home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

Ник вернулся с западного побережья поздно ночью в воскресенье, после того как доставил груз и почту в Детройт и Чикаго. Тем не менее в понедельник в шесть утра он, с виду бодрый и энергичный, уже сидел за письменным столом. День выдался хлопотным. Пришли новые контракты, а кроме того, грузов и почты всегда хватало. Теперь на них работало много летчиков, и самолетов в их распоряжении имелось достаточно. Однако в дальние и наиболее трудные рейсы Ник все равно летал сам. Он испытывал невероятное наслаждение, поднимая самолет в небо, особенно по ночам, особенно в плохую погоду.

Пэт служил ему великолепным противовесом, держа под контролем другую сторону их бизнеса. Он оказался просто гением во всем, что касалось управления делами. Он все еще любил летать, почти так же, как и Ник, но теперь у него для этого оставалось мало времени. И недостаточно выдержки. Он раздражался всякий раз, когда что-нибудь случалось с самолетом, или по какой-либо причине возникала задержка с вылетом, или сбивался график. И на летчиков у него не хватало терпения. Их выверты, их маленькие трюки приводили его в ярость. Он заставлял их строго придерживаться правил, иначе, повторял Пэт, пусть не надеются летать у О'Мэлли. Стопроцентная надежность — вот что ему требуется.

— Следи за собой, Ас, — поддразнивал его Ник. — Ты начинаешь вести себя как когда-то Рикенбекер.

— Ну, это еще не самое плохое. Кинжал, и ты это знаешь, — огрызался Пэт.

В таких спорах они называли друг друга старыми кличками времен войны. Военная биография Ника не уступала славной истории Пэта. Однажды он даже сразился с прославленным германским асом Эрнстом Удетом, вывел его машину из строя, а сам вернулся на землю, правда раненый. Но все эти подвиги давно ушли в прошлое. Теперь Ник вспоминал военные времена лишь во время полетов в плохую погоду или же в тех случаях, когда приходилось совершать посадку на неисправном самолете. Такое тоже иногда случалось за те семнадцать лет, что он проработал у Пэта. Правда, за это время не произошло ни одного столь же драматического случая, как в те военные годы…

В тот день они с Пэтом наблюдали за тем, как на востоке собирается гроза. Нику сразу вспомнилось одно из военных приключений, и он напомнил о нем Пэту. Тогда тоже разразилась сильная гроза. Чтобы уйти из-под густых облаков, он опустился так низко, что едва не поцарапал обшивку самолета о землю. Пэт даже засмеялся, вспомнив, как разъярился тогда на Ника за то, что тот летел так близко к земле. Но все-таки Ник тогда спасся сам и спас самолет. Двое других летчиков так и пропали в тот день, — Ну и натерпелся же я страху, — признался Ник теперь, спустя двадцать лет.

— Да, припоминаю, ты тогда совсем позеленел.

Некоторое время оба сидели молча, наблюдая за тем, как на востоке собираются зловещие черные тучи. Ник все еще чувствовал усталость после длительного полета на западное побережье и обратно. Однако ему хотелось покончить с бумагами, прежде чем отправиться спать. Потом пришлось еще проверить состояние нескольких самолетов.

Возвращаясь вместе с Пэтом в контору, он заметил невдалеке Криса, разговаривавшего о чем-то с Кэсси. Увлеченные разговором, те не заметили приближения отца и Ника. «Интересно, чем они так увлечены?» — подумал Ник. Впрочем, его это не волновало. В такую погоду Крис вряд ли решится подняться в воздух, не важно, вместе с ним или самостоятельно.

А Крис и Кэсси продолжали громко спорить. Теперь Кэсси кричала изо всех сил, пытаясь перекрыть гул моторов.

— Не глупи! Тут нет ничего страшного. Мы только поднимемся на несколько минут и тут же вернемся. Гроза начнется еще не скоро. Я сегодня слушала все метеосводки. Да не будь же ты таким трусом, Крис!

— Не хочу я лететь в такую погоду, Кэсс. Поднимемся завтра.

— А я хочу лететь сейчас. Это же так интересно.

Казалось, темные тучи, плывущие над их головами, лишь еще больше заводили ее.

— Ничего в этом нет интересного. А если что-нибудь случится с «Дженни», отец меня убьет.

Они оба хорошо знали отца.

— Не будь идиотом. Тут нет никакого риска. Тучи еще слишком высоко. Если поднимемся прямо сейчас, через полчаса спокойно вернемся обратно. Поверь мне.

Крис с несчастным видом смотрел на сестру. В эту минуту он ее почти ненавидел. Вот сейчас она его опять уговорит. И так каждый раз. Да, она его старшая сестра, и он всегда ее слушает, но почти всегда это едва не кончается катастрофой.

Особенно в тех случаях, когда она, вот как теперь, убеждает его поверить ей. В их семье она самая рисковая, а он самый осторожный. И никогда она не хочет слушать никаких доводов рассудка. Порой легче уступить, чем продолжать бесконечный спор. Крис понимал, что, хотя ее голубые глаза смотрели умоляюще, она явно не собиралась отступать.

— Пятнадцать минут, не больше, — наконец уступил он, — И я сам буду решать, когда спускаться. Мне плевать, если тебе этого покажется недостаточно. Пятнадцать минут, и назад. Иначе не полетим совсем. Идет?

— Договорились. Мне просто хочется ощутить полет в такую погоду.

Она вся сияла, глаза горели. Как влюбленная девчонка перед свиданием.

— Нет, ты точно ненормальная.

Так, наверное, будет проще, подумал он, чем стоять и пререкаться с ней, пока не начнется гроза.

Они пошли к ангару, где находилась «Дженни», выкатили самолет, проверили, все ли в порядке, и сели, каждый на свое место: Кэсси — впереди, Крис — за ней, на место инструктора. Теоретически она, как обычно, считалась пассажиром. Рычаги управления имелись у обоих, поэтому постороннему не было видно, кто из них двоих ведет самолет, Крис или Кэсси.

Через несколько минут Ник услышал над головой гул самолета, однако не придал этому значения. Наверное, какой-нибудь идиот спешит попасть домой до того, как начнется гроза. Слава Богу, его это теперь не касается. Все его летчики на земле, где он и велел им оставаться после того, как прослушал сводку погоды полчаса назад. Он еще раз прислушался.

Теперь он мог бы поклясться, что слышит знакомый гул «Дженни». Нет, это невозможно… Тем не менее Ник подошел к окну.

И сразу увидел их обоих. Рыжие волосы Кэсси развевались над передним сиденьем. Крис сидел позади нее. Значит, самолет ведет Крис… Сильный порыв ветра чуть не отшвырнул самолет, едва он оторвался от земли. Они двигались поразительно быстро и начали молниеносно набирать высоту, возможно также подгоняемые ветром. Ник наблюдал не веря своим глазам. Не может быть, чтобы у Криса хватило смелости.., и глупости подняться в воздух в такую погоду! Они скрылись из виду за огромной тучей, и дочти в то же самое мгновение хлынул дождь. Как будто кто-то на небе открыл кран.

— Ах черт!

Ник выбежал на улицу, ища глазами «Дженни». Однако ему ничего не удалось разглядеть сквозь завесу дождя и черные тучи. Грозовой фронт быстро приближался, сопровождаемый сильными порывами ветра и вспышками молнии. В несколько секунд Ник вымок до нитки. Криса и Кэсси нигде не было видно.

Они набрали высоту, и теперь Крис отчаянно боролся с ручками управления. Кэсси обернулась и что-то кричала ему, но он не мог ее расслышать из-за шума грозы и рева мотора.

— Дай мне! Дай мне! — кричала она, помогая себе жестами.

Наконец он понял ее. Яростно покачал головой, но Кэсси продолжала кричать и бешено жестикулировать. Крис, потрясенный силой разбушевавшейся стихии, явно не мог с ней справиться. Самолет швыряло, словно детскую игрушку, в его неопытных руках. Не говоря больше ни слова. Кэсси буквально силой вырвала управление у него из рук. Своими сильными искусными руками она выправила положение, и через несколько минут самолет пошел почти ровно. Крис оставил борьбу, безвольно опустив руки на рычаги управления, и предоставил сестре самой вести самолет. Пусть у нее нет его знаний, но машину, по-видимому, она чувствует так, как ему и не снилось. Если управление останется в его руках, они наверняка погибнут. Может быть, Кэсси удастся их спасти. На мгновение он закрыл глаза в беззвучной молитве. Если бы только он не поддался на ее уговоры…

Они сразу вымокли до нитки в открытой кабине. Самолет швыряло то вверх, то вниз. Они опускались почти на сто футов, потом снова поднимались, правда, медленнее.

Словно падали с высоты многоэтажного здания, потом снова карабкались вверх, чтобы тут же опять упасть. Игрушки в руках стихии.

Их окружали черные непроницаемые тучи, однако Кэсси, казалось, обладала каким-то интуитивным чувством высоты, И еще она инстинктивно ощущала, с чем самолет сможет справиться, и действовала соответственно. Пока ей все удавалось. К сожалению, они больше не могли определить, где находятся, насколько высоко поднялись, насколько далеко их отнесло. Высотомер словно взбесился. Какое-то представление о высоте у Кэсси было, однако земля теперь совсем пропала из виду, а быстро движущаяся гряда туч окончательно сбила их с курса.

— Все нормально! — ободряюще крикнула Кэсси, обернувшись к Крису. Но он ее не слышал. — Все будет в порядке, — повторяла она снова то ли ему, то ли себе.

А потом девушка заговорила с «Дженни» так, как будто самолет был живым существом и мог следовать ее указаниям.

Она слышала о некоторых трюках, которые в свое время проделывали ее отец и Ник. Существовал один такой прием, который мог бы их сейчас спасти.., или уничтожить. Надо довериться собственной интуиции и в то же время надо чувствовать себя очень-очень уверенно. Так говорила она сама с собой, в то время как самолет резко пошел на снижение. Надо успеть увидеть нижний край облаков до того, как самолет ударится о землю. Но если этот край окажется слишком низко, или если самолет будет снижаться слишком быстро, или если она хотя бы на одно мгновение потеряет управление… Это называлось стремительным скольжением. В случае неудачи смельчака ждет верная смерть. Оба они это знали. Маленький самолет быстро скользил вниз.., так быстро, как только Кэсси могла ему позволить.

На ужасающей скорости они мчались в бездну сквозь чернильно-черные тучи под оглушительный свист ветра. Внезапно, еще не успев ничего увидеть, Кэсси почувствовала близость верхушек деревьев, земли и аэропорта. Она сильно потянула за рукоятку и взмыла вверх на мгновение раньше, чем они упали бы на деревья. Снова их окружили непроницаемые черные тучи, но теперь Кэсси знала, где они находятся и как приблизиться к аэропорту. На секунду закрыла глаза, проверяя свои ощущения.

Самолет снова стремительно пошел вниз. Кэсси опять увидела верхушки деревьев, однако теперь она полностью контролировала ситуацию. Едва не задев дерево крыльями, поднялась вверх, сделала круг над аэропортом, размышляя в то же время, смогут ли они приземлиться или это все-таки окажется невозможным из-за бешеных порывов ветра.

Страха она не чувствовала, просто спокойно размышляла. И в этот момент увидела его.

Ник яростно размахивал флажками. Он видел, что она сделала. Видел, как она нырнула под тучи и едва не ударилась о землю. Меньше пятидесяти футов над землей… Он помчался к тому месту, где Кэсси, по его расчетам, должна была опуститься, и стал сигналить, указывая на самую дальнюю посадочную полосу. Там угол направления ветра мог бы позволить ей совершить посадку. Такую, что дух захватывало при одной мысли об этом.

Маленькая «Дженни» со скрежетом помчалась по полосе.

Кэсси с такой силой стиснула зубы, что скулы заболели. Мокрые волосы прилипли к голове, пальцы, сжимавшие рычаг управления, совсем онемели. Крис сидел позади сестры с закрытыми глазами и открыл их, лишь когда самолет сильно тряхнуло во время посадки. Он не мог поверить в то, что они спасены. Он уже успел попрощаться с жизнью. Подбежал Ник и в буквальном смысле слова вытащил его из самолета. Кэсси сидела неподвижно, вся дрожа.

— Какого черта! Вы что, совсем спятили? Решили покончить с собой или разрушить аэропорт?

Снижаясь, «Дженни» едва не задела крышу аэропорта. Однако Кэсси решила, что это не самое страшное. Она все еще не могла поверить в то, что ей это удалось. Она все-таки сумела посадить самолет! На лице ее против воли появилась улыбка, и она никак не могла с ней совладать. Вспоминала свое недавнее состояние. Да, она страшно испугалась, и в то же время какая-то часть ее существа оставалась абсолютно спокойной и хладнокровной. Единственное, о чем она думала тогда, — как бы им из этого выпутаться. И об этом она разговаривала со своим маленьким самолетом.

— Вы что, спятили?! Я вас спрашиваю!

Ник тряс Криса и яростно сверкал глазами на Кэсси. Из здания аэропорта выбежал Пэт:

— Какого дьявола! Что здесь происходит?

Яростные порывы ветра едва не сбивали их с ног. Кэсси начала тревожиться за самолет. Не хотелось бы, чтобы он перевернулся теперь, после того как ей удалось его посадить.

— Да вот, двум твоим идиотам вздумалось отправиться на увеселительную прогулку в такую погоду. Я думаю, они решили покончить либо с собой, либо с твоими самолетами. Одно из двух. Не знаю точно,; что именно, но уверен в одном: их надо как следует вздуть!

От гнева Ник едва мог говорить. Пэт не верил своим глазам. В немом изумлении смотрел на Криса.

— Ты.., ты что.., правда полетел вот.., сейчас?!

Он имел в виду погоду.

— Я.., я только хотел.., я думал, мы поднимемся и сразу обратно. — Крис всхлипнул, как ребенок. — Кэсси меня вынудила… — Он запнулся и замолчал.

Отец смотрел на него с нескрываемой гордостью. Да, этому парню храбрости не занимать. Он прирожденный пилот.

— И ты сумел посадить машину в такую погоду? Ты что, не знаешь, как это опасно?! Вы же запросто могли разбиться!

Страх за сына боролся в нем с гордостью, и он не мог скрыть этого, как ни старался.

— Знаю, папа. Прости меня, пожалуйста.

Крис с трудом подавил слезы. Кэсси не отрываясь смотрела на отца. Она безошибочно уловила на его лице выражение гордости. Гордости за сына, за его успехи. Эта невысказанная похвала на самом деле предназначалась ей, однако досталась Крису, потому что он мужчина. И так всегда. Ей никогда не дождаться от отца ни одобрения, ни даже простого понимания, что бы она ни делала. Для него она «всего лишь девчонка» и никогда никем другим не станет.

В этот момент Пэт обернулся к дочери, словно услышал ее мысли. И тут же вновь перевел взгляд на сына, на этот раз сердито нахмурившись.

— Никогда не бери ее с собой в такие полеты. Для пассажиров это вдвойне опасно. Тебе и самому не следовало подниматься, и уж тем более с пассажиром. Ты слышишь меня?

Она всего лишь пассажир, ее надо оберегать, но восхищения она не достойна. Такова ее участь, и с этим ничего не поделаешь.

— Да, сэр.

Теперь в глазах Криса стояли слезы. Отец снова с изумлением взглянул на него, потом перевел глаза на самолет:

— Ладно, поставьте «Дженни» на место.

С этими словами он повернулся и пошел к себе. Ник остался молча наблюдать за тем, как Кэсси и Крис загоняют самолет в ангар. Крис выглядел совершенно разбитым и даже двигался с трудом, а Кэсси казалась совершенно спокойной. Вытерла машину, проверила мотор. Брат кинул на нее напоследок сердитый взгляд и побрел прочь. Никогда он ей этого не простит. Она чуть не убила его! И все из-за своей дурацкой прихоти. Нет, она действительно ненормальная. Сегодня она это доказала.

Кэсси убрала на место инструменты, обернулась и увидела Ника, пристально смотревшего на нее. Лицо у него было мрачнее тучи. Брат уже скрылся из виду, отец ожидал их в своем кабинете в здании аэропорта.

— Никогда больше этого не делай. Ты меня слышишь? Ты полная идиотка. Вы оба могли погибнуть. Этот трюк срабатывает в очень редких случаях. Немногим он удавался, и никто еще не сумел повторить его дважды. И тебе не удастся, Кэсс, не надейся.

Правда, ему самому это удавалось не раз. Он снова вспомнил, как много лет назад Пэт пришел в такую же ярость, наблюдая за ним, Ником. Глаза его, полные холодной ярости, казались острыми, как стальные ножи. И все же сейчас Кэсси увидела в них что-то еще. Сердце ее подскочило. То самое, чего она ждала и никак не могла дождаться от Пэта. Восхищение. Это все, что ей сейчас было нужно.

— Не понимаю, что ты хочешь сказать.

Она отвела взгляд. Внезапно почувствовала, что совершен-. но выдохлась. Прежний подъем куда-то исчез. Только сейчас она ощутила последствия недавно пережитого ужаса и полную опустошенность.

— Прекрасно понимаешь!

Ник схватил ее за руку. Черные волосы трепал ветер, временами они почти закрывали его лицо. Он снова пережил недавние мгновения ужаса, то, как стоял на полосе, пытаясь поймать глазами ее самолет, пытаясь сделать так, чтобы она пробилась сквозь тучи, чтобы нашла лазейку и сумела вернуться.

Он не мог даже представить себе, что потеряет их обоих только потому, что им захотелось острых ощущений. Нет, он не смог бы этого пережить. Во время войны пилоты шли на это, потому что у них не было выбора. Но сейчас такой риск не имел никакого смысла.

— Отпусти меня!

Теперь Кэсси внезапно почувствовала злость. На него, на всех них. Ее брат совсем не умеет летать, и тем не менее вся слава досталась ему. Отец так им очарован, что вообще ничего не видит и не замечает. А Нику кажется, что он все знает. Они живут в своем замкнутом мирке, и все самые увлекательные игрушки принадлежат им, мужчинам. Ей они никогда не позволят даже поиграть в них. Она годится только для того, чтобы заправлять их самолеты, копаться в моторах, вечно ходить выпачканной в машинном масле. Но летать на их самолетах!.. Никогда.

— Оставь меня!

Вместо этого Ник схватил Кэсси за другую руку. Такой он ее еще никогда не видел и не знал, что теперь делать — отшлепать ее как следует или просто держать покрепче.

— Кэсси, я видел, что ты делала там, наверху. Я не слепой. Я знаю, что Крис не умеет так летать. Самолет вела ты…

Но ты ненормальная. Вы же могли погибнуть. Этого делать нельзя!

Она смотрела на него с таким несчастным видом, что сердце его рванулось навстречу ей. Вначале ему хотелось наподдать этой девчонке так, чтобы она себя не помнила. Теперь же он сочувствовал ей. Он с внезапной ясностью понял, чего она хочет и как отчаянно к этому стремится. Да она на все готова ради этого.

Он притянул ее ближе к себе.

— Кэсси, прошу тебя.., пожалуйста.., никогда больше этого не делай. Я сам буду учить тебя летать. Обещаю. А Криса оставь в покое. Не надо с ним так поступать. Я сам буду тебя учить, если ты так сильно этого хочешь.

Ник обнял ее, как маленького ребенка, благодарный судьбе за то, что она осталась жива. Он внезапно осознал, что не смог бы вынести ее гибели, и еще крепче прижал девушку к себе. То, что произошло, в одинаковой степени потрясло их обоих.

Однако Кэсси лишь покачала головой. Она знала: то, что он предлагает, невозможно. У нее есть только один способ летать.

— Отец никогда не позволит тебе учить меня летать, Ник.

Теперь она больше не пыталась скрывать правду. Какой смысл, раз Ник все равно обо всем догадался.

— А я не собираюсь спрашивать у него разрешения. Я сказал только, что буду учить тебя летать. Не здесь. — Он улыбнулся и подал ей чистое полотенце. — На, вытри волосы. Ты похожа на мокрую мышь.

— По крайней мере сейчас у меня хоть грязи на лице нет, — смущенно улыбнулась Кэсси.

Никогда прежде она не ощущала такой близости к нему.

Каким-то образом в один момент все переменилось. Она вытерла волосы. Снова взглянула на Ника, все еще не веря тому, что услышала.

— Что ты имеешь в виду, говоря «не здесь»? Где же это можно делать?

— Я знаю с десяток мест, где мы можем заниматься. После школы ты можешь сесть на автобус до Прерия-Сити, а там я тебя встречу. Летом, возможно, Крис тебя когда-нибудь туда подбросит по дороге на работу и обратно тоже. Я думаю, он охотнее пойдет на это, чем на то, чтобы рисковать своей жизнью, летая вместе с тобой.

Кэсси против воли усмехнулась. Бедняга Крис! Она его напугала до смерти. Но тогда ей показалось, что это хорошая мысль. В первые минуты это действительно было захватывающе. В конце концов, ничего похожего она еще не пробовала и не испытывала.

— Ты не шутишь?

Она все еще не могла поверить своему счастью. Ник и сам от себя такого не ожидал и теперь немного испугался собственного предложения.

— Наверное, нет. Правда, до сих пор я никогда об этом не думал. Но теперь мне кажется, хорошая наука сможет уберечь тебя от многих бед. А потом, после того как ты некоторое время потренируешься по-настоящему, попробуем поговорить с Пэтом. Может быть, он все же позволит тебе летать отсюда.

Думаю, в конце концов он уступит. Ему ничего другого не останется.

— Я на это даже не надеюсь.

Они пошли обратно к зданию аэропорта под проливным дождем и снова промокли насквозь. Перед самым входом Кэсси неожиданно остановилась и взглянула на Ника с улыбкой, от которой вся его душа, казалось, растаяла. Он испугался — не хочет он чувствовать к ней ничего подобного. Но сегодня им многое пришлось пережить, и это их очень сблизило, — Спасибо тебе, Ник.

— Не стоит благодарности. Правда.

Ее отец, наверное, придушил бы его собственными руками, узнай он об этих планах.

Ник ласково взъерошил ее мокрые волосы и повел в кабинет отца. Пэт только что налил Крису бренди. Тот все еще выглядел потрясенным. Лицо его оставалось землисто-серым от страха.

— Ты в порядке, Кэсс?

Пэт кинул быстрый взгляд на дочь. Странно, она выглядит совсем не так, как брат. Почти спокойна. С другой стороны, вся ответственность в этом рискованном полете лежала на нем. И опасная посадка тоже досталась ему. Так думал Пэт О'Мэлли. Ни Крис, ни Кэсси не стали его разубеждать.

— Да, папа, все в порядке.

— Ты храбрая девочка.

Наконец-то в его голосе прозвучало восхищение. И все-таки это было не то восхищение. Один лишь Ник ее понял до конца. Ник согласился дать ей то, о чем она мечтала больше всего на свете. Ее мечта сбудется! Теперь она была даже рада, что рискнула подняться в небо в такую грозу. Как оказалось, дело того стоило.

Пэт привез Кэсси и Криса домой. Мать ждала их с обедом. За столом Пэт рассказал Уне о том, что произошло. Вернее, о том, что он сам понял из всей этой истории. Какой невероятный поступок якобы совершил Крис, каким он оказался безрассудным, поднявшись в воздух в грозу, и как в конце концов искупил свое собственное безрассудство тем, что сумел благополучно вернуться и посадить машину. Отец так гордился своим сыном… Сам Крис за все время обеда не произнес ни слова, а потом ушел к себе в комнату, запер дверь, лег на кровать и разрыдался.

Выждав некоторое время, Кэсси отправилась к брату. Долго стучала в дверь, прежде чем он открыл. Выражение его лица представляло собой смесь ярости и муки.

— Что тебе нужно?

— Я хочу попросить прощения за то, что так напугала тебя… за то, что мы чуть не погибли. Прости меня, Крис. Я не должна была этого делать.

Теперь-то она могла позволить себе быть великодушной.

Ведь Ник обещал дать ей то, о чем она мечтала.

— Я никогда больше не поднимусь вместе с тобой в воздух! — Глаза Криса сверкали от ярости. Так обычно младший брат смотрит на старшую сестру после того, как та использовала его в своих целях и предала.

— Тебе и не придется больше этого делать.

— Ты что, не собираешься больше летать?!

Этому он не мог поверить.

— Пока, наверное, некоторое время не буду…

Она пожала плечами так, как будто для нее это ничего не значило. Но Крис слишком хорошо знал сестру.

— Я тебе не верю.

— Посмотрим, как будет дальше. Сейчас мне не хочется об этом говорить. Я просто хотела сказать тебе, что сожалею о случившемся.

— Еще бы ты не сожалела! — Однако в следующий момент Крис потянулся к сестре, дотронулся до ее руки. — Спасибо.., за то, что спасла нас обоих. Там, наверху, я уже приготовился.., к самому худшему.

— Я тоже. В какой-то момент я подумала, что все кончено. — Неожиданно она нервно засмеялась.

— Ты ненормальная… — Но теперь в его голосе зазвучало восхищение. — Ты отличный пилот, Кэсс. Тебе надо учиться по-настоящему, а не так вот.., украдкой, за спиной у отца. Он должен в конце концов позволить тебе летать. Ты такой пилот.., в сто раз лучше меня. Мне таким никогда не стать. Готов поспорить, ты уже сейчас летаешь ничуть не хуже отца.

— Сомневаюсь. Что же касается тебя самого, ты не прав, Крис. Ты нормальный летчик. Только старайся не попадать в рискованные ситуации.

— Спасибо за совет. Обязательно напомню тебе об этом в следующий раз, когда тебе захочется подняться со мной в воздух, чтобы прикончить меня.

Он больше не злился на нее.

— Не буду, не буду, можешь не волноваться.

Она произнесла это ангельским тоном. Однако Крис слишком хорошо знал сестру, чтобы поверить ее словам.

— В чем дело, Кэсс? Ты что-то задумала?

— Да нет. Просто некоторое время.., я намерена.., хорошо себя вести.

— Будем надеяться. В следующий раз, когда захочешь сорваться с цепи, предупреди меня заранее, пожалуйста. Я постараюсь держаться подальше от аэропорта. Может быть, и тебе следовало бы сделать то же самое, хотя бы на время. Похоже, один запах машинного масла сводит тебя с ума.

— Может быть, — произнесла Кэсси с мечтательной улыбкой на лице.

Но она-то знала, в чем дело. Этот запах у нее в крови, ей никогда от него не избавиться. Сегодня она это поняла яснее, чем когда-либо.

Вечером пришел Бобби Стронг. Пэт рассказал и ему свою версию происшедшего. Бобби пришел в ужас, а позже в ярости набросился на Криса:

— Если еще раз поднимешь мою девушку в воздух и вздумаешь рисковать ее жизнью, будешь иметь дело со мной! Что за идиотские игры!

И Крис, и Кэсси смотрели на него с удивлением. Они никогда не видели Бобби в таком состоянии. Крис с удовольствием рассказал бы ему, как Кэсси умоляла его совершить полет перед грозой. Он бы много чего хотел рассказать, но не мог.

— Ладно-ладно, — пробормотал он, поспешно уходя в свою комнату.

Все они ненормальные — Бобби, Кэсс, отец и Ник. Ни один из них так и не понял, кто на самом деле виноват, ни один не догадался, что произошло в действительности.

В этот вечер Бобби долго читал Кэсси лекции о том, как опасно летать, как это глупо и бессмысленно. Он говорил, что все люди, занимающиеся этим делом, незрелые и недоразвитые, как дети. Играют в детские игры. Он выразил надежду, что сегодня она получила хороший урок и теперь будет более благоразумной. И перестанет целыми днями болтаться в аэропорту. Он пояснил, что ждет от нее именно этого. Как может она рассчитывать на приличное будущее, если вечно ходит выпачканная грязью и машинным маслом, если готова попусту рисковать жизнью в глупых приключениях вместе с братом? И потом, девушке это вообще не пристало.

Кэсси пыталась заставить себя слушать его, даже соглашаться с ним. Она понимала, что он желает ей только добра.

Однако когда Бобби наконец ушел, ей показалось, будто у нее гора с плеч свалилась. Лежа в постели и слушая шум дождя, она думала только об одном: о том, что обещал ей Ник, о том, когда же они начнут совместные полеты. Неужели этот счастливый момент действительно наступит?

Так Кэсси лежала без сна, думая о будущем и вспоминая ощущение ледяного ветра на своем лице в те мгновения, когда она ныряла под тучи на маленькой «Дженни», отчаянно ища спасения. Вспоминала, как они чуть не ударились о землю, как едва не задели верхушки деревьев, как снова взмыли вверх и как наконец приземлились. Да, это был необыкновенный день. Кэсси знала — кто бы и что бы ей ни говорил, никогда она не откажется от полетов. Это просто невозможно.


Глава 2 | Крылья | Глава 4



Loading...