home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XI

Солнце только поднималось над горизонтом, когда Огнегрив вылез из своей палатки. Стряхнув с шерсти труху опавших листьев, он глубоко вдохнул холодный воздух и с наслаждением потянулся.

После вчерашнего Совета он с непривычным удивлением смотрел на мирную жизнь лагеря. Неужели все здесь осталось по-прежнему? Уголек с Белышом деловито латали прутиками внешнюю стену лагеря, Златошейка с Синеглазкой сидели возле детской, любуясь на резвящихся котят, а Веснянка, остановившись на бегу, присоединилась к малышам. Вдалеке чинно шествовал могучий Буран, волоча в пасти только что наловленную дичь. Всюду царил покой, и хотя Огнегрив шкурой чувствовал разлитое в воздухе напряжение, ночные страхи слегка отпустили его.

Он огляделся, ища глазами Песчаную Бурю, но та отправилась в рассветное патрулирование и еще не возвращалась. Песчаной Бури вчера не было на Совете, поэтому Огнегриву не терпелось поделиться с ней новостями.

— Огнегрив!

Он сразу узнал голос Синей Звезды. Повернувшись, глашатай увидел, что предводительница семенит к нему со стороны своей пещеры.

— Да, Синяя Звезда?

— Иди ко мне в пещеру! Нам нужно поговорить!

Огнегрив послушно последовал за своей предводительницей. От его внимания не укрылся ни ее размашистый шаг, ни возбужденное подрагивание кончика хвоста. Синяя Звезда вела себя так, словно готова была в любой момент вцепиться в горло врагу, и, судя по всему, отсутствие врагов было делом временным.

Забравшись в пещеру, Синяя Звезда уселась на свою подстилку и уставилась на Огнегрива.

— Ты слышал, что говорил вчера этот лицемер, этот лжец, Звездный Луч?! — зашипела она. — Отказался признаться, что его воины воруют нашу дичь! Значит, нам остается только одно — напасть первыми!

Огнегрив так и застыл с разинутым ртом.

— Синяя Звезда! — взмолился он. — Ты не можешь так поступить! Мы не так сильны, как раньше! — Он хотел напомнить предводительнице, что, если бы не ее сумасбродство, у них сейчас было бы на четырех воинов больше, но не посмел. — Мы не можем позволить себе понести потери ранеными, не говоря уже об убитых! Глаза Синей Звезды сверкнули злобой.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что Грозовое племя настолько ослабело, что не сможет защитить себя?!

— Одно дело — защита, но совсем другое — беспричинное нападение на соседей! — в отчаянии простонал Огнегрив. — Опомнись, Синяя Звезда! У нас нет ни одного доказательства того, что воины Ветра воруют…

Синяя Звезда оскалила зубы и зарычала. Ощетинив шерсть, она вскочила и угрожающе двинулась в сторону Огнегрива.

— Так ты сомневаешься в моих словах? Огромным усилием воли Огнегрив заставил себя устоять на месте.

— Я хочу избежать бессмысленного кровопролития! — спокойно ответил он. — Все следы указывают на то, что в лесу поселилась бродячая собака. Это она охотится на кроликов!

— А я тебе говорю, что бродячих собак не бывает! Они приходят и уходят со своими Двуногими!

— Откуда же тогда взялся собачий запах?

— Молчать! — Синяя Звезда замахнулась и едва не полоснула Огнегрива когтями по носу, но он по-прежнему не тронулся с места. — Сегодня ночью мы выступим в поход, а на рассвете нападем на лагерь племени Ветра.

У Огнегрива оборвалось сердце. Каждый воин почитает за честь сражаться за свое племя, но никогда прежде Огнегриву не приходилось участвовать в несправедливом набеге. Он не желал, чтобы Грозовые коты и воины Ветра напрасно проливали кровь!

— Ты слышишь меня, Огнегрив? — рявкнула Синяя Звезда. — Выбери самых лучших воинов.

К вечеру они должны быть готовы. — Глаза предводительницы превратились в синие искры, и Огнегриву вдруг показалось, что их взгляд испепелит его дотла, подобно тому, как огонь уничтожил могучий лес.

— Послушай, Синяя Звезда… — начал он.

— Неужели ты боишься племени Ветра? — с презрением бросила предводительница. — Или так привык раболепствовать перед Звездным племенем, что не смеешь пойти против их воли и сразиться за честь своей предводительницы?! — Она возбужденно подбежала к выходу из пещеры, потом вдруг резко повернулась и приблизила свое лицо к лицу глашатая. — Ты разочаровываешь меня, Огнегрив! Ты ведешь себя хуже остальных воинов! Как я могу верить в то, что ты будешь отважно сражаться за свое племя, если ты осмеливаешься оспаривать мои приказания? — прохрипела она. — Ты не оставляешь мне выбора, Огнегрив. Я сама возглавлю отряд!

Буря сомнений бушевала в груди Огнегрива. Он знал, что Синяя Звезда стара, что у нее осталась последняя жизнь, что она повредилась рассудком. Но предводительница была в таком бешенстве, что он не решился возражать. Склонив голову, Огнегрив негромко ответил: — Как скажешь, Синяя Звезда.

— Тогда отправляйся и делай то, что я приказала! — велела Синяя Звезда, не спуская с него безумного взгляда. — Ты пойдешь с нами, но помни — я буду постоянно приглядывать за тобой! — бросила она ему вслед.

Выйдя на поляну, Огнегрив содрогнулся, словно только что вынырнул из ледяной полыньи. Долг глашатая требовал немедленно отобрать самых лучших воинов, передать им приказ Синей Звезды и сказать, чтобы с восходом луны они были готовы выступить из лагеря, но каждый волосок на шубе Огнегрива протестовал против исполнения этого приказа. Кроликов воровала собака, племя Ветра было ни при чем! Звездное племя никогда не одобрит нападения на невиновных! Синяя Звезда не права!

Огнегрив и сам не заметил, как лапы вынесли его к пещере Пепелицы. Может быть, она что-нибудь посоветует? Возможно, мудрость целительницы и сокровенная связь, которая существует между ней и Звездным племенем, позволят ей найти выход, которого он не видит? Добравшись до поляны, Огнегрив позвал Пепелицу, но никто не отозвался. Он просунул голову в расщелину скалы и убедился, что палатка опустела. Лишь кучи сухих листьев сиротливо лежали вдоль стен.

В полной растерянности Огнегрив поплелся к выходу. По дороге он заметил усердного Царапку, волочившего охапку мягкого мха на подстилки старейшинам. Увидев глашатая, оруженосец остановился, выплюнул мох и отрапортовал:

— Пепелица ушла за травами!

— Куда? — быстро спросил Огнегрив, решив, что непременно разыщет целительницу, если она где-то неподалеку от лагеря.

— Не знаю, — пожал плечами Царапка. — Извини.

Он подхватил с земли свой мох и ушел.

Охваченный смятением и страхом, Огнегрив долго стоял посреди поляны и не знал, что ему делать. Он не мог попросить совета, поскольку был глашатаем, а глашатай не имеет права оспаривать приказы своего предводителя. Даже с Песчаной Бурей он не смел поделиться своими сомнениями, потому что воинский закон обязывал ее беспрекословно повиноваться предводительнице. Единственная, с кем он мог поговорить, это Пепелица — но и она ушла, оставив его в одиночестве!

Огнегрив медленно побрел в сторону пещеры воинов и около входа нос к носу столкнулся с вылезающей Чернобуркой.

— Я хотел немного вздремнуть, — пробормотал он в ответ на ее удивленный взгляд. — Хочу набраться сил перед ночным патрулем! — соврал он, не в силах признаться, что за «патруль» ожидает его этой ночью.

— Ты выглядишь очень усталым! — сочувственно покачала головой Чернобурка. — Ты слишком много работаешь, Огнегрив.

Она быстро лизнула его в рыжее ухо и побежала к куче свежей еды. К великому облегчению Огнегрива, в пещере больше никого не оказалось, поэтому он подошел к своей подстилке, поглубже зарылся в мягкий мох и папоротники и приготовился уснуть. Сон был его последней надеждой. Возможно, во сне к нему придет Пестролистая и посоветует, как избежать кровопролития.

Он со страхом вспомнил свой последний сон, когда он искал Пестролистую в темном и жутком лесу, но так и не нашел.

— О, Пестролистая, пожалуйста, не оставляй меня! — прошептал Огнегрив. — Ты так нужна мне! Я должен узнать, чего хочет от меня Звездное племя.

Огнегрив стоял на границе с племенем Ветра и смотрел на унылую пустошь. Резкий холодный ветер волнами пробегал по вересковому морю, ерошил шерсть на боках Огнегрива. Пустошь была окружена кольцом какого-то жутковатого, нездешнего света, в котором растворялся и горизонт, и окрестный лес. Огнегрив обернулся, ожидая увидеть четыре могучих дуба на Священной Поляне, но сзади тоже не было ничего, кроме бледно-золотого призрачного сияния. Он был совсем один.

— Пестролистая? — робко позвал Огнегрив. Никто не отозвался, но Огнегрив все же уловил дуновение сладкого запаха, всегда предшествовавшего появлению Пестролистой. Он замер, вытянул шею и приоткрыл рот, чтобы поглубже вдохнуть любимый запах.

— Пестролистая! — шепотом повторил Огнегрив. — Пожалуйста, приди. Ты так нужна мне!

И тут же его окружило тепло, и знакомый голос прошептал:

— Я здесь, Огнегрив. Теперь он чувствовал, что Пестролистая где-то сзади, и, стоит ему обернуться, он увидит ее. Но он не мог пошевелиться. Словно огромные ледяные челюсти сжали его голову, заставляя смотреть на колышущуюся под ветром мертвую пустошь.

Он не помнил, сколько простоял так, прежде чем понял, что Пестролистая здесь не одна. Он почувствовал новый, мучительно-знакомый запах и прошептал:

— Щербатая? Это ты? Слабое дыхание коснулось его шерсти, и Огнегриву почудилось, будто он слышит хриплое урчание погибшей кошки.

— Щербатая! — воскликнул он. — Я так тосковал о тебе! С тобой все в порядке? Ты видела, какой умницей стала наша Пепелица?

Он говорил и говорил, не помня себя от радости, что вновь встретился со Щербатой, но ответа так и не последовало, хотя ему показалось, будто урчание стало чуть громче.

Внезапно совсем рядом он услышал тихий шепот Пестролистой.

— Я не случайно привела тебя сюда, Огнегрив. Посмотри на это место, запомни его — хорошенько запомни. Это место, где не состоится битва и не прольется кровь.

— Тогда подскажи, как мне предотвратить войну? — взмолился Огнегрив, догадавшись, что Пестролистая имеет в виду задуманное Синей Звездой нападение на лагерь племени Ветра.

Но больше он так ничего и не услышал, кроме тихого вздоха, который быстро растаял и улетел вместе с ветром. В тот же миг исчезла и сила, сковывавшая Огнегрива. Он резко обернулся — но ни Щербатой, ни Пестролистой уже не было. Огнегрив жадно глотнул воздух, чтобы поймать хотя бы запах, но ничего не почувствовал.

— Пестролистая! — в страхе закричал он. — Щербатая! Не уходите!

Призрачное сияние тоже начало таять, постепенно превратившись в обычный солнечный свет, который бывает утром в Листопад, и вместо вересковой пустоши Огнегрив увидел над собой почерневшие от огня ветки и голубое небо, просвечивающее между ними. Тяжело дыша, он лежал на боку в своей пещере.

— Огнегрив! — раздался рядом чей-то взволнованный голос, и, повернув голову, он увидел Песчаную Бурю. — Что с тобой? Ты не заболел?

— Нет… Нет, все хорошо! — Он с трудом сел и пошевелил ушами, сбрасывая приставшие пушинки мха. — Просто дурной сон, только и всего.

— Я тебя искала, — объяснила Песчаная Буря. — Мы обошли все границы и не заметили ничего подозрительного. Кисточка уже рассказала мне о том, что произошло на Совете. Куча с дичью совсем опустела, нужно сходить поохотиться.

— Я сейчас не могу, Песчаная Буря… Мне нужно кое-что сделать. Пожалуйста, выбери ловцов и сходи сама, ладно?

Несколько мгновений Песчаная Буря пристально смотрела на него, ожидая объяснений, и вскоре в глазах ее не осталось ни капли былой теплоты.

— Хорошо, раз ты так занят! — буркнула она.

Огнегрив видел, что Песчаная Буря обиделась, но так и не смог придумать никакого объяснения. — Я возьму с собой Чернобурку и Бурого! — С этими словами она повернулась и вышла, даже не взглянув на Огнегрива.

Огнегрив облизал лапу и принялся умываться, погрузившись в размышления о только что увиденном сне. «Не состоится битва и не прольется кровь», — повторил он про себя. Но как понимать эти слова? Значит ли это, что Пестролистая просит его не беспокоиться, поскольку Звездное племя само предотвратит битву? Или же это был приказ, и именно он должен остановить кровопролитие?

Огнегриву очень хотелось бы отдать ход событий в лапы Звездного племени. В конце концов, что он может сделать, если предводительница уже отдала ему приказ?! Но что, если исполнение этого приказа нарушит священную волю Звездного племени? Кроме того, впервые решение Синей Звезды противоречило всем представлениям Огнегрива о справедливости и благе Грозового племени.

Наконец, он принял решение. Он пойдет на все, но Грозовое племя не будет сражаться с племенем Ветра!


Глава X | Опасная тропа | Глава XII