home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

Роман в письмах

На следующий день Римма проснулась в прекрасном настроении – как будто произошло что-то хорошее. «Что же это было? – попыталась вспомнить она. – Ах да, мы с Ежовым гуляли в парке... Целых два часа! И он меня потом даже до дому проводил... С ума сойти! Кому рассказать – не поверят...»

Тут Римма вспомнила, что ей совершенно некому рассказать о событиях вчерашнего дня, ведь подруги-то у нее не было.

Она встала, умылась, быстро причесалась и позвала:

– Мама, бабушка!

Никто не отозвался.

Римма обошла всю их большую квартиру – целых семь комнат! – которая досталась в наследство от дедушки-академика с мировым именем, но никого не обнаружила. Только на кухне возилась домработница Настя.

– А, Риммочка, доброе утро! – обрадовалась та. – Все ушли куда-то, оставили меня следить за домом. Завтракать будешь?

– Буду. Только ты это, Настя... положи мне чего-нибудь диетического. Салата, что ли, какого-нибудь...

– Господи, ребенок заболел! Аппетит пропал! – встревожилась Настя. – А температура есть?

– Я совершенно здорова! – недовольно воскликнула Римма, у нее от возмущения даже очки чуть не соскочили с носа. – Просто, Настя, я собираюсь бороться с лишним весом.

Такой ответ очень не понравился Насте – тем более что она была настоящим профессионалом в области кулинарии, а особенно ей удавались всякие пирожки и булочки.

– У тебя нет лишнего веса, – сурово произнесла домработница. – И вообще, детям нельзя голодать – я в журнале «Здоровье» читала.

– Да я и не прошу морить меня голодом, я просто салатика хочу...

После завтрака Римма вернулась к себе в комнату. Проходя по коридору, она заглянула в большое зеркало, висевшее в прихожей.

Увиденное ее не обрадовало. Настя совершенно ничего не понимает, несмотря даже на то, что она читает журнал «Здоровье». Вот же он, лишний вес! И вот, и вот... «Ну и ноги, – с отвращением подумала Римма. – Обычно же девушкам на ноги сначала смотрят... А руки! Бр-р... И щеки тоже... Никакой диетический салат меня не спасет. И вообще...»

Она раньше никогда особенно не задумывалась над своей внешностью, потому что считала, что в человеке главное – это его содержание (так говорили все взрослые, которые ее окружали), но сейчас... Сейчас она поймала себя на мысли о том, что хочет себе нравиться. Себе и еще Егору Ежову...

«А прическа? – с ужасом подумала Римма. – В нашем классе только я с косой хожу! Правда, волосы у меня хорошие, густые, и цвет вроде ничего, каштановый с золотистым отливом – ну и что с того... А как я одеваюсь?! А очки?!! Такую оправу уже сто лет не носят!»

Римма чуть не заплакала.

«Наверное, Ежов от скуки со мной вчера гулял», – решила она. И тут вспомнила: он же собирался связаться с ней по электронной почте!

«Если он пришлет мне сообщение, то, значит, не такой уж уродкой меня считает!» – мелькнула у нее в голове мысль, и она быстро включила свой компьютер, на котором обычно печатала доклады и сочинения. Подключилась к Интернету...

Никогда еще ее сердце не билось так быстро, пока одна заставка на мониторе сменяла другую!

И вдруг загорелась надпись: «На ваш адрес получено электронное сообщение». Дрожащей рукой Римма подвинула «мышку» и нажала кнопку – прочитать сообщение...

Через несколько мгновений она пожирала глазами следующие строки: «Привет, Римма! Надеюсь, ты не забыла о своем обещании... Типа я тебе буду очень благодарен, если ты мне поможешь с переводом следующего текста». Далее шел сам текст.

Он оказался несложным – недаром Римма лучше всех в классе знала английский, а кое-какие технические термины она посмотрела по словарю. Речь шла о каком-то новом компьютерном устройстве – такие штуки Егор называл «железом».

Когда она перевела, то перед ней встала новая проблема. Можно было, конечно, просто так отправить ответ Ежову (отослать реплэй), а можно приписать к сообщению несколько строчек от себя.

«Напишу ему что-нибудь нейтральное... – раздумывала Римма. – Ну, вроде того, что мне интересно, как он оценивает мою работу. Нет, это не то... Надо написать ему что-нибудь такое, что на первый взгляд было бы самым обычным сообщением, но в то же время заставило бы его думать обо мне...»

Римма вспомнила, как Егор вчера испачкался мороженым и как потом вытирал щеку ее платком, и печально вздохнула. Она решила не стирать этот платок. Пусть хранится как память...

«Егор! – застучала она пальцами по клавиатуре. – Еще ни с кем не переписывалась по электронной почте. Это так здорово! Если будет время, пошли мне еще сообщение, пусть даже короткое... С виртуальным приветом – Римма Денисяк».

В этот момент в комнату заглянула тетя Регина. Вид у нее был какой-то встревоженный, но Римма сейчас мало на что обращала внимание.

– Риммочка, детка, ты здорова? – спросила тетя. – А то Настя мне сказала...

– Да в порядке я, в порядке! Просто эта Настя меня не поняла!

– А что ты делаешь?

– Да вот, хочу отправить сообщение...

– Кому?

– Однокласснику, он кое о чем меня просил...

Глаза у тети Регины широко открылись, как будто ее племянница только что сообщила какую-то сенсацию – вроде того, что на землю спустились инопланетяне.

– Ты переписываешься с мальчиком?

– Да, а что такого?

Тетя Регина исчезла, а через минуту появилась с тетей Кариной, мамой и бабушкой. Видимо, они только что пришли. И все они хором спросили:

– Римма, ты переписываешься с мальчиком?!

– Да! – сказала она. – И не понимаю, что вы так всполошились!

– Мы? – испуганно спросила мама. – Мы ничего... мы просто...

– Римма, просто нам интересно... – пролепетала бабушка.

– Да, мы приветствуем твою дружбу с мальчиком! – горячо воскликнули тетушки. – Но... нам бы очень хотелось увидеть его.

– Это правда, – кивнула мама. – Будет здорово, если ты пригласишь его к нам в гости.

– Да, Римма, пригласи его в гости!

Римма почувствовала себя крайне неуверенно. Вряд ли она настолько заинтересовала Егора... «А что, это мысль, – вдруг подумала она. – Если я ему безразлична, он не придет. Я тогда буду точно знать, как он ко мне относится!»

– Хорошо, – после короткого раздумья произнесла она. – Я попробую...

Ее родные обрадованно захлопали в ладоши, а потом на лице у бабушки появилось озабоченное выражение.

– Девочки, вы забыли – нам надо еще кое-что обсудить... Идемте ко мне.

– А что это вы там обсуждаете? – с любопытством спросила Римма.

– Да так... – пожала плечами мама. – Ничего особенного. Просто у нас скоро концерт.

– Надо решить, какие произведения мы будем исполнять! – в один голос воскликнули тетя Карина и тетя Регина.

И они скрылись в бабушкиной комнате.

А Римма погрузилась в нервное ожидание. Она ждала, ответит ли ей Егор... Может быть, он пришлет ответ завтра? Или послезавтра? А вдруг после выполненного задания Римма стала ему совсем неинтересна?..

Вечером мама и тетушки репетировали. Мама играла на рояле (она была пианисткой), а тетя Регина и тетя Карина – на арфах. В доме была комната, в которой все стены, пол и потолок были покрыты специальным звукоизолирующим материалом, чтобы не беспокоить соседей. Не всем же людям нравится классическая музыка!

На следующее утро Римма первым делом решила проверить свой электронный почтовый ящик. Конечно, вряд ли Егор так оперативно ответит ей (если вообще ответит), но проверить не мешало. Несколько секунд на экране монитора висела надпись: «Нет непрочитанных сообщений», а потом вдруг выскочила другая: «Есть сообщение».

– Неужели! – ахнула Римма, прижав ладони к щекам. – Неужели он не забыл обо мне?..

Дрожащими от волнения пальцами она схватилась за «мышку» и открыла сообщение. Ее ждал новый сюрприз, о котором она не могла даже мечтать. Егор прислал ей открытку – забавный котенок валяется на цветущем лугу, среди цветов. И сам текст: «Привет, Римма! Большое тебе спасибо. Шлю тебе открытку, потому что не знаю, о чем писать».

Письмо было более чем лаконичное, но Римму это не смутило.

Она взмахнула руками над клавиатурой (так же взмахивает руками мама над клавишами, прежде чем сыграть какую-нибудь музыкальную пьесу) и напечатала следующее:

«Привет, Егор! Открытка классная, ты угадал – я очень люблю котят. Если совсем делать нечего, приходи ко мне в гости. Обещаю пироги, пирожки, булочки и ватрушки...»

Римма отправила это сообщение и стала думать, стоило ли ей писать про пироги. Может быть, Егор их совсем не любит и ест только свои чипсы...

Вечером пришел ответ: «Буду завтра. В пять. Если можно, с капустой».

Сообщение было опять короткое, но, прочитав его, Римма ощутила небывалый прилив энергии. «Я ему нравлюсь!» – подумала она и словно на крыльях помчалась на кухню.

– Настя, умоляю... от тебя зависит моя жизнь! Завтра к пяти – пироги с капустой!

– Ладно, – удивленно ответила Настя – она в этот момент драила какую-то кастрюлю. – А что, ты уже бросила свою диету?

– Нет, но есть другие люди, которым, наоборот, надо хорошо питаться...

Скоро уже все обитатели квартиры были в курсе, что завтра должен прийти некто по имени Егор Ежов и что Римма придает этому визиту необычайное значение.

– Совсем взрослая стала, – вздохнула Настя. – Вот и кавалеры уже появились...

– Настя, ты не понимаешь, Егор никакой не кавалер! Он просто... он просто одноклассник, – ответила Римма и почему-то покраснела.

Ночь она спала плохо, и ей снились всякие кошмары. Как будто приходит к ней в гости Егор, а угостить его нечем – все, что испекла Настя, таинственным образом исчезло. Или еще – он идет в ванную, чтобы помыть руки, а потом не может вернуться обратно. Как будто заблудился в лабиринте их многочисленных комнат... «Егор!» – зовет Римма. «Римма!» – слышит она совсем недалеко его голос. Распахивает одни двери, потом другие – Егора нет...

К пяти часам дня Римма была на грани обморока. Во-первых, она замучилась подбирать себе одежду; во-вторых, она беспокоилась, что Егору у нее не понравится.

В конце концов она надела темно-синее платье, в котором обычно ходила на концерты, чтобы послушать маму и тетушек в консерватории, а волосы перевязала белой шелковой лентой. «Завтра же попрошу маму купить мне новые очки, – решила она. – У этих совершенно не молодежная оправа...»

В пять пришел Егор.

Тут уж пришла очередь удивляться Римме – она привыкла видеть своего одноклассника только в джинсах и футболке, а тут он появился в настоящем «взрослом» костюме, при белой рубашке и галстуке.

– Ежов, я тебя не узнаю! – ахнула Римма, когда Егор смущенно топтался в передней.

Было видно даже невооруженным глазом, что Егору очень неудобно в костюме, носить который он не привык, – он то и дело одергивал пиджак и поправлял галстук, словно душивший его.

– Мать узнала, что я к тебе в гости иду... – просипел он. – Заставила вот одеться... Сказала, у них, у вас то есть, одни академики в семье, надо выглядеть соответственно. И еще цветы... вот, это тебе!

Римма молча взяла букетик гвоздик. Говорить она не могла. Еще никто и никогда не дарил ей цветы...

И тут в прихожую торжественно выплыли мама, бабушка, тетя Карина и тетя Регина. Сзади их маячила Настя с выпученными от любопытства глазами. На Насте был передник с вышитым петухом, и, казалось, даже у этого петуха был взволнованный вид.

– Здравствуйте, молодой человек, – торжественно произнесла бабушка.

– Это Егор... – пробормотала Римма. – Егор, это моя семья...

– Здр... зр-р... Добрый день! – просипел Ежов. – Типа я очень рад...

Мама с бабушкой переглянулись.

– Прошу вас, молодой человек, в гостиную... – сделала мама приглашающий жест рукой.

Егор с ошалелым видом пошел вперед.

В гостиной его ждало еще большее потрясение.

– Круто... – пробормотал он, оглядываясь. – И это вы, типа, тут вроде как живете?..

Римма уже давно привыкла к своему дому, но тут она поняла, что так удивило ее одноклассника. Во-первых, мебель, которая стояла еще со времен дедушки-академика с мировым именем. Мебель была из красного дерева, резная, со всякими финтифлюшечками-завитушечками, и любой мог догадаться, что этому антиквариату цены нет. Во-вторых, книжные шкафы, забитые книгами, – настоящая библиотека. Люстра времен последнего русского царя. Сувениры...

Про сувениры особая речь – их везли гости и знакомые со всех континентов, папа и мама каждый раз привозили из заграничных командировок. Индийский Шива из бронзы, испанские принцессы-куколки из Мадрида, одетые в парчовые костюмы, – Барби на их фоне смотрелась бы бедной золушкой, турецкие ятаганы, мраморная скульптура Геракла в человеческий рост, которую подарил папе греческий посол...

Но самым убийственным, поражающим воображение предметом была фотография на стене в золоченой раме. На этой фотографии папа стоял в обнимку с улыбающимся президентом – как будто они были друзья не разлей вода...

– Настоящая? Не фотомонтаж?.. – полузадушенным голосом прошептал Егор, указав на нее дрожащим пальцем.

– Обижаете, молодой человек! – одновременно закачали головами тетя Регина и тетя Карина. – В этом доме подделок нет!

– Крыша едет... – пробормотал Егор, оглядываясь по сторонам. – Ты, Денисяк, прямо в каком-то музее живешь!

Мама с бабушкой опять почему-то переглянулись.

– Ну, прошу за стол, – сказала Римма таким голосом, как в фильмах о старинной жизни. – Егор, ты говорил, что предпочитаешь пироги с капустой...

Все сели за стол.

На Егора смотрело столько глаз, что он не знал, куда деваться от смущения. Жаль, что не было папы – он, как всегда, работал.

Егор взял белоснежную салфетку, лежавшую перед ним, и заправил за воротник.

– Типа надо по этикету... – пробормотал он и начал резать у себя на тарелке пирожок, держа неуверенно вилку и нож. Потом нож вдруг выскользнул у него из рук, и Егор, весь красный от смущения, полез под стол.

– Ну-с, а чем вы, собственно, занимаетесь, молодой человек? – спросила бабушка, когда внучкин друг наконец вылез из-под стола. – Я слышала от Риммы, что это как-то связано с вычислительной техникой.

– С чем? – удивленно переспросил Егор. – Да нет, я просто геймер...

– Кто?! – с испугом воскликнули тетушки, как будто тот сказал что-то неприличное.

– Егор занимается тестированием компьютерных игр, – терпеливо объяснила Римма. «Зря я его домой пригласила, – вдруг подумала она. – Вон он как смущается! А что, если он на меня обидится и вообще со мной разговаривать не будет?»

– Ах вон оно что... – воскликнула бабушка и опять переглянулась с мамой. – Это где надо убивать всяких чудовищ и бегать по лабиринтам? Я по телевизору видела передачу...

– Ага! – обрадовался Егор. – Оно самое! Думаю и квакаю[6] ...

– О господи... – прошептала мама и быстро налила себе в бокал минеральной воды с пузырьками. – Впрочем, хорошо, что хоть иногда думаете...

– А скажите, юноша, чем вы предполагаете заниматься в будущем? – спросила быстро бабушка.

– Ну... Может быть, буду банщиком[7] . Или что-нибудь такое, что с прогами[8] связано. Аськи, ирки[9] ... В общем, гуру[10] буду.

– Гуру – это учитель в восточной философии, так? – обратилась нервно тетя Карина к тете Регине.

– Да, кажется, так, – растерянно ответила та. – Я еще слышала, что так называют предводителей тоталитарных сект.

– Будет морочить голову несчастным девушкам, каким-то там Ирам и Асям...

Егор не слышал этого разговора, он с удовольствием уписывал пироги, запивая их соком. «Оказывается, он не только одни чипсы любит...» – мелькнуло в голове у Риммы. Но больше ее беспокоило то, что у мамы с бабушкой были какие-то странные лица, словно они совсем не рады гостю.

– Егор, а как вы относитесь к классической музыке? – спросили тетушки.

Этот вопрос, казалось, несколько озадачил гостя.

– Ну, это важная вещь, конечно... – пробормотал он, почесав у себя в затылке. – Но в нашем деле главное не переборщить. Эта музыка не должна слишком уж грузить. Быть соответствующим фоном – и не больше... Графика – вот что на первом месте!

– Ясненько, значит, музыке вы отводите второстепенную роль... – Мама постучала пальцами по столу.

– Мам, да ты не понимаешь! – вмешалась Римма. – Егор говорит о звуковом оформлении компьютерных игр!

– Куда уж мне, – вздохнула мама. – Сейчас только банщикам почет, я понимаю. Дрова, веники...

Скоро стол стараниями Егора почти опустел. Римма не ожидала, что один довольно тощий мальчишка может столько съесть.

– Пойдем ко мне, – пригласила Римма Егора к себе в комнату. – Посмотришь, как я живу...

– Да-да, идите! – встрепенулась мама. – А мы еще тут посидим...

– Посмотрю твою машину[11] , – деловито произнес Егор. – Какие у нее мозги[12] и прочая начинка...

Бабушка вздрогнула и хотела что-то сказать, но мама успокоительно похлопала ее по руке.

– Слушай, а чего это они? – с испугом спросил Егор, когда они шли по коридору. – Ну вроде как я им не понравился? Да, и я еще твою маму не понял, что она там напоследок сказала. Дрова – это Corel Draw, драйвера то есть... а вот что такое веники? Может, она имела в виду винды, то есть операционную систему Windows?

– Господи, Ежов, у тебя совсем крышу снесло от этих твоих игр! – с отчаянием воскликнула Римма. – Я и то половину того, что ты говоришь, не понимаю... Дрова – это дрова, а веники – это веники! И вообще, выражайся нормальным языком.

– Ты что, я не выражаюсь! – замахал руками Егор. – Особенно при дамах...

В комнате у Риммы он почувствовал себя более раскованно, потому что здесь не было ничего такого, что могло бы смутить мальчика из обычной семьи. Ни антиквариата, ни бронзовых подсвечников... Компьютер на столе вообще показался ему родным существом.

– «Пентюх»[13] ... второй? Мать, тебе пора апгрейт делать, на такой машине у тебя ни одна приличная игра не пойдет! – воскликнул он.

– Ты что, Ежов! – возмутилась Римма. – Я в игры не играю. Мне мощности моей машины – тьфу ты! Моего компьютера – вполне хватает.

– Да-а... – протянул Ежов и плюхнулся в вертящееся кресло. – Теперь я вижу, как отличники живут. Слушай, Денисяк, а у тебя что – ни братьев, ни сестер?

– Нет, – ответила Римма.

– Повезло... а у меня вот двое сестренок младших. Такой от них шум, что хоть из дома беги. Ну, собственно, что я и делаю...

– Я бы хотела сестру, – мечтательно произнесла Римма. – Хотя бы одну. Хотя бы двоюродную!

– Ну ты даешь! Кстати, а вот эти тетки, что с нами за столом сидели...

– Тетя Карина и тетя Регина, – напомнила Римма.

– Точно! У них что, своих детей нет?

– Нет, – грустно ответила она. – Они вообще не замужем. Говорят, что для них существует только искусство, но я же вижу, как им грустно иногда бывает.

– Нет, правильные тетки. Фанаты своего дела. Вот я, например, геймер. У меня девушки нет, потому что – некогда.

«А ты бы хотел, чтобы я была твоей девушкой?» – хотела спросить Римма, но вовремя спохватилась. Егор смотрел на нее так дружелюбно и доверчиво – как на девушек не смотрят. Так смотрят на друзей или хороших знакомых, с которыми иногда просто болтаешь...

– У меня еще третья тетя была, – вдруг сказала Римма. – Только она умерла давно. Ее фотография у бабушки в комнате стоит. Тетя Алиса была очень красивая... хотя я ее никогда не видела.

– Жалко, – сказал Егор. – Впрочем, чего мы о грустном... А это что?

– Музыкальный центр.

– Класс! Шикарные сабвуферы... Давай что-нибудь послушаем, а?

– Давай. Бетховена или Баха?

– Баха, конечно, – словно бы удивился Егор. – С такими сабвуферами только Баха и слушать – низы будут отпадно звучать... Я бы, конечно, Эминема послушал, но что поделаешь... Врубай!


Глава 1 Случайная встреча | Мама, я мальчика люблю! | Глава 3 Запрет на чувства



Loading...