home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 2

Вечером Лисил сдавал карты за карточным столом, украдкой поглядывая на Магьер, которая стояла за стойкой, наполняя кружки и то и дело обмениваясь парой слов с посетителями. Все выглядело так, как и много месяцев назад. «Морской лев» был не просто восстановлен — возрожден из пепла, и Лисил понимал, что должен быть вне себя от счастья.

После пожара уцелели только общая зала и кухонные очаги. Местный плотник, который неплохо помнил, как выглядела старая стойка, новую смастерил в точности такой, и сейчас она лоснилась, натертая до блеска. Новое здание таверны вышло и длиннее, и шире прежнего, и большой очаг сейчас размещался почти в центре общей залы. Посетители кружили вокруг него, а те, кому хотелось погреться, пристраивались с кружками поближе к огню.

Над очагом, как раз напротив стойки, висел меч. Как ни тер и ни скреб его Калеб, а клинок остался тусклым, кое-где почерневшим от жара. Лисил вначале подумывал отчистить его до блеска, но потом решил, что не стоит. Этот меч принадлежал Рашеду, вампиру, который благодаря уловке Магьер погиб в огне, когда сгорела дотла старая таверна. Магьер отыскала меч на пожарище и оставила у себя на память о том, что она и Лисил совершили на благо Миишки. Меч был вывешен в общей зале не как символ одержанной победы, а как память о тех, кто погиб и не должен быть забыт — Бренден, его сестра, жена Калеба Бетра и многие, многие другие. Меч Рашеда был символом того, что всем им довелось пережить и преодолеть дорогой ценой.

Жилые комнаты, которые располагались на втором этаже, стали заметно просторней. До пожара у Магьер и Лисила были отдельные спальни, а у Калеба и его пятилетней внучки Розы — одна спальня на двоих. Теперь Роза обзавелась собственной комнатой, и Лисил собственноручно побелил там стены. У ребенка обязательно должна быть своя, только ему одному принадлежащая комната.

Лисил окинул взглядом общую залу — новехонькие бревенчатые стены, видавшие виды столы и стулья. Их собирали со всего города, одни за плату, другие просто в подарок. Лисилу вдруг пришло в голову, что, если бы Рашед не поджег прежний «Морской лев», таверне и ее владельцам нипочем не видать бы таких перемен к лучшему. Полуэльф перевел взгляд на меч вампира, висящий над очагом.

— Похоже, мы должны быть тебе благодарны, — пробормотал он без тени насмешки, зато с изрядной порцией горечи. И снова принялся исподтишка наблюдать за Магьер.

Затяжная война с Рашедом и его «семейством» сильно изменила ее. С одной стороны, Магьер стала ближе, откровенней с Лисилом. Им довелось сражаться бок о бок, и одно это могло бы сблизить их еще больше, но в последнее время Магьер снова начала отдаляться. Она изредка улыбалась Лисилу, была с ним дружелюбна и ровна, как и подобает хорошим напарникам, но старалась держаться от него подальше. Этим вечером Лисил время от времени замечал, что Магьер, стоя за стойкой, не сводит с него напряженного взгляда своих темно-карих глаз. В такие минуты он неизменно притворялся, что ничего не замечает, — чтобы не спугнуть ее. Лисил не знал, как можно преодолеть эту вдруг возникшую между ними пропасть, — разве что понять, почему она возникла.

Сегодня в честь торжественного открытия таверны Магьер не стала заплетать в косу свои длинные черные волосы, и теперь они мягкими волнами ниспадали на ее полуобнаженные плечи. По такому случаю она надела синее платье, туго, хотя и без лишнего усердия зашнуровала корсаж. Всего третий раз в жизни Лисил видел свою напарницу в иной одежде, чем узкие штаны, сапоги и рубашка с длинным жилетом — не говоря уж о кожаном доспехе. Насколько он знал, кроме синего, у Магьер и не было других платьев. Выглядела она в нем так, что у Лисила захватывало дух. Он старался не слишком таращиться на Магьер — упаси небо, разозлится и решит никогда больше не надевать это платье! Обычно она одевалась, как воин, по-мужски, к поясу пристегивала саблю в ножнах, волосы стягивала кожаным ремешком в конский хвост на затылке. В таком виде она Лисилу тоже чрезвычайно нравилась. Магьер-воин была в его глазах не менее желанна, чем Магьер-женщина, но все же очень уж редко выпадал случай полюбоваться на нее в таком наряде.

Желающих сыграть не находилось, и Лисил, отложив карты, протолкнулся через многолюдную залу к стойке. Он одарил Магьер самой невинной улыбкой, и она, поколебавшись, улыбнулась в ответ.

— Что, как в старые добрые времена? — спросила она.

— Ну, не совсем, — отозвался Лисил. — Нам ведь не доводилось прежде отстраивать дом, сожженный дотла.

Магьер недовольно поморщилась, и Лисил, увидев ее гримасу, улыбнулся снова — на сей раз вполне искренне. Раздраженная, Магьер, по крайней мере, не таилась и не притворялась, а была самой собой — той Магьер, которая дня не могла прожить, на что-нибудь не разозлившись.

— Знаю, — наконец сказала она, с преувеличенным тщанием наполняя пивом кружки на подносе, который принес Калеб. — Но теперь-то мы снова дома и уже насовсем.

Лисилу вдруг стало отчаянно грустно. Если бы только он мог остановить вращение мира и, как могучий маг, в совершенстве овладевший тайнами времени, навсегда сохранить драгоценные мгновения нынешнего вечера!.. Не подозревая о его печальных мыслях, Магьер напряженно насупила тонкие брови.

— Нам нужно поговорить… попозже, — поспешно добавила она. — Надо будет где-то срочно добыть денег, много денег, а как, я не знаю.

Лисил тотчас испытал приступ злости. Уже не в первый раз Магьер что-то скрывает от него и признается в этом лишь тогда, когда отступать уже некуда. В последний раз это случилось, когда она призналась, что тайком от него скопила денег на покупку таверны.

— Все дело в налогах, — прибавила она.

— Каких налогах? — осведомился Лисил, изогнув бровь.

— Я сглупила, — созналась Магьер. — Сегодня меня отыскал Карлин, а тебя как раз не было, то есть не было времени поговорить с тобой об этом. — Она скрестила руки на груди и сделала долгий вдох. — Оказывается, мы должны уплатить налог за прошедшие месяцы. У тебя случайно не припрятана кубышка с деньгами?

Лисил едва не расхохотался, но тут же сообразил, что Магьер не шутит. Кашлянув, он одарил ее преувеличенно наивным взглядом:

— Ты хоть понимаешь, кого спрашиваешь об этом? Кубышка? У меня?

Магьер стиснула зубы и ожгла его гневным взглядом. Магьер гневная — это было еще привычней, чем Магьер раздраженная.

Дверь таверны распахнулась, и в залу ввалилась компания матросов.

— А вот и мои клиенты, — сказал Лисил. — Наверняка они скоро захотят сыграть в карты. Нальешь мне чаю?

Обычно он предпочитал пить по вечерам красное дарилингское вино, но в последние два месяца отступил от этой привычки. Если он хочет быть полезным Магьер, ему нужна трезвая и ясная голова. Магьер достала из-под стойки чайничек, который грелся на наполненной горячими углями жаровне, и налила травяного чая в выщербленную фаянсовую кружку.

— Мы не закончили разговор, — упрямо сказала она, подавая Лисилу чай. — Это серьезная проблема, и мы непременно должны с ней справиться, иначе всему этому, — она обвела жестом залу «Морского льва», — придет конец.

— Долг зовет, — только и ответил Лисил. Взял у Магьер кружку с чаем и, прежде чем она успела произнести хоть слово, поспешно отошел.

Первыми посетителями таверны были, как обычно, горожане, явившиеся поесть рыбной похлебки, выпить пива и поболтать в приятной компании. Позднее приходили в основном матросы и стражники, сменившиеся с дежурства. Сейчас как раз первая волна посетителей еще не схлынула, а вторая уже началась, и оттого в зале было не протолкнуться. Юный Джеффри, сын Карлина, вызвался сегодня помогать им, поскольку Магьер ожидала большого наплыва посетителей. Кроме того, она наняла на службу девушку по имени Арья. Старый Калеб тоже разносил заказы, Магьер разливала напитки, Лисил трудился за карточным столом — словом, их было довольно, чтобы обслужить даже этакую толпу желающих. Все они работали в новой зале с тем же удовольствием, с каким заядлый франт примеряет и обнашивает новехонький камзол.

Недоволен был только Малец.

Серебристо-серый пес уже в сотый раз обходил новый очаг, раздраженно поставив торчком острые волчьи уши. В старой таверне, сидя у очага, он без труда мог видеть все, что происходит во всей зале, от стойки до очага, от входа до кухонной двери. Теперь зала стала гораздо просторней, и Малец, заслышав непривычный шум или подозрительно громкие голоса, вынужден был кружить и кружить около очага, не в силах окинуть взглядом всю залу разом.

В зале стоял неумолчный гомон, и тем не менее Лисил подозревал, что пес, обходя дозором очаг, все время негромко ворчит. Направляясь к карточному столу, полуэльф предпочел обойти подальше своего раздраженного приятеля.

Дверь таверны снова распахнулась, и в залу вошел Карлин. Увидев его, Лисил искренне обрадовался — он и так уж дивился тайком, отчего дородный пекарь не появился здесь, едва только открылась таверна. Карлин был им обоим настоящим — другом, и, направляясь в «Морской лев», он мог бы и не брать с собой денег — все равно с него не взяли бы ни гроша. Вслед за Карлином вошел еще один посетитель и сразу же привлек внимание Лисила.

Спутник Карлина был высок, худощав и гибок, с бесшумной скользящей походкой, которая напомнила Лисилу его мать даже прежде, чем он успел подробней разглядеть пришедшего. Каштановые мягкие волосы незнакомца были зачесаны назад, обнажая заостренные уши. Большие янтарные миндалевидные глаза — чуть раскосые, оттянутые к вискам, узкое, удлиненное, с острым подбородком лицо, кожа гораздо смуглее, чем у Лисила, но такая же гладкая и нежная, как у его матери… Словом, вслед за Карлином в таверну вошел чистокровный эльф.

Магьер уже как-то рассказывала о Лони, а потому Лисил знал, что в Миишке живет один из сородичей его матери, вот только никогда не испытывал желания свести с ним знакомство. Мать Лисила не сочла нужным научить его не то что взглядам и традициям, но даже и языку своих предков. Эльфы жили замкнуто и, как правило, не смешивались с другими расами, что само по себе делало полукровку Лисила ходячей редкостью.

Поскольку он был владельцем «Бархатной розы», самого дорогого трактира Миишки, вряд ли у него была причина искать развлечений в таком простонародном заведении, как «Морской лев». Отчего ж тогда он явился сюда, да еще и вместе с Карлином? Лисил остановился, не дойдя до карточного стола, за которым уже нетерпеливо ерзали давешние матросы. Краем глаза он видел, как Карлин перегнулся через стойку и окликнул Магьер.

Та, бегло улыбнувшись Карлину, торопливо прошла к нему вдоль стойки. Пекарь что-то сказал, видимо насчет налогов, и Лисил вдруг почувствовал раздражение. И зачем только они с таким упорством цепляются за эту тему? Наверняка ведь вопрос с налогами так или иначе будет скоро улажен.

Эльф Лони похлопал Карлина по плечу и с серьезным видом наклонился к Магьер. Карлин сунул руку в карман жилета, извлек свернутый в трубку кусок пергамента и вручил его Магьер. Та озадаченно нахмурилась, затем развернула пергамент и приступила к чтению.

Последние следы неявной, тихой радости исчезли с ее бледного лица.

Она непонимающе насупила брови и вдруг широко раскрыла глаза. Подняла взгляд на Карлина — и Лисил даже издалека увидел, с какой силой она стиснула зубы. Эльф что-то сказал, и тогда Магьер швырнула в него пергамент и начала кричать. Несколько посетителей, мирно пристроившихся у стойки, поспешили отойти к кухонному проходу, а Лисил, окончательно махнув рукой на свои обязанности, уже торопливо пробивался через людную залу к стойке.

Он не мог расслышать, что именно кричала Магьер, уловил только слово «ублюдок» и прочие, куда более неприличные словечки из говора Стравинских крестьян.

Его обогнал Малец, незаметно для всех пробравшийся к стойке. Пес зарычал на Лони и Карлина — в основном на эльфа, потому что пекаря он обожал не меньше, чем другие обитатели «Морского льва». Шум в зале начал понемногу стихать, и всё новые люди оборачивались на крик Магьер. Лисил оперся одной рукой о стойку, перемахнул на другую сторону и цепко схватил Магьер за плечо.

— Уймись, драконша, — шутливо шепнул он, — крестьян распугаешь!

Бледные щеки Магьер вспыхнули, и она одарила напарника таким взглядом, что у него сразу пропала охота шутить. Отступив к Лисилу, Магьер процедила сквозь зубы:

— Убери их отсюда немедленно, а не то я за себя не ручаюсь!

Окончательно отказавшись от попыток разрядить эту сцену шуткой, полуэльф проворно шагнул в сторону, как бы невзначай оказавшись между Магьер и выходом в залу.

— В кухню, — сказал он тихо и оглянулся через плечо. — Карлин, ты за нами.

Твердой рукой Лисил провел Магьер вдоль стойки к прикрытому занавеской кухонному проходу. К его облегчению, она не сопротивлялась, но на пороге кухни вырвалась и с такой силой отдернула занавеску, что едва не сорвала ее. Лисил поспешил вслед за девушкой в кухню.

— В чем дело? — спросил он. Пододвинул к кухонному столу табурет и почти силой усадил на него Магьер. При этом он почувствовал, что она вся мелко дрожит от злости. — Опять насчет налогов?

В кухню вошли Карлин и Лони. Вид у пекаря был потрясенный и пристыженный, что никак не вязалось с его обычным веселым добродушием. Эльф смотрел на них пристально и напряженно, но лицо его при этом оставалось совершенно бесстрастным.

— Магьер, — сказал он, — ты не можешь просто так взять и отказаться. И уж совсем ни к чему закатывать сцены.

— Пошел вон! — огрызнулась она с такой злостью, что Лисил оцепенел.

— И что дальше? Отказаться от этого предложения? — Лони швырнул пергамент на стол перед Магьер. — Ты прекрасно знаешь, что на эти деньги можно было бы отстроить старый пакгауз, только на сей раз он стал бы собственностью города. В Миишке снова появились бы купцы, торгующие на побережье. Снова расцвела бы городская торговля, которая пришла сейчас в совершенно плачевное состояние. Портовые рабочие снова стали бы получать достойную плату за свои труды, а мастер Пойеск и ему подобные получили бы достойного конкурента. Местные фермеры и ремесленники снова стали бы отправлять на продажу свои товары.

— Да о чем же речь? — сердито спросил Лисил, совершенно сбитый с толку.

Карлин беспомощно молчал.

— Поверить не могу, что ты требуешь от меня согласиться на это! — прошептала Магьер.

Не сводя глаз с Лони, она вцепилась одной рукой в край стола, напряглась, точно готовясь к прыжку.

Лисил поспешно встал между нею и эльфом — не самое мудрое решение, если Магьер впадет в ярость, свойственную дампиру. Ростом она почти не уступала Лисилу, а в таком состоянии могла бы справиться и с вооруженным до зубов вампиром.

— Покажи ему письмо, — бросил Лони, кивком указав на Лисила. — Это ведь он поджег пакгауз — верно? Быть может, он сумеет понять важность того, о чем ты не желаешь слышать.

Лисил невольно передернулся от этого бесстрастного упрека. Пальцы Магьер прикоснулись к его руке, и когда он обернулся, она сунула ему пергамент.

— Вот, — сказала она тихо, — прочти.

Пергамент, столько раз переходивший из рук в руки, был уже изрядно помят, но печать на нем сохранилась почти нетронутой. В центре ее красовался королевский шлем, а под ним — украшенное кистями знамя города Бела. Мгновенно насторожившись, Лисил развернул пергамент.


«Совету и управителям вольного города Миишка, королевство Белашкия:

От господина Видора Часница, судовладельца и члена нашего городского совета, мы узнали об экономических трудностях, которые переживает ваш город в связи с гибелью при пожаре крупнейшего пакгауза. От нашего имени и от имени его величества выражаем надежду, что ваше положение улучшится. Отчасти по этой причине мы обращаемся к вам с просьбой, которая, буде ее исполнит один из жителей вашего города, послужит, в свою очередь, на благо вашей общины.

Из других источников нам стало известно, что в вашем достойном городе обитает с недавних пор некая Магьер, известная как обладательница особых талантов. Именно к ней мы и хотели бы обратиться. Мы с особым интересом узнали, как ее опыт и знания послужили вашему городу, и именно потому желали бы, чтобы она потрудилась в сходном случае для нашего города. У нас есть серьезные основания полагать, что славный город Бела подвергся той же напасти, от которой недавно была избавлена Миишка. О преступлениях, которые доказывают это предположение, совету стало известно лишь недавно и при весьма печальных обстоятельствах. Дочь почтенного председателя нашего совета была зверски убита на пороге его собственного дома. Обстоятельства этого ужасного события, несомненно, указывают на то, что убийца был сверхъестественным существом, а следовательно, городская стража и констебли в данном случае бессильны.

Мы просим совет вашего города или же его представителей ознакомить с этим письмом госпожу Магьер, и буде она пожелает взяться за работу, мы просим ее со всей возможной поспешностью прибыть в столицу. На этот случай мы прилагаем к письму бумаги, которые обеспечат ей, а также ее напарнику, с которым она, как нам известно, обычно работает, бесплатный проезд на любом белашкийском судне, идущем в Белу.

В награду за ее услуги совет уполномочен предложить плату в пятьдесят золотых белашкийских соверенов, и это помимо любых сумм, которые предложат частные лица. Мы с волнением ожидаем вашего ответа и надеемся, что госпожа Магьер, как достойный и сознательный член вашей общины, согласится исполнить нашу просьбу.

С уважением

Криас Довиак, секретарь совета Белы».


Лисил опустил пергамент и тяжело облокотился о стол, тупо глядя себе под ноги. Лони позволил себе помолчать ровно две секунды, а потом нарушил тишину.

— Ты, похоже, не очень-то удивлен, — заметил он.

— Нисколько, — подтвердил Лисил.

— Но… как же так?! — Карлин так удивился, что напрочь позабыл о своем смятении. — Дарьей принес нам это письмо только сегодня днем — а ты уже знал об этом?

— Нет, — сказал Лисил, — я ничего не знал ни об этом письме, ни о том, что в нем написано. Я знал только, что когда-нибудь что-то подобное случится. Правда, это произошло раньше, чем я ожидал и надеялся.

— О чем ты говоришь? — спросила Магьер. Голос у нее был хриплый, но очень тихий.

Лисил поднял голову и обнаружил, что Магьер смотрит прямо на него. В глазах ее было теперь смятение, но на щеках, обычно бледных, еще горели красные пятна — след недавней вспышки гнева.

— А ты чего ожидала? — огрызнулся он куда грубей и резче, чем хотелось бы. — Уж если о твоих подвигах ходили слухи в лесных деревнях Стравины, то уж сейчас… Сама подумай! Мы открыто сразились с тремя вампирами на виду у всего города, портового города на побережье, куда постоянно приходят торговые суда, — их и сейчас немало, хотя торговля в Миишке пошла на спад. Более того — мы не только сразились с вампирами, мы их победили. Это тебе уже не досужие сельские слухи и не болтовня невежественных крестьян.

Гневный румянец схлынул с бледного лица Магьер, и в ее больших карих глазах заметалось выражение, весьма похожее на панику.

Письмо из Белы — только начало, а конца этому не будет никогда.

Магьер без сил опустилась на табурет и закрыла глаза. Лисил обернулся к Карлину.

— Они знают, — сказал он. — Знают, что именно мы с Магьер в ответе за гибель пакгауза, а потому решили воздействовать на ее совесть. Иначе они бы предложили деньги ей напрямую. Они ведь знали, что тогда она отказалась бы сразу. Знали, верно?

Карлин на мгновенье задумался, потом просто кивнул, не в силах вымолвить ни слова. Круглое лицо его было печально.

— Но ведь вы и в самом деле в ответе за то, что пакгауз сгорел, — сказал Лони, жестко взглянув на Лисила, — и снова перевел свой упорный непримиримый взгляд на Магьер. — Что ж такого ужасного в том, чтобы уничтожить вампиров Белы, помочь тем людям так же, как вы помогли жителям Миишки? Никто не спорит с тем, что вы сделали доброе дело, — но и о последствиях его нельзя забывать. Теперь вам выпал случай возместить ущерб, который вы невольно нанесли городу. Разве не ваш долг — помочь Миишке? В конце концов, охота на вампиров — ваша профессия.

От этих слов Лисила передернуло. Разве можно сказать этим людям, что до того, как поселиться в Миишке, они были не охотниками на вампиров, а мошенниками, беспардонно обиравшими невежественных крестьян? Магьер обхватила руками голову.

— Уходи, Лони, — глухо сказала она. — И не трать понапрасну слов. Ничто, слышишь — ничто не заставит меня отправиться в Белу!


* * * | Похититель жизней | * * *