home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XXVII

Стоял сумрачный час перед рассветом, когда луна еще медлила покинуть небо, но поднимающееся солнце уже цеплялось за горизонт бледными, молочными пальцами зари. Уходящая ночь выдалась спокойной, морозной и черной, как замерзшая вода.

Огнезвезд вышел из своей пещеры под скалой. Поляна была пуста, но из воинской пещеры уже доносились голоса просыпающихся воинов. Иней блестел на земле, а высоко над головой Огнезвезда яркой рекой струился через небо Серебряный Пояс. Остановившись, чтобы набрать полную грудь ночного воздуха, полного знакомых кошачьих запахов, Огнезвезд почувствовал, как каждый его волосок встает дыбом. Возможно, он последний раз встречает утро в своем лагере. Возможно, это последнее утро в жизни всех лесных племен. Огнезвезд ощутил себя слепой игрушкой в лапах судьбы, и даже привычная мысль о том, что все на свете предрешено Звездным племенем, сегодня не принесла ему ничего, кроме страха и смятения.

Огнезвезд вздохнул, заставил себя хорошенько встряхнуться и только после этого нырнул в знакомые заросли папоротников, ведущие к полянке Пепелицы. Целительница деловито вытаскивала из пещерки на поляну травы и ягоды, а шустрая Тростинка складывала их в охапки, чтобы удобнее было нести.

– Все готово? – спросил Огнезвезд.

– Думаю, да, – ответила Пепелица. Глаза ее были полны боли, словно она уже видела перед собой израненных товарищей, которым очень скоро понадобится ее помощь. – Мне потребуются дополнительные лапы, чтобы дотащить все это до Четырех Деревьев. Нам с Тростинкой вдвоем не справиться.

– Забирай всех оруженосцев, – разрешил Огнезвезд. – Тростинка, будь добра, сбегай, предупреди их. Юная кошечка послушно кивнула головкой и юркнула в папоротники.

– Когда мы доберемся до Четырех Деревьев, всем оруженосцам придется сражаться, – со вздохом сказал Огнезвезд. – Я могу оставить тебе только Тростинку. Найдите какое-нибудь укромное местечко и устройтесь там. Думаю, вам подойдет овражек на другой стороне ручья… Пепелица сердито ощетинилась.

– Огнезвезд, ты сам-то понимаешь, что говоришь?! Какой от нас прок, если мы будем так далеко от битвы?!

– Но ты нужна Грозовому племени! – попробовал возразить Огнезвезд. – Если тебя ранят, что будет с остальными?

– Не беспокойся, мы с Тростинкой сумеем за себя постоять. Пожалуйста, не надо принимать меня за беспомощного котенка! – взорвалась Пепелица, внезапно напомнив Огнезвезду свою суровую предшественницу, Щербатую.

Огнезвезд со вздохом дотронулся носом до ее носа.

– Поступай как знаешь, только не сердись, – прошептал он. – Я знаю, что тебя не переубедишь! Я прошу тебя об одном, Пепелица. Пожалуйста… будь осторожна. Побереги себя.

– Не беспокойся, Огнезвезд, – промурлыкала целительница. – Мы с Тростинкой отлично справимся.

– Звездное племя говорило тебе хоть что-нибудь насчет битвы? – с надеждой спросил Огнезвезд.

– Нет. Я уже давно не получала от них никаких предзнаменований, – ответила Пепелица, поднимая глаза к Серебряному Поясу, медленно таящему в предрассветном небе. – Я сама ничего не понимаю, Огнезвезд. Никогда еще Звездное племя не оставалось безучастным накануне столь важных событий!

– Я видел… Они послали мне сон, Пепелица, – неуверенно пробормотал Огнезвезд. – Только я не уверен, что правильно понял его, а времени пересказывать уже нет. Остается надеяться, что мой сон предвещал нам что-то хорошее. Голубые глаза Пепелицы так и заблестели от любопытства, но она не стала расспрашивать.

Огнезвезд снова нырнул в папоротники, вышел на поляну и подошел к пещере старейшин. Часовой Бурый взмахом хвоста молча приветствовал своего предводителя. Добравшись до поваленного дерева, обожженного недавним лесным пожаром, Огнезвезд увидел, что старики мирно спят, и лишь Горностайка, нахохлившись, молча сидит в стороне, обвив хвостом лапки.

Завидев Огнезвезда, старая королева мгновенно вскочила на ноги.

– Уже пора?

– Да, – ответил Огнезвезд. – Мы скоро выступаем… Но ты останешься в лагере, Горностайка.

– Что?! – угрожающе протянула старуха, и редкая шерсть на ее спине встала дыбом от возмущения. – С какой это стати?! Мы, конечно, старики, но и от нас в бою может быть польза! Неужели ты думаешь, что мы будем сидеть, свесив хвосты, и ждать, пока…

– Выслушай меня, Горностайка. Это очень важно. Если говорить честно, то Безух не сможет даже дойти до Четырех Деревьев, не говоря уж о том, чтобы сражаться. А Рябинка день ото дня тает на глазах. Неужели ты хочешь, чтобы я выставил их на бой против Бича?!

– Но как же я? Про меня-то ты забыл!

– О тебе и речь, Горностайка. Я знаю, ты настоящая воительница, – начал Огнезвезд. Он старался тщательно подбирать каждое слово, но старая кошка так требовательно смотрела на него, что он вновь почувствовал себя робким оруженосцем. – Именно поэтому я хочу, чтобы ты осталась здесь. В лагере остаются двое беспомощных стариков и трое Синеглазкиных малышей. Мы постарались, как могли, научить котят хотя бы нескольким боевым приемам, на случай, если им придется защищать свою жизнь. Но разве я могу оставить их тут совсем одних? Я хочу, чтобы ты возглавила лагерь на время нашего отсутствия.

– Но я… Ох, Огнезвезд! – пробормотала Горностайка и замолчала, только теперь осознав, о чем просит ее предводитель. Шерсть на ее спине медленно разгладилась и опустилась. – Я поняла. Будь спокоен, Огнезвезд. Уж на меня-то ты можешь положиться!

– Спасибо тебе! – с благодарностью ответил Огнезвезд. – Если все сложится неудачно, и мы будем вынуждены отступать, я постараюсь прислать тебе кого-нибудь на помощь. Но кто знает, как все случится… Возможно, помощи не будет, Горностайка. Если Кровавое племя явится сюда, значит, от Грозового племени остались только вы, – прошептал он, глядя прямо в глаза Горностайке. – Тогда ты должна будешь увести отсюда стариков и малышей. Постарайся перейти реку и иди на ферму к Ячменю.

– Верно говоришь! Грозовое племя не должно полностью исчезнуть! – сурово кивнула ему старая Горностайка. – Я сделаю все, что в моих силах. – Обернувшись, она посмотрела на Яролику, спавшую под стволом поваленного дерева. – А как же она?

– Яролика сейчас ничуть не уступает никому из наших воинов, – с гордостью ответил Огнезвезд. – Она идет с нами. – Он подошел к дереву и осторожно дотронулся лапкой до спящей воительницы. – Пора вставать, Яролика. Пришло время выступать.

Яролика испуганно распахнула здоровый глаз, посмотрела на предводителя, потом быстро вскочила и сонно потянулась.

– Уже бегу, Огнезвезд! Я готова. Она побрела на поляну, но Огнезвезд остановил ее.

– Яролика! Если мы выйдем живыми из битвы, то с сегодняшней ночи ты будешь спать в пещере воинов. Яролика выпрямила ушки, подтянулась и даже стала казаться выше ростом. Всю ее сонливость словно лапой сняло.

– Спасибо, Огнезвезд! – крикнула она и кинулась на поляну. Кивком головы Огнезвезд распрощался с Горностайкой и следом за Яроликой вышел на поляну. Почти все воины уже были здесь. Оруженосцы, включая и Ветерка с Пушинкой, сновали вокруг Пепелицы, каждый держал в зубах по внушительной охапке трав. Здесь же был и Дым, который о чем-то тихонько шептался со своей Тростинкой.

Вот из воинской пещеры вылетел запыхавшийся Белохвост и сразу кинулся навстречу Яролике. Кисточка и Долгохвост кружили друг напротив друга, отрабатывая последние боевые выпады. Крутобок и Песчаная Буря вместе выползли из-под ветвей пещеры, сразу следом за ними появились Терновник с Невидимкой. Буран вышел последним и молча повел котов в заросли крапивы, чтобы подкрепиться перед боем.

Огнезвезд почувствовал неожиданный прилив гордости за свое племя. Вот они, Грозовые коты. Храбрые, преданные, собранные и спокойные!

Голые ветви деревьев постепенно начали темнеть на фоне бледнеющего неба. Приступ дикого ужаса окатил Огнезвезда при мысли о том, что принесет им наступающий рассвет. Огромным усилием воли он заставил себя подавить страх и уверенно проследовал через поляну к куче свежей дичи.

– Время пришло, – глухо приветствовал его белоснежный Буран. Огнезвезд молча вытащил из кучи полевку, но от волнения у него так подвело живот, что он еле заставил себя проглотить несколько кусочков.

– Вот что я хочу тебе сказать, Огнезвезд, – помолчав, проговорил Буран. – Даже сама Синяя Звезда не смогла бы лучше провести нас через эти ужасные испытания. Я горжусь тем, что был глашатаем у такого предводителя, как ты. Огнезвезд молча уставился на него.

– Буран… – с трудом выдавил он. – Ты говоришь так, словно…

Он замолчал, не в силах вслух сказать о том, что испугало его в словах глашатая. Уважение старого воина значило для него больше всех других похвал, и он боялся даже подумать о том, что будет делать, если Буран не вернется живым из битвы. Буран, не поднимая глаз, уткнулся в своего дрозда и больше не произнес ни слова.

Было еще темно, когда Горностайка вышла из пещеры старейшин, чтобы проводить уходящих воинов. Синеглазкины котята выкатились из детской, чтобы попрощаться с матерью и Бураном. Они были еще слишком малы, чтобы понять, что происходит, поэтому суматошно скакали и путались у всех под лапами.

– Эй, Огнезвезд! – с досадой закричал Белохвост. – Все готовы? – Кончик его хвоста метался из стороны в сторону от нетерпения. – Я уже весь извелся! Думаю, мне полегчает, как только мы выступим!

– Мне тоже! – отозвался Огнезвезд, проглотив последний кусок своей полевки. – Пошли! Встав с земли, он взмахом хвоста подозвал к себе свое племя. Встретившись взглядом с Песчаной Бурей, он увидел столько доверия и любви в ее зеленых глазах, что сразу воспрянул духом.

– Коты Грозового племени! – громко вскричал Огнезвезд. – Мы выступаем на битву с Кровавым племенем. Четыре боевых союза издавна живут в нашем лесу и останутся жить в нем! Три лесных племени сегодня будут сражаться бок о бок с нами. Мы изгоним со своей земли Кровавых захватчиков!

Его последние слова утонули в одобрительном реве. Огнезвезд молча повернулся и повел свое племя через папоротники к склону холма.

На гребне холма Огнезвезд обернулся и посмотрел на лежащий внизу лагерь. Он не знал, доведется ли ему снова увидеть родной дом.


Глава XXVI | Битва за лес | Глава XXVIII