home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Свобода и ее последствия

Днем раньше.

Полковник Ортезио, очень довольный, вышел из этого дурацкого дома. Он потирал руки и весело насвистывал. Кажется, все получилось... «Кто бы мог подумать, что в этом глупом колдовстве есть смысл! – думал он. – Хоть какая-то польза от этого обжоры Манипуту – ведь это он научил меня старинному ритуалу. Теперь противная девчонка не представляет опасности! Она будет жить как овощ – безмолвная и безответная...»

Ортезио рисовались картины его блестящего будущего...

Вот он возвращается в Таканию, избавляется от Манипуту. Он полновластный хозяин Такании! А в ее земле спрятаны миллионы, миллиарды – алмазы теперь в большой цене, ведь все остальные месторождения в мире начали истощаться.

Первым делом он приобретет себе шикарный «Роллс-Ройс», в нем он будет объезжать свои владения. Потом он издаст закон, по которому всякий житель страны будет падать ниц при его приближении...

Это немного по-детски, конечно, но зато как приятно!

На небе собирались тучи, начинал накрапывать дождь. Полковник Ортезио хоть и был белым человеком, но такая погода была ему непривычна, ведь он всю жизнь провел в солнечной Африке. «Ничего, скоро я покину эту дурацкую страну...»

Он поднял воротник у куртки и зашагал быстрее в сторону станции.

– Эй, милок! – кто-то каркнул позади него.

Ортезио недовольно оглянулся и увидел перед собой маленькую сморщенную старушку, которая, опираясь на деревянную кривую трость (Ортезио не знал, что в здешних местах она называлась «клюкой»), ехидно улыбалась беззубым ртом.

– Что надо, женчин? – довольно грубо спросил он.

– Какой ты невежливый, милок! – прошамкала старуха. – А ведь это ты, гад такой, Петю моего стащил...

– Какого еще Петью? – усмехнулся полковник. – Я не знать никакого Петью!

– Еще как знаешь, морда твоя иностранная! Признавайся, что ты с животиной сделал! – не унималась старуха. Это была та самая Марковна, о которой уважительно отзывались Санек с Митричем. Одна из последних представителей русской колдовской школы, а попросту – ведьма... Впрочем, Ортезио не боялся ведьм, он думал, что его знания магических ритуалов гораздо сильнее.

К несчастью для полковника, она запомнила его – того самого, кто стащил ее любимого петуха.

– Я не знать никаких животных! – сердито заорал Ортезио, который уже догадался, что старуха толкует о том самом петухе, с помощью которого он колдовал.

– Врешь! – стукнула клюкой о землю Марковна, пристально вглядываясь в глаза полковника. – Ой, врешь...

Ортезио почему-то стало не по себе от этого взгляда, он даже рассердился на себя – с какой это стати он должен опасаться этой маленькой старой женщины! Накрапывал дождь, и она сама напоминала мокрую нахохленную курицу...

– Глупая женчин, ты даже не представлять, с кем ты сейчас разговаривать! – запальчиво выкрикнул он, делая шаг назад. Он хотел уйти, но не мог, словно какая-то сила держала его на месте. Ортезио попытался вспомнить одно из тех заклинаний, которым его учил Манипуту, но не мог...

– Я тебя насквозь вижу, – прошипела старуха. – Ты плохой человек... Это ты моего Петю погубил! Да не просто так... ладно б ты его съел, так ведь ты, мил человек, для недоброго дела животину употребил!

– Я не понимать, что вы там бормоталь...

Полковнику Ортезио вдруг стало по-настоящему жутко. Чего эта старуха от него хочет? Может, ей стоит заплатить за моральные и материальные убытки? Пожалуй, надо ей дать сто долларов – здесь, в этих диких бесприютных местах, это настоящий капитал...

– Деньги мне без надобности, – сказала старуха, словно читала мысли. – У меня вот забор покосился, починить его надо... Да и крыша к осени протекать стала. И за Майкой – это буренушка моя – ухаживать тяжело стало.

– Какой крыша, какой забор? – пролепетал Ортезио, бледнея.

– Да самые обыкновенные... Вот что, мил человек, – отработаешь ты мне. За все плохое, что сделал, отработаешь. И отпущу я тебя только тогда, когда раскаешься ты и мысли у тебя сделаются чистые, независтливые...

Старуха заковыляла к своей избе, а полковник, будто на веревочке, побрел за ней. Он хотел возмутиться, повернуть обратно к станции, но не мог. Видно, старухино волшебство было сильнее.

«Что значит – когда раскаешься?!» – подумал он. И представил, что жить ему в этой безвестной деревеньке много лет, чинить крышу глупой старухе и ухаживать за ее дурацкой буренушкой. И от таких перспектив он совсем сник – ведь он так близко был от мирового господства, от алмазных россыпей и вечного африканского лета...


...Они, конечно, сначала стали обнимать их, целовать и всячески тормошить. Потом ругать и кричать. Потом опять обнимать. Потом...

– Вот видите, граждане, нашлись ваши дети, – сказал довольный старший лейтенант Чемоданов. – А вы – похищение, международный заговор! Ясное же дело – дети еще в казаки-разбойники не наигрались.

– Это все ужасный Ежов виноват! – плакала мама. – Это он сбил моих милых девочек с толку!

– Да, это все он, Ежов! – сердито кричали тетя Регина и тетя Карина.

– Обещай мне, что ноги этого человека не будет в нашем доме! – возмущалась бабушка, Элла Леопольдовна.

Объяснять им что-то было совершенно бесполезно.

Римма и Кинеша терпеливо снесли этот шквал бурных эмоций, а потом удалились в свои комнаты. Перед тем им было назначено наказание – неделю сидеть дома и носу на улицу не высовывать.

– А уроки? – робко напомнила Римма.

– Ничего, дома свои уроки сделаете...

Впрочем, это было не самое страшное наказание – можно было ожидать чего похуже, но, к счастью, обошлось.

– Ребенок-то какой худющий вернулся! – всхлипывала на кухне Настя, которая даже не узнала своей любимой Риммы. – Господи, совсем режим питания сбился...

Первые два дня Римма с Кинешей отсыпались, приходили в себя от всех этих приключений, а на третий день, поздно ночью, Римма выскользнула из-под одеяла и подключила компьютер к Интернету.

«На ваш адрес получено электронное сообщение...»

– Егор, это ты! – радостно прошептала Римма. – Ты не забыл меня...

«Римма, как дела? Надеюсь, вам с Кинешей не сильно досталось... Моя мама хотела побить меня ремнем, но у нее ничего не получилось – сестренки меня не дали в обиду. Вот уж не думал, что от этих малявок может быть какая-нибудь польза! Римма... я все время думаю о тебе. Знаешь, я еще никогда так весело не проводил время.

Римма... я не хотел говорить раньше, но теперь все выяснилось точно – я прошел последний тур отборочных состязаний и скоро вместе со своей командой еду в Корею, на всемирный чемпионат по компьютерным играм. Римма, это так здорово, что я совсем не могу спать!

Я уезжаю через три дня. Пожалуйста, если можешь, приходи – я бы очень хотел проститься с тобой. Знаешь, мне кажется, что если я увижу тебя перед отлетом, то у меня все получится.

Кинь в меня мылом, что ли... Я звонил по телефону, но тебя не хотят подзывать. Всегда твой Егор Ежов».

Римма не замечала, что по лицу у нее текут слезы. Она радовалась за Егора и в то же время сожалела, что не может пойти проститься с ним. «Господи, хоть бы он победил...»

Всхлипывая и шмыгая носом, она принялась набирать ответ:

«Егор, ты мой самый лучший друг, и я тоже все время о тебе думаю...»

Она очень много хотела сказать ему – что она поздравляет его с победой в отборочном туре, желает ему победу. Хотела сказать, что тоже скучает и надеется в скором времени изменить мнение родных о нем... но не смогла.

Дверь скрипнула, и в комнату вплыли тетя Карина и тетя Регина в ночных пижамах серебристого цвета, очень похожие на двух больших белых лебедей.

– Ой... – пробормотала Римма, и пальцы у нее замерли над клавиатурой.

– «Егор, ты мой самый лучший друг...» – прошептала тетя Регина, посмотрев на экран монитора, и сделала вид, что ей очень плохо.

– Егор? – дрожащим голосом повторила тетя Карина и тоже приняла такой вид, будто вот-вот свалится в обморок. Римма подумала, что будет весьма проблематично, если две ее довольно упитанные тетушки сейчас окажутся на полу ее комнаты. Она их точно не поднимет, придется звать на помощь! – Опять этот Егор...

– Римма, как ты можешь! – воскликнули они в один голос, но, слава богу, падать не стали.

– А что такого... – безнадежно вздохнула Римма в предчувствии очередного скандала.

– Этот человек чуть не погубил вас с Кинешей! – возмущенным шепотом прошептала тетя Регина. – Вы бегали по каким-то лесам, неизвестно где, подвергая свою жизнь опасности... А вдруг на вас напали бы какие-нибудь бандиты?!

– На нас и напали бандиты, только Егор нас спас, – упрямо буркнула Римма.

– Ах, мне плохо... – душераздирающе заахала тетя Карина, угрожающе клонясь на бок. – Она опять о своем... Римма, это все глупые фантазии, которые вам с сестрой внушил этот ужасный мальчишка! Ну кто же поверит этим разговорам про международный заговор и колдовство вуду, про которые вы пытались рассказать нам... Это не самая удачная выдумка! И какой-то мифический полковник, друг какого-то людоеда из Африки...

– Бред, просто бред! – решительно поддержала свою сестру тетя Регина. – Твоему Егору мало того, что он сутками сидит в этой кошмарной виртуальной реальности, он еще ко всему прочему решил и нашу обычную жизнь превратить в игру! Он сумасшедший, как его только в школу пускают!

И пошло, и поехало...

Римма уже устала спорить с ними, она просто сидела и молча слушала их причитания. Почему эти взрослые такие странные – когда им говоришь правду, они не верят, а стоит что-нибудь соврать – они всей душой готовы поверить в это!

– В общем, так, – сказали тетушки под конец хором. – Мы запрещаем тебе пользоваться компьютером – ведь из-за него ты можешь стать такой же ненормальной, как и этот твой Ежов. Я думаю, завтра все остальные домашние одобрят наше решение.

– Вот вы как... – мрачно прошептала Римма. Обычно она всегда слушалась своих родственников, но в этот раз ей захотелось протестовать!

– Да, мы именно так, – нравоучительно произнесла тетя Карина. – Ты пойми, Риммочка, – все это исключительно для твой пользы!

– Да, только ради тебя! – прижала руки к груди тетя Регина и сделала такое вдохновенное, одухотворенное лицо, с которым она обычно играла на своей арфе.

– Откуда вы знаете, что правильно, а что нет, – сердито возразила им племянница. – Вот заведите себе детей и командуйте ими... А у меня свои родители есть!

– Что она такое говорит? – всхлипнула тетя Карина.

– Нет, мое сердце не выдержит этого! – полились слезы у тети Регины. – Никогда, никогда ты не говорила нам таких ужасных слов...

– Это все он, это Егор... Его тлетворное влияние!


Прошло два дня.

Римма и Кинеша сидели дома. Им было скучно. Они очень быстро делали домашнее задание, которое мама узнавала в школе, а потом шептались обо всем том, что произошло с ними в последнее время.

– Завтра он уезжает, – грустно сказала Римма. – А он так надеялся увидеть меня!

Речь, разумеется, шла о Егоре.

– Нет, это невыносимо! – возмутилась Кинеша. – Ты обязательно должна повидать его перед отъездом!

– Но как? Кто меня отпустит? – пожала плечами Римма.

– Надо что-нибудь придумать...

Они долго ломали голову над тем, что бы такое предпринять.

– Надо попросить Настю помочь нам, – предложила Кинеша. – У нее ведь тоже есть ключи...

– Что ты! – замахала руками Римма. – Настя заодно с родителями, она все расскажет им.

– Может, не расскажет... Она тебя очень любит, как родную дочь. Она согласится тайком выпустить тебя из дома!

Римма немного подумала, а потом изрекла:

– Не годится. Ну, выпустит она меня на часок – и что с того? Бабушка пойдет искать меня, а меня дома нет. Такое опять начнется!

– А мы что-нибудь придумаем... Ну, например, как будто у тебя болит голова и ты легла спать.

– Бабушка может заглянуть в мою комнату и проверить...

– А мы Настю вместо тебя положим в твою кровать и укроем с головой. Никто и не догадается!

– Ладно... – нерешительно пробормотала Римма. – Стоит попробовать!

Она побежала к Насте на кухню – та как раз варила суп.

– Ой, как вкусно пахнет! – стала ластиться Римма. Она знала, что домработница была готова на все, когда хвалили ее кулинарные способности.

– Налить тарелочку? – расплылась в улыбке Настя. – Только вот беда – я хлеб забыла купить...

– Давай я сбегаю, – предложила Римма.

– Что ты, детка! – испугалась Настя. – Вы же до конца недели под арестом!

– Настя, я так хочу прогуляться! – вздохнула Римма. – У меня даже аппетита нет. Я вот чувствую, что твой суп вкусно пахнет, но есть его совершенно не хочу!

Этот аргумент подействовал на Настю самым убедительным образом.

– Боже мой, совсем ребенка заморили! – прошептала она, и ее круглые добрые глаза налились слезами. – Что ж такое на свете делается...

– Вот что, Настя, – решительно продолжила Римма. – У меня есть план. Если ты его в точности выполнишь, то у нас все получится.

– Ну, я не знаю... – пробормотала Настя. – Хотя без хорошего аппетита ребенок не вырастет!


Элла Леопольдовна задумчиво смотрела новости. Впрочем, слушала она их вполуха, все больше думала о том, как бы разлучить Егора с Риммой. «Может, в школу другую ее записать? – неожиданно пришла ей в голову свежая идея. – И Кинешу тоже... Так они точно не смогут общаться с этим зловредным мальчишкой!»

В коридоре послышался какой-то шум.

– Кто там? – строго спросила Элла Леопольдовна. – Настя, ты? Куда ты собралась?

– Да вот, хлеб хочу купить... – сказала Настя хриплым голосом и поправила на голове платок, который укутывал ее, словно восточная чадра.

«Совсем у нашей Насти нет вкуса, – недовольно подумала Элла Леопольдовна, опять устремляя свой взгляд в экран, где как раз обсуждали политический прогноз на следующий год. – Одевается, словно деревенская жительница... Надо бы как-нибудь ей намекнуть об этом, только очень деликатно... Хотя если она обидится и уйдет от нас, то мы без нее пропадем. Нет, лучше вообще не буду ничего ей говорить. Пусть одевается как хочет...»

– А что у тебя с голосом? – спросила озабоченно Элла Леопольдовна.

– Да вот, простыла немного... – закашлялась Настя в коридоре.

– Как придешь, обязательно выпей лекарств...

Настя ушла. Элла Леопольдовна досмотрела новости до конца, а потом решила проверить, что там делают девочки. Теперь она старалась контролировать каждый их шаг.

В коридоре она столкнулась с Кинешей.

– Внученька... а что наша Римма делает? – ласково спросила она.

– Бабушка, она спит, – шепотом сказала Кинеша. – Ты ее не буди... она говорила, что у нее голова болит.

Бабушка слегка приотворила дверь и заглянула к Римме. Та крепко спала, укрывшись одеялом.

Элла Леопольдовна тихо прикрыла дверь обратно и задумчиво пробормотала:

– Что ж это такое, все у нас расхворались... Уж не простуда ли это или, не дай бог, грипп? В новостях говорили, что на Москву идет грипп! Надо потом всем обязательно выпить лекарств...


Римма летела по улице словно на крыльях.

Она даже не ожидала, что все так легко получится.

Свежий осенний ветер дул ей в лицо, трепал волосы. Но Римме не было холодно – она стянула с головы Настин платок и весело размахивала им.

Вот и дом, в котором жил Ежов...

Она набрала номер его квартиры по домофону:

– Егор, это я...

Через минуту выскочил во двор и сам Егор, удивленный и радостный.

– Ты?! – закричал он. – Как тебе удалось...

– А вот так... – засмеялась Римма.

Он схватил ее за руку, крепко пожал. Римме было неловко – ей казалось, что все смотрят на них, хотя вокруг не было ни души. Она хотела вырвать руку, но почему-то передумала. «В самом деле, я же ничего плохого не делаю!»

– Значит, уезжаешь? – шепотом прошептала она.

– Да, – тихо ответил он. – Пожелай мне удачи, Римма.

– Я желаю тебе удачи! – сказала она, держа его за руку. – Я буду все время думать о тебе... Нет, правда!

– Я верю! – улыбнулся он. У него была замечательная улыбка – добрая и немного смущенная. – Тебя не очень ругали?

– Очень. Очень-очень! Но это не имеет никакого значения. Ты мой друг, и я не собираюсь отказываться от тебя. Знаешь, я надеюсь, что скоро все изменится и мы сможем нормально общаться, и говорить по телефону, и посылать друг другу письма по электронной почте... Да, Кинеша тоже передает тебе привет!

– А этот, как его... Ортезио не появлялся?

– Нет, словно сквозь землю провалился! Наверное, он думает, что Кинеша до сих пор находится в заколдованном сне...

– Ну и пусть себе думает – нам же спокойнее... А где Мбамба?

– Живет у каких-то своих знакомых. Кинеше он сказал, что скоро всех ожидают какие-то грандиозные перемены, тоже очень хорошие... Мы его в гости приглашали, но он почему-то стесняется. Вот смешной! А ты вообще надолго?

– На две недели, – кивнул Егор. – Боюсь, совсем от школьной программы отстану...

– Ничего, я тебе помогу, – сказала Римма. – Две недели – это ерунда...

Но на самом деле ей было грустно и две недели казались бесконечно долгим сроком.

– Римма...

– Что?

– Римма, я так рад, что ты все-таки пришла...


Глава 8 Темные силы | Мама, я мальчика люблю! | Глава 10 Холодная осень



Loading...