home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 15

Сгэйль подошел к концу квартала, расположенного вне третьей крепостной стены Белы. Сняв плащ, он надел его подкладкой наружу. С этой стороны плащ был темно-голубого цвета — неброско, но, по крайней мере, не так однотонно, как серо-зеленая одежда эльфа. Черты его лица и так, скорее всего, будут бросаться в глаза прохожим. Затем Сгэйль разобрал свой лук и припрятал его составные части за поясом.

На улице было довольно людно, но поскольку Сгэйль прикрыл нижнюю половину лица шарфом, ему удалось не привлечь ничьего внимания. Он замедлил шаг, приближаясь к воротам в крепостной стене.

За поднятой чугунной решеткой стояли четыре стражника в белых сюрко.[1] Стражники зорко оглядывали каждого, кто хотя бы проходил мимо ворот, и так же пристально посматривали по сторонам несколько людей в штатском. Наверху стены, между зубцов, тоже расхаживали стражники. Такого обилия стражников Сгэйль не ожидал, и ему оставалось только гадать, что именно вызвало этот приступ бдительности.

Один из стражников длинной пикой преградил ему путь:

— По какому делу ты явился в столицу, сударь древесный житель?

Этот человек был довольно высок, ростом почти со Сгэйля, с коротко подстриженной ершистой бородкой и маленькими глазками, которые подозрительно блестели из-под увенчанного плюмажем шлема. Отчего-то Сгэйлю всегда казалось отвратительным именно то, что у людей на лице растут волосы.

— Я привез письмо для родича, — сдержанно ответил он.

Стражник окинул его оценивающим взглядом и протянул руку в грубой перчатке:

— А ну-ка, дай глянуть.

Сгэйль извлек из-за пазухи аккуратно сложенный лист. Стражник взял письмо, неловко развернул одной рукой и, сощурясь, уставился на исписанный чернильной вязью листок.

Это было письмо, которое в плавании прислал Сгэйлю брат. И поскольку оно было написано на родном языке Сгэйля, вряд ли простой стражник сумел бы уличить его в подлоге.

— Один из нашего клана умер, — легко солгал Сгэйль. — Я прибыл в Белу, чтобы передать эту печальную весть своему сородичу.

Стражник помотал головой, пытаясь прочесть хоть слово, затем с видимой неохотой вернул письмо Сгэйлю.

— Проходи, — буркнул он.

Сгэйль коротко кивнул и прошел под аркой ворот.

На грязных улочках было немноголюдно. Жители города называли этот квартал Лачужным — и, судя по застарелой вони, он вполне оправдывал такое название. Обитатели этого славного местечка не были склонны к излишнему любопытству — потому-то и поселился здесь тот, с кем пришел увидеться Сгэйль.

Нужный дом был с виду жалок и невзрачен, но Сгэйль, не обратив на это ни малейшего внимания, прямиком направился ко входной двери. И легонько, но отчетливо постучал, надеясь, что застанет хозяина дома.

Дверь осторожно приоткрылась, и за нею была темнота. Затем из темноты возник едва различимый силуэт.

Хозяин дома был худ, с заостренными ушами и длинными, спутанными, песочного цвета волосами. При виде гостя его большие янтарные глаза широко раскрылись, и на губах появилась легкая, затаенно-радостная усмешка.

— Родич, — прошептал он.

Дверь распахнулась настежь, и Сгэйль торопливо вошел в дом.


* * * | Похититель жизней | * * *