home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Похищенная

Сначала Римма ничего не поняла.

Почувствовав на своей голове пыльный мешок, она сразу потеряла сознание.

Ее долго везли на машине – она смутно чувствовала, как та подпрыгивает на ухабах, потом колеса зашуршали по гравию. Способность соображать вернулась не сразу, и какое-то время Римме казалось, что она спит и все происходящее ей снится. А потом словно удар грома: «Мамочки, меня же похитили!»

Окончательно она пришла в себя в полутемной комнате с зарешеченным окном. Уже без мешка на голове. Потерла затылок, которым, кажется, сильно обо что-то стукнулась, и обошла комнату. Единственная дверь была закрыта, окно выходило на бетонную стену.

Римма села на стул, стоящий посреди комнаты, и задумалась.

«Меня похитили – это и дураку понятно, – попыталась рассуждать она. – Если бы меня хотели убить, то убили бы сразу, а не везли к черту на кулички. Зачем меня похитили?»

Хоть Римма и решала сложные задачи из раздела высшей математики, но эта ситуация, в которой были одни неизвестные, показалась ей неразрешимой.

«Если бы нас хотели ограбить, то не стали бы меня похищать. Просто, как пишут в милицейских сводках, заперли бы нас с Кинешей в ванной, а сами бы преспокойно обчистили квартиру. А что, если это киднепинг? Ну, когда людей похищают ради выкупа?! Напишут маме с папой письмо: «Уважаемые господа, если хотите получить свою дочку обратно, пришлите нам определенную сумму денег». Нет, что-то не то...»

Семья Денисяк, конечно, по нынешним меркам была совсем не бедной. Но и не такой богатой, чтобы устраивать киднепинг. Похищают родственников всяких нефтяных магнатов, а не дочку ученого и музыкантши. Самое ценное – это старинные вещи, которые остались от дедушки, но их же не тронули! Получался какой-то заколдованный круг...

Один из бандитов спросил, не из Африки ли она? А другой довольно грубо его перебил, сказав, что и так ясно, что это она.

Кто «она»?

«Меня перепутали с Кинешей! – озарило Римму. – Я же еще в этом дурацком гриме... Но зачем кому-то понадобилась Кинеша?»

В это время в двери заскрипел замок и она распахнулась.

В комнату вошли ее похитители. Это были те двое громил – один повыше и постарше, другой помельче и помоложе. «Какие у них ужасные лица!» – с отвращением подумала Римма.

– Очухалась? – спросил первый. – Слышь, Санек, какая-то она чудная...

– А ты чего хотел? – нервно спросил этот самый Санек. – Ты, Митрич, много ли в своей жизни негров видел?

Римма хотела возмущенно заявить им, что они не имеют права и вообще их за киднепинг в тюрьму посадят, но от волнения в ее голове все перемешалось. Вместо этого она сердито произнесла:

– Выражение «негры» – некорректное, оно может обидеть современных жителей Африки. Если же вы, например, обращаетесь к чернокожим жителям Америки, то надо говорить «афроамериканцы».

Тот, кого звали Митрич, удивленно открыл рот, а Санек занервничал еще больше.

– Ты посмотри, какая умная! – Он стянул с головы вязаную шапочку и яростно почесал бритую голову. – Черт, кто придумал эти шапки носить, у меня аллергия на шерсть... мне маманя с детства только кожаные кепки надевала!

– Кепки нельзя – это не наша специфика, – солидно произнес Митрич, постепенно приходя в себя от удивления. – Терпи, Санек. Однако она хорошо по-нашему балакает, как будто здесь родилась!

– Нас предупреждали, – буркнул Санек, продолжая нервно чесать макушку. – Вот что, как тебя там... Кукуша...

– Не Кукуша, а Кинеша, – растерянно произнесла Римма. – Только вы перепутали – я совсем не та, кого вы хотели похитить, поэтому предлагаю меня немедленно отпустить.

– Ничего не понял, – вздохнул Митрич. – Чего мы там перепутали? Хотя что с нее взять – по-нашему вроде правильно болтает, но все равно... Как есть эта... африканка. Кукунеша...

– Сиди тихо! – рявкнул Санек, словно Римма была глухонемой. – Отсюда никому не выбраться! Вечером за тобой придут...

И они ушли, хлопнув дверью.

Теперь Римме окончательно стало ясно, что ее перепутали с Кинешей. Она вдруг вспомнила, как волновалась сестра в последнее время и все оглядывалась по сторонам, как будто за ней следили. «Значит, она была права... – покаянно вздохнула Римма. – А я ей не верила, все твердила, что это у нее от нервов! Интересно, а дома уже волнуются?..»

Она представила, что сейчас творится дома.

Бабушка плачет и пьет валерьянку, папа примчался с работы, и мама тоже – вместе с тетей Кариной и тетей Региной. Кинеша тоже переживает... Милиция задает всякие вопросы и ходит в сапогах по персидским коврам, которые прапрадедушке когда-то подарил ученый Пржевальский... Мама всегда переживала, когда по этим коврам ходили в уличной обуви. Хотя ковры как ковры, по ним никак не скажешь, что они особо ценные.

«А действительно ли все они переживают? – вдруг пришла в голову Римме странная, предательская мысль. – Нет, сначала поплачут, конечно, а потом успокоятся... Что им я?.. У них же теперь есть Кинеша... Какая, например, разница бабушке, какую внучку любить? Или тетя Карина с тетей Региной – они вообще только музыку любят... Мама? Маме от меня только одни расстройства. Я некрасивая и неловкая, я себе неподходящую компанию выбираю. Папа?.. Ну, папа тоже про меня забудет – у него его генератор на первом месте».

Тут Римма вспомнила Ежова. Выходило так, что теперь им с Кинешей никто не мешал.

И тогда Римма заплакала – в первый раз за много лет. Оказывается, никому она не нужна была, только мешала всем...

Она села у стены и незаметно заснула. Тихо приближался вечер...


– ...Что вы мне такое несете?! – с раздражением воскликнул старший лейтенант Чемоданов, который явился в дом, где жило семейство Денисяк, по вызову. – Какая-то Стакания...

– Такания, – строго поправил папа.

– Я и говорю... Какая-то принцесса, которую перепутали с обычной девочкой, какой-то политический заговор... Граждане, у меня голова кругом идет от всех этих сказок! Или обращайтесь в ФСБ, или слушайте, что я вам скажу... Значит, план такой – по городу ищут машину черного цвета, а мы сидим тут и ждем звонка от похитителей. Граждане, да не плачьте вы – спасем мы вашу девочку... Я думаю, они хотят денег – и они эти деньги получат. Как мышку ловят на сыр... Мышеловка захлопнется, и мы этих голубчиков повяжем!

«Нет, от него никакого толка», – мрачно подумала Кинеша и вышла из комнаты. Только что она пыталась объяснить всем, в том числе и старшему лейтенанту Чемоданову, что Римму похитили из-за нее и что все это самый настоящий международный заговор, во главе которого стоит зловещий диктатор Манипуту со своими приспешниками... Но, разумеется, никто не воспринял ее слова всерьез.

Настроение у Кинеши было самое тоскливое – она во всем винила только себя. Это из-за нее похитили Римму...

«Что же делать? – задумалась она. – Только я могу ей помочь...»


За дверью зашумели чьи-то голоса.

Римма моментально проснулась и вскочила.

– Здесь она, мистер, – узнала она голос Митрича, который почтительно с кем-то разговаривал. – Товар доставлен в лучшем виде. Хотели вы эту негритяночку... пардон, африканочку – вот и получайте ее. Только денежки сперва заплатите, как договаривались.

– Я должен убеждаться в том, она ли это, – произнес незнакомый голос. У Риммы мурашки по коже побежали – голос был холодный, неприятный и с каким-то странным акцентом.

– А чего тут убеждаться? – нервно произнес за дверью Санек. – Она это и есть. В том самом доме, в той самой квартире, что вы сказали. Чернее ночи – уж ни с кем не спутаешь! Ваша эта... Кукушаня. Сама подтвердила!

Заскрипел замок, и в комнату вошли несколько человек. Щелкнул свет, и Римма от непривычки зажмурилась.

В комнате повисла странная тишина.

У Риммы так билось сердце, что ей показалось, будто его слышно на всю округу.

– Что это? – холодно произнес голос. – Вы есть обманываете меня, молодые люди...

Римма приоткрыла один глаз, потом второй.

В комнате стояли Санек, Митрич и еще один человек, которого она как будто уже где-то видела. Этот хищный нос, эти пронзительные злые глаза...

«Полковник Ортезио!» – вдруг озарило Римму. А она-то была твердо убеждена в том, что никогда не встретится с этим человеком!

Санек стал нервно чесать затылок.

– Как это понимать? – растерянно пробубнил Митрич. – Вроде бы мы негритяночку... то есть африканочку, сюда привезли... Полиняла, как есть полиняла!

И тут Римма догадалась, что, наверное, от слез половина краски с ее лица смылась.

– Это не есть она, – недобро усмехнувшись, констатировал Ортезио.

– Отпустите меня! – взмолилась она, всхлипнув. – Господа... то есть граждане... товарищи! Вам же совсем не я нужна...

– Отпустить? – задумчиво пробормотал Митрич с таким видом, как будто ничего не имел против. – А что... мистер, она дороги не запомнила, ее можно отпустить. Ментам она точно это место не покажет!

– А лица наши! – нервно закричал Санек. – Она же лица наши запомнила! Сделают фоторобот – и все, сижу за решеткой в темнице сырой...

– Лица наши самые средние, – солидно произнес Митрич. – Таких, можно сказать, пол-России. Ни за что не найдут, даже если сто фотороботов сделают.

– Да? – Санек почесал затылок. – Вообще, типа ты прав...

Полковник Ортезио резко повернулся к ним, кулаки его были сжаты так, что даже косточки побелели.

– Глупые идиоты! – прошипел он. – Как вы сметь говорить такая чепуха! Девчонку нельзя отпускать!

– А что же с ней делать? – удивился Митрич. – У нас тут не гостиница... Мы свое дело сделали – давайте деньги и отваливайте. У меня, может, мать-старушка на иждивении и сеструха-инвалид...

– Это ваши проблем, а не мои! – зло сказал Ортезио. – Вы не сделал работа – деньги не получать.

– Что за фигня такая! – плачущим голосом завопил Санек. – Митрич, мне все это не нравится! Нас посодют, как есть посодют... И где твои глаза были, когда ты эту крашеную в мешок пихал?

– А где твои? – огрызнулся Митрич. – Тоже, чай, не в стороне стоял!

– Так, чай будем пить потом, – оборвал их Ортезио. Римма со страхом его слушала. – Приступим к плану «Б». Как это по-русски... Ловля на живца.

– Не понял, – сказал Митрич. Санек тоже озадаченно открыл рот – про новый план он слышал явно впервые.

Ортезио холодно разъяснил:

– Эта девчонка будет живцом. Твое имя Римма, да? Она ее сестра – той, что вы должны были поймать. Римма будет здесь сидеть, а Кинеша прийти за сестрой. Кинеша любит сестру, она обязательно прийти!

«Вот фашист!» – с ненавистью подумала Римма. Чем-то Ортезио действительно напоминал ей фашиста из старых фильмов про войну, хотя он, в общем, выглядел довольно обыкновенно. И цвет лица его был белый, как и всех присутствующих в этой комнате...

– А если эта ваша Кинеша «хвост» за собой приведет?! – заорал Санек. – Вы что, мистер, спятили...

– Не приведет, – усмехнулся Ортезио. – Надо уметь подать информация. Кинеше мы скажем, что ее сестра погибнет, если в дело вмешается полиция.

Римма, до того молчавшая, вдруг снова подала голос.

– Зло всегда бывает наказано, полковник Ортезио, – тихо произнесла она. – Не забывайте об этом!

– О, милое дитя, ты знать мое имя! – любезно воскликнул Ортезио, хотя его глаза оставались по-прежнему злыми и колючими. – Как это приятно... Но ты так мала еще, что не можешь знать, где добро, а где зло.

– Зачем вам понадобилась Кинеша? – с ужасом прошептала Римма. – Зачем?

– Политика! – развел руками Ортезио. – Монархия есть предрассудок. Таканией должен править другой человек. А принцесса Кинеша опасна даже здесь.

– Почему? – с отчаянием воскликнула Римма. – Она же здесь, а не там!

– Потому что она может вернуться! – как само собой разумеющееся произнес Ортезио.

– Вы убьете ее?!

– Может быть, – улыбнулся Ортезио.

– Э, мистер, мы против убийств! – недовольно заявил Митрич. – Мы на мокрое дело не пойдем...

– Шутка, это есть шутка! – улыбнулся Ортезио. – Убивать никого не будем, достаточно подписать договор об отречении – этого есть вполне достаточно... Или можно еще что-нибудь придумать, я не такой кровожадный...

Эти слова успокоили Митрича с Саньком, но только не Римму. У нее было такое чувство, что этот человек способен на все.

Они ушли, опять закрыв дверь на ключ.

Римма была в полном отчаянии. Кинеша не должна поддаваться на эту провокацию, она не должна приходить сюда одна! «Политика... – с ненавистью подумала Римма. – И кто ее придумал, эту дурацкую политику...»

И она вдруг вспомнила Егора Ежова. Странно, что она вспомнила именно о нем в этот момент, а не о своих родных и не о том, что ее жизни угрожает опасность. «Я очень люблю Кинешу. Конечно, она нравится Егору – ведь она такая красавица, не то что я... Не буду против, если они решат дружить, но все-таки... Если бы я тоже хоть чуть-чуть нравилась ему!»


...Все сидели вокруг телефона словно на иголках и ждали звонка от похитителей. Старший лейтенант Чемоданов нервно ходил взад-вперед по персидскому ковру, но никто не обращал на это внимания.

Кинеша знала, что похитителям была нужна именно она, а не Римма. Из дома ее не выпускали.

Но находиться дома было совершенно невозможно!

Кинеше хотелось действовать. Никакого плана у нее не было пока, но она чувствовала, что дома оставаться ей нельзя. Там, где-то далеко, ее сестра, которой нужна помощь!

Кинеша зашла в свою комнату, прикрыла дверь. Осторожно распахнула окно. Этаж был третий – довольно высоко, но рядом с окном шла водосточная труба. «Это не сложнее, чем спуститься по пальме...» – машинально подумала она.

Внизу, во дворе, не было ни души.

Кинеша скинула вниз свою куртку и кроссовки и, не раздумывая больше ни минуты, стала спускаться по водосточной трубе. На ее счастье, труба оказалась довольно крепкой...

На земле она быстро оделась и побежала прочь, пока ее не хватились.

Ноги сами несли ее вперед.

Мимо проходили люди, проезжали машины – огромный город, где человека найти сложнее, чем иголку в стоге сена.

И вдруг, на соседней улице, зеленовато-синим блеском мигнула вывеска: «Добро пожаловать в виртуальную реальность!»

«Так это же клуб геймеров, где Егор Ежов это... тусуется!» – вспомнила Кинеша. Никто из взрослых ей не верил, только Егор был тем человеком, с которым она могла поделиться своей бедой.

Кинеша спустилась в подвал, где находился компьютерный клуб.

Несколько десятков мальчишек и девчонок сидели перед мониторами и играли в различные игры – кто попроще, кто на самом высоком уровне сложности. Егора она нашла неподалеку от входа – там он вместе со своими друзьями занимал целый ряд. Судя по всему, ребята ожесточенно дрались в сетевую игру – из динамиков раздавались грохот, звон и пальба. При этом ребята умудрялись переговариваться, хотя Кинеша ничего не поняла из их разговора – потому что он напоминал радиоперехват настоящей боевой операции:

– Бомба здесь! Один тип там, за колонной...

– Это моя точка... Это моя точка!

– Понял, выходим вдвоем...

– Этого с двух сторон зажимаем... Вперед!

– Прикройте меня, прикройте!..

– Хэдшот... Убили!

– Братцы, у меня всего один хелс[18] остался...

Они были полностью погружены в виртуальный бой. Несколько минут Кинеша наблюдала за тем, что происходит на экранах монитора (судя по всему, друзья резались в модную в этом сезоне игру под названием «Контер страйк»), а потом позвала:

– Егор!

– Какого черта... – не отрывая глаз от монитора, отозвался тот, с сумасшедшей скоростью колотя по клавишам. – Меня окружают!

На секунду он повернулся и вдруг увидел стоявшую у входа Кинешу.

– Ребята, я на минуту...

Ребята недовольно загудели, когда их товарищ покинул поле боя.

– Выйдем... – попросила девочка.

– Случилось что? – испуганно спросил Егор, когда они наконец оказались на улице. Светило солнце, и кружилась в воздухе золотая листва, но вид у принцессы Такании был самый мрачный.

– Римму похитили.

– Да ну?! – вытаращил глаза Егор. – Ты серьезно? А кто?

– Подозреваю, что это был один тип, которого зовут Ортезио... Похоже, он следил за нами – недаром я в одной витрине как будто его отражение увидела.

– А зачем этому типу Римма? – удивился Егор.

– Я не знаю... Подозреваю: таким образом он хочет выманить меня из дома. В общем, на самом деле ему нужна я.

– А зачем ему ты?

– Затем, что в Такании переворот. Ты новости по телевизору слушаешь?

– Ну, в общем... Этот Ортезио за тобой из Такании прилетел?

– Да. Я думаю, его послал диктатор Акита Манипуту... – мрачно пробормотала Кинеша. – Я им всем здорово мешаю.

– Ты думаешь, Ортезио хочет тебя убить? – с ужасом спросил Егор, хотя до того успел замочить целую толпу виртуальных врагов. Там, в игре, было возможно все – но здесь, в реальном мире, такие вещи казались невозможными. Тем более когда друзья оказывались в столь опасной ситуации!

– Не знаю... – вздохнула Кинеша. – Но я не хочу, чтобы из-за меня пострадала сестра. Она же ни в чем не виновата!

– А взрослые? – с надеждой спросил Егор. – Ты им все рассказала?

– Все, – кивнула Кинеша. – Только они мне не особенно верят, думают, что это обычное похищение. Типа когда выкуп требуют... Теперь сидят дома и ждут какого-то звонка, хотя я знаю, что никакого звонка не будет.

– Что же делать? – с отчаянием воскликнул Егор. Известие о том, что Римма в опасности, чрезвычайно встревожило его. – Вот что, Кинеша... ты меня подожди здесь, а я схожу за рюкзаком. Мы обязательно что-нибудь придумаем!

Он спустился в подвал, а Кинеша осталась ждать его на улице. Она села на краешек тротуара и принялась разглядывать асфальт под своими ногами. «Что-нибудь придумаем!» Легко сказать, но даже у нее ни одной мысли по этому поводу. «Наверное, надо обзвонить гостиницы и узнать, где остановился Ортезио... Да, это хорошая идея! Но, с другой стороны, Ортезио сам ищет меня сейчас, наверное...»

– Эй, черномазая! – вдруг услышала она грубый окрик. Напротив остановился черный автомобиль, в котором сидели двое в шерстяных шапочках, несмотря на теплую погоду. «Расисты...» – неприязненно подумала Кинеша. – Эй, как тебя там...

– Кинеша, – подсказал нервно тип, который сидел за рулем и все время чесался. – Кинеша ее зовут!

«Началось! – вздрогнула она. – Похоже, это те самые, что увезли Римму. Но где же сам Ортезио? Наверняка руководит операцией из укрытия, не хочет подставляться...»

– Это я, – сказала Кинеша, вставая с асфальта. – Что вам надо?

– С тобой человек один хочет поговорить... В общем, садись в машину, и поехали. Только учти, если за нами увяжутся менты, твоей сестре крышка.

Чего-то подобного Кинеша и ждала, поэтому она не особенно испугалась, когда услышала такой приказ.

– Хорошо, – кивнула она. – Только мне надо попрощаться с друзьями.

– Э, мы так не договаривались...

Улица была довольно людная, и бандиты не решались действовать в открытую.

– Вы хотите, чтобы я ушла, не попрощавшись? – вскинула брови Кинеша. – Тогда мои друзья точно заподозрят что-то неладное...

Бандиты переглянулись.

– У тебя десять секунд, – сказал тот, что постарше. – Только не вздумай нас обмануть!

Кинеша быстро спустилась в подвал. Там Егор заталкивал в рюкзак свою любимую «клаву».

– Егор... – крикнула Кинеша. – Там...

У нее было страстное желание рассказать, что объявились похитители ее сестры, но она также помнила о том, что любое промедление грозит гибелью Римме.

– Егор, прощай! – крикнула она и выскочила обратно на улицу.

Хлопнула дверца, и автомобиль сорвался с места. Кинеша сидела на заднем сиденье и думала о том, что она скажет Ортезио.

– Ну вот, мы выполнили задание... – зевнул рядом один из бандитов. – Слышь, Санек, да не гони ты так... теперь мы точно получим свои денежки.


Глава 5 Сны об Африке | Мама, я мальчика люблю! | Глава 7 Друзья спешат на помощь



Loading...