home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 8

Лисила нелегко было поразить великолепием и пышностью, однако, переступив порог «Рябиновой рощи», он невольно замедлил шаг.

На белых стенах вестибюля висели огромные написанные маслом картины; все двери, оконные рамы, перила лестниц были из старого отполированного до блеска дерева — рябины, соответственно названию заведения. Повсюду были ковры с узором в виде листьев плюща или же с изображением лесных пейзажей. По коврам вальяжно расхаживали богато разряженные мужчины и женщины. Слева находилась обеденная зала, справа — игорная. Здесь играли в карты, кости, рулетку и еще в какую-то экзотическую игру, в которой резные костяшки двигали по доске, расчерченной квадратами. Широкая лестница напротив входа, ведущая на второй этаж, также была устлана зеленым ковром. Воображению Лисила представились роскошные апартаменты, которые никогда не будут ему по карману.

В толпе нарядных посетителей мелькали изредка слуги и пара-тройка рослых, крепко сложенных мужчин, одетых скромно, но опрятно. Эти люди не спеша прохаживались по вестибюлю или же стояли в дверных проемах, посматривая на то, что происходило в залах. На них не было ни мундиров, ни оружия — по крайней мере, с виду, — но одеты они были сходно, в белые рубашки и разноцветные штаны из добротной тонкой ткани.

Лисил остро ощутил себя жалким оборванцем, которому не место посреди всей этой роскоши. Не дожидаясь, пока его заметит ближайший охранник, он торопливо проскользнул в игорную залу.

Кое-кто из посетителей одарил его любопытным или же неодобрительным взглядом, но большинство их было поглощено игрой. За столом для игры в фараон сидело семеро игроков, и оттуда доносились ликующие и горестные возгласы. Игроки по большей части были средних лет и явно принадлежали к высшему обществу, а ставки во много раз превышали более чем скромную сумму, которой располагал Лисил.

Ноздри его защекотал запах трубочного табака, и, обернувшись, он увидел, что за столом у короткой стойки бара в глубине комнаты играют в «два короля». Красивая женщина лет сорока с небольшим перехватила его взгляд и улыбнулась. Лисил улыбнулся в ответ — как обязывали правила хорошего тона. Он направился к столу, и лицо женщины стало еще приветливей.

Ее рыжие локоны были уложены в сложную прическу, платье было того же сочного зеленого цвета, который преобладал в обстановке «Рябиновой рощи». Талию туго стягивал темно-зеленый кушак. Лисила мимолетно удивило то, что у платья был высокий глухой воротничок — другие женщины в зале явно предпочитали низкий вырез, соблазнительно приоткрывавший грудь.

— Хотите поиграть, сударь? — любезно осведомилась женщина.

— Сочту за честь, если для меня найдется местечко за вашим столом, — отозвался Лисил.

Прочие игроки определенно были люди небедные. Тот, что сдавал карты — бледный, в дурно сидящем парике, — откровенно возмутился предложением женщины.

— Мадам!.. — раздраженно прошипел он.

Лисил понимал, что зашел слишком далеко и что его вполне могут без малейших церемоний выставить за дверь. Пообщавшись с Ланджовом, советниками и иными представителями знати, он досыта нахлебался великосветской заносчивости — хватило бы и до конца жизни.

Молодой человек, сидящий справа от рыжеволосой женщины, явно не одобрил грубую недоброжелательность банкомета. Без лишних слов он пододвинул к столу свободный стул от соседнего столика. Там не очень были довольны таким поступком, и кое-кто из игроков одарил неприязненным взглядом Лисила, который не без опаски занял предложенное место.

— Меня зовут мадам Ленска, — представилась женщина. — Мы с мужем приехали в Белу по торговым делам.

— И чем же вы торгуете? — спросил Лисил. Мадам Ленска засмеялась и заговорщически прошептала:

— Улитками.

Ее молодой сосед поперхнулся от изумления:

— Улитками?!

— Ну да, — подтвердила она. — Звучит, конечно, отвратительно, однако на этот деликатес постоянно огромный спрос. Мы заключили договоры на поставки с лучшими заведениями Белы. — Она наклонилась к Лисилу. — Лично я терпеть не могу этих гадких тварей!

Лисил вежливо поддерживал светский разговор, пока раздавали карты. Хотя наибольшие шансы на выигрыш были, как всегда, у заведения, ставки в этой игре были скромные. Чтобы выиграть, нужно было набрать сумму как можно ближе к двадцати очкам, но ни в коем случае не больше. Получив при первой раздаче даму пик с девяткой бубен, Лисил решил рискнуть и поставил на кон все, что было у него в карманах, то есть три медных гроша. Он выиграл, и горка монет на столе перед ним заметно выросла.

Кое-кто из игроков поглядывал на Лисила без особой приязни, но мадам Ленска вновь засмеялась:

— Я слыхала, что новичкам везет, и просто обязана проявить щедрость к такому счастливчику. Не хотите ли кубок вина? Красное вино с юга Древинки здесь весьма недурно.

У Лисила мгновенно пересохло во рту. Когда он в последний раз пил древинское красное? Правда, он поклялся себе, что больше не возьмет в рот ни капли спиртного, но тут ему вспомнилось, как разбушевалась Магьер. Она считает его пьяницей и картежником, да к тому же «паршивым».

Отчего же тогда и не выпить кубок вина? Пускай себе Магьер думает о нем что хочет, а он будет наслаждаться жизнью.

— Благодарю, — вслух ответил Лисил, — вы очень добры.

Мадам Ленска щелкнула пальцами, пошепталась с подбежавшей служанкой — и минуту спустя перед Лисилом поставили большой оловянный кубок, полный до краев красным вином.

Он медленно отхлебнул, забыв следить за тем, как банкомет раздает карты. Сухое сладкое вино приятно оросило пересохшее горло. Лисил сделал скромные ставки, проиграл два кона, выиграл четыре — и обнаружил, что кубок опустел. Подсчитав выигрыш, он прикинул, что теперь у него достанет денег заказать еще вина и продолжать игру. Лисил знаком поманил служанку.

Вино было крепкое, кружило голову, однако он не был пьян. По прежнему опыту Лисил знал, что до этого состояния ему еще далеко. Начался новый кон, и он сделал ставку покрупнее.

Ожидая, когда сдадут карты, Лисил рассеянно складывал столбиками свой выигрыш. Одна монета выскользнула из его пальцев и покатилась под стол, и он нагнулся, чтобы поднять ее. Взору его предстали скрещенные ноги мадам Ленска. Лисил похолодел. На ногах у нее были изрядно потрепанные башмаки — и из-за края башмака торчал бубновый король.

Лисил медленно выпрямился, перебирая карты и искоса поглядывая на свою рыжеволосую соседку.

До него только сейчас дошло, что платье мадам Ленска не просто необычное, а откровенно старомодное. Так одевались только женщины из дворянских семей во времена его юности и службы у лорда Дармута. Правда, вид у платья был добротный, но вряд ли его стала бы надевать богатая дама, отправляясь на поиски удовольствий. Лисил вдруг понял, почему эта женщина так привечала его.

Если игроки и банкомет не станут спускать глаз с дурно одетого простолюдина, никто и не заметит, как респектабельная дама подменит карту-другую. Она даже угостила простачка вином, только бы подольше удержать его за столом.

Банкомет набрал больше двадцати очков, и Лисил снова выиграл.

Заведение должно выигрывать в «двух королях» по меньшей мере два раза из трех. Если кто-нибудь заподозрит неладное, в кого первого ткнут пальцем — в светскую даму или в выскочку-полуэльфа?

Лисил поднялся, собрал свой выигрыш.

— Что ж, пойду я, пожалуй, поужинаю.

Кое-кто из игроков откровенно выразил облегчение, а молодой человек, который предложил Лисилу стул, удостоил его на прощание вежливым кивком. Мадам Ленска нахмурилась.

— Так скоро? Но вы же только начали играть! Позвольте мне еще разок угостить вас.

Служанка принесла вино, которое заказывал Лисил, и он поспешно расплатился.

— Вы очень добры, — повторил он, — но я в выигрыше и хотел бы подкрепиться, прежде чем продолжить игру.

И Лисил с легким поклоном удалился, унося с собой кубок.

Стражник на выходе из залы окинул его оценивающим взглядом — но не более. Войдя в обеденную залу, Лисил посмотрел на подносы в руках проворных слуг, обильно нагруженные устрицами, омарами, жареной дичью, и понял: чтобы оплатить подобную трапезу, не хватит даже всех им выигранных денег. Возле стойки, бара было несколько свободных табуретов. Лисил взгромоздился на табурет и, попивая вино, принялся рассматривать посетителей.

И тут вошла она.

Теперь уж Лисил точно был пьян, голова у него опустела и восхитительно кружилась, однако зрение пока еще верно служило ему, и женщина в платье из лилового шелка, возникнув в дверном проеме, мгновенно завладела его вниманием. Лисил в грош не ставил богатых бездельниц, и в сердце у него безраздельно царила одна только Магьер, но помимо воли он во все глаза засмотрелся на эту женщину.

Низкий вырез обнажал белоснежные холмики грудей, дерзко и соблазнительно вздымающиеся над тесным корсажем. Белокурые, отменно завитые локоны ниспадали ей на плечи, на шее и на пальцах сверкали драгоценные камни. Подобно карточной зале, эта женщина была воплощением соблазна. С нетерпеливым огоньком в глазах она оглядела залу, тотчас заметила, что Лисил смотрит на нее, и улыбнулась.

Лисилу стало слегка неловко. Он ответил вежливой, нарочито безразличной улыбкой и отвернулся к бару. Легкие шаги, приближаясь, прошелестели за спиной, и женщина в лиловом остановилась рядом с ним.

— Мы раньше встречались, сударь? — спросила она, окинув Лисила странно голодным взглядом. — Мне ваше лицо отчего-то кажется ужасно знакомым.

Лисил изогнул бровь:

— Встречались? Не думаю, сударыня, иначе я бы вас запомнил.

— Это был комплимент? — Женщина едва заметно склонила голову к плечу. — Вы не против, если я к вам присоединюсь? У меня сейчас нет спутника, и мне было бы гораздо спокойней в хорошей компании.

Лисил удивился, но тем сильнее крепло в нем нежелание продолжать этот разговор. Он совершенно не желал поощрять неожиданную собеседницу, однако и грубить ей не хотел, опасаясь, что привлечет еще большее внимание.

— Пожалуйста, — наконец сказал он и жестом указал на самый дальний от себя табурет.

— А по-моему, вон там будет гораздо уютнее, как вы думаете? — Она взмахом руки предложила его вниманию ближайший свободный столик, при этом кокетливо опустив ресницы.

Поднявшись, Лисил заметил, что женщина не сводит глаз с его груди, видневшейся в распахнутом вороте рубахи. И снова, усаживаясь за столик, он задумался о том, как вежливо вывернуться из этого неловкого положения.

— Меня зовут Сапфира, — сообщила она, кончиками пальцев коснувшись своего горла.

— Лисил, — в ответ представился он.

— Ты ведь приезжий, Лисил?

— Да, приехал по делу, — кратко ответил он. И, помолчав немного, откашлялся. — А ты тоже приезжая?

— О нет, у меня в городе прелестный трехэтажный особняк. Если хочешь вращаться в высшем свете, жить надо только в Беле.

Полуэльф вежливо кивнул.

— У тебя такие необычные глаза, — продолжала Сапфира. — Откуда ты родом?

— Не знаю. — Лисил поколебался и добавил: — Моя мать была из эльфов.

— Правда? — с интересом отозвалась она. — А отец, я так думаю, был человеком? То есть ты — наполовину эльф?

— Да, я полукровка, — ровным голосом ответил он.

— О, я не имела в виду ничего такого, просто… просто я слыхала, что эльфы живут ужасно долго и что жизненной силы в них больше, чем в обыкновенных людях. Это правда?

Впервые за все время разговора Лисил улыбнулся:

— Где это ты услыхала такую чушь?

Сапфира засмеялась, но как-то принужденно, словно застеснявшись собственной глупости.

— Что ж, если все полуэльфы такие, как ты, я бы не прочь встречать их почаще.

Она еще и договорить не успела, а Лисил весь напрягся в своем кресле.

— Спасибо на добром слове, — холодно сказал он, — но если ты — жена или дочь какого-нибудь богача, которую потянуло на экзотические развлечения, — я тебе вряд ли подойду.

Он встал, прихватил свой кубок и, даже не оглянувшись, направился в игорную залу.

Там была толчея, но Лисилу довольно скоро удалось найти место у свободного стола. Потягивая вино, он наблюдал за игрой в фараон.

И снова рядом мелькнули волны лилового шелка. Сапфира последовала за ним.

Лисил хотел встать, но она остановила его, положив на плечо изящную ладонь. Он и глазом не успел моргнуть, как Сапфира одним гибким кошачьим движением уселась к нему на колени.

— Я ведь только хотела узнать тебя поближе, — проговорила она. И, не сводя глаз с Лисила, выгнулась, вскинула руки, отбросив завитые белокурые локоны.

Пришла очередь Лисила глазеть на нее, а точней, на пышные прелести, так заманчиво колыхавшиеся перед самым его носом.


* * * | Похититель жизней | * * *