home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

По пути в Париж Софи много думала о Билле. Неудивительно, что он понравился ее матери, – судя по всему, он очень порядочный человек. Одна из медсестер сказала Софи, что он отныне не сможет ходить, но сам Билл не упомянул об этом ни словом и больше сокрушался по поводу состояния Изабель.

Когда самолет приземлился в аэропорту, мысли ее переключились на мать и брата. Сердце разрывалось между ними, и Софи никак не могла решить, кому из них она нужнее. В конце концов, она решила, что побудет несколько дней дома, а потом снова полетит в Лондон.

Когда она на такси добрался до улицы Гренель, там царило странное спокойствие. Нигде ни звука, в комнатах отца темно. Она поднялась к Тедди и была потрясена его состоянием.

– Доктор только что ушел, – объяснила сиделка. – Он предупредил, что если температура ночью не спадет, то придется положить Тедди в больницу.

Софи, только что побывавшей в больнице у матери, сама мысль об этом показалась невыносимой.

– Что случилось? – без сил опустившись в кресло, спросила Софи. За эти сутки она как-то сразу повзрослела. Не подозревавший о ее присутствии Тедди крепко спал – ему дали успокоительное.

– Он расстроился из-за матери, – шепотом пояснила сиделка. – Уже несколько дней толком не спит, не хочет ни есть, ни пить. – Доктор собирался поставить ему капельницу, но Тедди стал так плакать, что договорились подождать еще день с условием, что он, по крайней мере, попытается принимать пищу. Выглядел мальчик ужасающе худым и слабым.

– А где отец? – рассеянно проведя рукой по волосам, осведомилась девушка. В последние дни она все больше становилась похожей на Изабель.

– Куда-то уехал, – ответила сиделка. Вообще-то она не видела его со вчерашнего дня, но не стала говорить об этом дочери. – Как там мадам? – с беспокойством поинтересовалась она.

– Все то же самое, – вздохнула Софи. – И неизвестно, что будет дальше. Говорят, она может пробыть в коме очень долго, а потом все-таки выздороветь. – В ее голосе звучала надежда, но в больнице сказали, что Изабель может в любой момент умереть. Остается только ждать и молиться. – Через несколько дней я собираюсь обратно.

Кивнув, сиделка снова нащупала пульс Тедди. Биение было частым и неровным, мальчика, вероятно, все-таки придется госпитализировать. Софи с этим согласилась надо подстраховаться.

Она долго ждала отца, надеясь обсудить с ним состояние Тедди, и была очень удивлена, когда в полночь он все еще не вернулся домой. Тогда она спросила сиделку, знает ли он о болезни Тедди.

– Я сегодня звонила ему в офис, – без всякого выражения ответила та. – Наверняка он скоро приедет.

Но даже в три часа ночи Гордон так и не появился. Незадолго до этого Софи позвонила в Лондон, в больницу, но ничего нового не услышала. Она чуть было не попросила к телефону Билла, но сразу засмущалась и повесила трубку.

На следующее утро Софи, проснувшись, обнаружила, что сидит одетая в комнате Тедди, как часто делала мать. Правда, она случайно провела ночь таким образом: просто ждала отца и нечаянно уснула. Вероятно, он не стал ее будить, да и откуда ему было знать, что она у Тедди?

Когда сестра выходила, мальчик не спал и чувствовал себя немного лучше. По словам сиделки, температуру удалось сбить.

В спальне отца не оказалось.

– Отец сегодня ночевал дома, Жозефина? – спросила удивленная Софи у служанки, но та только молча покачала головой и поспешила исчезнуть. Неужели это правда? Шторы опущены, свет погашен, постель не смята. На миг Софи охватила паника. А вдруг и с отцом что-то случилось? Куда он мог запропаститься? Час спустя она позвонила в офис – Гордон был там, и голос его звучал совершенно спокойно.

– Тедди заболел, – сказала она тоном прокурора, но на отца это мало подействовало.

– Я знаю. Мне вчера сообщила об этом Марта. А сегодня я беседовал с врачом, который его смотрел. – Гордон не собирался чувствовать себя виноватым перед восемнадцатилетней девчонкой.

– Ты сегодня не ночевал дома, – резко произнесла Софи.

– Мне и это известно, – с сарказмом ответил Гордон. – Я был с друзьями за городом, задержался допоздна и решил, что лучше будет остаться там, а не тащиться домой.

А ведь он, наверное, был пьян, решила Софи. Что ж, учитывая произошедшее с матерью, ехать домой в таком состоянии действительно было бы неразумно.

– Я только что говорила с Лондоном, – тихо сказала она, – там никаких изменений. – Она все еще не могла простить ему ночного отсутствия. Если бы с Тедди что-нибудь случилось, что бы она делала одна? А ведь отец даже не предупредил, где его можно отыскать! Но Гордон, по-видимому, не испытывал никаких угрызений совести, и Софи пришло в голову, что, возможно, он регулярно не ночует дома. Ведь она никогда не видела его ночью или рано утром. Как же мало она знает о своих родителях! Софи вдруг показалось, что вся ее прежняя жизнь дала трещину, и не только из-за аварии. Для нее отец всегда был чем-то вроде полубога, а сейчас выяснилось, что у него есть какие-то непонятные секреты. Может быть, не только из-за Тедди мама все время сидит дома и спит в отдельной комнате?

– Ты приедешь вечером домой? – с тревогой спросила она отца.

– Да, приеду. У меня намечен деловой ужин, но я постараюсь вернуться домой еще до того, как ты уснешь.

– Если Тедди понадобится госпитализировать, я без тебя не справлюсь, – пояснила Софи.

– Доктор как будто немного успокоился. Думаю, у Тедди просто был шок и ему нужно время, чтобы от него оправиться.

– Нам всем оно нужно, – печально согласилась Софи. – Когда ты собираешься в Лондон?

– Через несколько дней. Все равно там сейчас ничто не меняется. Если что-то случится, нам позвонят.

Но в этом случае, подумала Софи, потребуется не один час, чтобы добраться от Парижа до Лондона, и мама может умереть одна. Софи очень хотела к маме, но как ей оставить Тедди? А теперь, когда выяснилось, что отец не всегда ночует дома, ее присутствие стало просто необходимым.

Весь день она провела с братом: читала ему, рассказывала разные истории, разговаривала с ним о маме. Девушка старалась изо всех сил, но оба понимали, что заменить Изабель ей не под силу. К тому времени когда вернулся отец, Софи чувствовала себя словно зомби. Он, как ни странно, не поднялся к ней наверх, а остался в библиотеке – выкурить сигару. Обычно он держался с ней очень мило, но в последние дни стал ощутимо отстраняться.

– Как прошел день, папа? – осторожно поинтересовалась она. Самой Софи этот день не принес никакой радости.

– Ничего особенного, – налив себе бокал портвейна, промолвил Гордон. – А у тебя?

– Я все время была с Тедди. – Она ожидала, что он станет расспрашивать ее, но при одном упоминании о сыне он сразу поскучнел.

– А чем еще ты занималась? – сосредоточив все внимание на сигаре, спросил он. Было очень странно вот так с ним сидеть и разговаривать, словно ничего не случилось. Мама без сознания, у брата подскакивает температура, а отца как будто ничто не беспокоит. Глядя на него, Софи вспомнила выражение отчаяния на лице Билла Робинсона, когда тот заговорил об Изабель.

– Больше я ничего сегодня не делала, папа. Я была с Тедди. Он очень расстроен.

Гордон молча кивнул. Тут зазвонил телефон, и у Софи оборвалось сердце – теперь она боялась любых телефонных звонков. Но звонили не из Лондона. Взяв трубку, Гордон спокойно сказал неизвестному собеседнику, что скоро перезвонит.

– Тебе надо лечь спать, – сделав еще глоток портвейна, повернулся он к дочери. – У тебя был трудный день. – Разговаривать с ней он явно не собирался, и Софи почувствовала себя как никогда одинокой.

– Так когда ты собираешься в Лондон? – уже встав, тихо спросила она.

– Когда сочту нужным, – нахмурившись, резко бросил Гордон.

Дочь его раздражала – она стала слишком похожа на свою мать.

– Я хотела бы поехать вместе с тобой, – сказала Софи, кожей ощущая его раздражение. Но сейчас оно ее не беспокоило.

– Ты нужна здесь – своему брату.

– Я хочу увидеть маму! – тоном капризного ребенка проговорила она.

– Ей это все равно, а мне нужно твое присутствие дома. Избавь меня от постоянных забот об этом мальчике и его сиделках. Они все время названивают в банк, а мне некогда, Софи. Возьми это на себя. – Он не просил ее, он давал указания, не сомневаясь, что они будут исполнены.

– «Этот мальчик» – твой сын, папа. И ему нужен отец, а не только мы с мамой. А ты с ним даже не разговариваешь. – Софи слишком устала, чтобы сдерживаться.

– Что он может мне сказать? – со злостью воскликнул Гордон, наливая себе еще бокал портвейна. – И не тебе учить меня, как себя вести. – За прошедшие годы Изабель много раз заводила подобный разговор, но в конце концов сдалась. Гордон категорически не желал поддерживать с сыном никаких отношений. Софи тут ничего не в силах изменить. Если бы Тедди был здоровым и сильным, тогда другое дело. А сейчас он не представляет для Гордона интереса и в его жизни почти не существует. Сын его всегда только раздражал, хотя сейчас он в какой-то мере испытывал к нему жалость. Гордон считал, что заниматься мальчиком должна была Изабель, но никак не он. А теперь, в отсутствие Изабель, – Софи.

Опечаленная, Софи направилась к себе в спальню. Отец недвусмысленно дал понять свое отношение к Тедди. Они с братом часто говорили об отце и все время спорили, но теперь она понимала, что была не права. Тедди говорил, что отец – холодный эгоист, который ненавидит собственного сына. А она до сих пор не желала этого видеть. С точки зрения Гордона, такой сын, как Тедди, – лишняя обуза. И он предпочел вычеркнуть его из своей жизни, так же он поступил и с женой.

Надев ночную рубашку, Софи вернулась в комнату Тедди. Сиделка сообщила, что у него вновь повысилась температура, и девушка легла в постель к брату и обняла его. Никогда еще ей не было так грустно и одиноко. Единственное, на что оставалось надеяться, – что мама скоро очнется и пойдет на поправку. Она совершенно не представляла себе, как они будут жить, если мама умрет.


Глава 7 | Поцелуй | Глава 9



Loading...