home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 10

Светало, а Магьер и Лисил все сидели на кровати рядом с мирно спящим Мальцом. Разговор их от прошлого незаметно перешел к настоящему, к темам, менее болезненным для обоих, например, о том, каким образом отыскать аристократа в перчатках, который привиделся Магьер. Несмотря на все, что произошло этой ночью, откровения Лисила нисколько не ужаснули Магьер. Лисил так искренне раскаивался в своем прошлом, выказывал такое явное отвращение к нему, что Магьер очень хотелось его утешить, но она не знала как. Одна фраза Лисила до сих пор так и звучала у нее в ушах: «Потом я повстречал тебя, и мы снова начали убивать». Когда-то Магьер редко доводилось испытывать чувство вины, но в последние месяцы она столько раз чувствовала себя виноватой, что хватило бы на целую жизнь. Быть может, именно это и связывало ее с Лисилом, хотя Магьер и предпочла бы, чтобы их ничто не связывало.

— Как его шишка? — спросила она, глядя на Мальца.

— Получше, — ответил Лисил. — Он всегда быстро поправляется.

Приподняв холодный компресс, он осмотрел голову пса.

— Выспится как следует, позавтракает — и все как рукой снимет. Да, кстати… — Лисил вынул из-за пазухи лоскут лилового шелка. — Этот клочок не поможет найти твоего аристократа, но с его помощью, быть может, мы отыщем нашу беглую вампиршу. Если между ними есть какая-то связь — тем лучше.

Глядя на лоскут, Магьер на миг снова ощутила прилив гнева, но сдержалась, понимая, что не права.

— Ты и вправду не знал, что эта шлюха — вампирша? — спросила она, стараясь не выдать голосом своей злости.

— Да я даже толком не смотрел на нее и не сообразил, что в ней есть что-то знакомое, — отозвался, оправдываясь, Лисил. — Я и глаза-то ее не разглядел, покуда она не взгромоздилась ко мне на колени — ровно за минуту до того, как вы с Мальцом ворвались в залу.

Магьер почувствовала, что краснеет. Она хотела уже переменить тему, когда в дверь постучали.

— Не помню, чтобы я заказывал завтрак в комнату, — процедил Лисил.

Магьер увидела, как его правое запястье едва заметно напряглось, — это означало, что стилет вот-вот скользнет в ладонь. Теперь, когда она знала, откуда Лисил научился подобным приемам, от этого незначительного движения ее пробрала дрожь. Лисил встал, взялся за дверную ручку — и рывком отворил дверь.

За дверью стояла молодая женщина в сером одеянии — та самая, что заговорила с Лисилом в коридоре здания городского совета. Она была невысока ростом, длинная каштановая коса переброшена на грудь.

— Простите меня за это раннее вторжение, — проговорила она с легким, чуть гортанным акцентом, которого Магьер не сумела распознать. — Мой наставник послал меня поговорить с вами.

— Кто ты такая? — спросила Магьер.

— Моё имя Винн Хигеорт, и я ученица Гильдии Хранителей, а мой наставник — домин Тилсвит, глава нашей здешней миссии. Наша миссия расположена во внутреннем крепостном кольце, в прежних казармах городской стражи. Прошлой ночью домин играл в карты с советником Ланджовом, когда пришли известия о том, что произошло в «Рябиновой роще».

— Быстро же это случилось, — пробормотал Лисил и отступил, пропуская в комнату нежданную гостью. — Я-то думал, что мы успеем хотя бы позавтракать, прежде чем до нас доберутся. И кто же доставил эти известия? Стражники?

— Да, — ответила женщина, глядя не на Лисила, а на спящего Мальца. Потом она заметила миску с водой и компресс, и лицо ее омрачилось. — Ваш пес болен?

— Его ударили по голове, но он скоро будет в порядке, — сказал Лисил.

— Может быть, я сумею помочь ему. У нас в миссии есть много различных лекарств.

Она опустилась на колени у кровати, с любопытством разглядывая Мальца, затем протянула руку. Лисил рванулся остановить ее, но тут Малец открыл глаза, поднял морду и лизнул пальцы Винн, а затем снова уронил морду в лапы. Винн с улыбкой отняла руку.

— Кажется, он вполне оправился, — заметила она. Потом улыбка ее поблекла, она сдвинула брови и, поднявшись, прямо поглядела в глаза Лисилу. — В тот день в здании совета, когда я… когда я заговорила с тобой…

После этих слов Винн замялась и на миг опустила глаза, но тут же снова взглянула в смуглое лицо Лисила.

И Магьер вдруг опять испытала гнев. Сколько еще странных и таинственных женщин будет увиваться вокруг Лисила, пока они не покинут, наконец, этот проклятый город?!

— Я была удивлена, что ты не знаешь эльфийского языка, — продолжала Винн. — Ведь один из твоих родителей принадлежал к этому народ, не так ли?

— Меня никогда не учили языку эльфов, — бесстрастно ответил Лисил.

И снова Винн замялась, потом на лице ее отразилось явное смущение.

— Понимаю. Я тогда заметила только, что твой пес очень красив, и задалась вопросом, какой он породы, потому что прежде я никогда не видела таких собак.

Лисил только плечами пожал:

— Мне подарила его моя мать — когда я был мальчишкой, а он щенком.

— Это твоя мать была из эльфов? — спросила Винн.

— Да. — Лисил наклонился и погладил Мальца по спине. — Он, должно быть, просто смешанных кровей. Мы, полукровки, всегда получаемся самыми шустрыми и сообразительными.

Малец подставил голову под ладонь Лисила и подвинулся, поудобней устраиваясь на кровати.

— А еще, — прибавил Лисил, — в Миишке один чокнутый назвал его маджай-хи.

Винн склонила голову к плечу.

— Маджай-хи? — уточнила она, произнося это слово более гладко и раскатисто, чем это получалось у Лисила.

— Да, примерно так это и звучало.

— Должно быть, диалектный оборот или же разговорное название этой породы. — Винн покачала головой, отчего-то развеселившись. — На том эльфийском диалекте, который я знаю, это может означать что-то вроде «собака фей» или «собака духов стихий», хотя я никогда прежде не видела представителей этой породы. С виду он весьма дружелюбен.

— Просто тебе не доводилось с ним охотиться, — пробормотала Магьер себе под нос. — И что сказал Ланджов, когда узнал о событиях этой ночи?

Винн поглядела на Магьер, и на лице ее мелькнуло чуть уловимое неодобрение.

— Советник Ланджов, можно сказать, вышел из себя. Он считает, что убийцу его дочери следует искать среди простолюдинов, и не понимает, почему вы так упорно преследуете уважаемых членов общества.

Магьер поднялась с кровати и вздохнула.

— Он не говорил, что хочет отказаться от наших услуг?

— Этого я не помню, — ответила Винн. — Однако домин, мой наставник, крайне заинтересовался этим происшествием. Женщина в шелковом платье… — Она запнулась, с трудом сглотнула, — одними пальцами проткнула охраннику горло. А твой пес, как сообщили стражники, напал на нее, точно дикий зверь, и перепугал посетителей. Потом все вы погнались за ней на улицу.

Магьер никак не могла понять, чего же хочет от них эта молодая женщина.

— Ты веришь в вампиров? — прямо спросила она.

— Я читала о них, — вежливо ответила Винн, — правда, только в легендах, которые ходят у нас на родине. Услышав рассказ советника Ланджова, я просмотрела те записи ваших местных легенд и преданий, которые имеются в нашем распоряжении. Их немного, но мы ведь только недавно начали собирать библиотеку. В наших краях есть предания об ателъдэт — это слово, как ни удивительно, означает то же, что на вашем языке «Дети Ночи».

— Стало быть, ты в них веришь, — заключила Магьер.

— Изучать что-то и верить в объект изучения — не одно и то же, — заметила Винн. — Домин Тилсвит считает, что Ланджов излишне суеверен, однако с тех пор как мы познакомились с ним, нам довелось узнать много нового, и я начала уже кое-какие розыски в архивах. Дети Ночи повсеместно считаются высшей формой существования нежити. В отличие от низших форм, они сохраняют память, мышление и самосознание из прежней своей смертной жизни. К Детям Ночи относятся вампиры из ваших земель, призраки, о которых повествуется в наших легендах, некоторые разновидности привидений и тому подобные.

— А что ты скажешь о способах уничтожения этих самых Детей Ночи? — спросила Магьер, переводя разговор поближе к своим нуждам. — Легенды, к примеру, утверждают, что вампира можно убить, проткнув деревянным колом его сердце, но у нас с недавних пор есть веская причина сомневаться в том, что это подействует.

Винн покачала головой, ответив на слова Магьер вежливой, но откровенно недоверчивой гримасой.

— Большинство источников сведений по этой теме — предания, легенды, а то и обыкновенные сказки. В некоторых историях действительно говорится, что вампира нужно застичь спящим в гробу, проткнуть колом его сердце, а затем обезглавить его. Возможно, кол использовали для того, чтобы обездвижить вампира, а в дальнейшем суеверные рассказчики решили, что таким образом это создание можно уничтожить. Насколько этот способ действенен — судить сложно, если, конечно, вообще во все это верить.

Магьер примолкла. До сих пор все их познания в области борьбы с вампирами накапливались методом проб и ошибок — если не считать загадочных изречений Вельстила Массинга, который, судя по всему, был одержим Детьми Ночи. Однако эта молодая женщина, оказывается, тоже кое-что знает о вампирах и к тому же куда более откровенна, чем Вельстил. Магьер пододвинула к кровати табурет.

— Присаживайся. Хочешь чаю? Повара, я думаю, уже встали и хлопочут в кухне.

Винн улыбнулась и покачала головой:

— Мне уже пора уходить, однако нам с домином было бы крайне интересно услышать рассказ о ваших приключениях. Взамен мы обещаем всемерно помочь вашим поискам, хотя архивы у нас пока еще не так обширны, как в миссиях нашего родного континента. Я готова перевести для вас любой нужный документ.

— Нет у нас сейчас времени расширять свой кругозор, — проворчал Лисил, — тем более что вряд ли это поможет нам выследить вампиров, разве что вам доступны недавние записи по продаже и покупке домов в Беле — я имею в виду не лачуги, а добротные особняки.

— Такого рода сведения нам вполне доступны, — сказала Винн. И прибавила неуверенно: — Если, конечно, чиновники в этом городе хранят подобные записи.

Лисил усмехнулся:

— Бьюсь об заклад, что именно в этом городе подобные записи хранят весьма ревностно.

— К чему ты клонишь? — спросила Магьер. Лисил уселся на кровати рядом с Мальцом:

— Вампирша, за которой мы гонялись прошлой ночью, говорила, что живет в трехэтажном особняке. Первые заявления о встречах с ней поступили к Четнику лишь пару месяцев назад. В городе полно семейств, которые живут в домах, полученных по наследству, так что продажа и покупка такого особняка наверняка будет бросаться в глаза.

Магьер на лету уловила мысль Лисила.

— Мы найдем тех, кто недавно купил дом, — подхватила она, — составим список, а может, и сразу обнаружим логово этой вампирши, если она, конечно, тебе не солгала. — Она посмотрела на Винн. — Сможешь ты нам в этом помочь?

— Да, но вначале я должна поговорить со своим домином. Он интересуется тем, что вы совершили в Миишке, и охотно согласится на обмен сведениями.

Магьер вдруг осенило:

— Этот твой домин прошлой ночью был в доме у Ланджова? Нам Ланджов сказал, что у него не бывает гостей.

— Да, домин Тилсвит время от времени заходит к нему поиграть в карты. Однако я уверена, что больше граф Ланджов никого не принимает.

Магьер выразительно глянула на Лисила, и тот озабоченно нахмурился.

— Как выглядит домин Тилсвит? — спросила она. — Он одевается как аристократ? Носит он черные перчатки?

Винн рассмеялась:

— Нет, он всегда одет точно так же, как я. А почему вы об этом спрашиваете?

— Мы полагаем, что Чесна знала своего убийцу, — ответил Лисил. — Если в доме Ланджова не бывает гостей, кроме твоего домина, а он не подходит под это описание — где и как могла Чесна познакомиться с этим человеком?

На овальном лице молодой женщины появилось озадаченное выражение.

— Большинство аристократов, с которыми знаком Ланджов, входит в городской совет. Быть может, его дочь бывала вместе с отцом в здании совета либо в банке, который ему принадлежит?

Сфера поисков изрядно расширялась, и Магъер это не слишком радовало. Что ж, по крайней мере, эта женщина держится открыто и прямо, и у нее нет никакой тайной цели. Пожалуй, стоит и дальше поддерживать с ней добрые отношения.

— Передай своему домину, что мы с удовольствием с ним поговорим, — сказала Магьер и обернулась к Лисилу. — Поспим немного, а потом отправимся в банк Ланджова.

Лисил кивнул и встал, чтобы проводить Винн.

Магьер ждала ее ухода, чтобы обсудить с Лисилом услышанное. Она заметила, что Винн Хигеорт, уже перешагнув порог, оглянулась. Магьер едва не вскипела, решив было, что этот взгляд предназначался Лисилу, однако молодая женщина, уходя, предпочла в последний раз глянуть на спящего на кровати пса.


* * * | Похититель жизней | * * *