home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XIV

Вернувшись на поляну, Огнегрив убедился, что Горелый до сих пор не появлялся. От волнения у него даже в животе заурчало. Луна уже начала клониться к верхушкам деревьев, а значит, совсем скоро Синяя Звезда поведет своих воинов на битву с племенем Ветра, и последняя надежда на мирное разрешение конфликта будет утрачена.

Где же Горелый? Неужели Одноус не сумел разыскать его? Или Горелый просто не смог прийти? А может быть, он уже в пути, но придет слишком поздно? У Огнегрива лапы чесались от желания броситься в лес и побежать ему навстречу, но он понимал, что не имеет права покидать лагерь.

Наконец он заметил какое-то движение в папоротниках и услышал тихий оклик Уголька. Пришелец негромко ответил, и Огнегрив воспрянул духом, узнав голос Горелого. Высоко подпрыгнув от радости, он бегом бросился через поляну.

— Все в порядке, Уголек! — сказал он оруженосцу. — Оставайся на страже, я сам займусь нашим гостем. — С этими словами он потерся носом о нос поджарого черного кота, выступившего из папоротника. — Приветствую тебя, Горелый! Как поживаешь?

Он спросил это из вежливости, ибо прекрасно видел, что у Горелого нет причин сетовать на свою жизнь. Достаточно было одного взгляда на лоснящуюся черную шерсть бывшего оруженосца и перекатывающиеся под ней бугры сильных мускулов, чтобы убедиться в этом.

— Отлично! — ответил Горелый, изумленно оглядываясь. — Как странно вновь очутиться здесь! Я очень расстроился, когда узнал, что у вас неприятности с племенем Ветра. Одноус все рассказал мне и поклялся, что они не имеют никакого отношения к исчезновению ваших кроликов!

— Остается только убедить в этом Синюю Звезду! — мрачно буркнул Огнегрив. — Мне очень неловко подгонять тебя, Горелый, я знаю, что тебе и так пришлось бежать со всех лап, но времени почти не осталось. Синяя Звезда вот-вот прикажет нам выступать! Иди за мной!

С этими словами он повернулся и повел друга к пещере Синей Звезды. Предводительница лежала, свернувшись клубочком в своем гнездышке, но, присмотревшись, Огнегрив понял, что она не спит. Лунный свет отражался в ее прищуренных глазах.

— В чем дело, Огнегрив? — раздраженно спросила Синяя Звезда. — Еще не время выступать! И кто это с тобой?

— Это я, Горелый, Синяя Звезда! — сказал кот-одиночка, выступая из-за спины Огнегрива. — Я принес тебе послание от племени Ветра.

— От племени Ветра?! — взвилась Синяя Звезда, вскакивая со своего ложа. — И что же эти гнусные воры осмелились передать мне?

К чести Горелого, он не дрогнул перед этой вспышкой ярости, хотя Огнегрив прекрасно помнил то время, когда черный оруженосец начинал заикаться от каждого окрика.

— Синяя Звезда, — спокойно сказал Огнегрив. — Надеюсь, ты не будешь спорить с тем, что толковать лучше, чем воевать?

— Толковать?! — поперхнулась злостью Синяя Звезда, в ярости хлеща себя хвостом по бокам. — Да кто ты такой, чтобы указывать, что мне делать?! Брысь отсюда! Мы с Горелым будем разговаривать наедине.

Огнегриву ничего не оставалось, как выйти из пещеры. В смятении он принялся кружить вокруг скалы, прислушиваясь к тихому гулу доносящихся изнутри голосов. Но сколько он ни напрягал уши, ему так и не удалось разобрать ни слова.

Вскоре из воинской пещеры высунулся Буран и медленно подошел к Огнегриву.

— Луна садится, — заметил он. — Синяя Звезда вот-вот объявит выступление. Горелый пришел?

— Пришел, — кивнул Огнегрив. — Но я не знаю, удалось ли…

Он замолчал, услышав шум внутри палатки. Не успело его сердце отсчитать один удар, как Синяя Звезда выскочила из пещеры, сопровождаемая Горелым. Увидев Огнегрива, она взмахнула хвостом и прохрипела:

— Собирай отряд! Мы выступаем к Четырем Деревьям!

— Ты все-таки решила поговорить со Звездным Лучом? — осмелился спросить Огнегрив.

Предводительница снова взмахнула хвостом и ответила: — Я не отказываюсь от переговоров. Но если они ни к чему не приведут, мы будем сражаться!

Еще не рассвело, когда Синяя Звезда повела своих воинов к лощине, на которой росли четыре исполинских дуба. Огнегрив молча трусил возле предводительницы. Он не оглядывался, но по еле слышному шороху за спиной знал, что остальные воины следуют за ними. Где-то вдалеке послышался пронзительный крик совы, и сердце у Огнегрива сжалось от нехорошего предчувствия. Он едва успел попрощаться с Горелым и поблагодарить его за помощь, прежде чем черный кот отправился в обратный путь.

На вершине склона Синяя Звезда остановилась и помедлила. Воины поравнялись со своей предводительницей и послушно замерли. Свет высоких звезд переливался на их шкурах, мягко озарял настороженные уши, отражался в широко распахнутых глазах.

Огнегрив бросил взгляд в сторону территории племени Ветра. Вначале ему показалось, будто там нет ничего, кроме бескрайнего моря вереска, раскинувшегося до самого горизонта. Ветер пробегал по пустоши, шелестел в верхушках старых дубов. Затем Огнегрив уловил какое-то движение и, приглядевшись, увидел под деревьями цепочку котов во главе со Звездным Лучом. У Огнегрива похолодело в животе. Выходит, Звездный Луч тоже взял с собой воинов!

— Что я вижу?! — прошипела Синяя Звезда, и глаза ее вспыхнули недобрым огнем. — Почему тут так много воинов Ветра? Я полагала, меня пригласили на переговоры! — Она уставилась на Огнегрива, и в глазах ее промелькнула какая-то мысль. — Я подозревала измену и вижу, что не ошиблась! Благодарю тебя, Огнегрив. Тебе не кажется, что это больше похоже на засаду, чем на встречу двух предводителей?

Синяя Звезда взмахнула хвостом, и ее воины в суровом молчании выстроились по бокам своей предводительницы. Теперь враждующие отряды стояли лицом к лицу. Огнегриву казалось, что даже воздух между ними потрескивает от напряжения. Он кожей чувствовал близость битвы. Все теперь зависело от того, сдержит ли Звездный Луч свое слово и захочет ли говорить с Синей Звездой.

— Звездный Луч! — холодно произнесла Синяя Звезда. — Что ты хочешь мне сказать?

Мертвая тишина воцарилась над поляной. Огнегрив нервно втягивал и выпускал когти, ожидая ответа предводителя. Он не знал, надолго ли воинам хватит выдержки. Он видел, как Дым обменялся многозначительным взглядом с Бурым, и понял, что эти двое уже что-то задумали. Песчаная Буря, прижав уши к затылку, не мигая, смотрела на вражеских котов. Быстролап то и дело бросал лихорадочные взгляды на предводительницу, но не двигался с места, а Белыш, выгнув спину горбом, весь дрожал от нетерпения, словно в любой миг готов был прыгнуть на врага.

— Спокойно! — шикнул на него Огнегрив. Звездный Луч отделился от своих воинов и шагнул навстречу Синей Звезде. Первый бледный луч занимающейся зари прорезал тьму, и в его свете Огнегрив ясно увидел вздыбленную шерсть и поднятый хвост предводителя племени Ветра. За спиной Звездного Луча стояли Одноус, Росинка и маленький Колючка. «Я не хочу сражаться с этими котами!» — загремело в голове Огнегрива. Сердце его пойманной птицей забилось в груди.

— Никому не двигаться! — прорезал неподвижный воздух голос Звездного Луча.

— Ты с ума сошел?! — прохрипел Чернохват и, выскочив из цепи, подскочил к своему предводителю. — Она привела с собой боевой отряд! Надо атаковать!

— Нет! — Звездный Луч сделал еще один шаг вперед и взмахом хвоста подозвал к себе своего глашатая. Не сводя глаз с Синей Звезды, он слегка опустил голову. — Сегодня битвы не будет, по крайней мере, здесь. Я обещал прийти на переговоры, и я сдержу свое слово.

Вместо ответа Синяя Звезда припала к земле, ощетинилась и зарычала, оскалив зубы. Огнегрив похолодел от страха. На миг ему показалось, что предводительница раздумала вести переговоры и сейчас кинется на Звездного Луча. Зажмурившись, он горячо воззвал к звездным предкам, умоляя их не допустить этого безумия.

Тем временем Одноус вышел вперед и грубым толчком заставил Чернохвата занять свое место в цепи. Несколько мгновений, показавшихся Огнегриву целой вечностью, враждующие стороны неподвижно стояли друг против друга. Ветер ерошил вздыбленную шерсть на кошачьих загривках, глаза горели лихорадочным напряжением, которое в любой момент могло взорваться вспышкой слепой, безумной ярости.

— Синяя Звезда, — повторил Звездный

Луч. — Ты не хочешь выйти ко мне? Возьми с собой глашатая, и давай попробуем разрешить наш спор миром.

— Миром?! — взвизгнула Синяя Звезда. — Я не могу заключать мир с бандитами и ворами чужой дичи!

Протестующий вой потряс цепь воинов Ветра. Чернохват снова выскочил вперед, но Одноус одним прыжком очутился возле него и повалил на землю. Огнегрив видел, как Частокол угрожающе помахивает хвостом, и понял, что, если Чернохват все же прыгнет, Частокол тут же набросится на него, и о мире можно будет навсегда забыть.

— Сделай, как он говорит! — в отчаянии попросил он Синюю Звезду. — Разве не за этим мы пришли сюда? Пойми, у племени Ветра тоже пропадает дичь!

Синяя Звезда обернулась к нему, и глаза ее вспыхнули откровенной ненавистью.

— Ты не оставил мне выбора! — прошипела она. — Но ты за это поплатишься, Огнегрив. Горько поплатишься!

На негнущихся лапах она вышла вперед и остановилась у самой границы племени Ветра, лицом к лицу со Звездным Лучом. Огнегрив молча последовал за своей предводительницей, успев лишь шепнуть Песчаной Буре:

— Присматривай за Частоколом! Звездный Луч холодно смотрел на Синюю Звезду, и Огнегрив понял, что предводитель до сих пор не простил им укрывательства Хвостолома, но преодолел себя и не позволяет старым обидам взять верх над разумом.

— Синяя Звезда, — медленно произнес предводитель. — Клянусь Звездным племенем, что племя Ветра не охотилось на вашей территории.

— Звездным племенем?! — процедила Синяя Звезда. — Немного же стоит такая клятва! Черно-белый кот отшатнулся и растерянно посмотрел на Огнегрива, словно ждал от него объяснений.

— В таком случае я готов поклясться всем, что ты почитаешь священным, — помолчав, медленно проговорил он. — Клянусь нашими котятами в детской, клянусь надеждами своего племени, честью предводителя клянусь. Племя Ветра не виновно в том, в чем ты нас обвиняешь.

На этот раз его слова, казалось, достигли сердца Синей Звезды, и она слегка опустила шерсть на загривке.

— Как я могу верить тебе? — спросила она.

— У нас тоже пропадает дичь, — пояснил Звездный Луч. — Возможно, ее воруют собака или коты-бродяги. Племя Ветра тут ни при чем.

— Это ты так говоришь! — буркнула Синяя Звезда, но голос ее потерял былую уверенность. Огнегриву показалось, что она поверила Звездному Лучу, но не знает, как, не теряя достоинства, сказать об этом.

— Синяя Звезда! — негромко начал он. — Благородный предводитель не начинает беспричинной битвы. Если есть хоть малейшее сомнение в том…

— Уж не думаешь ли ты, что лучше меня знаешь, как следует управлять племенем?! — злобно перебила его Синяя Звезда. Шерсть ее снова поднялась дыбом, но на этот раз гнев обратился против собственного глашатая. Давно уже она не была так похожа на прежнюю грозную Синюю Звезду, и Огнегриву потребовалось все мужество, чтобы не отступить.

— Молодые воины полагают, будто знают все на свете! — мягко заметил Звездный Луч. — И все же порой нам приходится прислушиваться к ним. Нам не за что сражаться, Синяя Звезда.

Предводительница в раздражении дернула ушами.

— Ладно, — нехотя проскрипела она. — Я верю твоему слову — пока. Но берегись, если мои патрули учуют запах племени Ветра на нашей территории! — Она резко обернулась и закричала своим воинам: — Возвращаемся в лагерь!

Когда Огнегрив повернулся следом, Звездный Луч грустно склонил голову и вздохнул:

— Благодарю тебя, Огнегрив. Ты поступил правильно, и мое племя благодарно тебе за помощь — но не хотел бы я сейчас оказаться на твоем месте!

Огнегрив молча поклонился и присоединился к своим товарищам. Прежде чем сбежать по склону к Четырем Деревьям, он задержался и посмотрел вслед удаляющимся воинам Ветра, бегущим через вереск в свой лагерь. Равнина нежно светилась в бледном рассветном сиянии. Он сделал все, чтобы не запятнать ее невинной кровью!

— Спасибо, Пестролистая! — прошептал Огнегрив и бросился догонять свое племя.

В ледяном молчании Синяя Звезда привела своих воинов обратно в лагерь. У края поляны Огнегрив остановился, чтобы перекинуться парой слов с Кисточкой, сидевшей у входа в пещеру воинов.

— Все спокойно? — спросил он.

— Тихо-мирно! — потянулась кошка. — Белоснежка повела рассветный патруль, взяла с собой Чернобурку и двоих оруженосцев. — Кисточка пристально поглядела на Огнегрива и фыркнула: — Ты выглядишь целым и невредимым! Все удалось, как ты задумал?

— Да. Спасибо, что присматривала за лагерем. Кисточка важно покивала и зевнула:

— Пойду, посплю. Пошли кого-нибудь на охоту, ладно? Куча совсем опустела.

— Я сам поведу охотников, — пообещал Огнегрив.

— Никого ты никуда не поведешь! — раздался у него над ухом резкий голос Синей Звезды. Обернувшись, он увидел, что глаза ее превратились в осколки синего льда. — Марш в мою пещеру, Огнегрив. Живо! — Она резко повернулась и, не оглядываясь, пошла через поляну к скале.

У Огнегрива даже шерсть зашевелилась от страха. Он с самого начала знал, что Синяя Звезда непременно покарает его за предательство, но это знание ничуть не прибавило ему храбрости!

— Я сам позабочусь об охоте, — сказал Буран, сочувственно глядя на съежившегося глашатая. Из-за спины его выглядывали Песчаная Буря и Дым.

Огнегрив поблагодарил и поплелся в палатку предводительницы. Когда он вошел, Синяя Звезда уже сидела на подстилке, подогнув под себя лапы. Кончик ее серого хвоста возбужденно подергивался.

— Огнегрив, — негромко сказала она, и ее спокойный голос напугал его гораздо сильнее, чем самый громкий крик. — Звездный Луч ни когда не выбрал бы более подходящего времени для переговоров, даже если бы Звездное племя пришло ему на помощь! Это твоих лап дело, правда? Ты единственный знал о том, что я собираюсь напасть на лагерь племени Ветра. Только ты мог предать меня!

«Давно уже она не рассуждала так здраво!» — кисло подумал про себя Огнегрив. Видимо, подозрения, зародившиеся на краю вересковой пустоши, превратились в твердую уверенность. Сейчас Огнегрив видел перед собой прежнюю Синюю Звезду, которую всегда уважал и перед которой преклонялся, и тем мучительней ему было сознавать ее правоту. Он не предавал свое племя, но он лишил его преимущества внезапности, поскольку мудрый Звездный Луч сразу догадался о готовящемся нападении. Что же сделает с ним Синяя Звезда? Неужели отправит в изгнание? У него задрожали лапы при одной мысли о том, что он будет обречен на жизнь изгоя, презираемого всеми племенами и вынужденного воровать чужую дичь.

Он подошел к Синей Звезде и покорно склонил голову.

— Я думал, что поступаю правильно, — еле слышно прошептал Огнегрив. — Эта битва была бы бессмысленной и ненужной.

— Я доверяла тебе, Огнегрив! — хрипло выдохнула Синяя Звезда. — Тебе, единственному из всех своих воинов! Огнегрив заставил себя поднять голову и взглянуть ей в глаза.

— Я сделал это ради блага нашего племени! — взмолился он. — Синяя Звезда, я думал…

— Молчать! — страшно прошипела она, взмахнув хвостом. — Предательству нет оправданий! Да хоть бы все племя полегло в этой битве, что с того?! Какое мне дело до жизни и смерти предателей?!

Дикий огонь плясал в ее глазах, и Огнегрив понял, что разум Синей Звезды вновь погрузился во тьму.

— Если только бы мои дети были со мной! — лихорадочно зашептала Синяя Звезда. — Во всем лесу нет котов, достойнее Камня и Невидимки! Да весь этот сброд, который называет себя Грозовыми котами, не стоит и коготка на их лапке! Мои детки никогда не предали бы меня, никогда…

— Синяя Звезда! — попытался остановить ее Огнегрив, но она уже ничего не слышала.

— Я отреклась от своих детей, чтобы стать глашатаем, и Звездное племя карает меня за это предательство! Звездные предки умны, Огнегрив, они очень умны! Они придумали для меня самую жестокую кару! Они сделали меня предводительницей, а затем заставили моих воинов предать меня! Да чего стоит это Грозовое племя, что за честь возглавлять его?! Ничтожный сброд, жалкая кучка предателей и трусов! Котятки мои ушли, я совсем одна, одна, одна… — Лапы ее безостановочно перебирали мягкий мох, горящий взгляд был устремлен куда-то сквозь Огнегрива, пасть искривилась в беззвучном вое.

Огнегрив содрогнулся.

— Я позову Пепелицу! — закричал он и попятился к выходу.

— Стой… где… стоишь! — с трудом прохрипела Синяя Звезда. — Я должна наказать тебя, Огнегрив. Какую кару ты посоветуешь мне избрать для предателя?

Слабея от страха и смятения, Огнегрив пробормотал, не слыша собственного голоса:

— Я не знаю, Синяя Звезда.

— Зато я знаю! — голос ее прозвучал вкрадчиво, почти игриво, а горящие глаза остановились на лице Огнегрива. — Я придумала лучшее наказание, Огнегрив! Я ничего тебе не сделаю. Ты останешься глашатаем, а значит, после моей смерти возглавишь Грозовое племя. Пусть же предатель возглавит предательское племя! Думаю, звездные предки по достоинству оценят мою шутку! Пусть пошлют тебе много счастья, Огнегрив. А теперь убирайся с моих глаз! Брысь! — с ненавистью рявкнула она.

Не помня себя от ужаса, Огнегрив вылетел из пещеры на поляну. Он чувствовал себя так, словно только что побывал в сражении. Отчаяние и презрение Синей Звезды огненными когтями полосовали его сердце, но в то же время он чувствовал закипающий гнев. Синяя Звезда отвернулась от него, даже не пожелав выслушать, не попытавшись понять! Она назвала его предателем, даже не подумав, что осталось бы от племени после битвы!

Опустив голову, не замечая никого, он плелся через поляну, пока не услышал голос Песчаной Бури:

— Что стряслось, Огнегрив? Она тебя выгнала?

Огнегрив поднял голову. Песчаная Буря смотрела на него с тревогой, но даже не тронулась с места, чтобы подойти ближе и успокоить его своим теплом.

— Нет, — равнодушно ответил он. — Она ничего мне не сделала.

— Значит, все в порядке? — с деланной радостью спросила Песчаная Буря. — А почему ты такой убитый?

— Синяя Звезда… Она больна, — выдавил Огнегрив, не желая описывать ей то, что только что видел. — Я ищу Пепелицу. Потом, если хочешь, можем вместе поесть.

— Нет! Я… Я ухожу охотиться с Белышом и Бурым! — выдавила Песчаная Буря, тщательно разглядывая свои лапки. — Не убивайся так, Огнегрив. Синяя Звезда успокоится, вот увидишь!

— Я в этом не уверен! — содрогнулся Огнегрив. — Я хотел все объяснить ей, но она уверена, что я ее предал!

Песчаная Буря быстро поглядела на него и отвернулась, ничего не ответив. В глазах ее он прочел жалость, смешанную с растерянностью и болью. Огнегрив вспомнил, как она резко возражала против его предложения, и понял, что смертельно оскорбил подругу, отказавшись довериться ей.

«Неужели теперь она тоже считает меня предателем?» — с тоской подумал он. Отослав Пепелицу к Синей Звезде, Огнегрив устало поплелся в свою пещеру. Ноги его подкашивались от усталости, он хотел только одного — лечь и провалиться в мягкую тьму глубокого сна. Как назло, у пещеры он натолкнулся на Долгохвоста.

— Вечно тебя где-то носит, когда мне нужно поговорить с тобой! — ворчливо заявил воин.

— О чем? — спросил Огнегрив, устало опускаясь на землю.

— Сегодня утром ты приказал моему оруженосцу отправляться в поход!

— Да, но я уже объяснил тебе, почему я это сделал!

— Ему это очень не понравилось, но он должен был повиноваться! — продолжал Долгохвост.

«Это правда!» — вспомнил Огнегрив. Однако оруженосец держался молодцом и вел себя очень достойно, так зачем же Долгохвост теперь поднимает такой шум?

— Я считаю, Быстролап должен стать воином! — пояснил Долгохвост. — Честно сказать, он давным-давно готов!

— Я знаю, Долгохвост! — покорно кивнул Огнегрив. — Ты совершенно прав. Быстролапу давно пора стать воином.

Долгохвост даже слегка опешил — он явно не ожидал столь быстрого согласия.

— И что ты собираешься предпринять? — ворчливо поинтересовался он.

— Пока ничего, — вздохнул Огнегрив. — Не надо прижимать уши, Долгохвост, ладно? Лучше пораскинь мозгами и постарайся меня понять. Синяя Звезда чувствует себя ужасно. Она страшно разозлилась из-за того, что произошло утром, и не захочет даже слушать ни о каких оруженосцах! Ты подожди, не перебивай! — Он раздраженно взмахнул хвостом, видя, что Долгохвост уже открыл рот, чтобы возразить. — Предоставь это мне. Рано или поздно Синяя Звезда успокоится и поймет, что все закончилось хорошо. Вот тогда я сразу поговорю с ней о Быстролапе, обещаю тебе.

Долгохвост возмущенно фыркнул. Огнегрив видел, что воин недоволен его ответом, но не знает, к чему придраться.

— Ладно! — буркнул он, наконец. — Чем скорее, тем лучше, вот что я тебе скажу!

Оставив за собой последнее слово, он поднял хвост и важно удалился. Огнегрив забрался в пещеру, устроился в своем гнездышке и крепко зажмурил глаза, чтобы яркое утреннее солнце не мешало ему уснуть. Он ужасно хотел спать, но разговор с Долгохвостом растревожил его. И Белыш, и Веснянка, и Царапка не меньше Быстролапа заслужили право стать воинами! Более того, все племя ждет не дождется, когда молодые коты смогут в полной мере исполнять воинские обязанности. Но сейчас Синяя Звезда ни за что не согласится посвятить оруженосцев в воины! Она убедила себя, что ее окружают одни изменники и предатели…

Огнегрив и сам не заметил, как погрузился в тяжелый и беспокойный сон. Проснулся он оттого, что кто-то нетерпеливо толкал его в бок.

— Проснись, Огнегрив! Да проснись же! Испуганно хлопая глазами, он сел и увидел перед собой Пепелицу. Ее серая шерсть стояла дыбом, в голубых глазах плескался настоящий страх. Огнегрив мгновенно стряхнул с себя остатки сна.

— Что случилось?

— Синяя Звезда! — прошептала Пепелица. — Я нигде не могу найти ее!


Глава XIII | Опасная тропа | Глава XV