседы. — Вот мы и попали на остров Птичьего Помета. — Он достал из рюкзачка конфету, протянул ей. — Прошу. Желаю приятного отдыха.

Кэсси против воли рассмеялась. Она слишком выбилась из сил, чтобы плакать или отчаиваться. Оставалось лишь надеяться: кто-нибудь догадается, что произошла катастрофа, и пошлет спасателей на поиски. Она хорошо помнила, сколько времени искали Амелию Эрхарт четыре года назад. Но так и не нашли. Тогда, правда, слишком много говорилось о дороговизне таких поисков. Но насколько она знает Десмонда Уильямса, принимая во внимание поднятую им рекламную" шумиху, он не остановится ни перед чем: если не для того, чтобы найти ее, то уж, во всяком случае, чтобы спасти свой самолет. Если понадобится, он позвонит самому Рузвельту. Будет напирать на то, что она, Кэсси, — любимица всей Америки и ее просто необходимо найти.

— Ну, мисс О'Мэлли, не позвонить ли нам горничной и не заказать ли что-нибудь выпить в номер?

Они находились на острове уже четыре часа, наблюдая, как горит их самолет, а вместе с ним исчезает надежда покинуть этот остров. Теперь можно рассчитывать только на то, что кто-нибудь их спасет.

— А знаешь, без такого приключения наше путешествие нельзя было бы назвать выдающимся, — уверенно заявил Билли.

Он не сомневался в том, что их найдут через день или два.

А какое удовольствие будет обо всем об этом рассказывать!

— Десмонд решит, что я это сделала из мести.

На самом деле оба понимали, что веселого тут ничего нет.

Но если они не будут держать себя в руках, страх возьмет верх, и тогда уже они с ним не совладают. Может быть, и Амелия Эрхарт с Нунэном чувствовали себя точно так же? Или для них все закончилось быстрее и драматичнее? Может быть, они сразу погибли при падении. А что, если они до сих пор сидят на каком-нибудь необитаемом острове вроде этого? Мысль, конечно, интригующая, но не слишком ободряющая.

— Я тоже подумал, что ты это сделала из мести. Не могу сказать, что осуждаю тебя. Лучше бы, конечно, ты утопила самолет поближе к Таити. Официантка там просто потрясающая.

— Как и все девушки, которые обслуживали нас начиная с Лос-Анджелеса.

Хотя Кэсси чувствовала себя далеко не так уверенно, как Билли, она испытывала к нему благодарность за его неиссякаемое чувство юмора.

— Но только не здесь.

Остров, похоже, оказался абсолютно необитаемым. Через некоторое время они отправились на разведку. Обнаружили небольшой пресный источник и массу кустарника с ягодами.

Вообще, для необитаемого острова условия здесь на первый взгляд казались почти комфортабельными. Есть все, что необходимо для жизни. Они обнаружили какие-то неизвестные фрукты, восхитительные на вкус. Конечно, нет ничего особенно приятного в том, что их сюда занесло, но и ужасного тоже ничего нет. Если только они не обречены остаться здесь навсегда. Сама мысль об этом вызывала дрожь, поэтому Кэсси старалась не думать о таком исходе.

Ночь они провели в пещере, которую обнаружили случайно. Оба долго лежали без сна. Наконец Кэсси решилась задать этот вопрос:

— Билли…

— Да?

— А что, если нас не найдут?

— Найдут.

— А если нет?

— Найдут. Должны найти.

— Почему? Почему это нас должны найти?

— Потому что Десмонд захочет возбудить против тебя судебное дело за сгоревший самолет. Что же ты думаешь, он тебе это спустит с рук?

Кэсси не выдержала и рассмеялась:

— Да ладно тебе…

— Теперь ты видишь, что беспокоиться не о чем.

Билли повернулся и прижал ее к себе. Он изо всех сил старался не показывать ей, что тоже напуган. Больше чем когда-либо в своей жизни. И сделать ничего нельзя.., только прижать ее к себе покрепче.


* * * | Крылья | Глава 19



Loading...