home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава III

Он очнулся оттого, что кто-то настойчиво толкал его в бок. Огнегрив протестующе забормотал и открыл глаза. Перед ним стояла Пепелица.

– Ты задремал, – шепнула она. – Но сейчас пора просыпаться. Пришло время похоронить Синюю Звезду.

Огнегрив с трудом поднялся, по очереди потянул затекшие лапы и облизнул пересохшие губы. Он чувствовал себя так, словно целый месяц пролежал на поляне. В следующий миг его обдало жаром при мысли о том, что он уснул во время бдения у тела Синей Звезды. Хорошо же он начинает исполнять обязанности предводителя!

– Кто-нибудь заметил? – испуганным шепотом спросил он Пепелицу.

Целительница ласково улыбнулась ему и покачала головой.

– Только я. Не кори себя понапрасну, Огнегрив. Все знают, что ты пережил накануне, поэтому никто не стал бы тебя упрекать.

Огнегрив быстро огляделся. Бледный рассвет уже начал просачиваться сквозь темные стволы деревьев. Старейшины первыми выползли из своей пещеры и собрались в кучу, готовясь исполнить свой долг – отнести тело предводительницы к месту ее последнего покоя. Остальные коты тоже медленно вылезали из своих пещер и выстраивались в две шеренги между телом Синей Звезды и выходом из лагеря.

По знаку Пепелицы старейшины приблизились к телу, молча подняли его и медленно понесли мимо застывших в скорбном молчании соплеменников. Каждый кот почтительно склонял голову, провожая в последний путь свою предводительницу.

– Прощай, Синяя Звезда! – прошептал Огнегрив. – Я никогда тебя не забуду.

Острая тоска пронзила его сердце, когда он увидел, как кончик ее хвоста оставляет темную борозду в палой листве, усеявшей черную после пожара землю.

Как только Синяя Звезда и старейшины покинули лагерь, коты начали потихоньку расходиться. Огнегрив обошел опустевший лагерь и с удовлетворением убедился, что куча с едой полнехонька. Теперь оставалось только отправить рассветный патруль, а там можно будет перекусить и отдохнуть. Ему казалось, что нужно проспать целую луну, чтобы избавиться от мучительной усталости в лапах.

– Ну как, Огнегрив, – окликнула его Пепелица. – Ты готов?

Огнегрив непонимающе повернулся к целительнице.

– Готов? К чему я должен быть готов? – Отправиться к Лунному Камню и получить от Звездного племени дар девяти жизней! – протараторила Пепелица и еле заметно дернула кончиком хвоста. – Огнегрив, только не говори мне, что ты забыл!

Огнегрив растерянно переступил с лапы на лапу. Разумеется, он не забыл о древнем обычае посвящения новых предводителей, но совершенно не предполагал, что это должно случиться так скоро. Все произошло слишком быстро, и у Огнегрива просто голова шла кругом. Ему казалось, будто бурлящие воды ущелья продолжают стремительно волочить его к какой-то далекой, неведомой пока, цели.

Внезапно он так испугался, что у него даже горло перехватило. Неужели ему действительно предстоит пройти через бдение у Лунного Камня? Ни один предводитель никогда никому не рассказывает о таинственном ритуале посвящения, поэтому ни один кот, за исключением четырех целителей, не знает о том, что происходит в Высоких Скалах. Огнегрив был там только однажды и видел, как Синяя Звезда во сне беседовала со звездными предками. Одно воспоминание об этом приводило Огнегрива в благоговейный трепет. Он боялся даже представить, что очень скоро сам ляжет возле священного камня и вознесет свои сны к Звездному племени.

Кроме того, каждый кот в лесу знал, что Лунный Камень находится в глубокой подземной пещере, в Целом дне пути от каждого из четырех лагерей, и новый предводитель должен идти туда натощак, отказавшись даже от укрепляющих трав, которые коты едят перед дальней дорогой.

– Звездное племя даст тебе силы, – сказала Пепелица, словно отвечая на его мысли.

Огнегриву ничего не оставалось, как уныло кивнуть. Оглядевшись, он увидел Бурана, задумчиво сидящего возле воинской пещеры, и взмахом хвоста попросил его подойти.

– Я должен идти к Высоким Скалам, – сообщил он. – Ты не мог бы возглавить лагерь в мое отсутствие? Нужно немедленно отправить рассветный патруль.

– Можешь на меня положиться, – пообещал Буран и добавил: – Да пребудет с тобой Звездное племя, Огнегрив!

Огнегрив в последний раз обвел глазами лагерь и вслед за Пепелицей нырнул в папоротники. Он чувствовал, что отправляется в дальнее путешествие, в самое дальнее из всех, в которых ему довелось побывать, и может никогда не вернуться обратно. После этого путешествия он уже не будет прежним Огнегривом, поскольку получит новое имя, примет новые обязанности и вступит в новые отношения со Звездным племенем.

Громкий крик за спиной заставил его обернуться. Из лагеря к нему бежали Крутобок и Песчаная Буря.

– Неужели ты рассчитывал ускользнуть, не попрощавшись? – укоризненно пропыхтел Крутобок, останавливаясь перед Огнегривом. Песчаная Буря ничего не сказала, лишь обвила своим золотистым хвостом хвост Огнегрива и крепко прижалась к его боку.

– Я ведь завтра вернусь! – смущенно пояснил Огнегрив. – Послушайте… Я знаю, теперь многое изменится, но знайте, вы всегда будете мне нужны – вы оба. Ни у кого во всем лесу нет таких верных друзей, как у меня!

Крутобок дружески боднул его в плечо.

– Будто мы сами не знаем, рыжий ты дуралей! – пробурчал он.

Песчаная Буря подняла на Огнегрива сияющий взор своих зеленых глаз.

– Ты всегда будешь с нами, Огнегрив! И лучше тебе об этом не забывать! – грозно прибавила она.

– Пора, Огнегрив! – подала голос Пепелица, терпеливо дожидающаяся у выхода из папоротников. – Мы должны быть у Высоких Скал до наступления сумерек. Надеюсь, ты не забыл, что я не такая резвая, как ты?

– Уже иду! – Огнегрив быстро лизнул каждого из друзей и прыгнул в папоротники. Догнав целительницу, он начал взбираться вверх по склону холма.

Сердце его преисполнилось надежды. Пусть сегодня он должен будет навсегда проститься с прежней жизнью, но никто не помешает ему забрать из нее в будущее все самое главное!

Когда двое котов достигли поляны Четырех Деревьев, с ясного неба уже вовсю сияло солнце, подтапливая изморозь на пожелтевшей траве.

– Только бы нам не нарваться на патруль племени Ветра! – прошипел Огнегрив, когда они перешли границу и очутились на высокогорье, до горизонта поросшем лиловым вереском.

Совсем недавно Синяя Звезда едва не объявила войну племени Ветра, обвинив его в незаконной охоте на землях Грозовых котов. Тогда Огнегрив выступил против воли своей предводительницы и, рискуя быть обвиненным в измене, предотвратил бессмысленную войну. В тот раз Звездный Луч, предводитель племени Ветра, заявил о своем желании жить в мире, но Огнегрив подозревал, что рядовые воины Ветра могли затаить обиду на соседей.

– Они не посмеют остановить нас, – спокойно отозвалась Пепелица.

– Вполне могут попытаться! – возразил Огнегрив. – Думаю, надо держать ухо востро!

Стоило им с Пепелицей приблизиться к гребню холма, возвышавшегося над вересковым морем, как опасения его не замедлили оправдаться. У Огнегрива оборвалось сердце, когда он увидел перед собой Чернохвата с каким-то незнакомым оруженосцем. Они с Пепелицей замерли и молча смотрели, как из вереска выныривают все новые и новые воины Ветра. Бежать было уже поздно, избежать столкновения – невозможно.

Чернохват оскалился и зарычал, но его товарищ Корноух, остановившись перед Огнегривом, почтительно склонил голову.

– Приветствуем вас, Огнегрив и Пепелица, – вежливо произнес он. – Что вы делаете на нашей территории?

– Мы направляемся к Высоким Скалам, – отозвалась Пепелица, делая шаг вперед.

Огнегрив почувствовал невольную гордость, видя, с каким уважением воин Ветра относится к маленькой целительнице.

– Надеюсь, не случилось ничего дурного? – спросил Корноух. Как и все в лесу, он знал, что коты направляются к Высоким Скалам лишь в тех случаях, когда племя испытывает глубокие потрясения и нуждается в прямом совете и помощи звездных предков.

– Случилось самое дурное, что только может быть, – твердо ответила Пепелица. – Синяя Звезда вчера умерла.

Все трое воинов Ветра дружно склонили головы, даже дерзкий Чернохват притих и помрачнел.

– Она была великой предводительницей и доблестной воительницей, – первым нарушил молчание Корноух. – Каждый лесной кот будет чтить ее память.

Подняв голову, он с любопытством и уважением посмотрел на Огнегрива.

– Выходит, ты теперь будешь предводителем? – спросил он.

– Да, – ответил Огнегрив. – Я иду к Высоким Скалом за даром девяти жизней. Корноух кивнул и медленно обвел взглядом огненно-рыжего воина.

– Ты очень молод, – сказал он. – Но что-то подсказывает мне, что ты станешь отличным предводителем.

Огнегрив так растерялся, что не сразу нашелся с ответом.

– С…спасибо! – пробормотал он наконец. К счастью, Пепелица вовремя пришла ему на помощь.

– Мы не можем больше задерживаться, – решительно заявила она. – До Высоких Скал еще идти и идти!

– Разумеется! – отозвался Корноух и сделал шаг в сторону, освобождая им дорогу. – Мы немедленно сообщим эту новость Звездному Лучу. Да пребудет с вами Звездное племя! – добавил он, когда Грозовые коты начали подниматься на гребень.

На краю высокогорья Огнегрив с Пепелицей остановились и молча уставились на расстилающийся перед ними пейзаж. Местность разительно переменилась. Вместо голого склона, где обнаженные каменные складки перемежались островками лилового вереска, под ногами у них лежала долина, испещренная россыпями гнезд Двуногих, вереницами живых изгородей и разноцветными лоскутками полей. Гремящая Тропа широкой лентой прорезала долину, а сразу за ней высились зубчатые вершины далеких скал. Их голые серые склоны показались Огнегриву грозными и угрюмыми.

Он судорожно сглотнул, увидев, куда лежит его путь.

Покосившись в сторону, Огнегрив поймал участливый взгляд Пепелицы.

– Все переменилось! – в отчаянии пробормотал Огнегрив. – Ты видела, как вели себя патрульные из племени Ветра? Даже они обращались со мной совсем иначе, чем раньше! – Он не боялся показаться слабым, поскольку знал, что никому, кроме Пепелицы, не сказал бы этих слов – даже Песчаной Буре. – Мне кажется, будто каждый кот ожидает от меня чего-то великого! Они ждут, что я буду мудрым, храбрым и справедливым… Но я вовсе не такой, Пепелица! Я снова буду ошибаться, как ошибался раньше. Пепелица, мне кажется, я не смогу быть предводителем!

– Мышеголовый дурачок! – покачала головой целительница, и Огнегрив отпрянул, изумленный. В то же время насмешливый голос Пепелицы отчего-то сразу успокоил его. – Когда ты совершишь ошибку, Огнегрив, – не если, а когда, ты меня понял? – я буду первой, кто скажет тебе об этом. – Она помолчала и добавила, уже серьезно: – Я тоже навсегда останусь твоим другом, что бы ни случилось. Никто не избавлен от слабостей и ошибок, Огнегрив. Ни один кот не может постоянно поступать правильно. Даже Синяя Звезда и та не смогла! Вся мудрость в том, чтобы учиться на собственных ошибках и иметь мужество быть честным перед самим собой! – Она повернулась и лизнула его в ухо против шерсти. – Ты отлично справишься, Огнегрив. А теперь пошли.

Следом за целительницей Огнегрив послушно спустился со склона и побрел через угодья Двуногих. Утопая лапами в вязкой земле распаханного поля, коты добрались до гнезда Двуногих, где жили двое котов-одиночек – Ячмень и Горелый. Огнегрив тщательно огляделся, но друзей нигде не было видно. Он немного расстроился, поскольку оба одиночки были преданными друзьями Грозового племени, а Горелый когда-то давно даже готовился стать воином вместе с Огнегривом. Далекий собачий лай заставил Огнегрива содрогнуться, напомнив ужас недавней погони.

Держась в тени живой изгороди, Огнегрив с Пепелицей добрались до Гремящей Тропы и прилегли на ее краю. Мимо с ревом неслись чудовища, поднимая ветер, от которого шевелилась шерсть на кошачьих спинах. От едкого смрада слезы наворачивались на глаза, а ноздри горели, словно обожженные.

Пепелица устроилась рядом с Огнегривом и пристально уставилась на дорогу, ожидая, когда расстояние между чудовищами увеличится настолько, что они смогут перейти на другую сторону. Огнегрив прекрасно чувствовал ее тревогу. Когда-то давно, когда Пепелица была ученицей Огнегрива, рычащее чудовище напало на нее на самом краю Гремящей Тропы, и с тех пор задняя лапка кошки навсегда осталась изувеченной.

– Пойдем вместе, – решил Огнегрив. Он до сих пор не мог простить себе того давнего несчастья. – Когда будешь готова, тогда и пойдем. Не торопись.

Пепелица едва заметно кивнула, не отрывая глаз от дороги. Огнегрив видел, что она не на шутку напугана, но не хочет показывать своего страха. Когда мимо них пронеслось очередное ярко размалеванное чудовище, Пепелица решительно крикнула:

– Вперед! – и быстро захромала по твердой черной дороге. Огнегрив пошел рядом. Ему потребовалось немалое мужество, чтобы заставить себя не ускорить шаг. Сердце его колотилось, как бешеное, каждая клеточка тела требовала бежать без оглядки к спасительному краю Гремящей Тропы. Вдалеке послышался приближающийся рев, но, прежде чем чудовище успело напасть на котов, они благополучно скатились с дороги под живую изгородь.

Пепелица прерывисто вздохнула и опустилась на землю.

– Слава Звездному племени, это уже позади! Огнегрив кивнул, хотя оба прекрасно знали, что им предстоит и обратный путь. Солнце тем временем начало едва заметно опускаться. Огнегрив плохо знал земли, лежащие за Гремящей Тропой, поэтому с опаской двинулся в сторону Высоких Скал. Вокруг царила безмятежная тишина, нарушаемая лишь шорохом мелкой дичи, копошащейся в траве. Сглотнув голодную слюну, Огнегрив в который раз горько пожалел о том, что обычай не позволяет ему остановиться и всласть поохотиться.

Когда они с Пепелицей наконец добрались до последней вершины, солнце опустилось еще ниже. Тени стали длиннее, холодок потянулся по земле. Запрокинув голову, Огнегрив увидел над выступом скалы большое отверстие, похожее на распахнутую пасть.

– Мы достигли Материнского Истока, – пояснила Пепелица. – Давай немного передохнем. Растянувшись на гладкой скале, они молча смотрели, как гаснет вечернее небо и как, одна за другой, вспыхивают в синеве звезды Серебряного Пояса. Яркая луна озарила скалы своим холодным, призрачным сиянием.

– Пора, – сказала Пепелица. Вихрь сомнений вновь поднялся в душе Огнегрива, и он испугался, что лапы откажутся повиноваться ему. Кое-как он поднялся и побрел вперед, почти не чувствуя уколов острых камней, впивающихся в нежные подушечки на его лапах. Он остановился под высоким сводом, который все лесные племена называли Материнским Истоком.

За черным входом ждала тьма. Огнегрив еще с прошлого раза помнил, что зрение напрягать бесполезно – во всей пещере царила непроглядная ночь. Он невольно замешкался у входа, и Пепелица решительно шагнула вперед.

– Следуй за моим запахом, – велела она. – Я приведу тебя к Лунному Камню. И помни – вступив под свод пещеры, мы должны хранить молчание до самого окончания ритуала.

– Но я ведь не знаю, что делать! – взмолился Огнегрив.

– Когда увидишь Лунный Камень, просто ляг и прижмись к нему носом. – Голубые глаза Пепелицы холодно блеснули в лунном сиянии. – Звездное племя пошлет тебе сон, чтобы ты мог увидеть предков-воителей.

Целый лес вопросов шумел в душе Огнегрива, но он уже понимал, что никакой ответ не поможет ему справиться с нарастающей паникой. Молча опустив голову, он нырнул во тьму следом за Пепелицей.

Каменный проход неуклонно понижался, и вскоре Огнегрив потерял всякое чувство направления и лишь тупо поворачивал из стороны в сторону, следуя за запахом Пепелицы. Порой проход был так узок, что, протискиваясь, Огнегрив усами и боками касался противоположных стен. Сердце его бешено билось о ребра, он широко разинул рот, жадно ловя милый запах Пепелицы. Больше всего на свете он боялся потерять ее и заблудиться в непроглядной тьме.

Внезапно он понял, что видит перед собой очертания Пепелициных ушей, освещенных непонятным светом, льющимся откуда-то из глубины. Новые запахи обступили Огнегрива, усы его задрожали от дуновения свежего, холодного воздуха. Он свернул за угол – и свет стал еще ярче. Огнегрив, зажмурившись, шагнул вперед и понял, что проход ведет в какую-то пещеру.

Высоко над его головой, сквозь трещину в толще скалы, виднелось ночное небо. Лунный свет, просачиваясь через отверстие, падал на огромный камень, лежащий в самом центре пещеры. Огнегрив затаил дыхание. Однажды он уже видел Лунный Камень, но успел позабыть ошеломляющее впечатление, которое производила святыня. Дивный камень высотой в три кошачьих хвоста чуть сужался к вершине и весь сверкал отраженным лунным светом. Он был почти прозрачным и больше всего напоминал звезду, упавшую с небес на землю. Белое сияние озаряло пещеру, и даже серая Пепелицина шерсть казалась серебряной в этом волшебном свечении.

Пепелица обернулась к Огнегриву и взмахом хвоста велела ему занять место возле Лунного Камня.

Огнегрив был так потрясен, что и без всякого запрета не нашелся бы, что сказать. Он молча опустился перед камнем, положил голову на лапы и уткнулся носом в гладкую светящуюся поверхность. В следующий миг он едва не отпрянул, таким ледяным холодом обжег его священный камень. Внезапно в мерцающей глубине кристалла Огнегрив увидел отражения далеких звезд.

Он закрыл глаза, терпеливо ожидая, когда Звездное племя пошлет ему вещий сон.


Глава II | Битва за лес | Глава IV