home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XXVII

Огнегрив неистово рвался, пытаясь освободиться, и с силой колотил задними лапами, вырывая клочья шерсти из незащищенного живота своего врага. Но предводитель племени Теней даже не шелохнулся. Его отвратительное дыхание опалило рот и ноздри Огнегрива, горящие янтарные глаза очутились перед самым лицом глашатая.

— Передавай от меня привет Звездному племени! — прорычал Звездоцап.

— Сам передашь! — задыхаясь, крикнул Огнегрив.

Внезапно Звездоцап разжал свою хватку, кубарем откатился от Огнегрива и проворно вскарабкался на ствол ближайшего дерева. Огнегрив даже не успел удивиться, потому что в тот же миг земля содрогнулась под его лапами, а ущелье наполнилось оглушительным воем. Он обернулся — и увидел несущегося к нему вожака, с широко разинутой оскаленной пастью. Бежать было уже поздно. Глашатай Грозового племени зажмурил глаза и приготовился к встрече со Звездным племенем.

Огромные челюсти сомкнулись на загривке Огнегрива, и он, поперхнувшись воплем, беспомощно засучил лапами. Чудовищный пес, словно пушинку, оторвал свою добычу от земли и принялся яростно мотать головой из стороны в сторону. Лес и скалы замелькали перед угасающим взором Огнегрива. В ущелье нечем было дышать от смрадного запаха псины, лай стократно усилился и эхом разносился по лесу.

— Звездное племя, помоги мне! — в ужасе и отчаянии вскричал Огнегрив. Он знал, что смерть его будет лишь началом гибели Грозового племени! Все его надежды рухнули, блестящий план провалился. — Где же ты, Звездное племя?

Словно в ответ на его мольбу, пронзительный визг прокатился по ущелью, и Огнегрив с высоты грянулся оземь, на миг потеряв сознание. Когда он очнулся, то понял, что страшные зубы выпустили его загривок. С трудом приподняв голову, он увидел, как какая-то маленькая, голубовато-серая кошка с размаху врезалась головой в бок вожака своры.

— Синяя Звезда! — прошептал Огнегрив. От неожиданности вожак потерял равновесие и отлетел к самому краю утеса. Грозный лай его внезапно сменился жутким, полным ужаса воем. Земля и мелкие камушки посыпались из-под огромных лап чудовища, страшные когти полоснули пустоту — и вожак с ревом обрушился вниз. Но в самый последний момент, уже падая, он успел схватить зубами Синюю Звезду и увлек ее за собой.

Двое псов, несшихся следом за своим вожаком, не успели даже понять, что произошло. Вылетев на край утеса, они с воем рухнули в бездну, а остальная свора в ужасе приросла к земле. Лай смолк, жуткая тишина повисла над обрывом. Затем псы жалобно, по щенячьи, заскулили, попятились от гибельного утеса и бросились обратно в лес. Все произошло так быстро, что Огнегрив даже с земли не успел подняться.

На шатающихся лапах он подошел к краю утеса и посмотрел вниз. Там ревела вода и кипела белая пена. На миг из бурлящего потока вынырнула бурая голова вожака, но тут же бушующие волны сомкнулись над ней, и сколько Огнегрив не вглядывался, больше ничего не было видно.

— Синяя Звезда! — закричал Огнегрив. Он не мог понять, как предводительница очутилась в этой части леса. Он же отослал ее к Нагретым Камням вместе со всем остальным племенем?!

В глубоком оцепенении Огнегрив смотрел на реку. Внезапно в волнах показалась крошечная серая головка, и мокрые лапы принялись бешено вспенивать воду. Синяя Звезда жива! Но быстрый поток безжалостно тащил ее вниз, а предводительница была слишком слаба, чтобы долго бороться с течением. Оставалось только одно.

— Держись, Синяя Звезда! Я иду! — заорал Огнегрив и, взбежав на край утеса, прыгнул вниз.

Вода огромной ледяной лапой обхватила его и принялась ворочать с боку на бок. От холода сразу перехватило дыхание. Огнегрив яростно колотил лапами по воде, пытаясь плыть, но сила течения волочила его за собой. В последний раз он видел Синюю Звезду перед самым прыжком, теперь же вокруг него были лишь брызги да кипящая пена.

На миг вынырнув из воды, он глотнул ртом воздух и попытался удержаться на поверхности. Вдруг впереди, на расстоянии нескольких лисьих хвостов от себя, он вновь увидел мокрую голову Синей Звезды. Огнегрив бешено заработал задними лапами, пытаясь сократить разделяющее их расстояние, и, когда Синяя Звезда вновь начала погружаться под воду, он рванулся — и в последний момент успел ухватить ее зубами за загривок.

Дополнительный вес тут же увлек его под воду. Каждая клеточка измученного тела требовала выпустить Синюю Звезду и спасать собственную жизнь, но Огнегрив лишь крепче стиснул челюсти и с усилием вытолкнул уже начавшую захлебываться предводительницу на поверхность. Внезапно что-то тяжелое с силой врезалось в них, и Огнегрив лишь чудом удержался, чтобы не выпустить загривок Синей Звезды. Приглядевшись, он увидел огромного пса, которого течение, вертя, словно щепку, уносило вниз по дну ущелья. Он успел разглядеть выпученные, полные ужаса глаза — и пес снова скрылся в пенном водовороте.

Какая-то тень накрыла барахтающихся в потоке, а когда снова стало светло, Огнегрив понял, что течение вынесло их от грозных скал к самому мосту Двуногих. Впереди показался берег, и Огнегрив попытался подплыть к нему, но усталые, замерзшие лапы отказывались повиноваться. Синяя Звезда мертвой тяжестью тащила его ко дну, и вскоре у Огнегрива уже не было сил высунуть голову, чтобы глотнуть очередную порцию воздуха. Голова его снова ушла под воду, разноцветные круги поплыли перед глазами, а чувства начали таять, уносясь во тьму.

Почти теряя сознание, Огнегрив в последнем усилии взмахнул лапами и вырвался на поверхность. Берега больше не было видно, и Огнегрив понял, что потерял направление. Ужас сковал его тело, и он приготовился утонуть.

Внезапно тело Синей Звезды полегчало. Сморгнув с глаз речную воду, Огнегрив увидел прямо перед собой мокрую кошачью голову, вцепившуюся зубами в загривок Синей Звезды. В следующий миг он узнал знакомую голубовато-серую шерсть, и едва не ушел под воду от изумления.

Это была Невидимка!

В тот же миг над самым его ухом раздался сердитый бас Камня.

— Отпусти ее! Мы сами справимся. Огнегрив молча повиновался, и Камень занял его место. Двое Речных котов без труда оттащили Синюю Звезду к берегу, а Огнегрив, избавившись от груза, поплыл за ними и вскоре почувствовал под лапами твердую почву. Встав на лапы, он побрел по песку к пологому берегу Речного племени.

Какое-то время он просто стоял, жадно ловя ртом воздух и выкашливая воду их легких. Потом, отряхнувшись, он медленно огляделся в поисках Синей Звезды. Камень с Невидимкой уложили ее на гальку. Предводительница не шевелилась, вода струйкой стекала из ее приоткрытого рта.

— Синя Звезда! — крикнула Невидимка.

— Она умерла? — хрипло спросил Огнегрив и, пошатываясь, приблизился к ним.

— Я думаю, она… — начал Камень, но его перебил громкий отчаянный крик.

— Огнегрив! Огнегрив! Берегись!

Это был голос Крутобока! Огнегрив резко обернулся и увидел Звездоцапа. Предводитель племени Теней несся по мосту Двуногих, а следом за ним бежал Крутобок. Как только Звездоцап очутился на берегу Речного племени, Крутобок обогнал его, забежал вперед и, оскалившись, преградил путь.

— Назад! — прохрипел он. — Ты их не тронешь, слышал?

Ярость придала Огнегриву сил. Синяя Звезда неподвижно лежала на речном берегу, ее последняя жизнь подошла к концу. Что бы она ни говорила в последнее время, что бы ни делала, она оставалась предводительницей, и даже ради спасения своего племени Огнегрив никогда не посмел бы принести в жертву ее священную жизнь. Но она умерла, и в ее смерти был виноват Звездоцап!

Огнегрив бросился вверх по течению и остановился возле Крутобока, на расстоянии пары лисьих хвостов от предводителя племени Теней. Теперь Звездоцап трижды подумает, прежде чем бросаться вперед!

И тут сзади послышался взволнованный крик Невидимки.

— Огнегрив! Огнегрив! Она жива!

Огнегрив оскалил зубы и прошипел, не сводя горящих глаз со Звездоцапа:

— Сделай еще хоть шаг, и я сброшу тебя в реку, как поганого пса! Крутобок, не позволяй ему приближаться!

Крутобок молча кивнул и выпустил когти, а предводитель племени Теней в злобном бессилии заскрежетал зубами.

Огнегрив бросился к Синей Звезде и склонился над ней. Она по-прежнему неподвижно лежала на гальке, и лишь грудь ее едва заметно вздымалась и опадала в такт хриплым вдохам.

— Синяя Звезда! — прошептал Огнегрив. — Все будет хорошо! Ты в безопасности!

Синяя Звезда с усилием открыла глаза и посмотрела на двух Речных воинов. На миг Огнегриву показалось, будто она не узнает их, но вдруг глаза предводительницы широко распахнулись, а взгляд потеплел от нежности.

— Вы спасли… меня, — выдавила она.

— Ш-шш! Не пытайся говорить! Синяя Звезда, казалось, не слышала его.

— Я хочу сказать вам… Я хочу попросить прощения… за то, что отказалась от вас. Желудь обещал мне… что Лужица заменит вам мать. Он сказал, что она будет любить вас!

— Она всегда любила нас! — коротко сказал Камень.

Огнегрив напрягся. В прошлый раз брат с сестрой с ненавистью прогнали от себя Синюю Звезду и ясно дали понять, что никогда не простят ее за то, что она сделала. Неужели они отвергнут ее и сейчас — слабую, беспомощную, умирающую?

— Я стольким обязана Лужице, — еле слышно шептала Синяя Звезда. — Ей и Желудю за то, что они воспитали вас! Я смотрела, как вы растете, и видела, как счастливо племя, принявшее вас! — дрожь пробежала по ее телу, и она ненадолго замолчала. — Если… если бы я поступила иначе, вы отдали бы все свои силы и верность Грозовому племени! Простите меня, простите, — лихорадочно зашептала она. Невидимка с Камнем неуверенно переглянулись.

— Она так страдала без вас! — не выдержал Огнегрив. — Прошу вас, простите ее!

Несколько мгновений брат с сестрой колебались. Затем Невидимка первая склонила голову и лизнула мать в плечо. — Мы прощаем тебя, Синяя Звезда, — прошептала она.

— Мы прощаем тебя, — эхом отозвался Камень.

Синяя Звезда еле слышно заурчала от радости, а Огнегрив лишь растроганно заморгал, когда двое Речных воинов склонились над его предводительницей и впервые в жизни принялись вылизывать ее мокрую серую шерсть.

Грозное рычание Крутобока заставило Огнегрива обернуться, и он увидел, что Звездоцап все-таки сделал шаг в направлении берега. Казалось, огромные янтарные глаза предводителя вот-вот выскочат из орбит от изумления. Наконец-то он узнал тайну двух Грозовых котят, отданных на воспитание в Речное племя! Теперь он знал, что это были за котята, и кто была их мать.

— Не приближайся, Звездоцап! — прошипел Огнегрив. — Тебя это не касается. Снова обернувшись к Синей Звезде, он увидел, что глаза предводительницы устало закрылись, а дыхание стало частым и прерывистым.

— Что нам делать?! — взволнованно зашептала Невидимка. — У нее осталась последняя жизнь, а до лагеря Грозового племени ей уже не добраться! Может быть, кто-нибудь из вас сбегает за целительницей?

— Слишком поздно, Огнегрив, — проговорил Камень, и голос его прозвучал неожиданно тихо и скорбно. — Она на пути в Звездное племя.

— Нет! — закричал Огнегрив. Он бросился к Синей Звезде, лег рядом с ней на мокрые камни и прижался подбородком к ее голове. — Синяя Звезда! Синяя Звезда, очнись! Я с тобой, мы поможем тебе, только продержись еще немножечко!

Синяя Звезда с усилием приоткрыла веки и посмотрела — но не на Огнегрива, а куда-то сквозь него, словно опять видела что-то, недоступное кошачьему взору. Взгляд ее был непривычно ясен и спокоен.

— Желудь, — прошептала Синяя Звезда. — Ты пришел за мной? Я готова.

— Нет! — снова крикнул Огнегрив. Он позабыл о мучительной болезни Синей Звезды и больше не помнил о своих обидах. Сейчас Синяя Звезда снова была благородной предводительницей, мудрой и опытной наставницей, которая учила и воспитывала его, когда крошечным котенком он впервые очутился в Грозовом племени. Звездное племя оказало ей величайшую милость. Синяя Звезда уходила в сумрак смерти так же доблестно, как жила, отдав жизнь ради спасения собственного племени.

— Синяя Звезда, не покидай нас! — умоляюще прошептал Огнегрив.

— Я должна, — еле слышно отозвалась предводительница. — Это была моя последняя битва, Огнегрив. — Она задыхалась, и каждое слово давалось ей с огромным трудом. — Я видела свое племя возле Нагретых Камней… Я видела, как сильные помогали слабым и оберегали их…

Я знала, что мой глашатай повел воинов на битву со сворой… И тогда я вдруг поняла… что мое племя все это время было верным. И я поверила, что звездные предки не отвернулись от нас. Я поняла… — голос ее сорвался, и Синяя Звезда надолго замолчала. — Я поняла, что не смогу оставить вас одних перед лицом смертельной опасности.

— Синяя Звезда! — горячо шептал Огнегрив. Голос его дрожал от горечи предстоящей разлуки, но сердце готово было пуститься вскачь от радости. Теперь он знал, что Синяя Звезда больше не считает его предателем!

Синяя Звезда с трудом задержала на нем угасающий взгляд, и Огнегриву почудилось, будто он видит в ее глазах мерцание Серебряного Пояса.

— Огонь спасет племя, — прошептала Синяя Звезда слова таинственного пророчества, которое знал каждый кот в Грозовом племени. — Ты никогда не понимал, верно? — с трудом улыбнулась она. — Ты ничего не понял даже тогда, когда я дала тебе имя оруженосца… А ведь я так и назвала тебя — Огонек… Стыдно сказать, но было время, когда и я засомневалась. Это было, когда пожар уничтожил наш лагерь. Но теперь я знаю правду. Я верю… Огнегрив, ты и есть тот огонь, что однажды спасет Грозовое племя.

Огнегрив лишь молча смотрел на свою предводительницу. Ему казалось, будто тело его обратилось в камень. Где-то высоко, над его головой, ветер разорвал пелену туч, и солнечные лучи, просочившись сквозь прорехи, окрасили пламенем его рыжую шерсть — точно так же, как в тот далекий день, когда он впервые очутился в Грозовом племени…

— Ты будешь славным предводителем, — еле слышно шептала Синяя Звезда. — Одним из величайших, каких когда-либо знал наш лес…

Тепло твоего огня сбережет Грозовое племя, а ярость защитит его. Я верю в тебя, будущий Огнезвезд, свет Грозового племени!

— Нет! — умоляюще прошептал Огнегрив. — Я не смогу! Я не смогу без тебя, Синяя Звезда!

Но было уже слишком поздно. Синяя Звезда безмятежно вздохнула, и глаза ее погасли. Невидимка со сдавленным криком уткнулась носом в материнский бок. Камень, скорбно склонив голову, встал рядом.

— Синяя Звезда! — в отчаянии позвал Огнегрив, но ему никто не ответил. Предводительница Грозового племени отдала свою последнюю жизнь и отправилась охотиться со звездными предками.

Огнегрив с трудом поднялся на онемевшие лапы и, покачнувшись, глубоко впился когтями в землю. У него вдруг так сильно закружилась голова, что он на миг испугался, будто провалится прямо в небо. От страха шерсть у него поднялась дыбом, а сердце заколотилось так быстро, словно хотело выскочить из груди.

— Огнегрив! — услышал он совсем рядом голос Крутобока. — Огнегрив!

Серый воин отошел от Звездоцапа и молча приблизился к мертвому телу своей предводительницы. Постояв над ней, Крутобок повернулся к Огнегриву, и тот с изумлением увидел в его глазах что-то, похожее на благоговение. Взгляды друзей встретились — и Крутобок низко склонил голову в жесте глубочайшего почтения. Огнегрив в страхе попятился, не в силах вымолвить ни слова. Сейчас ему как никогда нужно было тепло их прежней, простой дружбы, а не признаки уважения, которые воин оказывает своему предводителю!

За спиной Крутобока Огнегрив увидел Звездоцапа. Предводитель племени Теней в упор смотрел на четверых котов, стоявших на речном берегу, и в янтарных глазах его горела ненависть, смешанная с чем-то, похожим на изумление. Прежде чем Огнегрив успел что-то сказать, Звездоцап повернулся, вскочил на мост Двуногих и побежал в сторону территории племени Теней.

Огнегрив не стал его преследовать. Сейчас было не время для сведения старых счетов. Он должен был сначала успокоить свое напуганное, загнанное племя и вернуть его обратно в лагерь. Но Грозовое племя никогда не забудет того, что совершил сегодня Звездоцап!

— Нужно привести остальных воинов, — резко сказал Огнегрив, обращаясь к Крутобоку. — Мы должны отнести тело Синей Звезды обратно в лагерь.

Крутобок снова почтительно склонил голову.

— Хорошо, Огнегрив.

— Мы понесем ее, — неожиданно сказал Камень, оборачиваясь к Грозовым воинам.

— Мы с братом сочтем за честь, — добавила Невидимка, и Огнегрив увидел горечь в ее печальных голубых глазах. — Я хочу увидеть, как наша мать найдет последний покой в своем племени.

— Спасибо вам! — горячо отозвался Огнегрив. Глубоко вздохнув, он поднялся и отряхнул подсыхающую шерсть. Впервые он почувствовал на своих плечах бремя судьбы Грозового племени и понял, что готов выдержать этот груз.

Теперь он был предводителем Грозового племени. Напуганная смертью своего вожака, свора покинула лес, а значит, все племя, целое и невредимое, дожидается его у Нагретых Камней. Там ждет его и Песчаная Буря.

— Пошли! — сказал Огнегрив Крутобоку. — Пора возвращаться домой.


Глава XXVI | Опасная тропа |