home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XVI

– Нет! – прохрипел Крутобок. Огнезвезд крепче прижался к другу, чтобы разделить с ним тоску по погибшему Камню и бешенство на несправедливый поединок, верх в котором взяла не отвага и мастерство, а подлость и коварство. А на поляне Чернопят с мрачным торжеством смотрел на мертвое тело Камня. Частокол резко отвернулся от мертвеца и уставился на съежившихся оруженосцев.

– Звездоцап! – хрипло попросил он. – Позволь мне прикончить их! На этот раз даже Огнезвезд не смог бы удержать Крутобока, и тот непременно прыгнул бы на ненавистного предателя, но в дело неожиданно вмешался сам Звездоцап.

– Да неужели ты с ними справишься, Частокол? – спросил он, насмешливо качая своей покрытой боевыми шрамами лобастой головой. – Пленник, и тот одержал над тобой верх, а тут сразу двое оруженосцев! Опозоренный Частокол низко понурил голову, а Звездоцап, сощурившись, устремил свой холодный янтарный взгляд на несчастных котят, которые дрожали и испуганно жались друг к другу. После всех ужасов этого дня Ветерок с Пушинкой уже почти не сознавали, что жизнь их висит на волоске.

– Нет, – решил, наконец, Звездоцап. – Пожалуй, я пока сохраню им жизнь. Живыми они принесут мне больше пользы. Огнезвезд быстро посмотрел на Крутобока, и тот ответил ему взглядом, в котором облегчение смешивалось с мрачной решимостью. Звездоцап поманил к себе Острозуба.

– Отведи пленников обратно в тюрьму. Воин Теней подобострастно поклонился своему предводителю и потащил спотыкающихся котят в камыши. Крутобок жадно проводил их глазами.

– Собрание окончено! – громко провозгласил Звездоцап.

Коты на поляне поспешно вскочили с земли и начали расходиться. Звездоцап спрыгнул со своей кучи и скрылся в камышах, Частокол и Чернопят последовали за ним. Вскоре на поляне осталась одна Пятнистая Звезда. Предводительница осторожно сошла со своего места и остановилась перед мертвым телом своего глашатая. Постояв, Пятнистая Звезда медленно склонила голову и уткнулась носом в изодранную серую шерсть Камня. Возможно, она прошептала ему что-то на прощание, но Огнезвезд сидел слишком далеко, чтобы расслышать ее слова. Наконец Пятнистая Звезда поднялась и устало побрела в заросли, где только что скрылся Звездоцап со своей свитой.

– Пора! – вскочил Крутобок. – Огнезвезд, идем спасать моих детей!

– Мы пойдем, если ты пообещаешь вести себя тихо! – нахмурился Огнезвезд. – Нужно убедиться, что все разошлись.

Но Крутобок весь дрожал от напряжения.

– Плевал я на них! – зашипел он. – Пусть попробуют меня остановить, я просто порву их в клочья!

– Твои дети пока в безопасности, – негромко сказал осмотрительный Горелый. – К чему этот бессмысленный риск?

Огнезвезд осторожно высунул голову из камышей. В лесу совсем стемнело, лишь неярко мерцал Серебряный Пояс да низко висящая луна посылала на землю свой слабый свет. Запахи племени Теней и Речного племени быстро таяли, и вскоре на поляне воцарилась тишина, нарушаемая лишь шорохом ветра в сухих зарослях камыша.

Огнезвезд снова припал к земле и прошептал:

– Они ушли. Это наш последний шанс. Нужно узнать, где они прячут оруженосцев, а потом… – Вытащить их оттуда! – закончил Крутобок. – Чего бы это ни стоило! Огнезвезд кивнул. – Ты с нами, Горелый? Только учти, это может оказаться очень опасно. Черный кот-одиночка чуть не задохнулся от обиды.

– Неужели ты думаешь, что я могу уйти после того, что только что увидел?! Да ни за что! Я с вами, Огнезвезд!

– Отлично! – с благодарностью поглядел на него Огнезвезд. – Я так и думал.

Он поманил друзей хвостом и начал двигаться в сторону поляны. У самого края он немного помедлил, не решаясь выйти из своего укрытия. Он знал, что нарушает воинский закон, но поведение Звездоцапа не оставило ему выбора. Впервые в жизни Огнезвезд почувствовал раздражение при мысли о воинском законе. Звездное племя налагает на лесных котов слишком много обязательств и ничего не дает им взамен! И как только звездные предки могли спокойно наблюдать за убийством Камня, даже не попытавшись спасти отважного глашатая?!

Припав к самой земле, трое котов подползли к тому месту, где берег ручья был особо густо усеян гниющей падалью и отбросами. Огнезвезд невольно скрипнул зубами от злости на племя, которое позволяет себе так обращаться с дичью в голодную пору.

– Нет, вы только взгляните! – прошипел он.

– Давайте как следует изваляемся в падали, – внезапно предложил Горелый. – Это отобьет наш запах!

Огнезвезд быстро кивнул и незаметно для себя успокоился. Горелый рассуждал, как настоящий воин! Огнезвезд первым улегся на землю и как следует поерзал по полуразложившейся кроличьей тушке. Крутобок с Горелым последовали его примеру. В темноте глаза серого воина показались Огнезвезду круглыми кусочками желтой гальки.

Когда троица с ног до головы пропиталась запахом падали, Огнезвезд нырнул в заросли, куда Острозуб уволок маленьких пленников. Судя по узкой тропинке, протоптанной в замерзшей глине, этим путем пользовались довольно часто.

Некоторое время они молча двигались прочь от реки в сторону угодий Двуногих, начинавшихся сразу за границей Речного племени. С каждым шагом камыши редели, а берег неуклонно повышался. Когда Огнезвезд и его товарищи приблизились к краю зарослей, перед ними вырос пологий склон, поросший травой и редкими кустами утесника и боярышника. На полпути к вершине холма темнела черная дыра. Возле норы восседал угрюмый Острозуб.

– Следы лап ведут прямо в нору, – прошептал Огнезвезд. Крутобок задрал подбородок, понюхал воздух и даже крякнул от отвращения.

– Пахнет больными котами, – негромко пояснил он. – Ты прав, Огнезвезд, это здесь. – Он злобно ощерился и прошипел: – Чур, Острозуб мой!

– Нет! – отрезал Огнезвезд и взмахнул хвостом, приказывая другу оставаться на месте. – Мы не должны затевать драку. Стоит поднять шум, как сюда сразу же сбежится все Тигриное племя. Нужно придумать, как избавиться от него!

– Я придумал, – воскликнул Горелый, нетерпеливо перебирая черными лапками по земле. – Вас обоих он знает, но меня-то видит в первый раз!

– И что с того? – не понял Огнезвезд.

– У меня есть план, – глаза Горелого засияли от восторга, одиночка явно наслаждался опасностью и торопился показать себя с лучшей стороны. – Не беспокойтесь, все будет отлично! – заверил он. Выпрямившись во весь рост, черный котик открыто выступил из камышей и, гордо задрав голову, начал карабкаться вверх по склону. Острозуб мгновенно вскочил и, ощетинив шерсть, бросился ему наперерез.

Огнезвезд напружинил тело и приготовился выпрыгнуть из камышей, как только разбойник нападет на Горелого. Однако, несмотря на свой грозный вид, Острозуб спокойно остановился перед чужаком и подозрительно повел носом.

– Я тебя не знаю, – рявкнул он. – Кто ты такой и чего тебе здесь надо?

– Можно подумать, ты знаешь всех Речных котов! – холодно отрезал Горелый. – Я принес тебе приказ от Звездоцапа. Острозуб что-то проворчал себе под нос и пошевелил усами, принюхиваясь к Горелому.

– Великое Звездное племя, ну ты и вонючка!

– Можно подумать, от тебя приятно пахнет! – огрызнулся Горелый. – Так ты будешь слушать сообщение или нет? Огнезвезд с Крутобоком молча переглянулись, а Острозуб явно заколебался. Сердце у Огнезвезда билось так, что ребра заболели.

– Валяй, сообщай, – решился, наконец, стражник.

– Звездоцап велел тебе немедленно отправляться к нему, – отчеканил Горелый. – Он приказал мне постеречь пленных в твое отсутствие.

– Как это? – недоверчиво замахал хвостом Острозуб. – Нет, тут что-то не то! Пленников-то стерегут только воины Теней. Вы, Речные воины, слишком добренькие. С какой стати Звездоцап прислал тебя, а не кого-нибудь из наших? Огнезвезд задрожал. Похоже, Горелый все-таки попался! Но одиночка ничуть не смутился. Спокойно отвернувшись от Острозуба, он пробормотал себе под нос:

– А я-то думал, мы теперь одно племя! Ну ладно, не хочешь – как хочешь. Пойду, скажу Звездоцапу, что ты не придешь.

– Нет, погоди! – крикнул Острозуб и смущенно пошевелил ушами. – Шустрый какой! Я ничего такого не говорил! Если уж я понадобился Звездоцапу… А кстати, где он?

– Там, – ответил Горелый и махнул хвостом в сторону бывшего лагеря Речного племени. – Он там с Частоколом и Чернопятом.

Острозуб что-то прикинул и кивнул: – Ладно, – процедил он. – Но ты стой тут до самого моего прихода и не смей лапу совать в берлогу! Если я учую твою вонищу в норе, я тебе всю шерсть вырву, понял?

С этими словами он повернулся и начал спускаться вниз по склону. Горелый проводил его взглядом, затем подошел и уселся возле черной пасти норы. Огнезвезд и Крутобок прижались к земле и затаили дыхание. Острозуб прошел всего в нескольких хвостах от них, но так торопился, что даже не остановился понюхать, чем это так противно пахнет в камышах.

Как только стражник скрылся в кустах, друзья взлетели вверх по склону и очутились рядом с Горелым. Здесь Крутобок ненадолго остановился, принюхался, шепнул:

– Есть! Они здесь! – и скрылся в норе. Огнезвезд помедлил возле Горелого.

– Ловко ты его одурачил! Горелый потупился, лизнул свою черную лапку и смущенно потер себя за ухом. – Это оказалось совсем просто. Я даже подумать не мог, что он окажется таким глупцом!

– Да, но даже такой дурень сообразит, в чем дело, как только увидит Звездоцапа! – встревоженно прошептал Огнезвезд. – Стой здесь, смотри в оба и дай мне знать, если заметишь что-нибудь подозрительное.

Быстро оглянувшись, Огнезвезд нырнул в отверстие следом за Крутобоком.

Он очутился в узком, длинном проходе, уходящем в толщу песчаного холма. Сразу за входом начиналась непроглядная тьма. В норе пахло лисой, но запах был слабым и старым, видимо, прежняя обитательница норы давно покинула свое жилище.

Гораздо сильнее был запах страха, сочащийся из темноты, – это был запах котов, потерявших последнюю надежду. С каждым шагом узкий проход медленно поднимался вверх. Огнезвезд еще не успел дойти до конца, когда услышал впереди какую-то возню и изумленные возгласы. Дрожащий детский голосок пискнул: – Отец? Это правда ты? В следующий миг Огнезвезд почувствовал, что бока его больше не касаются стен. Он сделал еще один шаг – и наступил на кошачьи лапы. Судя по запаху, это были лапы Крутобока. Запах маленьких оруженосцев стал сильнее и, приглядевшись, Огнезвезд с радостью узнал еще одну кошку.

– Невидимка! – воскликнул он. – Слава Звездному племени, мы нашли тебя! – Это ты, Огнезвезд? – раздался у него над ухом хрипловатый голос Невидимки. – Что ты здесь делаешь?

– Долго объяснять, – отмахнулся Огнезвезд. – Я все тебе расскажу, только сначала давай выберемся отсюда. Крутобок, ты готов?

Из темноты послышалось сдавленное урчание друга. Огнезвезд не видел его, но догадался, что счастливый отец воркует возле Ветерка с Пушинкой.

– Пошли скорее, – скомандовал Огнезвезд, с трудом разворачиваясь в узком проходе. – Невидимка, мы заберем тебя с собой, в Грозовое племя, – пояснил он и встревоженно спросил, памятуя о том, какими изможденными выглядели пленники: – Ты сможешь дойти?

– Дай мне только выбраться из этой дыры, и я долечу куда угодно! – решительно отозвалась Невидимка.

– И мы тоже! – пискнула Пушинка.

– Вот и отлично! Я должен сказать тебе кое-что, Невидимка. Мне так жаль… Мы не смогли спасти Камня… – начал Огнезвезд, подыскивая слова, чтобы рассказать ей о гибели брата.

– Я уже знаю, – хрипло прошептала кошка. – Оруженосцы мне все рассказали. Они сказали, что мой брат погиб как герой.

– Так оно и было! Звездное племя будет гордиться его храбростью, – Огнезвезд ласково потерся щекой о щеку Невидимки. – Пойдем. Нужно сделать все, чтобы гибель его была не напрасной. Теперь Звездоцап до вас не доберется!

С колотящимся от страха сердцем он пустился в обратный путь по узкому туннелю. У выхода Огнезвезд помедлил, затем решительно вылез из норы на свежий воздух. Ему казалось, будто шерсть его навечно пропиталась горьким запахом тюрьмы. Горелый молча занял свое место в хвосте цепочки и зорко смотрел по сторонам, пока коты спускались с холма.

Бесшумно, как тени, коты юркнули в камыши, нашли уже знакомую тропку и выскочили на поляну. Она была пуста, лишь Костяная Гора бросала зловещую тень на мертвое тело Камня, распростертое у ее подножия.

Невидимка приблизилась к брату и молча уткнулась носом в его шерсть. В темноте норы Огнезвезд не смог рассмотреть ее, но теперь видел, что Невидимка так же истощена и неухожена, как и погибший глашатай. Шерсть ее свалялась, ребра отчетливо выступали под кожей, а глаза потускнели от горя.

– Камень, – шептала она. – О, Камень! Как же я буду жить без тебя? У Огнезвезда шерсть ходила ходуном от страха, он весь обратился в слух, ожидая скорой погони, но заставил себя не торопить Невидимку. Сестра должна была попрощаться с братом, ведь они не могли забрать Камня с собой, чтобы почтить погибшего воина ночным бдением у его тела.

Следом за Невидимкой к телу подошел Ветерок, оруженосец погибшего Камня. Он прикоснулся носом к голове глашатая и молча отошел, заняв свое место возле отца.

Мысли Огнезвезда невольно обратились к Синей Звезде, безумно любившей своих детей. Здесь ли она сейчас, пришла ли проводить своего сына в Звездное племя? И мать, и сын погибли смертью храбрых, пав жертвой кровавого властолюбия Звездоцапа. Каждый волосок на шкуре Огнезвезда дрожал от ярости и желания броситься на могучего воина и заставить его жизнью заплатить за свои злодеяния.

– Пора идти, Огнезвезд, – прошептал Крутобок. Белки его глаз тревожно поблескивали в полумраке. Его слова заставили Невидимку очнуться. Прежде чем Огнезвезд успел ответить, кошка подняла голову, в последний раз с любовью поглядела на Камня и подошла к ожидающим ее воинам.

Огнезвезд сорвался с места и бегом бросился к реке, стараясь поскорее оставить позади мерзкую Костяную Гору и зловоние гниющей в ручье падали. Крутобок шел рядом с детьми, то и дело ласково подбадривая их и подталкивая носом. Невидимка держалась молодцом, хотя сильно хромала из-за того, что в заточении у нее растрескались и воспалились подушечки на лапках. Горелый, как всегда, замыкал шествие, навострив уши в сторону, откуда могла прийти погоня.

Тишина ночи нарушалась лишь тихим ропотом реки, и беглецы вышли к берегу, не встретив на своем пути ни одного кота. Не веря своей удаче, Огнезвезд прыжками понесся вниз, к каменной гряде. Неужели им удалось уйти незамеченными?! Внезапно камыши загудели эхом далекого кошачьего воя: – Тревога! Пленники сбежали!


Глава XV | Битва за лес | Глава XVII