home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XVIII

– Пропала? – в смятении переспросил Огнезвезд. – Как пропала? Что здесь произошло?

– Мы пока сами не знаем, – начал Буран. Он выглядел намного спокойнее Бурого, и лишь голос выдавал его тревогу. – Ежевичка первым заметил ее отсутствие. Вначале я подумал, что он попусту поднимает шум, однако велел обыскать лагерь. Рыжинку мы нигде не нашли, и никто из котов не видел, как она уходила.

– Это моя вина! – горестно воскликнул Бурый. – Она моя ученица!

– Тебе не в чем себя винить, – покачал головой Буран. – Я сам послал тебя в патрулирование. Никто не может быть одновременно в двух местах, верно? Но Бурый продолжал сокрушенно качать головой.

– Приведите сюда Ежевичку! – распорядился Огнезвезд, и Терновник тут же нырнул в пещеру оруженосцев.

Пока тянулось ожидание, Огнезвезд отправил Речных котов и Горелого в пещеру к Пепелице, а Крутобок вызвался сопровождать их. Было видно, что ему не терпится первому рассказать целительнице обо всем, что случилось, и убедиться, что с его детками все будет в порядке. Серый увалень промок насквозь и лязгал зубами от холода, но все мысли его были только о котятах. Несмотря на волнение, Огнезвезд едва сдержал улыбку, глядя, как малыши ковыляют по поляне, а Крутобок, словно огромная неуклюжая тень, семенит за ними.

– Просто не знаю, что и подумать, – проговорил Буран, когда они скрылись в папоротниках. – Боюсь, Рыжинка что-то задумала и в одиночку отправилась исполнять свой план. Вот беда-то! Она может потеряться или пораниться…

– Или она уже в племени Теней! – внезапно прошипел Бурый, ощетинив шерсть на загривке. – Наверное, Звездоцап все-таки украл ее!

– Звездоцап сейчас в Речном племени, – негромко сказал Огнезвезд. – Там же, где и Чернопят с Частоколом.

Он увидел, как Буран вопросительно насторожил уши и понял, что должен как можно скорее поставить глашатая в известность о том, что происходит на противоположном берегу реки.

– Ну и что? Он мог послать на это грязное дело кого-нибудь другого! – фыркнул Белохвост.

– Нигде поблизости не пахло воинами Теней? – быстро спросил Огнезвезд у Бурана. – Или Речными котами? Белоснежный воин молча покачал головой. – Нет, Огнезвезд.

– Выходит, Рыжинка ушла по своей воле, – пробормотал Огнезвезд. – Возможно, она просто решила тайком поохотиться в одиночку, – бодро сказал он, чувствуя непонятную тяжесть на сердце. Он сразу вспомнил, как Рыжинка разозлилась на Безуха, который в очередной раз попрекал ее родством со Звездоцапом. Неужели тогда он был слеп и не понял, насколько сильно ранили ученицу слова старейшины?! Из раздумья его вывел подоспевший Ежевичка.

– Расскажи мне все, что делала Рыжинка перед тем, как исчезла, – велел Огнезвезд.

– Ничего особенного, обычные обязанности оруженосцев, – Ежевичка растерянно хлопал круглыми глазами, голосок его взволнованно дрожал: – Мы с ней сменили старейшинам подстилки, принесли им поесть, а потом я пошел к Пепелице за мышиной желчью, чтобы поймать блоху в шерсти Безуха. Когда я вернулся, Рыжинки уже не было, и больше я ее уже не видел.

– А где ты искал?

– Сходил туда, где мы с ней рвали мох на подстилки, только там ее не было, – уныло объяснил оруженосец. – И обшарил овраг, где мы тренируемся.

Огнезвезд понимающе кивнул.

– А старейшин ты расспрашивал? Может быть, Рыжинка сказала им, куда идет?

– Да я сам их расспросил, – вмешался Буран, – но они не вспомнили ничего необычного.

– А Златошейка? – продолжал Огнезвезд. – Неужели Рыжинка даже матери ничего не сказала?! Буран сокрушенно покачал головой.

– Златошейка в отчаянии. Я послал их с Кисточкой обшарить Высокие Сосны, но они пока не вернулись.

– Вы пытались выследить Рыжинку по запаху? – повернулся Огнезвезд к Бурому. – Конечно, – невесело отозвался воин. – Запах ведет до вершины холма, а там теряется.

Огнезвезд заколебался. Больше всего ему хотелось надеяться, что в исчезновении Рыжинки нет ничего необычного. Упаси Звездное племя, он никогда не желал малышке никаких бед, но предпочел бы сейчас, чтобы она лежала раненая где-нибудь в лесу, чем сделала то, в чем он уже начал ее подозревать. Неужели строптивая ученица по своей воле ушла к отцу?!

– Попробую сам поискать ее, – решил он. – Сейчас уже, конечно, поздно, но…

– Я с тобой! – вырвался вперед Белохвост. Огнезвезд с благодарностью кивнул, ведь Белохвост по праву считался одним из лучших следопытов племени.

– Песчаная Буря, Терновник, – окликнул он. – Пойдемте с нами.

Он повернулся и снова вышел из лагеря. От усталости Огнезвезд еле переставлял лапы, время перевалило за полночь, а он еще даже не прилег. Больше всего ему хотелось сейчас уединиться в своей пещере с кусочком свежатинки, но, судя по всему, до этого было еще далеко.

Идти по запаху Рыжинки оказалось совсем не трудно, но на вершине холма Огнезвезд, как и Бурый, неожиданно потерял след. Огнезвезд нахмурился. Похоже, ученица не шла по земле, а скакала по камням, откуда запах выветривается гораздо быстрее, чем с земли. Получается, она хотела замести следы и сбить с толку преследователей. Огнезвезд почувствовал страх. Неужели Рыжинка была так несчастна в родном племени, что решила навсегда покинуть его?!

Из раздумий его вывел громкий крик Белохвоста, стоявшего в зарослях кустарника. – Есть! Она прошла тут!

Огнезвезд подбежал к племяннику и, принюхавшись, уловил еле заметный запах Рыжинки. Уткнувшись носами в землю, они с Белохвостом ринулись в чащу, стараясь отделить слабый запах ученицы от многочисленных ароматов лесной дичи. Вскоре они убедились, что никаких других кошачьих запахов поблизости нет, а значит, по крайней мере до этого места, Рыжинка шла совсем одна. На краю опушки они снова сбились со следа, и даже острый нюх Белохвоста здесь оказался бессилен.

Порыв холодного ветра разогнал облака, закрывшие луну, взъерошил шерсть, но Огнезвезд не чувствовал стужи. Он носился по поляне, пытаясь отыскать хоть малейший запах, до тех пор, пока с неба не посыпался ледяной дождь.

– Что за мышиный помет! – выругался Белохвост. – Теперь все пропало. Огнезвезду ничего не оставалось, как согласиться. Он подозвал Песчаную Бурю с Терновником и сказал: – Пошли домой. Тут нам больше делать нечего. Песчаная Буря на мгновение замерла, глядя в ту сторону, где оборвался запах ученицы.

– Похоже, она шла прямиком к Четырем Деревьям.

Подумав, Огнезвезд согласился. Если Рыжинка хотела встретиться с кем-то из чужого племени или Уйти на соседнюю территорию, лучшего места, чем Четыре Дерева, ей было не сыскать. Шерсть у него на боках встала дыбом от дурного предчувствия. Он больше не мог убеждать себя в том, что ученица просто отправилась на охоту, и, судя по встревоженным лицам воинов, все думали об одном и том же – Рыжинка ушла в племя Теней.

Когда они вернулись в лагерь, Бурый с Ежевичкой уже ожидали их у входа. Рядом с ними сидели Златошейка и Кисточка. Мокрые и несчастные, они молча сидели под проливным ливнем, с надеждой вглядываясь в сумерки.

– Ну? – крикнула Златошейка, когда Огнезвезд вышел на поляну. – Нашли что-нибудь?

– Ничего, – вздохнул Огнезвезд. – Мы не знаем, где она.

– Тогда почему же вы вернулись? – резко спросила королева. – Почему перестали искать мою дочь?!

– В такой темноте, да еще под дождем искать ее бесполезно. Она может быть где угодно!

– А ты и рад, правда? – взвизгнула Златошейка, и голос ее задрожал от бешенства. – Думаешь, она сама ушла? Да ты никогда не любил ее и нисколько ей не доверял! Что ты за предводитель, если так относишься к своим воинам?! Это ты виноват в том, что моя дочь не смогла найти себя в родном племени!

Огнезвезд помедлил с ответом, понимая всю справедливость материнского упрека. Но Златошейка не стала ждать, пока он подыщет нужные слова. Она резко вскочила, повернулась и скрылась в воинской пещере.

– Постой! – крикнул Огнезвезд, но Златошейка и ухом не повела.

– Она сама не знает, что говорит, – попыталась утешить Огнезвезда Песчаная Буря. – Пойду, посижу с ней, пока она немного не успокоится! – с этими словами она нырнула в пещеру следом за Златошейкой.

Огнезвезд устало сгорбился и со страхом повернулся к Ежевичке, готовый выслушать его обвинения. Однако оруженосец сохранил спокойствие.

– Все нормально, Огнезвезд, – сказал он, и сколько Огнезвезд ни вглядывался ему в глаза, янтарный взор малыша оставался непроницаем. – Я знаю, ты сделал все, что мог. Спасибо. С этими словами оруженосец понурил голову и, волоча хвост по земле, поплелся в свою пещеру.

Огнезвезд молча смотрел ему вслед. Он чувствовал страшную усталость, казалось, прошла целая вечность с тех пор, как Крутобок предложил ему сходить в Речное племя, чтобы проведать котят. Холодный серый рассвет забрезжил сквозь стволы деревьев. Огнезвезд очень хотел спать, но сначала нужно было сходить к Пепелице и узнать, как себя чувствуют спасенные пленники из Речного племени.

Огнезвезд устало поплелся по поляне в сторону пещеры целительницы. В который раз он усомнился в своем праве возглавлять Грозовое племя. Златошейка правильно сказала – какой из него предводитель?! Один из его воинов после изгнания ушел к врагу и готов проливать кровь, чтобы доказать свою преданность новой стае. Только что из племени сбежала ученица и скорее всего тоже присоединилась к смертельным врагам Грозовых котов. Весь лес пропитан ненавистью и ужасом… Что делать? Как противостоять злу? Воспоминание о собственном отражении, принявшем вид львиного лика, казалось теперь далеким прошлым. Возможно, Звездное племя ошиблось в выборе, когда пророчило ему великое будущее?

Утром, стоя на скале, Огнезвезд смотрел, как коты торопливо вылезают из своих пещер. Он решил объявить общее собрание, чтобы рассказать воинам обо всем, что произошло накануне, и объяснить им присутствие Речных котов в лагере. Невидимка и два оруженосца уже сидели у подножия скалы рядом с Крутобоком и Пепелицей. Выглядели они намного лучше, чем ночью, видимо, отдых, сытная еда и заботы Пепелицы сделали свое дело.

Горелый покинул лагерь еще на рассвете, ухо у него было густо обмотано паутиной, а глаза так и светились от счастья при воспоминании о славной битве на каменной гряде.

– Оказывается, старая подготовка не прошла даром! – хвастался он перед уходом. – Я даже боевых приемов не забыл! Ты видел, как я дрался, Огнезвезд?

– Ты держался молодцом! – проурчал Огнезвезд. – Ты настоящий друг Грозового племени, так и знай!

– Сейчас, когда Звездоцап день ото дня набирает силу, у Грозового племени каждый друг на счету, – очень серьезно ответил черный кот. Горелый недолго постоял над могилой Синей Звезды, а затем пустился в обратный путь на ферму, лежащую возле Высоких Скал. Глядя ему вслед, Огнезвезд думал о том, доведется ли ему когда-нибудь снова просить друга о помощи. Он понимал, что, лишь объединив силы всех врагов Звездоцапа, им удастся изгнать тирана из леса, но чувствовал, что решающую битву ему придется выдержать в одиночку.

Огнезвезд дождался, пока все коты соберутся под скалой, и заговорил: – Вы уже знаете, что прошлой ночью мы с Крутобоком и Горелым были на территории Речного племени, – начал он. Огнезвезд скупо рассказал котам о Костяной Горе, о гниющих останках дичи, разбросанных по поляне, и о том, как Звездоцап обрушил свою ненависть на воинов-полукровок – котов, чьи родители принадлежат к разным племенам. С содроганием в голосе он рассказал о жестоком убийстве Камня, и собравшиеся внизу, не в силах сдержать своего страха и печали, опустили головы к самой земле.

Из толпы раздался грозный крик Дыма: – Так почему мы медлим и не нападаем на племя Теней, чтобы отомстить злодеям?!

– Потому, что все не так просто, – спокойно ответил Огнезвезд. – Грозовое племя не сможет в одиночку сражаться с объединенными силами Речных котов и воинов Теней.

– Но мы можем хотя бы попытаться! – запальчиво крикнул Белохвост, вскакивая с земли.

– И куда ты предлагаешь нанести удар? – поинтересовался Огнезвезд. – В Речном лагере полно котов из обоих племен, и я не думаю, чтобы Звездоцап оставил лагерь племени Теней без охраны. Поймите, я чувствую то же, что и вы! Мне отвратительно все, что творит Звездоцап, и я со страхом думаю о том, что он еще может совершить. Я очень хотел бы знать, чего ждет от нас Звездное племя, но до сих пор предки не посылали мне никаких знаков. Пепелица, звездные воители разговаривали с тобой?

Серая целительница подняла на него ясные голубые глаза. – Пока нет.

Белохвост возмущенно дернул ушами и уселся на свое место, а добрая Яролика тут же принялась ласково лизать его в плечо, чтобы успокоить. Огнезвезд помолчал, размышляя, стоит ли считать знаком то, что ему открылось в водной глади ручья. Разве не видел он собственное отражение, озаренное сиянием Львиного племени? На память ему снова пришли слова Синей Звезды: «Четыре станут двумя… Лев и Тигр сойдутся в битве». Озарение пришло внезапно, словно луч солнца, пробившийся сквозь сплетение ветвей. Четыре племени станут двумя! Выходит, Грозовое племя должно объединиться с племенем Ветра?

– Мы еще здесь, Огнезвезд! – вывел его из оцепенения ворчливый голос Дыма. Огнезвезд встряхнулся:

– Простите меня… Я хочу, чтобы вы оказали гостеприимство трем Речным котам, которых мы вчера спасли. Вы все прекрасно знаете и Невидимку, и Ветерка с Пушинкой, детей нашего Крутобока. Думаю, мы должны приютить их у себя до тех пор, пока они не смогут вернуться домой.

При этих словах толпа внизу пришла в движение и загудела. Огнезвезд сразу понял, что большая часть согласна с его предложением, но некоторые воины с сомнением поглядывали на пришельцев.

Первым высказал свои сомнения Долгохвост.

– Все это очень хорошо, Огнезвезд, и мне искренне жаль этих бедолаг, но если они останутся у нас, то что они будут есть? Ты не забыл, что сезон Голых Деревьев только начинается? Мы и себя-то едва можем прокормить.

– Я буду охотиться для них! – вскочил Крутобок, оборачиваясь ко всему племени. – Я буду носить дичь и для нас, и для наших гостей!

– Вы не думайте, мы вовсе не беспомощные! – подала голос Невидимка. – Дайте нам несколько дней, чтобы набраться сил, и мы будем охотиться и для себя, и для вас.

Тем временем Кисточка неторопливо поднялась с земли, вышла вперед и заговорила, глядя прямо в глаза Огнезвезду:

– Дело вовсе не в том, кто и для кого будет охотиться. Вся беда в том, что из-за пожара этот сезон Голых Деревьев обещает быть особенно суровым. Мы постоянно голодаем, так откуда же мы возьмем силы, чтобы сражаться с Тигриным племенем? Лишние рты нам сейчас не нужны. Я считаю, что они должны уйти обратно.

Огнезвезд и рта не успел открыть, как Песчаная Буря вылетела к скале и зашипела на Кисточку:

– Они не могут уйти обратно, неужели ты этого не понимаешь?! Там их убьют, как убили Камня!

– Неужели ты хочешь опозорить нас перед всем лесом? – поддержал ее Бурый. – Как мы сможем смотреть в глаза другим воинам, если все узнают, что мы послали несчастных пленников на верную гибель?! Кисточка сердито ощетинилась, но опустила взгляд в землю.

И тут в разговор вмешался Буран.

– Друзья, вы забыли о том, что все эти коты на половину принадлежат Грозовому племени! – спокойно и веско сказал он. – Они имеют полное право просить нас об убежище.

Трепет пробежал по морю кошачьих спин, и все взоры устремились на Невидимку, похожую на ожившую тень прежней предводительницы Грозового племени. Огнезвезд сразу вспомнил, с какой враждебностью Грозовые коты набросились на Камня с Невидимкой, когда застали их у мертвого тела Синей Звезды, и подумал, что Буран совершил серьезную ошибку, заговорив о происхождении этих Речных котов.

Однако на этот раз все было спокойно. Даже Кисточка с Долгохвостом ничего не сказали. Рассказ о трагедии, разыгравшейся под Костяной Горой, вызвал в сердцах Грозовых воинов сочувствие к изгнанникам. Воины понемногу успокоились, то тут, то там послышались одобрительные возгласы – видимо, мудрые слова Бурана пришлись всем по душе. Огнезвезд поглядел на Речных котов, сидящих у скалы рядом с Крутобоком и Пепелицей.

– Добро пожаловать в Грозовое племя, – просто сказал он. Невидимка с благодарностью склонила голову и ответила: – Спасибо, Огнезвезд. Мы никогда не забудем вашей доброты.

– Мы не могли поступить иначе, – отозвался Огнезвезд. – Я надеюсь, вскоре вы окрепнете и наберетесь сил.

– Очень скоро, Огнезвезд, – подала голос Пепелица. – Все, что им требуется, так это сытная еда и теплая постель.

– А в этой жуткой норе у нас не было даже подстилки! – пропищала Пушинка, испуганно округлив глазки.

– Можешь забыть об этом, – негромко сказала Невидимка и ласково лизнула малышку в ухо. – Думай о том, как поскорее набраться сил. Как только окрепнешь, мы сразу приступим к тренировкам. Огнезвезд вспомнил, что Невидимка была наставницей Пушинки. Что и говорить, ей будет не так-то просто тренировать свою ученицу на незнакомой территории! В этот момент снизу раздался взволнованный голос Крутобока:

– Послушай, Огнезвезд! Наставником Ветерка был Камень, значит, малышу теперь нужен новый учитель. Можно, я буду сам тренировать его? – Хорошая мысль, – ответил Огнезвезд. У него даже на душе потеплело при виде того, с какой гордостью и любовью смотрит Крутобок на своего сына. – Давай, не откладывая, проведем церемонию.

Он вовсе не был уверен, можно ли таким образом давать наставника котенку из чужого племени, но чувствовал непреодолимое желание соединиться со Звездным племенем через слова древнего, знакомого с детства, ритуала.

– Ветерок, ты уже стал оруженосцем, – торжественно начал Огнезвезд. – Камень был благородным воином и мудрым наставником, и Грозовое племя скорбит о его смерти. Теперь тебе придется продолжить обучение под началом другого наставника. – Огнезвезд повернулся к Крутобоку и громко провозгласил: – Крутобок, ты продолжишь подготовку Ветерка. Ты преисполнен воинского духа, и я надеюсь, сумеешь передать его своему ученику.

Крутобок серьезно кивнул, потом подошел к сыну и дотронулся носом до его носа. Краем глаза Огнезвезд заметил, как оживился Бурый, и понял, что молодой воин искренне радуется за своего бывшего наставника.

Собрание подошло к концу. Оглядевшись, Огнезвезд нашел в толпе Песчаную Бурю и крикнул: – Песчаная Буря! Можно попросить тебя об одной услуге?

– В чем дело? – вскинула глаза палевая кошечка.

– Это насчет Невидимки. Ей будет трудно обучать Пушинку на нашей территории. Она не знает, где лучше всего тренироваться, куда ходить за дичью, а какие места следует обходить стороной. Огнезвезд помолчал, взвешивая, правильно ли он поступает. Не так давно он жестоко оскорбил Песчаную Бурю, отдав Рыжинку в обучение к Бурому. Что если его предложение опять покажется ей обидным?

– Что замолчал? Выкладывай! – насторожилась Песчаная Буря.

– Я… Я хотел попросить, не могла бы ты помочь Невидимке в воспитании Пушинки? Я не знаю никого, кто справился бы с этим лучше, чем ты.

Песчаная Буря ответила ему долгим, задумчивым взглядом.

– Решил ко мне подлизаться? – наконец спросила она.

– Нет, что ты! Я…

– Ладно, чего уж там, – весело заурчала Песчаная Буря. – Ах ты глупый шерстяной клубок! Неужели ты мог подумать, что я откажусь? Разумеется, я помогу Невидимке! Прямо сейчас сбегаю и поговорю с ней.

– Спасибо тебе! – с облегчением пролепетал Огнезвезд.

Громкий крик помешал ему продолжить. Коты, сидевшие на поляне, вскочили со своих мест и обернулись в сторону папоротникового туннеля. Со своего места Огнезвезд не мог разглядеть, что их так встревожило, но сразу почувствовал в воздухе привкус крови, смешанный с незнакомым кошачьим запахом.

Скатившись со скалы, Огнезвезд, расталкивая воинов, бросился к входу в лагерь – и вдруг замер. Из папоротников, шатаясь, вышел израненный до неузнаваемости кот. Шерсть его была перепачкана в песке и грязи, один глаз затек, из длинной рваной раны на боку ручьем текла кровь.

Приглядевшись, Огнезвезд увидел под слоем грязи крапчатую темную шерсть, и тут же учуял запах племени Ветра. Перед ним, едва не падая от боли и усталости, стоял Чернохват.

– Чернохват! – сдавленно воскликнул Огнезвезд. – Что случилось?! Чернохват, шатаясь, сделал несколько неверных шагов в его сторону.

– Ты должен помочь нам, Огнезвезд! – прохрипел он. – Тигриное племя напало на наш лагерь!


Глава XVII | Битва за лес | Глава XIX