home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 36

Бетси так и не вернулась, и Гас был вне себя от беспокойства. Немедленно была создана поисковая партия. Так же как во время пожара, все друзья и соседи Гаса добровольно вызвались участвовать в этих поисках. За несколько часов они прочесали весь город. Были проверены жилые дома и заведения всех видов, даже железнодорожный вокзал, все улицы и аллеи, хозяйственные постройки и ямы. К тому времени, когда поиски закончились, все жители Додж-Сити знали, что пропала Бетси Блэйр-Бёрнс, но никто не видел её.

— Как ты думаешь, она не могла упасть в реку? — спросил Дрейк. Это, наверное, было единственное место, не обследованное ими, хотя они обшарили все берега.

— Только если кто-нибудь сбросил её туда, — ответил Морган. — У неё самой не было никаких причин бродить там в темноте и одиночестве.

— По крайней мере, мы не нашли… тела, — неуверенно произнесла Хетер с напряжённым от беспокойства лицом. — Я думаю, надо быть благодарным хотя бы за это.

Ни Морган, ни Дрейк не были уверены в этом, но они не стали высказывать вслух своих сомнений.

— Если Эшер говорит правду, а я думаю, что так оно и есть, то мы снова возвращаемся к нашей первоначальной версии. Кто-то подстерёг Бетси где-то между салоном и похоронным бюро, — размышлял Морган. — Это означает, что раз она отсутствует больше шести часов, то может в настоящее время находиться уже в нескольких милях от Доджа.

— Или прямо здесь, у нас под носом, — вставил Дрейк. — В любом случае пора расширить поиски на прилегающие к городу районы и заставить этого ленивого шерифа поднять свою задницу.

— Кроме того, для меня давно уже пришло время отказаться от ослиной выдумки выдавать себя за коммивояжёра, продающего обувь, и вернуться к тому, что я умею делать лучше всего, — решительно сказал Морган. — Если мы рассчитали правильно, нам осталось поймать всего лишь парочку бандитов, и они, вероятно, тоже окажутся мёртвыми, как и их партнёры по ограблениям. Так что больше нет причин скрываться.

Дрейк кивнул:

— Я сообщу в контору, что остальную часть работы мы будем вести в открытую, а также проинформирую их о нашем участии в поисках твоей тёщи, чтобы им не пришло в голову забрать нас отсюда и дать новое задание до того, как мы будем готовы покинуть Додж.

— Хорошая мысль. Я очень благодарен тебе за помощь, Дрейк.

— Я тоже буду очень благодарна, если вы скажете мне, о чём это вы, чёрт возьми, разговариваете, — вмешалась Хетер, внимательно глядя на Моргана и Дрейка. — Если ты не коммивояжёр по продаже обуви, то кто же тогда? И я посоветую тебе на этот раз сказать мне правду, Морган Стоун. Если это действительно твоё настоящее имя. Было бы неплохо узнать об этом, учитывая, что мы женаты и ждём ребёнка. Для начала скажи — наш брак законный?

Морган зажал ей рот рукой, чтобы остановить поток слов.

— Если ты замолчишь хотя бы для того, чтобы перевести дыхание, я смогу ответить на некоторые твои вопросы, Бостон, — сообщил он с улыбкой. — Начну с того, что я действительно Морган Стоун и наш брак законный, так что можешь слезть со своего конька в том, что касается этого. И если ты помнишь, в самом начале нашего знакомства я рассказывал тебе, чем зарабатываю на жизнь. Пока моё начальство не решило, чтобы я выдал себя за путешествующего торговца.

Хетер, посмотрев на него с удивлением, оттолкнула руку от своих губ.

— Так ты в самом деле являешься агентом фирмы «Уэллс Фарго»? — спросила она нерешительно.

— Да, как и Дрейк. Когда мы с тобой встретились в поезде, направляющемся в Додж, у нас с ним было секретное задание по раскрытию цепи ограблений.

Хетер нахмурилась:

— Откуда мне знать, что ты сейчас говоришь правду?

— Спроси своего отца или судью Свенсона. Они знали об этом с момента моего ареста, когда Ватсон со своими людьми пришли к дурацкому выводу о том, что я участник банды, и засунули меня в тюрьму.

Без всякого предупреждения Хетер ударила Моргана кулаком в живот со всей силой, на какую была способна, достаточной, чтобы у него перехватило дыхание, а сам он согнулся пополам.

— Чёрт тебя побери, Морган! Ты мог бы рассказать мне все это! Нет, я не так сказала! Ты должен был рассказать мне, подлый обманщик! Ты, низкая тварь! Ты…

Он снова зажал ей рот:

— Я всё понял, принцесса. Не надо больше слов. — Он потёр живот. — Чёрт возьми, женщина! Ну и удар у тебя!

Дрейка тоже скрючило, но от смеха.

— Может быть, нам следует научить её стрелять и взять с собой на задание, — сказал он со смехом.

Глаза Моргана расширились, в них застыл ужас.

— Моя неуклюжая жена с револьвером? — воскликнул он. — Боже милостивый, Дрейк! Ты хочешь, чтобы нас убили?

Хетер издала звук, подозрительно напоминавший рычание.

— Не будешь ли ты так любезен придерживаться обсуждаемой нами темы? Я хочу знать, что из рассказанного тобой про себя и твою жизнь является выдумкой. Ты действительно живёшь в Сан-Франциско? И у тебя там семья?

— Всё остальное является чистейшей правдой, дорогая. Главная контора фирмы находится в Сан-Франциско. Мама, отец и моя сестра живут там же. У меня есть собственный дом, и, когда всё это закончится, я намерен отвезти тебя туда и доказать, что все это правда. В конце концов, он теперь твой дом тоже.

— Поклянись священной клятвой! Морган поднял руку, как делают в суде во время приведения к присяге:

— Да поможет мне Бог.

Она недовольно вздохнула, на прощание бросив на него сердитый взгляд:

— Хорошо. Думаю, придётся поверить тебе на слово. Но чтобы ты больше никогда не смел мне врать!

Он отметил в свою защиту:

— Я не столько лгу, милая, сколько говорю не всю правду. Кроме того, я не мог рассказать тебе об этом. Никто, за исключением твоего отца, судьи и Дрейка, конечно, не должен был знать. Чем меньшему количеству людей было известно, тем меньше была опасность, что кто-нибудь проболтается. Даже Ватсон всё ещё считает меня виновным, и ты видела, к каким это привело проблемам. Но для нашего расследования секретность является единственным способом получить некоторое преимущество над бандитами.

Как будто упоминание его имени имело магическое воздействие, шериф Ватсон, собственной персоной, вошёл в салон, сопровождаемый Лайлом Эшером.

— Гас, эта записка была доставлена ко мне в офис. Она адресована тебе. И прежде чем ты задашь мне этот вопрос, я не знаю, кто и когда её подбросил. Я вышел, пытаясь найти какой-нибудь намёк на то, куда исчезла твоя жена, а когда вернулся, бумага лежала на моём столе. Дрожащими руками Гас принял от него письмо. Под взглядами всех присутствующих он развернул бумагу и начал читать. Минутой позже он шумно вздохнул и как-то весь обмяк.

Удивлённая и испуганная, Хетер рванулась к нему.

— Отец! Что в письме?

— Она жива, — негромко объявил он. — Слава Богу! Твоя мама ещё жива!

Хетер была в замешательстве:

— Где она? Почему прислала письмо, вместо того чтобы прийти домой?

Морган молча взял записку из рук тестя, пробежал её глазами и ответил на вопрос:

— Это письмо писала не твоя мать, Хетер. Кто-то похитил её и требует за освобождение большую сумму.

— Кто? Сколько? — спросила она, не прерываясь, чтобы подумать над своими словами.

Несмотря на серьёзность ситуации, Морган горько улыбнулся:

— Записка не подписана, любимая. Не думаю, что её похититель хочет обнародовать своё имя, чтобы о нём узнал весь мир. Что касается суммы, то он требует сто тысяч долларов.

У присутствующих в салоне вырвался общий вздох.

— Это абсурд! — воскликнула Хетер. — Где отец возьмёт такие деньги? Даже если он продаст салон, который в своём нынешнем состоянии стоит гораздо меньше, он никогда не наберёт столько денег.

— Не думай о деньгах, девочка. Я с радостью уплачу их, чтобы вернуть мою Бетси. Основная проблема заключается в том, что передача денег этому дьяволу не является гарантией её освобождения. Он всё равно может убить её. Но что я могу сделать?

— Когда и где должен состояться обмен? — спросил Дрейк.

— Через два дня, на заходе солнца. Гас должен положить деньги в дупло трёхствольного дерева у реки в четырёх милях к западу от города. Он оставит деньги и вернётся в Додж. На следующее утро, на восходе, он должен вернуться в то же место. Предполагается, что Бетси будет там, живая и невредимая.

Дрейк состроил гримасу:

— Значит, не прямой обмен. Бандит завладеет деньгами, а нам останется надеяться, что он выполнит свои обязательства по условиям сделки. Это не самый лучший из договоров, не так ли?

— Нет ли какого-нибудь другого способа? — вставил Лайл. — Каких-нибудь средств гарантии безопасности Бетси?

— Только в том случае, если мы каким-то образом узнаем, где её держат, — сказал Ватсон. — И организуем её спасение так, чтобы никто не пострадал, за исключением, может быть, гада, похитившего её. Это очень большой объём работы для того небольшого периода времени, который имеется в нашем распоряжении.

— Кстати, зачем ждать целых два дня? — спросила Хетер. — Естественнее было бы потребовать немедленной передачи денег.

— Думаю, чтобы дать мне время собрать деньги, дочка. Ты, наверное, заметила, что в Додже нет своего отделения банка, хотя и есть планы открытия такового в следующем году. Коммерсанты осуществляют свою деятельность, получая небольшие займы и сохраняя прибыли в сейфах, пока не удаётся передать деньги в банк в Уичито.

— Ты можешь послать телеграмму с просьбой выслать деньги поездом или ты должен лично явиться, чтобы получить их? — спросил Морган.

— Нет. Управляющий банком знает меня достаточно хорошо, — сказал Гас. — И у нас есть тайный сигнал, по которому он догадается, что просьба исходит от меня. — Гас взял костыли и медленно двинулся к двери. — Думаю, лучше мне прямиком отправиться на телеграф и начать действовать.

— Может, тебе нужен заём, Гас? — предложил Морган. — Я немедленно телеграфирую в Сан-Франциско.

— Я тоже могу помочь, сэр, — благородно присоединился Лайл.

Гас повернулся к ним. Углы его рта дрожали в печальной улыбке.

— Нет. Но всё равно спасибо вам, парни. Я отложил достаточно, хотя никогда не предполагал использовать сбережения подобным образом. Учтите: я не жалуюсь. Я с радостью отдам всё до последнего цента, чтобы освободить мою верную Бетси.

Ответом ему были удивлённые возгласы всех присутствующих, не имевших, как выяснилось, ни малейшего понятия о том, что у Гаса есть что-нибудь ещё помимо недвижимости. Новость о том, что Гас, которого они знали в течение многих лет и который был таким скромным, накопил столько денег, была поистине потрясающей.

— Но, папа? — негромко спросила Хетер. — Откуда у тебя такое богатство? Ведь ты уехал из Бостона в чём был?

— Рудники, девочка. Если в Бостоне у меня ничего не вышло, то уж на Запад я приехал как раз вовремя. У меня оказался хороший нюх на драгоценные руды. Главным образом, золото и серебро, спрятанные в землю и ожидающие меня, чтобы я их выкопал.

Его лицо приобрело задумчивое выражение.

— Я мечтал, что когда-нибудь вернусь в Бостон и суну моё богатство под нос твоей матери. Думал, если предложу ей достаточно денег, может, она захочет вернуть меня. — Он мрачно засмеялся. — Теперь придётся заплатить за удовольствие быть в её обществе. И это после того, как она готова была взять меня назад, не прося в ответ ничего, кроме любви.

Похороны Перчик состоялись в конце дня. Учитывая характер занятий девушки, Хетер предполагала, что желающих проводить её в последний путь будет совсем немного — работники салона и, может быть, несколько близких друзей. Она была удивлена и обрадована, увидев, сколько пришло людей. Лайл, конечно, был среди них. Он даже настаивал на том, чтобы ему позволили оплатить ритуальные услуги, подтвердив глубину своих чувств к Перчик. Среди присутствовавших были также Дрейк Ивенс, судья Свенсон, большинство дам из общества трезвости и многочисленные постоянные посетители салона — как мужчины, так и женщины.

После короткой церемонии Лайл договорился с Маргарет Хинкль о том, чтобы следующей весной на могиле Перчик посадили розовый куст и регулярно ухаживали за ним.

Хетер была тронута до слёз:

— Мне так жаль, Лайл. Нам всем будет очень не хватать её, если это может послужить тебе хоть каким-то утешением.

— Боюсь, что небольшим, — признался он с печальным вздохом. — Это может показаться безумием, но я любил эту девушку. Несмотря на её очевидные недостатки, она была чудесна. Её улыбка, то, как она закидывала голову, слушая меня, её собственный, интересный взгляд на жизнь. Когда я впервые встретился с ней, то считал себя стоящим намного выше её, но теперь я понимаю, что узнал от неё гораздо больше, чем она от меня, и моё знакомство с нею обогатило меня, несмотря на непродолжительность нашего общения. Как бы я хотел, чтобы оно продолжалось намного больше.

— То же самое я могу сказать про себя, — сказала Хетер. — Я знаю, что ей это было бы приятно. Ты рассказывал ей о своих чувствах?

Он отрицательно покачал головой с печалью на лице:

— Нет, и буду сожалеть об этом всю свою жизнь. Если бы я сказал ей, может быть, она перестала пускать к себе в постель других мужчин. И может быть, была бы сегодня жива.

Хетер сочувственно коснулась его руки:

— Ты не должен ругать себя, Лайл. Мы не уверены в том, что её убил один из клиентов, хотя похоже, что это сделал кто-то, кого она хорошо знала.

— В любом случае теперь слишком поздно оглядываться назад или изменить что-либо, — горевал он. — Что сделано, то сделано. Я только надеюсь, что проклятый мерзавец, совершивший это, будет пойман и повешен на самом высоком суку.

— Я тоже на это надеюсь, — согласилась с ним Хетер, содрогнувшись. — Страшно подумать, что он разгуливает где-то неподалёку и может совершить новое злодейство.

— Я думал теперь, когда Перчик ушла от нас, отправиться домой, но изменил своё намерение. Останусь ещё на некоторое время, чтобы продолжить сбор материала для своей книги и посмотреть, не поймают ли убийцу Перчик и похитителя твоей матери. И убедиться в том, что твоя мать благополучно вернётся домой. Ты знаешь, Хетер, когда я увидел толпу, собравшуюся линчевать Чинг Юнга, то не мог понять, как же люди могут стремиться к такому ужасному деянию. Наверное, в большинстве нас — цивилизованных людей — осталось ещё что-то первобытное. И время от времени оно вылезает наружу.

Деньги для выкупа благополучно прибыли из Уичито утренним поездом, что само по себе было удачей. Всем чудились кошмары, что поезд будет ограблен, и никто не мог спокойно спать до тех пор, пока деньги не передадут похитителю и Бетси не вернётся домой. Долгие часы ожидания сделали всех нервными и раздражёнными. Хетер потеряла счёт случаям, когда она набрасывалась на кого-нибудь, в основном на Моргана. Она не успевала принести свои извинения, как это повторялось снова и снова. Морган же не мог простить себе, что они не разработали план по захвату преступника, когда тот придёт к дереву за деньгами.

— Я знаю, что это рискованно, но не вижу выбора. Иначе мы просто доверяем слепому случаю.

— Нет, это слишком опасно, — сказал Гас, выражая твёрдое несогласие с таким планом. — Мне наплевать на деньги, лишь бы Бетси не причинили вреда. Что, если этот человек действует не один? Его партнёры могут убить её, если что-нибудь пойдёт не так. Даже если это одиночка, может случиться что угодно, его могут убить, например, а он не успеет сказать, где спрятал Бетси, и она умрёт с голоду, прежде чем мы найдём её, — повторял он, качая головой. — Мы не можем рисковать, не зная, где он прячет её.

Тем временем, собирая в подвале редакции газеты материал для книги, Лайл наткнулся на старую статью. Он ворвался в салон и ткнул её Моргану.

— Посмотри на это! — потребовал он. — Прочитай и скажи мне, не схожу ли я с ума или же это описание напоминает кого-то, знакомого нам всем.

Морган, больше для того, чтобы успокоить его, чем из каких-либо иных соображений, стал читать. Когда он дошёл до третьего абзаца, у него поднялись брови.

— Святые небеса! Это похоже на Арлен Клэнси! Все, вплоть до её серых глаз!

— Что там написано, Морган? — спросила Хетер.

Морган резко засмеялся:

— Если я не ошибаюсь, здесь написано, что она преступница, разыскивается за вооружённое ограбление, участница банды «гастролирующих» бандитов, которые ограбили несколько западных банков и, возможно, несколько поездов.

— Что?! — воскликнули все, включая Дрейка Ивенса.

— Как давно была напечатана эта статья? — спросил он.

Морган посмотрел на дату:

— Она была напечатана почти четыре года назад в октябре.

— Как раз тогда, как Арлен появилась в Додже, — подсказал Гас. — Я вспоминаю, что это было перед тем, как выпал в том году снег.

Дрейк и Морган переглянулись.

— На что побьёмся, что вдова Клэнси одна из наших неуловимых бандитов? — предложил Морган. — Находилась так близко от нас, что мы не увидели леса за деревьями. Или вдову за сорняками![11]

— И смеялась над нами всё время, пока мы гонялись за собственными хвостами. Я даже рад тому, что она не знала, что мы секретные агенты. Это было бы крайне унизительно.

— Откуда нам было знать, что в этом деле замешана женщина, — сказал Морган. — Мне бы очень хотелось, чтобы она ещё находилась в городе. Тогда мы смогли бы извлечь пользу из этой информации.

— Мы и так можем, — сказал Дрейк. — Если вы позволите мне на некоторое время позаимствовать у вас эту статью, мистер Эшер, я использую её и пошлю телеграмму в штаб-квартиру нашей фирмы. Уверен, что их это очень заинтересует и они будут благодарны за представленную информацию. Если мы, благодаря этим данным, поймаем дамочку, вас может ожидать значительное денежное вознаграждение.


ГЛАВА 35 | Шалунья | ГЛАВА 37