home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 4

Две ночи спустя после того, как Сапфира в сопровождении Чейна выезжала в город, дабы щегольнуть в обществе своим новым нарядом, Чейн шагал по темным улицам за пределами среднего крепостного кольца, и настроение у него, что случалось редко, было превосходное. Раз в неделю Торет отпускал его на всю ночь, и тогда Чейн мог делать все, что заблагорассудится. Ноги, впрочем, неизменно несли его к одной и той же цели — недавно открытой в Белашкии миссии Хранителей. В такие ночи он надевал белую рубашку, коричневые штаны и неброский шерстяной плащ и не брал с собою меча. Чейн предпочитал облачаться именно так, чтоб его сочли праздным любителем наук из мелкого, но безусловно дворянского рода. От подобной публики его с виду отличало только одно — он носил на шее, на цепочке и прятал под рубашкой крохотный бронзовый флакон.

Споро и упруго шагал Чейн по мощенной булыжником улице, направляясь к южным кварталам города. Наемный экипаж доставил бы его на место куда быстрей, однако Чейн предпочитал пешие прогулки. Его тело не ведало усталости, да к тому же ему нравились старинные кварталы города, дышавшие самой историей. В этих древних, но пока еще не обветшавших домах таилось неизъяснимое очарование старины.

У городского совета ушло добрых пять лет на переговоры, чтобы зазвать в Белу Хранителей Знания, этих мудрецов из далеких заморских земель. Поговаривали, что совет был весьма доволен сделкой, ибо она означала, что в городе появится, пускай и скромное, собрание древних книг и свитков, а с ним — ученые, в чьи обязанности входило собирать и хранить подобные архивы. Со временем это собрание обещало превратиться в полноценную библиотеку. На всем континенте это была первая миссия Хранителей. Чейн, который регулярно посещал мудрецов Гильдии, многое узнал о ее происхождении.

Гильдия Хранителей Знания возникла около двух столетий тому назад, и ее первая миссия была основана в стране под названием Малурна, расположенной на отдаленном краю громадного западного континента, который лежал за океаном. Первой резиденцией Гильдии послужил самый настоящий королевский замок — его передали Хранителям во владение после того, как для монархов Малурны была выстроена новая резиденция. В землях, которые называли Нуманскими, Малурна была самым древним королевством.

Еще одна миссия Хранителей находилась в южной части того же континента, в имперском городе Самоа-Гальб — «Сердце Небес», — который был столицей и государства иль-Дааб-Наджуум, и всей Суманской империи. Третья миссия, по слухам, располагалась в землях эльфов, где-то посредине континента.

После Великой Войны, которая, как предполагают, случилась около пятисот лет тому назад, цивилизация на далеком континенте была уничтожена почти бесследно. Так много бесценных знаний и умений были утрачены безвозвратно, что при первых монархах Малурны была создана Гильдия Хранителей Знания — именно для того, чтобы в будущем избегнуть подобной катастрофы.

Чейну довелось читать те немногие исторические труды, которые повествовали о событиях, происшедших задолго до того, как на этом континенте были основаны королевства Белашкия, Стравина и Древинка. Судя по этим трудам, та же самая война, о которой повествовали мудрецы, затронула и эти края, хотя одна мысль о таком размахе военных действий казалась ему иногда досужей выдумкой. Существовали легенды об ордах невероятных чудовищ, о многолетних битвах с пришельцами из заморских краев. Из этих легенд можно было заключить, что первоначальное население континента совершенно вымерло и позднее его сменили кочевые племена и кланы, пришедшие из других мест.

И вот теперь служители Гильдии появились и на родине Чейна.

Даже в самых непомерных своих фантазиях он с трудом мог представить все эти далекие собрания книг и свитков, заполнявшие целые замки. О, когда-нибудь он непременно увидит их собственными глазами, прикоснется к старинным пергаментам, прочтет диковинные наречия стародавних дней, повести о забытых тайнах, утолит свою жажду познания плодами мудрости, которые столетиями собирали ученые жрецы Гильдии. Какие новые глубины магического искусства откроются ему в этих хранилищах? Какие знания о Детях Ночи сокрыты там? Быть может, в этих древних свитках он наконец отыщет способ навсегда избавиться от унизительной власти Торета? Хранители Знания пришли наконец в Белу, и с их помощью он, Чейн, быть может, обретет желанную свободу.

Все еще увлеченный этими заманчивыми видениями, Чейн сам не заметил, как свернул за угол и зашагал по мощеной дороге. Впереди, не так уж далеко, маячил арочный проем в срединной городской стене. Два кольчужных драгуна — так именовалась в Беле городская стража — стояли по обе стороны массивной гранитной арки. Держались они небрежно, даже лениво, но на самом деле зорко поглядывали по сторонам и были начеку. Чейна, впрочем, они удостоили только мимолетным взглядом.

Место, куда он направлялся, находилось совсем близко от крепостной стены. Дойдя до цели, Чейн остановился, окинул взглядом предмет своих устремлений, скудно освещенный неярким светом уличных фонарей. Образы грандиозных замков, хранящих премудрость веков, развеялись окончательно, словно невесомый дым от ночного свежего ветра.

Со свободной землей в городе всегда было туго, да и злые языки поговаривали, что городской совет не решился поселить столь желанных, но все же «нездешних» гостей чересчур близко к королевскому замку. Белашкийская миссия Хранителей, перед которой стоял сейчас Чейн, размещалась в бывших казармах.

Много лет назад, когда это здание стало слишком тесным для изрядно разросшейся городской стражи, были выстроены новые казармы — одни у внешнего крепостного кольца, другие у внутреннего. Старые казармы пустовали более года — до того дня, как в Белу прибыли посланники Гильдии. Здание было хоть и неказистое, но еще довольно крепкое, к тому же из прочных бревен был надстроен второй этаж; одной стеной оно примыкало к городской стене. Но если для казарм постройка прекрасно подходила, то Хранителей Знания она разочаровала. Здесь едва хватало места для самых неотложных нужд — какие уж архивы, какая библиотека!

Чейн откинул засов на входной двери и вошел в миссию — приглашение бывать здесь он сумел получить уже давным-давно. Войдя в узкий центральный коридор, он сразу повернул налево — туда, где раньше располагались сержантские помещения. Ученики и наемные писцы сновали вверх и вниз по лестнице, бережно неся в руках охапки свитков, табличек, перьев, книг и других предметов, которые Чейн на ходу не успел распознать. Кое-кто из проходящих мимо приветствовал Чейна дружеским кивком.

В прежней сержантской приемной, где когда-то вершился скорый суд над нарушителями дисциплины, сейчас была устроена зала для занятий. Здесь стояли столы, стулья, конторки, вдоль стен рядами выстроились книжные шкафы. Залу освещали диковинные светильники, источающие яркий, без мерцания, свет.

Двое хранителей в чистых серых одеяниях — один среднего роста, другой маленький и хрупкий — сидели рядышком за дальним столом, бережно разглядывая содержимое кожаного короба. Занятые делом, они также ожидали Чейна и, когда он вошел, разом подняли головы. Тот, что повыше, был пожилой домин — глава миссии — по имени Тилсвит.

— Очень время… вовремя, — проговорил он на ломаном белашкийском, одарив Чейна дружеской улыбкой.

Хотя Тилсвиту было уже за шестьдесят, его ясные зеленые глаза сохраняли юношескую остроту и зоркость, хоть ему и приходилось порой читать некоторые рукописи с помощью увеличительного стекла. Его седые волосы были некогда угольно-черного цвета; Тилсвит стригся коротко и носил аккуратно подстриженную бородку. На его худощавом лице и узких, с длинными пальцами кистях рук не было еще и следа стариковских морщин.

— Войтить… садиться, — проговорил Тилсвит, приветственно взмахнув рукой. — Могет… может, мы иметь новый ведения… сведения…

Домин окончательно смешался и с раздосадованным видом сделал знак своей хрупкой спутнице; та поспешно наклонилась к его уху и зашептала. При том, что Тилсвит был необыкновенно умен и разносторонне образован, он никак не мог освоить местные наречия в той мере, в какой это пристало главе миссии. Сейчас он постучал себя пальцами по лбу, словно хотел жестом выразить так некстати ускользнувшее из памяти слово.

— Да-да — Великая Война… Забытые… — Тилсвит тяжело вздохнул. — Простить… иногда я думать, что никогда не научиться ваш язык.

Невысокая спутница Тилсвита поднялась, чтобы предложить свой табурет Чейну. Изящная, ростом едва по плечо Чейну, Винн Хигеорт прожила на свете не больше двадцати лет, однако уже сейчас она была первой среди учеников Тилсвита. Ее светло-русые волосы были туго заплетены в длинную косу, круглое, оливково-смуглое лицо было с первого взгляда совершенно неброским, и красили его лишь точеные черты да большие орехово-карие глаза. Будучи помощницей Тилсвита и послушницей ордена каталогистов, Винн совершенствовалась в науке сохранения и систематизации знаний, в организации архивов и библиотек, а стало быть, могла за считанные минуты разыскать клочок пергамента с записью, о которой вспоминали хорошо если раз в десять лет. Она в совершенстве владела полудюжиной разных наречий, включая и белашкийское. Хотя Винн редко сама вступала в разговор, беседовать с ней было необычайно приятно. После неугомонного и безмозглого лопотанья Сапфиры мудрое немногословие Винн казалось Чейну даром небес.

В новой своей жизни он ведал только три истинных наслаждения: охота, изучение тайн магии и беседы с Тилсвитом и Винн. Прочее его существование было заполнено тягостной и опостылевшей службой.

Сейчас его заинтересовал манускрипт, который так прилежно изучали его собеседники.

— Не желаешь ли чаю? — как всегда, негромко спросила Винн.

— Нет, благодарю. Сколько же столетий этой рукописи?

Нынче ночью Чейн особенно страстно желал отрешиться от окружающего мира. Он сел на табурет — Винн осталась стоять у него за спиной — и с затаенным нетерпением смотрел, как Тилсвит открывает продолговатый, обтянутый кожей короб.

Хранитель со всеми предосторожностями извлек из короба свиток. И футляр, и деревянный стержень, на который был намотан свиток, выглядели достаточно ново, и Чейн мог только гадать, какие тайны скрывает это явно недавнее творение рук человеческих. Судя по волнению Тилсвита, вряд ли этот короб был из тех вещей, которые Хранитель привез с собой в Белу.

Домин бережно снял футляр и, развернув свиток на столе, нетерпеливо наклонился над ним:

— Это есть копия с ори… оригинал, которая находить после наше отплытие и хранить в главная миссия в Колм Ситт. На оригинал нет время… дата. Там снимать копия и один копия посылать мне, чтобы… чтобы…

— Определить подлинность, — тихонько подсказала Винн.

— По-длин-ность, да… — повторил Тилсвит без особой уверенности и оглянулся на помощницу — та одобрительно кивнула. — Великая Война есть моя… мой конек. Я думать, это, — он указал на развернутую перед их глазами часть свитка, — написать солдат… до бой или после бой.

Чейн изумленно взглянул на него.

— По-моему, — сказал он, — это в высшей степени невероятно. Пергамент, даже наилучшего качества, вряд ли сохранился бы в целости за пятьсот с лишним лет, а я сомневаюсь, чтобы у солдата на войне оказался под рукой качественный пергамент. Если, конечно, оригинал происходит именно из тех времен.

Тилсвит слушал его внимательно, стараясь не упустить ни слова. Помолчав, он согласно кивнул.

— По заметкам… отметкам здесь и здесь, — домин указал пальцем на ряды точек между буквами и словами незнакомого языка, — оригинал не есть целый, но хорошее… лучше, чем другой старый текст. Гляди.

Он медленно развернул пергамент целиком, вновь и вновь показывая на ряды точек, тут и там разрывавшие куски текста.

— Точки — где писец не мочь… не мог прочитать. Сколько точки — столько буква и слово в оригинал. Часть текста нет, но много уцелеть… больше, чем может в такой старый запись. Загадка — как это получиться.

— Тебе знаком этот язык? — спросила Винн, наклоняясь над плечом Чейна.

— Нет, — ответил он. Буквы на пергаменте походили скорее на крохотные рисунки, а сам текст был написан столбцами. Чейну уже доводилось два-три раза видеть такие пиктографические тексты, и всякий раз они относились к одному и тому же источнику. — Похоже на какую-то разновидность древнего суманского.

— Отлично! — кивнул Тилсвит и указал на короткую строчку, состоящую всего из двух значков. — Это есть имя женщина. Остальное мочь… может быть жизнь в солдатский лагерь… еда, обед. — Палец домина опустился ниже, к первому столбцу, где не было ни единого пропуска, но читал он при этом справа налево. — Интересно… солдат, обычная солдат писать письмо домой.

— Но с какой стати он писал на свитке, вместо того чтобы взять простой лист пергамента? — задумчиво проговорила Винн. — Опять-таки, отдельный листок было бы проще доставить адресату.

Она наклонилась, чтобы всмотреться в текст, и коса ее, соскользнув со спины, упала на плечо Чейна. Винн этого как будто и не заметила.

Тот же вопрос приходил в голову и Чейну, но и он, подобно Винн, не мог найти этому мало-мальски разумного объяснения. Поистине, неуемное любопытство ученых Хранителей было заразительно. Мимоходом Чейну подумалось, что Торет и Сапфира взглядом бы не удостоили этакую непрактичную штуковину — пятисотлетний дневник безымянного солдата, сгинувшего на мифической войне. Впрочем, не такой уж, похоже, и мифической была она, эта война…

— Что же все-таки наводит вас на мысль, что эти записи сделаны во время Великой Войны? — спросил он вслух.

— Вот здесь, — указала Винн на столбцы ниже, — есть упоминание об армиях «голоса в ночи», незримого предводителя или же вдохновителя врагов. Здесь автор дневника сообщает о том, что он находился в К'мале, местности у юго-восточных отрогов гор, которые окружают громадную пустыню на севере Суманской империи. Много лет тому назад были найдены свидетельства, что именно в этих местах в начале той эпохи, которую мы зовем Забытыми годами, велись невиданные по своему размаху сражения. Нам почти ничего не известно об истории этой войны и о тех годах, которые ей предшествовали.

— Символы быть очень важный, — добавил Тилсвит, — но они говорить мало о том, что мы не знать. Одна только теория. Мир был больше… — он опять замялся, и Винн шепнула ему на ухо нужное слово, — развитый, до войны — больше, чем сейчас. Много знания пропасть… очень много. Потому мы создать наша Гильдия… хранить знание, никогда больше не потерять.

Домин Тилсвит страстно увлекался историей, однако главной его страстью была Великая Война, которая охватила некогда весь мир, — во всяком случае, так утверждали предания. Тилсвит как-то рассказал Чейну, что у него на родине мудрецы до сих пор еще спорят о том, была ли эта война на самом деле. И еще домин неизменно проявлял жгучий интерес к любому упоминанию так называемого «голоса в ночи».

Крайне мало подробностей было известно об этом предполагаемом предводителе и вдохновителе диких орд, которые в незапамятные времена прокатились по родному континенту Хранителей и иным частям света. Это существо называли разными именами — в зависимости от того, к какой нации принадлежал источник сведений, — однако во всяком названии обязательно упоминался «голос в ночи». Еще реже встречались описания внешности существа, притом настолько смутные и разноречивые, что невозможно было отличить сухие факты от подстегнутой ужасом фантазии. Тилсвит подозревал, что на самом деле считанные люди той эпохи видели когда-либо это загадочное существо собственными глазами. Повторялись во всех рассказах только три детали: оно было явно мужского пола, громадных размеров и непроглядно черного цвета. Одни рассказы изображали его химерой, другие — ящером, третьи (их было меньше всего) — человекоподобной тварью. Постичь его истинную природу было невозможно, точно так же, как невозможно было понять, почему существо это много лет, если не сказать — десятилетий, вело войну на уничтожение против всех разумных существ, которые не подчинялись его власти. Те же, кого оно привлекло на свою сторону, стремились только к одному — зверски убивать все живое, что попадалось на их пути.

Существовали отчасти обоснованные предположения, что война началась в гигантской пустыне на севере Суманской империи, далеко на юге от тех мест, где было основано королевство Малурна. Неизвестно, каким образом, но таинственный «голос» был в одну ночь побежден — согласно иным источникам, уничтожен — и исчез бесследно. Отрывочные сведения о тех временах, что последовали за этим событием, отмечали полное падение цивилизации. Континент, на котором развернулась война, населяли теперь варварские кланы, воевавшие друг с другом за скудную пищу и клочки незагрязненной земли.

До того как Чейн стал одним из Детей Ночи, он мало интересовался историей. По правде говоря, он и фехтование и языки изучал только потому, что так пристало сыну аристократа. Единственной его страстью, к вящему гневу отца, была магия, да и в этом искусстве он достиг лишь того, что научился вызывать духов воздуха, пыльных демонов, которые устраивали в родительском поместье невероятный кавардак. Оглядываясь назад, Чейн с презрением думал о прежнем себе — жалком снобе, которому предстояло в свой срок сойти в могилу и удобрить почву семейного кладбища. Зато теперь…

Теперь он бессмертен. Нет сомнения, что в прошлом можно отыскать немало такого, что еще пригодится в его безграничном будущем. Чейн стремился узнать и постичь все.

Винн украдкой наблюдала за тем, как жадно Чейн пожирает глазами копию древнего свитка. Краем глаза он перехватил ее теплую затаенную улыбку. Лицо у нее было такое славное, милое — точеные черты, карие, искрящиеся умом глаза. Из нее вышла бы превосходная аристократка.

Он чувствовал, как под нежной оливково-смуглой кожей бьется ее живая, теплая кровь.

Помимо воли все ощущения Чейна обострились, ему казалось, что его щеку ласкает тепло самой жизни, источаемое хрупким девическим телом.

Чейн поспешно сосредоточился, подавив волну голода, уже подкатившую к горлу. Общение с умными собеседниками было для его духа так же важно и необходимо, как чужая кровь и жизнь — для его бессмертного тела. Кровь можно отыскать где угодно, а общество таких, как Винн, для него бесценно.

И он снова погрузился в изучение древнего пергамента.


* * * | Похититель жизней | * * *