home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Темные силы

И в этот момент за невысоким деревянным забором заурчал автомобиль, притормаживая.

– Ой! – сказал Егор, стукнувшись носом о нос Риммы.

– Ай! – сказала она, потирая нос. – Что это?

А было это вот что – из черного автомобиля выскочили Санек с Митричем и Ортезио.

– Кинеша! – взвизгнула Римма, бросаясь в дом. – Бежим! Они здесь!

Но бежать было некуда.

...Римма и Кинеша стояли в одном углу деревянного домика, а в дверь решительным шагом вошли бандиты.

– Вот они, голубчики! – радостно сказал Митрич, потрясая пистолетом. – Теперь уж не спрячутся!

– Вы все в ловушка, – ухмыльнулся Ортезио. – Что же, мои русские друзья, вы все-таки выполниль свое задание. Сэнкью...

– Слава богу! – вздохнул Митрич. – Теперь, мистер, давайте нам денежки, и мы уйдем.

– Нет, еще есть недолго...

– А зачем вы петуха у той бабки со двора стащили? У Марковны? – нервно произнес Санек, почесывая затылок, он обращался к полковнику. – Вы, знаете, что это за бабка такая была? У нас о ней по всей округе недобрая слава идет...

– Плевать мне на ваша бабка! – дернул плечом Ортезио. – Глупая старуха ничего не заметила... А это кто есть?

– Это есть Егор, – мрачно ответил Егор, загораживая девчонок. – А скоро здесь будет милиция. Я предупредил всех... Так что отпустите нас, иначе на неприятности нарветесь. Мы не такие дураки... Теперь все баги пофиксены![19]

– Не знаю, о чем ты, молодой человек, – снова ухмыльнулся Ортезио. – Но мне ты не нужен. И ты... – он указал подбородком на Римму, которая стояла ни жива ни мертва. – Только вот эта царственная особа.

– Вы убьете ее? – испуганно крикнула Римма, обняв Кинешу. – Не выйдет – тогда вам придется убить всех нас!

– Да, мистер, вы же нам обещали! – напомнил Санек. – Чтобы никакой мокрухи...

– Одно маленькое колдовство, – сказал Ортезио. – Одно маленькое, но очень действенное колдовство, которому научиль меня мой друг Акита... О, Акита настоящий мастер, но я тоже кое-что уметь...

– Петух... – прошептала Кинеша едва слышно. – Так вот он для чего петуха у кого-то украл!

– Для чего? – дрожа, спросила Римма.

– Колдовать...

– Колдовства не существует, – тихо проговорил Егор, обернувшись. – Пусть себе колдует.

Дальнейшее напоминало страшный сон – Римму и Егора связали, заклеили скотчем рты, бросив в углу (они пытались сопротивляться, но хватка у Митрича была железная), а Кинешу привязали к стулу.

– Идите, – расплатившись с Митричем и Саньком, сказал Ортезио.

– Э, мистер, помните – вы нам обещали...

– Все есть хорошо, мои добрые русские друзья, – ласково улыбнулся полковник. – Детки не пострадают! Пострадает только этот петушок, которому я немножечко оторву голову...

– Слышал я про это, – Санек нервно почесал затылок. – Про колдовство всякое... вспомнил – вуду оно называется!

– Фуфло все это, – вздохнул Митрич уже в дверях. – Ладно, мы пошли. А вы колдуйте себе на здоровье!

– Точно, фуфло, – сказал Санек так, чтобы Ортезио его не слышал. – Вот Марковна – это да! Марковна – сила!

Ночь спустилась на деревню. Ортезио разжег в печи огонь, заварил в горшке какой-то дурманящий настой, от которого у ребят сразу же закружились головы. Потом достал из мешка рыжего петуха, который сопротивлялся, отчаянно хлопая крыльями.

– Полковник Ортезио добрый, – по-английски бормотал он себе под нос. – Он никого не убьет. Пусть принцесса Кинеша живет... Только жизнь ее теперь будет, как сон. Она не сможет править Таканией!

Он бормотал еще какие-то заклинания и, притопывая, ходил по комнате, окропляя все кровью жертвенной птицы, то есть несчастного рыжего петуха, которого принес в жертву зловещим темным божествам. «Он псих!» – подумала Римма и зажмурилась, чтобы не видеть всего этого ужаса.

– Ммм... – замычал Егор, тщетно пытаясь освободиться от пут.

– Я поняла ваш замысел, полковник Ортезио, – неожиданно спокойным голосом тоже по-английски произнесла Кинеша. – С помощью старинного колдовства вуду вы хотите погрузить меня в вечный сон. Что ж, неплохо придумано, хотя я надеюсь, что у вас ничего не получится.

– Посмотрим, посмотрим... – промурлыкал Ортезио, продолжая призывать злых духов.

Удушливый дым бродил по комнате, притупляя сознание.

– Зачем вам все это понадобилось, Ортезио? – спросила Кинеша, тщетно пытаясь держать голову прямо, но она все склонялась к плечу... – Неужели вы так хотите угодить своему другу Аките Манипуту? Что он вам пообещал за эту работу? Должность премьер-министра?

– Акита – глупый дурак... Акита – отсталый людоед! Скоро я буду править Таканией! – мечтательно пробормотал Ортезио. – А ты, девчонка, погрузишься в бесконечный сон, от которого тебя никто не сможет пробудить.

– У вас ничего не получится!

– Посмотрим... – зловеще сказал Ортезио. – Скоро весь мир будет у моих ног. О, как долго я ждал этого часа! Мои предки, англичане, завоевали много колоний в Африке. Они с начала двадцатого века жили в Такании и владели огромной плантацией, а на них работали черные рабы. Ваши короли, принцесса, угодливо кланялись моим белым предкам – это они были настоящими хозяевами этой земли... Но потом времена переменились! Колонии распались, рабство вышло из моды, и все стали вопить об этом дурацком суверенитете! У моей семьи отняли землю, отняли власть... У меня отняли все!

– Так вы хотите безраздельно править Таканией? – слабым голосом прошептала Кинеша. – Мой народ не допустит...

– Еще как допустит! – зарычал Ортезио. – Я сделаю так, чтобы дурак Манипуту предстал в самом невыгодном свете, я с помощью хитрых интриг окончательно испорчу его репутацию! Народ свергнет его, и тогда на первый план выдвинусь я! Кто был вторым, станет первым!

– Вы окончательно разорите мой бедный народ, подлый вы человечишка... – Голос Кинеши угасал. Римма понимала почти все, о чем они говорили, правда, она слышала словно сквозь какую-то пелену тумана. Римме казалось невероятным, что злодей Ортезио творит в этой комнате старинный колдовской обряд вуду. Неужели ее сестра Кинеша заснет навсегда, на веки вечные?

Нет, это невозможно – разве существует в этом мире колдовство? Нет, не может быть! Даже если и получится что-то у Ортезио, Кинешу разбудят доктора с помощью лекарств и современных приборов – ведь сейчас наука на таком высоком уровне!

– Бедный? – с особым выражением повторил Ортезио. – Придите, злые духи, погасите сознание принцессы Кинеши, пусть ее жизнь станет долгой дремой... О, совсем не бедный! Недавно я узнал, что земли Такании хранят в себе несметные богатства! Те двое геологов, помните, Кинеша... Они нашли алмазы. Крупнейшие месторождения алмазов! О Такании узнает весь мир, экономика всех стран перевернется – и я, только я буду диктовать миру свои условия. К моему мнению будут прислушиваться президенты всех стран!

«Он сумасшедший!» – подумала Римма. От едкого дыма у нее першило в горле и кружилась голова. И еще ей было очень страшно – как будто в этой маленькой комнате действительно собралась тысяча злобных духов, которые собирались погубить ее единственную сестру...


Римма очнулась не сразу.

Ужасно болела голова. Она закашлялась, вспомнив вчерашний вечер. Неужели все произошедшее было реальностью?

Она заерзала, пытаясь освободиться от пут. Рядом замычал Егор – он, видимо, тоже только что пришел в себя. Римма зацепила веревку, связывающую ее руки, о какой-то гвоздь в стене и потянула... Грубая веревка соскользнула с запястий, слегка содрав кожу. Морщась, Римма отлепила скотч от лица.

– Сейчас! – задыхаясь, крикнула она. – Сейчас я всем помогу!

Она развязала веревку на ногах, потом принялась помогать Егору.

Кинеша продолжала сидеть на стуле посреди комнаты, тоже крепко связанная, и как будто спала. Ребята освободили ее, уложили на кровать, укрыли теплым одеялом.

– Окно! Надо открыть окно! – закричал Егор.

Скоро помещение продувал свежий осенний ветер, он окончательно изгнал остатки дурманящего дыма.

– Где Ортезио? – спросила Римма. – Если он вернется...

– Нет, он исчез. А Митрич с Саньком ушли еще раньше! – кашляя, сказал Егор. – Сейчас я чаю заварю...

– Егор, мне кажется, Ортезио немного не в себе...

– Да чего там – самый настоящий псих! Римма, ты не волнуйся, скоро Кинеша очнется, и все будет в порядке. Ты же знаешь, колдовства не существует!

– Знаю, – всхлипнула Римма, тщетно пытаясь разбудить Кинешу. – А вдруг...

– Сестра... – пробормотала Кинеша, пытаясь открыть глаза.

– Вот, что я тебе говорил! – радостно заорал Егор. – Это она просто дыму наглоталась...

– Сестра, так не хочется просыпаться... – пробормотала Кинеша. – Мне снилась Африка. Как будто я сижу у большого водопада... Вода сияет на солнце, и брызги словно алмазы... Сестра, неужели он говорил правду вчера? Ах, кто теперь поможет Такании...

– Не волнуйся, все будет в порядке! – закричала Римма.

– Нет... колдовство было настоящим... ах как не хочется открывать глаза... Только настоящий колдун вуду сможет снять с меня заклятие. Мбамба знал, как снимать заклятия злых колдунов... Бедный Мбамба, жив ли он?..

И тут Кинеша снова впала в забытье.

– Кто такой Мбамба? – спросил Егор, пытаясь напоить Кинешу чаем, но вода проливалась мимо, на подушку. Кинеша замерла со счастливой улыбкой на лице, словно видела прекрасный сон. Римма знала, что в подобном состоянии можно находиться много лет – как, например, при летаргии. Это не жизнь и не смерть, это странное состояние, когда человеческая жизнь колеблется на грани двух миров.

– Мбамба – это ее друг и защитник в Такании. Преданный слуга. Его дочь была ее лучшей подругой. Я думаю, после смерти короля Лео Мбамба заменил Кинеше отца...

Как назло, за окном разыгралась непогода.

Подул сильный ветер, нагнал черных туч. Полил холодный ливень, смывая с деревьев желтую листву. Надо было выбираться отсюда – чтобы спасти Кинешу.

– Надо сделать носилки, – предложил Егор. – Положим на них Кинешу...

– В такой ливень ее нельзя выносить из дома, – покачала головой Римма, которая все еще надеялась, что колдовство было ненастоящим. – Если она промокнет, то точно заболеет. Не забывай – она еще не привыкла к нашему климату.

– Тогда надо идти за помощью...

Они еще немного подождали, но непогода и не думала утихать. Постепенно начало темнеть. Римма не отходила от сестры и все смотрела – не откроет ли та снова глаза, но ничего подобного не происходило. Кинеша дремала, счастливо улыбаясь, и, казалось, ей совсем не хотелось возвращаться в этот суровый мир, где бушевала непогода.

– У меня такое чувство, что с каждой минутой она все глубже погружается в сон, – пробормотала Римма с тоской. – Ну, вроде того, что чем дальше, тем труднее ей будет вернуться к реальности.

– Кажется, ливень немного стих, – сказал Егор, глядя в окно. – Я пойду на станцию. Надо звать людей...

– Я с тобой! – взмолилась Римма. – Мне так страшно...

– А Кинеша?

– Ничего, мы быстро... о, пожалуйста, я так боюсь!

– Ладно, мы бегом – туда и обратно. Это займет полчаса, не больше...

Человек предполагает, а бог располагает, говорила Элла Леопольдовна, и смысл этой поговорки был таков – можно как угодно планировать свои поступки, но вовсе не обязательно, что все сбудется именно так, как задумывалось с самого начала. Иногда даже получается наоборот...

Римма с Егором выскочили в темную ночь, где дул сильный ветер и хлестал в лицо холодный дождь.

Скользя по размытой дороге, они побежали к станции. Луна пряталась в тучи, и дорога была едва видна. Егор держал Римму за руку, но все равно она спотыкалась на каждом шагу.

– Кажется, сейчас направо... – перекрывая непогоду, крикнул Егор. – Перед этим дубом тропинка сворачивала направо!

– Это не дуб, это тополь, – возразила Римма, протирая мокрые очки. – Я же помню... Перед тополем надо свернуть налево!

– Ладно, вернемся, если что...

И они свернули в лесную чащу.

– Я уже насквозь промокла... – пробормотала Римма. – Надо торопиться, Егор!

– Да уж... это называется – последний уровень. Если мы пройдем этот уровень, то окажемся победителями!

Римма споткнулась и упала в жидкую грязь. Рядом плюхнулся Егор.

– Представляю, на кого мы сейчас похожи! – попытался развеселить он подругу.

– Да, видок тот еще...

Через некоторое время они поняли, что заблудились. Римма уже пожалела о том, что отправилась вместе с Егором. Что же будет с бедной Кинешей – ведь она одна там, в пустом домике, спит, как царевна из сказки Пушкина – вечным сном. Вряд ли до следующей весны кто-то приедет на эту дачу! И что же им с Егором сейчас делать?

– Ничего, вернемся к дубу и свернем направо...

Они побрели назад. Через некоторое время поняли, что снова идут не той дорогой.

– Мне страшно... – пробормотала Римма. – Егорушка, мы же погибнем в этом дурацком лесу!

– Ерунда какая! – попытался приободрить ее Егор. – Это же Подмосковье, тут нет таких огромных лесов, как в Сибири, например. Надо идти и не останавливаться – скоро мы обязательно натолкнемся на какое-нибудь жилье!

Римма продрогла и устала, ноги не слушались ее. Она в очередной раз упала, споткнувшись о какой-то корень, торчащий из земли, и заплакала, сидя прямо на мокрой земле.

– Егорушка! – всхлипнула она. – Кажется, я сейчас умру... Ты вот что... ты иди, пока хватает сил.

– Бросить тебя?! – возмутился Егор. – Вот еще... Ну-ка, вставай!

И он помог ей подняться.

– Я тебя не брошу, – решительно произнес он, ладонью смахивая капли дождя со своего лица. – Помни – там Кинеша, ей нужна помощь!

Крепко держась за руки, они снова побрели вперед. Скоро деревьев стало меньше и впереди блеснули огни.

– Дорога! – радостно заорал Егор. – Там шоссе! Остановим кого-нибудь, попросим о помощи...

Они выбрались на мокрый блестящий асфальт. Горели редкие фонари, но ни одной машины не было видно – водители, наверное, не хотели выезжать из дома в такую плохую погоду.

Потом вдруг сквозь пелену дождя и тумана мелькнули чьи-то фары...

– Римма, это наш шанс!

Они встали посреди дороги и замахали руками – ужасно усталые и промокшие. Римма подумала, что вряд ли какой проезжающий захочет остановиться, потому что примет их с Егором за каких-нибудь леших, выбравшихся из леса...

Но машина затормозила, и из нее неожиданно выскочил... черный человек. Черный, как эта ночь, почти весь седой, в оранжевом смешном пальто. В первый момент Римма даже подумала, что это сам Акита Манипуту, но потом поняла, что ошиблась.

Человек подбежал к ним и быстро заговорил на смеси русского и английского, путая и забавно коверкая слова... Когда Римма поняла, кто перед ними, то ахнула и чуть не упала в обморок. В самом деле, происходящее напоминало чудо, и в первый раз за последнее время забрезжила реальная надежда на спасение!


...Огромные массы воды обрушивались с одного выступа на другой и с шумом падали в озеро у подножия горы.

Вода в этом озере была невероятно чистая и прозрачная, можно было увидеть дно и мелькающих рыбешек, которые искали себе корм.

Вода переливалась и искрилась на солнце.

А небо было синим и напоминало огромный океан, если смотреть на него снизу, лежа на земле. Конца и края не было этому бесконечному небу!

А чуть дальше, где шум водопада был уже почти не слышен, степенно шло стало слонов, чтобы утолить жажду. По краям были взрослые слоны, а в центре брели малыши – их так оберегали в стаде от опасности...

Еще дальше, на безопасном расстоянии, следил в бинокль за происходящим человек. Он стоял на потрепанном джипе с открытым верхом, длинные волосы развевались по ветру, загорелое лицо озаряла улыбка.

Вот он опустил бинокль, и Кинеша узнала Джордана. «Неужели он вернулся? – удивилась Кинеша. – Когда же он успел? Или... или он и не улетал никуда и весь этот переворот мне только приснился?»

– Привет, Кинеша! – закричал Джордан и замахал ей рукой. – Как дела?

– Все в порядке! – весело ответила она. – А ты как?

– На миллион долларов! У Черной Тучи родился малыш – я видел его. Такой смешной!

Джордан всегда очень радовался, когда в стаде слонов появлялся новый малыш.

«Наверное, мне все приснилось», – решила Кинеша. Ей было так хорошо, что она ни за что не хотела покидать этот солнечный безмятежный мир.

По дворцовым аллеям бегал ручной гепард, повара на заднем дворе стряпали обед, и вкусно пахло котлетами из маиса, запеченными в банановых листьях. Радостно засмеялась Малимба, играя с гепардом... а вот это кто там?

Сердце Кинеши радостно забилось, когда она увидела этого седого доброго человека, который в последнее время заменил ей отца. Он жив и здоров, – значит, ей точно приснилось, что его тяжело ранил Ортезио...

– Мбамба! – удивленно закричала Кинеша. – Ты жив?! Я так рада!

– Да, моя госпожа! – отозвался тот. – Все в порядке, у меня хорошие вести...

– Кинеша! – позвал ее другой голос, тоже очень родной и знакомый.

«Римма? – удивилась Кинеша. – Но как она здесь оказалась? Наверное, она приехала ко мне в гости... Вот здорово!»

– Она очнулась! – заорал еще один голос, также знакомый. «И Егор здесь! Вот мы все повеселимся... Только почему он говорит, что я очнулась? Разве мне было плохо?»

Кинеша с трудом разлепила глаза и увидела склоненные над ней лица. Вот Римма и Егор, ужасно чумазые... в грязи они, что ли, валялись? А это кто?

– Мбамба! – прошептала она. – Это ты?.. Как ты меня нашел?


...Первые минуты после пробуждения Кинеши все они обнимались друг с другом, кричали что-то, размахивая руками, пытались рассказать, что произошло.

– Это чудо, настоящее чудо! – вопила Римма. – Выходим мы на шоссе, а там машина. А в машине Мбамба... Он нам что-то объясняет – а мы не понимаем... Потом поняли, что это Мбамба и что его вел в нашу сторону внутренний голос! Ну, то есть он особо не удивился, что встретил нас – как будто так и надо. У вас что, все в Африке колдуны?

– Вуду очень популярно... Хотя Мбамба пользуется им только в самых крайних случаях, – еще слабым голосом произнесла Кинеша, радостно улыбаясь своему спасителю.

– Мы сюда вернулись... еле дорогу обратную нашли! А потом он колдовать начал, – продолжил Егор. – Мы испугались, что опять петуха придется потрошить, – но ничего, обошлось... Мы на кухне сидели, ждали. Очень мне не нравится колдовство, даже когда его применяют в добрых целях. А через некоторое время ты очнулась...

– Капа апулабимба мгани агариша! – сказала Кинеша, обращаясь к Мбамбе. – Вот она, встреча после расставания... Ты меня спас!

– Всегда к услугам вашего величества, – произнес на своем родном языке Мбамба и почтительно поклонился.

Егор и Римма завороженно слушали чужой язык. Потом Кинеша рассказала по-русски историю Мбамбы.

Оказывается, тот был серьезно ранен, когда помогал бежать принцессе. Люди Манипуту бросили его в застенок, где он тихо умирал от ран и жажды. Он уже и не думал спастись, но ему помогли те, кто был недоволен новой властью. Ведь с приходом Манипуту многое изменилось в стране, как будто ее отбросили на сто лет назад в своем развитии.

Малимба ухаживала за своим отцом и все твердила, что он должен помочь принцессе. Когда Мбамба немного поправился, то узнал, что Акита Манипуту отправил полковника Ортезио в Москву, чтобы окончательно обезвредить принцессу Кинешу. Ортезио научили ритуалу, с помощью которого он погрузил бы ее в сон, – при таком раскладе она никак не могла помешать Манипуту. На убийство в чужой стране они не решились – это вызвало бы ненужные подозрения и международный скандал.

Мбамба полетел в Москву.

Там ему удалось отыскать следы Ортезио. Это оказалось не так трудно, ведь Ортезио остановился в самой дорогой гостинице. Полковник ни в чем себе не отказывал и вел себя как настоящий миллионер (вероятно, он думал, что теперь ему все позволено – с тех пор как в Такании открыли месторождение алмазов).

Мбамба стал следить за ним. Вчера Ортезио со своими здешними приспешниками (Митричем и Саньком – догадалась Римма) отправился в поселок Синюхино. Здесь Мбамба неожиданно потерял их из виду. Он долго кружил по безлюдному району, по запутанным дорогам, пытаясь найти это самое Синюхино. Началась непогода. Мбамба уже совсем отчаялся, но словно какой-то внутренний голос заставлял его продолжать поиски, пока на дорогу не выбежали двое мокрых и грязных подростков, которые оказались друзьями принцессы...

– Мбамба говорит, что вы замечательные ребята и достойны награды за то, что спасали меня, – смущенно произнесла Кинеша. – В самом деле, я вам очень благодарна... Римма, Егор, вы настоящие друзья!

– Спасибо, – серьезно кивнул Егор. – Только мы не сделали ничего особенного. Скорее даже наоборот – мы совершили много глупостей, из-за которых чуть не испортили все.

Кинеша перебросилась несколькими фразами с Мбамбой, а потом снова обратилась к ребятам:

– Тайного смысла происходящего не знает никто... без ваших ошибок не было бы благополучного исхода событий.

– Я тебя поняла! – уныло пробормотала Римма. – Только вот что сделают с нами наши родные, когда мы вернемся... Эх, я чувствую – достанется нам всем на орехи! И тебе, Егор... Нас ждут еще испытания.

– Мбамба говорит, что не бывает победы без жертв, – с улыбкой перевела Кинеша. – И потом, у нас замечательные родные! Немного поругают, конечно... Но зато так обрадуются, когда мы наконец вернемся!


Глава 7 Друзья спешат на помощь | Мама, я мальчика люблю! | Глава 9 Свобода и ее последствия



Loading...