home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

Десмонду позвонили в середине ночи, ровно через двадцать два часа после того, как путешественники покинули место последней посадки. Местные власти теперь уже не сомневались в том, что «Северная звезда» исчезла, возможно, затонула в Тихом океане. Однако никто не мог сказать, что именно произошло. Ни одного сигнала с самолета не поступало.

— Ах дьявол!

Десмонд стал созывать всех на помощь. Они заблаговременно разработали план спасения на случай аварии и сейчас сообщили в Пентагон, в министерство военно-морского флота и в, министерство иностранных дел. Перелет «Северной звезды» давно уже стал новостью номер один практически для всего мира, поэтому все, кто когда-либо слышал о Кэсси и Билли, и даже те, кто слышал в первый раз, жаждали их найти.

К месту предполагаемой аварии направили сорок один самолет, вызвали два истребителя. В общем, все очень напоминало поиски, проводившиеся четыре года назад, только теперь они были лучше подготовлены и оснащены. Сам президент Соединенных Штатов позвонил Десмонду Уильямсу, а потом семье О'Мэлли в Иллинойс.

Там известие о возможной катастрофе повергло всех в шок.

Они не могут потерять Кэсси! Уна к тому же опасалась за здоровье Пэта. Однако он пока сохранял относительное спокойствие. Конечно, Пэт очень тревожился за дочь, но в то же время возлагал большие надежды на американские вооруженные силы, принимавшие участие в поисках. Если бы еще Ник смог оказаться там, чтобы им помочь.

Поиски велись много дней на территории в несколько сот миль. Все это время Кэсси с Билли пытались поддерживать друг друга и питались ягодами. У Кэсси началась страшная дизентерия. Билли поранил ногу о коралл на следующее утро после катастрофы. Если не считать этого, здоровье их не внушало серьезных опасений. Они могли питаться фруктами, которые находили здесь в изобилии, и воды было достаточно.

Но ни малейшего признака того, что их ищут. Ни самолета, ни корабля. Из-за того, что Кэсси немного изменила маршрут незадолго до катастрофы, да еще из-за того, что ветер перед тем отнес их еще дальше от намеченного курса, поиски отклонились от нужного направления примерно на пятьсот миль.

Радиопередатчик вышел из строя еще до крушения, а затем взрыв окончательно его уничтожил, так что они не могли сообщить о своем местонахождении. Они теперь даже не знали толком, где находятся. И ни одного корабля поблизости. Никого, кто мог бы их услышать…

В Лос-Анджелесе Десмонд прилагал все усилия к тому, чтобы поиски продолжались. Однако в прессе уже начали появляться сообщения-вопросы об их стоимости, а затем и о целесообразности дальнейших поисков. Скорее всего пилоты погибли при крушении, говорилось в газетах. Если же нет, то теперь они все равно мертвы. Поиски шли полным ходом четырнадцать дней, затем еще неделю отдельными набегами и через два дня прекратились полностью. Прошел ровно месяц после вылета Кэсси и Билли из Лос-Анджелеса.

Все было кончено.

— Я знаю, она где-то там, она жива, — продолжал настаивать Уильямс. — Она слишком хорошо тренирована, она не могла погибнуть.

Однако ему больше никто не верил. По предположениям экспертов, что-то случилось с самолетом. Возможно, в нем скрывался какой-то никому не известный дефект, который и привел к гибели машины. Никто не сомневался в мастерстве Кэсси, однако в подобном предприятии всегда следует учитывать элемент случайности. Судьбу…

Родителей известие о том, что поиски прекращены, буквально потрясло. Потерять еще одного ребенка! Да еще при таких ужасных обстоятельствах… Ночами Уна лежала без сна, постоянно возвращаясь к мысли о том, что, возможно, Кэсси жива, ее просто не нашли. Пэт, однако, в это не верил.

В День благодарения исполнилось шесть недель со времени исчезновения Кэсси. Этот праздник оказался печальным для всех. В доме О'Мэлли вся семья в скорбном молчании обедала на кухне.

— Не могу, не могу поверить, что ее больше нет! — разрыдалась Уна, в отчаянии припав к Мэган.

Для Десмонда же это означало крушение мечты всей его жизни. Он без конца мучился мыслями о том, что могло произойти. Если бы только они могли это узнать, если бы нашли хоть что-нибудь! Но нет, ничего, ни единого свидетельства катастрофы. Ни осколка самолета, ни клочка одежды. Это наводило его на мысль о том, что они живы, что они где-то ждут помощи. Он бомбардировал Пентагон настойчивыми просьбами, однако поиски уже закончились. Военные не сомневались в том, что «Северная звезда» затонула без следа и живых не осталось.

Фотографии Кэсси можно было видеть во всех газетах и журналах. Даже сейчас, через полтора месяца после исчезновения, она казалась живой. Пресса все еще не утратила к ней интереса. Десмонд соответственно изображал из себя безутешного вдовца. В этом году он не праздновал День благодарения.

Так же как и Ник в Англии. Он услышал об исчезновении Кэсси примерно через неделю после того, как это произошло. Даже в Англии сообщения об этом событии появились на центральных полосах газет. Вначале Ник не мог поверить. С храбростью безумца он стал летать на самые опасные задания, пока кто-то в эскадрилье не обратил на это внимание командования. Все заметили, что с ним что-то происходит: слишком уж отчаянно он рисковал. Ему предложили трехдневный отпуск. Он отказывался, однако командир оказался непреклонен. Вначале Ник подумывал о том, чтобы съездить домой. Но он просто не мог бы сейчас встретиться с Пэтом. Каким же он был идиотом, каким подлым трусом! Он знал, что никогда не простит себе того, что не женился на Кэсси, не спас ее от Десмонда Уильямса. Ему даже не приходило в голову, что, возможно, он бы и не смог этого сделать, что ей хотелось совершить этот перелет больше всего на свете.

Она сама приняла решение. И все же Пэт наверняка ему этого не простит. Если бы они с Кэсси поженились, все могло бы быть иначе.

Он видел в газетах фотографию Десмонда Уильямса, с мрачным видом выходившего после поминальной церемонии со шляпой в руке. Он ненавидел Уильямса за то, что тот послал Кэсси на гибель и даже предоставил для этого свой самолет. Более того, именно он наверняка вынудил ее совершить этот перелет. И все это только для осуществления собственных планов, для собственной славы. Кэсси заслуживала лучшей участи, чем Десмонд Уильямс или он. Ник Гэлвин.

А в это время на безымянном острове Кэсси подала Билли праздничный обед в честь Дня благодарения — ягоды, банан и пригоршню воды из родника. Они жили на такой диете уже больше месяца. Временами шел дождь. Но пока они еще были живы. У Билли в пораненной ноге, по-видимому, развилась инфекция. Его сильно лихорадило, то и дело начинался жар. У Кэсси в аптечке нашлось немного аспирина, но он уже давно кончился.

Сама Кэсси сильно мучилась от паучьего укуса и солнечных ожогов, но, в общем, все обстояло не так уж плохо, если не считать приступов лихорадки у Билли. Они как-то умудрились не потерять счет дням и знали, что наступил День благодарения. Вспоминали индейку, тыквенный пирог, походы в церковь. Вспоминали друзей и родных. Билли тревожился об отце, который остался совсем один. Кэсси думала о родителях, сестрах, их детях и мужьях. Как же она по ним всем соскучилась. Вспоминания об Аннабел с Хамфри, детей из Англии. От них мысли переходили к Нику. Теперь она почти постоянно думала о нем.

— Как по-твоему, — обратилась она к Билли, — что они там думают о нас? Ну, о том, что с нами произошло.

Подавая ему банан, Кэсси заметила, что у Билли опять жар. На щеках появился румянец, и глаза как будто бы воспалились.

— Скорее всего думают, что нас уже нет в живых.

В последнее время Билли все меньше шутил. Им оставалось только сидеть и ждать. И питаться все теми же ягодами и фруктами. Рыбы им пока поймать не удалось. Но от голода они не умирали.

Через два дня началась гроза и сильно похолодало. Кэсси ходила в своем летном костюме, теперь уже сильно разорванном и не слишком чистом. На Билли были только шорты и майка. Наутро после грозы Кэсси заметила, что он дрожит даже на солнце.

— Как ты себя чувствуешь?

— Нормально! Пойду нарву бананов.

Обычно он залезал на дерево, чтобы достать фрукты, однако на этот раз не смог подняться с земли. Нога сильно распухла и гноилась. Хромая, Билли вернулся обратно с одним-единственным бананом, который подобрал в траве. Кэсси не знала, как ему помочь. Нога выглядела все хуже, и лихорадка усиливалась. Кэсси пыталась промывать ногу соленой водой, но это совершенно не помогало. Больше из лекарств у нее ничего не осталось.

В этот день он почти все время проспал, а когда проснулся, Кэсси заметила, что глаза у него блестят ярче, чем обычно.

Она положила голову Билли к себе на колени, гладила его волосы, лоб. На закате его снова начал трясти озноб. Кэсси легла рядом и попыталась согреть его своим теплом.

— Спасибо, Кэсс, — прошептал он в темноте пещеры.

Она пролежала всю ночь, пытаясь согреть его в своих объятиях и моля Бога о том, чтобы их кто-нибудь нашел. Однако надежды на это почти не осталось. Может быть, им суждено провести здесь долгие годы. А может быть, они просто умрут здесь. Кэсси прекрасно понимала, что поиски наверняка уже прекратились. Возможно, их считают погибшими.., как И МНОГИХ ДРУГИХ ДО НИХ.

Всю ночь Билли колотил озноб, он стучал зубами от холода. Наутро у него начался бред. В этот день снова прошла гроза. Кэсси выпила слишком много дождевой воды, и у нее опять началась жесточайшая дизентерия. Живя на ягодах, листьях и дождевой воде, она теперь страдала от нее постоянно.

Судя по тому, как свободен стал ей летный костюм, Кэсси сильно похудела.

В этот день Билли так и не пришел в сознание. Всю ночь Кэсси держала его в объятиях и тихо плакала. Никогда в жизни она не ощущала такого одиночества. И в довершение ко всему у нее, кажется, тоже началась лихорадка. Возможно, она подхватила какую-то тропическую болезнь. Плохи их дела…

На следующее утро Билли стало как будто получше. Он сел, потом прошелся по пещере, потом сказал, что пойдет поплавает. Кэсси пыталась возражать, говорила, что там холодно, но он настаивал, уверял ее, что ему жарко. Она не могла его остановить. Он пошел по воде туда, где виднелся обгоревший корпус самолета. Шторма его еще не смыли. Он лежал там как безмолвный упрек, как напоминание о том, что они потеряли. Для Кэсси он был последним напоминанием о Десмонде.

Билли проплыл мимо самолета, потом обратно. Когда он вышел из воды, Кэсси заметила, что он поранил и другую ногу.

Но Билли, похоже, этого не почувствовал. Повторял, что все это ерунда. Залез на дерево, сорвал банан, съел его. Им овладел приступ какой-то необычной энергии, и в то же время он, казалось, совершенно утратил память.

Кэсси видела, что он не в себе. Он заговаривался, как-то странно смотрел на нее широко раскрытыми глазами, вообще вел себя крайне нервозно. К вечеру его снова начала трясти дрожь. Он беседовал с кем-то, неизвестным Кэсси, о каком-то автомобиле, о свечке, о маленьком мальчике. Кэсси представления не имела, о чем он говорит. Позже, ночью, он долго смотрел на нее, словно не узнавая.

— Кэсс…

— Да, Билли?

— Я устал.

— Это ничего. Поспи.

— Ты думаешь? Поспать?

— Да. Закрой глаза.

— Они у меня уже закрыты.

Однако Кэсси видела, что глаза его широко раскрыты.

— Здесь очень темно. Закрой глаза. Завтра утром тебе станет лучше.

Станет ли им когда-нибудь лучше?.. Кэсси чувствовала, как у нее самой усиливается жар. Ее тоже начал трясти озноб.

— Я люблю тебя, Кэсси.

Он произнес это как маленький ребенок. Кэсси вспомнились ее прелестные племянницы и племянники. Какие все-таки счастливые ее сестры, что у них есть дети!

— Я тоже люблю тебя, Билли, На следующее утро, когда Кэсси проснулась, он все так же лежал, свернувшись калачиком, в ее объятиях. У нее затекла шея, болела голова. По-видимому, у нее начинается та же болезнь, что у Билли. Она заметила, что он тоже проснулся.

Лежал неподвижно и смотрел на нее широко раскрытыми глазами. И тут Кэсси поняла, что он не дышит. Он умер ночью, у нее на руках. Теперь она осталась одна.

Кэсси долго сидела, глядя на него, не зная, что теперь делать. Как он мог ее покинуть… Она обхватила руками колени и долго плакала, раскачиваясь взад и вперед.

С ним, наверное, надо что-то сделать. Убрать, как-то похоронить… Позже, во второй половине дня, Кэсси вытащила его из пещеры, руками вырыла неглубокую яму в песке у скал и положила его туда. Ей вспомнились его слова о том, что он хотел бы закончить свою жизнь на острове. Так и получилось.

Когда он это сказал? Когда-то давным-давно, в другой жизни.

В другом мире, который она никогда больше не увидит, теперь Кэсси это знала наверняка. Она умрет так же, как Билли.

Она опустилась около него на колени. Веснушки казались огромными на его исхудавшем лице. Кэсси коснулась его щеки, погладила волосы.

— Я люблю тебя. Билли.

На этот раз он ничего не ответил. Кэсси осторожно засыпала его песком и ушла.

Всю ночь она просидела в пещере, голодная, дрожащая, одинокая. Есть она не могла, даже пить ничего не могла. Наутро она почувствовала страшную слабость. Ей все время казалось, будто она слышит голос матери. Похоже, она умирает, как и Билли. Сколько ей еще осталось жить? А впрочем, это не имеет никакого значения. Для чего ей теперь жить?

Крис погиб. Билли больше нет, Ник для нее потерян навсегда, замужество кончилось полным крахом. Она загубила самолет Десмонда. Она всем принесла одни несчастья.

Шатаясь и спотыкаясь, Кэсси побрела на берег. Несколько раз упала по дороге. Она чувствовала, что у нее не хватит сил, чтобы подняться в горы за водой. Да это теперь и не имело никакого значения. Поддерживать жизнь… Нет, это требует слишком много сил.

Взошло солнце. Кэсси казалось, что она слышит чьи-то голоса. Множество голосов. На горизонте показался корабль.

Огромный корабль. Он приближался к берегу… Не имеет значения. Все равно они ее не увидят.

Военный корабль США «Лексингтон» находился в этой части Тихого океана на маневрах. Обычно он регулярно курсировал вдоль этих островов, однако в последний месяц отходил на другие позиции. Кэсси ничего этого не знала, поэтому ушла обратно в пещеру и легла там. Она замерзла.., снаружи слишком холодно.., и слишком много голосов.

«Лексингтон» продолжал обход в сопровождении двух других кораблей меньшего размера. Именно с одного из этих кораблей заметили обгоревший корпус «Северной звезды», торчащий из воды примерно в миле от острова.

— Что это, сэр? — спросил вахтенный у офицера, стоявшего рядом.

Тот улыбнулся:

— Похоже на пугало.

И действительно, с этого расстояния «Северная звезда» очень напоминала воронье пугало. Большая часть самолета скрылась под водой, однако от него осталось так мало, что обгоревший скелет все еще держался на плаву. Взглянув на него еще раз, офицер поспешно отдал приказания.

— Может быть, это тот самый самолет, на котором летели О'Мэлли и Ноулэн? — взволнованно спросил один из младших офицеров.

— Не думаю. Их самолет скорее всего упал примерно в пятистах милях отсюда. А что это такое, понятия не имею.

Давайте подойдем поближе.

Они медленно приблизились к берегу. Моряки направили бинокли на неизвестный предмет. Он постоянно ускользал из поля зрения, то скрываясь под водой, то снова выплывая на поверхность, однако теперь ни у кого не оставалось сомнений в том, что перед ними часть самолета. Виднелась половина капитанской рубки. Одно крыло отлетело, другое обгорело до самого каркаса и расплавилось.

— Ну что там? — кричал один из моряков другому.

— Пошлите нескольких человек, — распорядился офицер. — Надо доставить это на борт.

Через полчаса останки самолета лежали на палубе. От него мало что сохранилось, однако один небольшой обломок сказал морякам обо всем. Они ее обнаружили. Всем были знакомы эти зеленые и желтые цвета. И остаток надписи, на котором они прочитали слово «звезда». Позвали капитана, и через несколько минут никто уже не сомневался — они нашли то, что осталось от «Северной звезды». Самолет обгорел до основания. По-видимому, здесь произошел мощный взрыв. И никаких человеческих останков. Они тщательно все осмотрели.

Никаких следов Кэсси или Билли.

Связались по радио с сопровождающими кораблями и со всеми другими, находившимися в этом районе. К вечеру все они уже прочесывали воды океана на этом участке в поисках человеческих тел в спасательных жилетах. Послали радиограмму и на берег. В Лос-Анджелесе вышел внеочередной специальный выпуск новостей. Десмонд Уильямс услышал его еще до того, как ему позвонили. Найдены обломки самолета, но нигде поблизости никаких признаков людей. Прошло уже семь недель с тех пор, как Кэсси О'Мэлли и Билли Ноулэн пропали. Маловероятно, что они еще живы. Маловероятно, но возможно.

Поиски возобновились снова. Несколько групп спасателей послали прочесывать близлежащие острова. Их оказалось три. Два — вполне приличных размеров, третий — совсем крошечный. И растительности на нем, по-видимому, недостаточно, чтобы человек смог продержаться на ней хотя бы неделю, не говоря уж о месяце. Тем не менее руководитель поисковых групп распорядился прочесать и этот островок. Они ничего не нашли, никаких признаков жизни. Ни клочка одежды, никаких предметов, которые указывали бы на присутствие человека.

Кэсси слышала голоса.., множество голосов все ближе, все громче. Может быть, и Билли слышал то же самое перед смертью? Она его так и не спросила…

Послышались свистки, звон, крики. Кто-то кого-то громко звал. В лицо ей ударил яркий луч света. Кэсси решила, что умирает. Снова громкие голоса, новый сноп света ослепил ее. Она закрыла глаза, спасаясь в забытьи. Слишком утомительно вслушиваться в эти голоса. Она устала.

Очнувшись, она почувствовала, что ее куда-то волокут…

Так же как она сама недавно волокла Билли.

— Сэр! Сэр!

Три раза громко прозвучал свисток — сигнал о том, что требуется помощь. Подбежали еще четыре человека. Увидели маленькую пещеру. У входа стоял один из спасателей. По лицу его текли слезы.

— Я нашел ее, сэр!.. Я ее нашел…

— О Господи!

Она лежала в полубессознательном состоянии, смертельно бледная, высохшая, как скелет, вся грязная, ужасно пахнущая. Что-то бессвязно бормотала и постоянно повторяла имя Билли. Все они сразу узнали эти ярко-рыжие волосы и летный костюм. Она дышала часто и прерывисто. Это просто невероятно, что она еще жива.

Старший офицер распорядился как можно быстрее доставить Кэсси на корабль, послал трех человек прочесать оставшуюся часть островка.

Кэсси положили на палубе и вызвали медицинский персонал с «Лексингтона». Бирка на шнурке, обвязанном вокруг ее шеи, подтвердила, что они действительно нашли Кэсси О'Мэлли Уильямс. Об этом немедленно сообщили в Пентагон. Они нашли Кэсси, едва живую, но никаких следов Билли Ноулэна.

Группа, оставшаяся на острове, нашла его через полчаса.

Его тело доставили на корабль. Кэсси к тому времени уже перенесли на «Лексингтон», хотя она об этом не знала. Два врача с тремя ассистентами пытались сделать все возможное, чтобы вернуть ее к жизни. Организм ее оказался полностью обезвожен, она бредила в сильном жару.

— Ну как она? — спросил вечером капитан у медиков.

— Пока не можем сказать ничего определенного, сэр. Но надежда еще не потеряна.

Из администрации министерства военно-морского флота уже сообщили ее родителям. Вскоре после этого позвонили и Десмонду. А к ночи радостная весть облетела весь мир. Все восприняли это как чудо. Бог услышал их молитвы.

Кэсси О'Мэлли найдена в пещере на безымянном острове в Тихом океане в критическом состоянии. Пока неизвестно, будет ли она жить. А вот Билли Ноулэн не выжил, это уже точно известно. Отца его вызвали в Сан-Франциско. Гибель сына его буквально потрясла. В двадцать шесть лет Билли стал национальным героем, но его больше не было на свете. И умер он всего за день или два до того, как их нашли. Так предполагают, хотя мисс О'Мэлли пока не в состоянии им что-либо рассказать, она все еще без сознания.

В доме О'Мэлли стояла мертвая тишина. Уна и Пэт, молча глядя друг на друга, пытались осмыслить случившееся. Кэсси жива… «Лексингтон» сейчас везет ее на Гавайи.

— О Пэт… Это просто чудо. Как будто второе рождение.

Улыбаясь сквозь слезы, с четками в руках, Уна молилась за дочь. Пэт ласково похлопал ее по руке:

— Постой-постой, не опережай события. Мы ее уже один раз потеряли. Неизвестно, в каком она состоянии, Уни. Могла сильно разбиться, и потом уже больше месяца прошло С тех пор.

Никаких подробностей они пока не знали. И даже Десмонд не мог ничего добиться от людей в Пентагоне. Они не располагали достаточной информацией.

Следующее утро не принесло ничего утешительного. Кэсси так и не пришла в сознание. Лихорадка не уменьшалась, появились новые осложнения.

— А это что еще, к черту, означает? — кричал Десмонд. — Какие такие осложнения?

— Об этом мне не сообщили, сэр, — вежливо ответила женщина на телефоне.

Лихорадка, от которой страдала Кэсси, никак не поддавалась лечению. Организм ее оказался обезвожен до последней степени, и в этом крылась смертельная опасность. Она по-прежнему бредила, ее мучила жесточайшая дизентерия, начались выделения с кровью, что врачи считали самым опасным признаком. По-видимому, приближался конец.

— Бедная девочка! — говорил один из моряков. — Она одного возраста с моей сестрой, а сестра у меня даже машину еще не водит.

Вся команда говорила только о Кэсси, матросы молились за нее так же, как и вся страна, и весь мир.

В Англии Ника Гэлвина вызвали к командиру эскадрильи. Каким-то образом в эскадрилье стало известно о том, что он близко знаком с Кэсси О'Мэлли, хотя подробностей никто не знал. Все заметили, что со времени ее исчезновения он как будто не в себе. В конце концов его снова стали посылать на боевые задания, однако ни от кого не укрылись его резкость и нервозность и то, что он слишком рискует жизнью.

— Не хотел бы вселять в вас необоснованные надежды, майор Гэлвин, но все же, как мне кажется, вы должны это знать. Мы только что услышали, что ее нашли.

— Кого нашли? — Ника разбудили после двух боевых вылетов, последовавших один за другим, и он еще не совсем пришел в себя.

— Насколько я понял, вы хорошо знакомы с этой женщиной, О'Мэлли?

Слухи об этом дошли и до командирского кабинета.

— Кэсси?! — Ник вздрогнул, как от удара электрическим током. — Кэсси жива? Ее нашли?

— Да, ее нашли. Она находится в тяжелейшем состоянии на одном из ваших военных кораблей в Тихом океане. Насколько я понял, она может и не выжить. Если хотите, мы будем держать вас в курсе.

— Буду вам очень благодарен, сэр.

Ник побелел как полотно. Командир внимательно наблюдал за ним.

— Похоже, вам бы не повредил небольшой отпуск, майор.

Может быть, сейчас как раз самое время, принимая во внимание все обстоятельства.

— А что мне с ним делать, сэр, с этим отпуском?

Мысль о поездке домой страшила Ника. Ему некуда ехать.

Кэсси — если выживет — останется с Десмондом Уильямсом.

О Господи, хоть бы она выжила! Он готов пожертвовать собственной жизнью ради этого. Он на все согласен, только бы она осталась жива. Согласен даже видеть ее рядом с Десмондом Уильямсом до конца жизни. Все, что угодно, лучше, чем знать, что ее больше нет, или каждую минуту бояться этого, как весь последний месяц. Он ведь уже потерял всякую надежду. Неужели это возможно, что они с Билли еще живы, где-то там, в Тихом океане?

— А как второй пилот? О нем что-нибудь известно?

Командир кивнул. Они все привыкли к потерям, однако сейчас ему было трудно об этом говорить.

— Он не выжил. Его нашли на острове вместе с ней. K сожалению, подробности мне неизвестны.

— Благодарю вас, сэр. — Ник встал. Наконец появилась хоть какая-то надежда. — Вы мне дадите знать, если еще что-нибудь выяснится?

— Конечно, майор. Мы вас сразу же вызовем.

— Спасибо, сэр.

Ник медленно побрел к казармам. Снова и снова, наверное, уже в тысячный раз, вспоминал ту ночь в мае, которую они провели с Кэсси на заброшенном аэродроме, под светом луны. Если бы только он тогда попытался ее удержать.., если бы не отпустил.., если бы она осталась жива… Господи, только бы она осталась жива! В первый раз в жизни Ник поймал себя на том, что молится. Слезы катились по его щекам.


Глава 18 | Крылья | Глава 20



Loading...