home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава X

Медянка лежала, свернувшись калачиком, в моховом гнездышке возле пещеры Пепелицы. Услышав шаги целительницы, она поспешно подняла голову. В первый момент Огнезвезда испугал неподвижный взор ее всегда живых глазок, и он понял, что каждое движение дается малышке с огромным трудом.

Песчаная Буря лежала возле гнездышка, охраняя больную.

– Несчастный маленький детеныш! – растроганно шепнула она на ухо Огнезвезду. – Она едва не умерла! Нужно немедленно разобраться с этим проклятым Частоколом! У меня просто когти чешутся на этого негодяя! Да я бы ему… Огнезвезд заметил, что палевая красавица взволнована ничуть не меньше Пепелицы, и понял, что обе кошки уже выслушали рассказ Медянки.

– Предоставь его мне! – негромко сказал он, усаживаясь возле больной. – Я рад, что ты очнулась, Медянка, – ласково проурчал он. – Ты можешь рассказать мне, что с тобой стряслось? Пестренькая кошечка несколько раз моргнула, потом тихо заговорила:

– Чернушка и Капелька спали в детской. А я не спала! Мне было скучно. Мама задремала, вот я и решила пойти поиграть в овраг. Я хотела поймать мышку. Я пошла… а потом увидела Частокола! – тут голосок ее задрожал, и она испуганно замолчала.

– Продолжай! – подбодрил ее Огнезвезд.

– Он шел в овраг, совсем один! А я знала, что он всегда ходит вместе с Бурым, вот и решила… решила поглядеть, куда это он идет. Я стала за ним красться… Я не хотела ничего плохого! Просто однажды он куда-то уводил из лагеря Ежевичку с Рыжинкой, вот я и подумала, что он задумал какое-то новое приключение….

Огнезвезд подавил тяжелый вздох. Медянка чуть ли не с рождения всюду совала свой любопытный нос и постоянно страдала из-за собственной бесшабашной отваги. Вот и нашла приключение на свою голову! У него не было сил сердиться на несчастную глупышку, и он искренне надеялся, что искусство Пепелицы вскоре вернет Медянке ее привычный веселый задор.

– Я долго за ним кралась, – похвасталась Медянка. – Я еще никогда не забиралась так далеко от лагеря. Я шла тихо-тихо, Частокол даже не заметил меня! А потом он встретился с другим котом, вот.

Только я не знаю, кто это был, я его раньше никогда не видела.

– Что это был за кот? Расскажи мне о нем. Как от него пахло? – быстро спросил Огнезвезд.

Медянка удрученно посмотрела на него.

– Я такого запаха не знаю! – пискнула она и сморщила розовый носик. – Но это был гадкий запах, от него даже в носу щипало! А сам кот был такой здоровенный – даже больше, чем ты, Огнезвезд. Сам весь белый, а лапки у него черные.

Огнезвезд уставился на нее, соображая, кто бы это мог быть.

– Чернопят! – неожиданно воскликнул он. – Глашатай Звездоцапа! Это был запах племени Теней, Медянка.

– Не много ли себе позволяет этот негодяй?! – прорычала Песчаная Буря. – С какой стати он встречается на нашей земле с глашатаем племени Теней?!

– А что было потом? – наклонился Огнезвезд к Медянке, взмахом хвоста приказывая Песчаной Буре помолчать.

– Потом я струсила, – еле слышно призналась Медянка, уставившись на свои лапки. – Я так испугалась, что побежала обратно, и, наверное, Частокол меня услышал, потому что он нагнал меня в овраге. Я подумала, что он разозлится на меня за то, что я за ним следила, но он похвалил меня и сказал, что я очень умная и хитрая. Потом сказал, что хочет угостить меня и предложил ягод. С виду они были такие вкусненькие, но когда я их поела, мне вдруг стало плохо… И больше я ничего не помню. А потом я проснулась тут, у Пепелицы. Закончив, она уронила головку на лапы и затихла. Видно было, что долгий рассказ утомил ее.

Пепелица нежно обнюхала малышку, прислушиваясь к ее дыханию.

– Это были смерть-ягоды, глупышка, – проворчала она. – Никогда в жизни даже не прикасайся к ним, слышишь?

– Я больше не буду, Пепелица, честное слово! – прошептала Медянка.

– Спасибо тебе, Медянка, – сказал Огнезвезд и поднялся. Он ничуть не удивился тому, что Крутобок оказался прав, но так разозлился, что едва мог дышать. Единственное, что его поразило, это даже не преступление Частокола, а таинственный визит Чернопята. Зачем глашатай племени Теней наведывался на территорию Грозового племени?

– Что будешь делать с Частоколом? – тихо прорычала Песчаная Буря.

– Я должен расспросить его, – ответил Огнезвезд. – Хотя не думаю, что он захочет быть со мной откровенным!

– После того, что он сделал, ему не место в нашем племени! – взорвалась Песчаная Буря. – Да любой наш кот, не задумываясь, порвет ему глотку! Я не дам и пары мышиных хвостиков за его поганую жизнь!

– Предоставь это мне, – мрачно повторил Огнезвезд.

Пепелица осталась сидеть возле уснувшей Медянки, а Огнезвезд с Песчаной Бурей вернулись на поляну. Большая часть котов все еще оставалась там, вылизывая друг друга перед отходом ко сну. Буран в сопровождении Долгохвоста и Златошейки уверенно шествовал к выходу из лагеря.

Как только Огнезвезд взлетел на скалу, патруль решительно повернулся обратно, а остальные коты удивленно вытаращили глаза на предводителя. Не обращая внимания на всеобщее изумление, Огнезвезд громко призвал котов прийти на новое собрание. Он поискал глазами Частокола, но полосатого воина нигде не было видно.

– Где Частокол?! – спросил он Крутобока, когда серый толстяк подбежал к скале.

– В пещере! – буркнул тот.

– Приведи его!

Крутобок нырнул в воинскую пещеру и вскоре выскочил оттуда в сопровождении Частокола и Бурого. Когда трое котов приблизились к скале, Частокол первым уселся на землю и нахально уставился на Огнезвезда.

– Ну? – вызывающе спросил он. – Я вижу, славному Огнезвезду очень понравилось красоваться на скале предводителя! Что понадобилось нашему герою на этот раз? Огнезвезд спокойно выдержал его взгляд и сказал:

– Медянка очнулась. Несколько мгновений Частокол продолжал смотреть на него, потом мрачно отвел глаза.

– И ты собрал нас всех, чтобы сообщить эту потрясающую новость? – насмешливо спросил он, но Огнезвезд ясно видел, как шевелится шерсть на его полосатой спине.

– Коты Грозового племени! – возвысил голос Огнезвезд. – Я позвал вас сюда для того, чтобы вы были свидетелями слов Частокола. Все вы знаете, что произошло вчера с Медянкой. Сейчас она, наконец, очнулась, и Пепелица надеется, что малышка вскоре совсем поправится. Только что я разговаривал с Медянкой, и она подтвердила слова Крутобока. Частокол накормил ее смерть-ягодами. Частокол, – крикнул он, устремив взор на полосатого воина, сидящего у подножия скалы, – что ты скажешь в свое оправдание?

– Она врет! – презрительно сплюнул Частокол. Коты, сидящие вокруг него, угрожающе зашипели, и он быстро поправился: – Или ошибается. Котята никогда не слушают, что им говоришь! Натворят бед, а потом сваливают вину на кого попало! Она пропустила мои слова мимо ушей и не помнит, как я просил ее не есть смерть-ягод!

– Медянка не лжет и не ошибается, – мрачно сказал Огнезвезд. – Она сообщила мне еще кое-что, из чего я заключил, что ты нарочно накормил ее отравой. Она видела, как ты встречался на нашей территории с Чернопятом, глашатаем племени Теней.

Ты не хочешь рассказать нам, о чем вы с ним разговаривали? Новые возмущенные вопли потрясли племя, то тут, то там послышались негодующие крики: – Предатель! Измена!

Огнезвезд взмахнул хвостом, призывая воинов к молчанию, но потребовалось какое-то время, прежде чем разъяренные коты успокоились и притихли. Частокол спокойно выждал, пока утихнут крики, а потом злобно рявкнул: – Я не собираюсь оправдываться перед домашним котишкой!

Огнезвезд в бешенстве царапнул скалу, словно хотел проверить на прочность свои когти. – И тем не менее тебе придется сделать это. Я хочу знать, что вы со Звездоцапом задумали на этот раз! – он с трудом подавил подступающее бешенство и продолжил: – Частокол, ты знаешь, что Звездоцап намеревался сделать со всеми нами. Голодные псы разорвали бы нас в клочья, не пощадив ни стариков, ни котят. Как ты можешь общаться с ним после всего этого?!

Частокол злобно посмотрел ему в глаза и промолчал. Огнезвезд вспомнил, как перед самым нападением собачьей своры Частокол хотел увести из лагеря Звездоцаповых котят. Выходит, он знал, что Звездоцап что-то задумал, и спокойно обрек племя на страшную гибель, даже не попытавшись никого предупредить! Неужели этого недостаточно, чтобы назвать его предателем?!

Огнезвезд очень старался быть справедливым, чтобы ни один кот – даже Частокол! – не мог бы обвинить его в преследовании бывших сторонников Звездоцапа. Более того, он и теперь очень опасался того, сколько бед может натворить Частокол, примкнув к своему покровителю. Но у него не было выбора. За свои преступления Частокол заслуживал немедленного изгнания.

– Ты мог бы быть хорошим воином, – печально сказал он Частоколу. – Я даю тебе последний шанс, Частокол. Я хочу доверять тебе, и…

– Доверять мне?! – взорвался Частокол. – Да ты никогда мне не доверял! Ты что думал, я не догадаюсь, зачем это рыжий дурачок ходит за мной по пятам?! – заорал он, поворачиваясь к Бурому, сидевшему у него за спиной. – И ты ждал, что я соглашусь провести остаток своих дней под надзором?! Я чистокровный Грозовой кот, а не домашняя киска!

– Нет, Частокол, – устало ответил Огнезвезд, вытягиваясь на скале и пристально глядя в глаза полосатому воину. – Я просто ждал, когда ты докажешь свою преданность. Ведь ты родился в этом племени, вырос вместе с его воинами. Неужели это совсем ничего не значит для тебя? Согласно воинскому закону, ты обязан защищать свое племя даже ценой собственной жизни!

Частокол вскочил с земли, глаза его метали молнии, и Огнезвезд понял, что полосатый воин до последнего момента не собирался покидать родное племя. Возможно, он вовсе не был уверен в том, что Звездоцап захочет его принять. Что ни говори, а Частокол в свое время отказался разделить с бывшим другом тяжесть изгнания, кроме того, перед нападением собак он так и не сумел привести Звездоцапу Ежевичку с Рыжинкой. Предводитель племени Теней был не из тех, кто легко прощает обиды и ошибки, поэтому Частокол вряд ли мог рассчитывать на теплый прием в новом лагере. Но когда Частокол заговорил, в голосе его не было и следа сожаления или страха: – Это не мое племя! – презрительно усмехнулся он, и сидящие вокруг него коты в ужасе отшатнулись в стороны. – Давно уже не мое. После того, как домашний котишка возглавил Грозовое племя, мне здесь больше делать нечего! Я не обязан хранить верность этим жалким созданиям! Если и есть в нашем лесу хоть один достойный кот, так это Звездоцап!

– Вот и убирайся к нему! – прошипел Огнезвезд. – Отныне ты больше не воин Грозового племени. Если мы поймаем тебя на нашей территории после заката, мы поступим с тобой как с врагом! Убирайся!

Частокол задержал на нем свой горящий взор, но не произнес ни слова. Потом, не торопясь, повернулся к Огнезвезду спиной и вразвалку направился к выходу. Коты молча расступались, давая ему дорогу.

– Попробуй только вернуться, ты знаешь, что тебя тут ждет! – прорычал Белохвост, обнажая острые зубы. Синеглазка не сказала ни слова, только плюнула, ощетинив шерсть.

Как только кончик хвоста Частокола скрылся в гуще папоротников, коты возбужденно загудели, обсуждая только что случившееся. Внезапно из общего гула послышался звонкий голосок Рыжинки: – Частокол ушел в племя Теней? Огнезвезд сразу вспомнил, что Рыжинка, единственная из всех котов, не выразила никакого возмущения по поводу преступлений полосатого война. Словно зачарованная, она смотрела на Частокола, провожая глазами каждый его шаг в сторону выхода. Она выглядела потрясенной и растерянной, но в глазах ее было еще что-то, чего Огнезвезд пока не мог понять.

Ее вопрос заставил его похолодеть. Малышка прекрасно знала, кто возглавляет племя Теней. Неужели она понимает, что означает предательство Частокола?!

– Не знаю, – признался он. – Он может пойти куда ему угодно. Отныне он больше не принадлежит Грозовому племени.

– Значит, мы можем выгнать его, если увидим на своей земле? – спокойно уточнил Буран.

– Да! – кивнул Огнезвезд и добавил, обращаясь к остальным котам: – Если вы почуете на нашей территории запах Частокола или котов племени Теней, немедленно сообщите мне или Бурану. Кстати, сегодня утром Терновник заметил возле Змеиной Горки запах бродячих котов. Держите нос по ветру, если почуете бродяг, немедленно доложите мне!

Отдав приказы, Огнезвезд немного успокоился. Помимо воли, он все же чувствовал робкое облегчение оттого, что, наконец, избавился от Частокола. Отныне никто больше не назовет его киской и не попрекнет домашним происхождением! Кроме того, можно больше не думать о том, что все происшествия и планы Грозового племени станут известны Звездоцапу. Даже если Частокол по-прежнему будет вредить Грозовому племени, все же в его уходе было больше пользы, чем вреда. Откуда же тогда эта тоскливая досада на себя за то, что так и не сумел заслужить преданность полосатого воина?

– Эй, Огнезвезд! – вывел его из раздумий оклик Дыма. – Ты не забыл о Тростинке? Она ведь теперь осталась без наставника!

– Спасибо, что напомнил, Дым. Этот вопрос мы решим прямо сейчас. Подойди сюда, Тростинка. Кошечка немедленно вынырнула из-за спины Дыма и, изящно перебирая лапками, вышла к самому подножию скалы.

Огнезвезд обвел глазами собравшихся, нашел того, кто был ему нужен, и громко произнес ритуальные слова:

– Долгохвост! После гибели Быстролапа ты остался без оруженосца. Ты был прекрасным наставником для Быстролапа, и я надеюсь, что твое терпение и мастерство помогут Тростинке успешно завершить свое обучение!

Долгохвост вскочил, глаза его так и сияли от изумления и благодарности. Огнезвезд поманил его кончиком хвоста. Он искренне надеялся, что их старой вражде наконец-то будет положен конец. Что ни говори, а таких отличных воинов, как Долгохвост, нужно еще поискать! Все еще не оправившись от изумления, Долгохвост приблизился к Тростинке и неловко ткнулся носом в ее нос. Кошечка учтиво поклонилась, и наставник с ученицей вернулись в толпу, где их уже поджидали Дым с Угольком.

Огнезвезд спрыгнул со скалы. Теперь, когда все дела были переделаны, усталость, словно огромный барсук, подмяла его под себя. Больше всего на свете он хотел бы сейчас свернуться клубочком в воинской пещере, согреться между спинами друзей и уснуть. Но он был предводителем, а значит, не имел права даже на отдых.

Предательство Частокола и незнакомый кошачий запах, обнаруженный возле Змеиной Горки, вновь напомнили ему о мрачном пророчестве Синей Звезды. Что означала груда костей и хлынувшая из нее кровавая река? О чем говорила Синяя Звезда? Отчаявшись найти ответ на эти вопросы, Огнезвезд решил отправиться к Пепелице и узнать, не получала ли она каких-либо знамений от Звездного племени.

Выйдя на полянку, он с облегчением увидел, что Песчаная Буря больше не дежурит возле постели Медянки. Меньше всего на свете ему хотелось бы, чтобы любимая увидела его в таком подавленном состоянии! Медянка спокойно спала в своем гнездышке, а, судя по глухой возне, доносившейся из расщелины в скале, Пепелица была у себя. Огнезвезд приблизился к входу и увидел, что Пепелица разбирает кучу трав и ягод, разложенных вдоль стен пещерки.

– И можжевельника почти не осталось… – пробормотала целительница и испуганно вздрогнула, завидев Огнезвезда. – В чем дело? Что еще стряслось?!

Сильно припадая на одну лапку, она выкатилась из пещеры, подбежала к предводителю и встревожено повела носом, почувствовав исходящий от него запах страха.

– Что случилось, Огнезвезд? Огнезвезд встряхнул головой, приводя мысли в порядок. Ему не терпелось поскорее вернуться к самому началу и рассказать целительнице о сне, который он увидел возле Лунного Камня.

Пепелица опустилась рядом с ним на землю и молча слушала, не сводя пристального взгляда с лица Огнезвезда.

– И тогда Синяя Звезда сказала: «Четыре станут двумя. Лев и тигр сойдутся в битве, и кровь будет править лесом», – закончил Огнезвезд. – И тут же кровь начала сочиться из груды костей. Она все прибывала и вскоре затопила лощину. Она была всюду, я весь вымок в ней… Что все это значит, Пепелица?!

– Я не знаю, – удрученно покачала головой целительница. – Звездное племя никогда не сообщало мне ничего подобного! Выходит, звездные предки почему-то не пожелали открыть мне это будущее. Мне очень жаль, Огнезвезд, но пока я ничего не могу тебе сказать. Я буду думать о твоем сне, и, возможно, уже в ближайшие дни случится что-нибудь, что прояснит нам это пророчество.

Желая хоть как-то утешить его, Пепелица ласково уткнулась носом в рыжую шерсть Огнезвезда. Он был благодарен ей за доброту, но ужас вещего сна не отпускал его. Какая жуткая судьба ожидает его впереди? Что будет с ними всеми? И если даже мудрая Пепелица не может ответить на этот вопрос, то есть ли у Грозового племени надежда на спасение?


Глава IX | Битва за лес | Глава XI