home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 17

Все представления Магьер о том, как должен пройти наступивший день, разбились вдребезги еще за завтраком. Винн уверенно заявила, что сегодня им наверняка удастся отыскать вампирское логово, а потому Лисил настоял на том, чтобы подготовиться к этому событию как следует.

Когда они позавтракали, несколько Хранителей уже успели приготовить чесночный отвар. Лисил запасся короткими факелами, бурдюками с чесночной водой и маслом, сухим трутом, а также одним большим и одним маленьким колчаном с арбалетными болтами, вымоченными в чесночной воде. Домин Тилсвит отдал в их распоряжение легкий арбалет. Большой арбалет Лисил отобрал у Ватца и повесил себе за плечо, а затем несказанно удивил Магьер, вручив мальчишке легкий арбалет и маленький колчан.

— Мы не сможем его тут оставить, — шепнул ей на ухо Лисил. — Все равно он за нами увяжется. Так, по крайней мере, если запахнет жареным, я смогу запихнуть его в экипаж и велеть кучеру гнать что есть силы.

Магьер и в худших кошмарах не снилось отправляться на охоту в компании Ватца, но она скрепя сердце согласилась с тем, что Лисил прав.

Между тем полуэльф сунул за пазуху коробку с эльфийскими орудиями убийства, пристегнул на место свой новый клинок в ножнах и объявил, что готов к выходу. И тут их снова удивила Винн — причем даже дважды.

Порывшись в рухляди, которая осталась в казармах после королевских драгун, она добыла для Лисила сапоги из мягкой кожи. После чего объявила, что пойдет с ними.

Магьер и Лисил не успели даже рта раскрыть. Их невысказанные возражения Винн отмела с таким пылом, какого никто не ожидал от вежливой и хрупкой Хранительницы.

Во-первых, некоторые купчие подписаны иностранцами, а значит, им может понадобиться переводчик. Во-вторых, она больше их, вместе взятых, рылась в архивных документах, а значит, без труда разрешит любое возникшее затруднение. И самое главное — у них попросту нет другого выхода. Если они не согласятся взять ее с собой, она не отдаст им документы, за которые несет ответственность перед городским архивом.

Когда пестрая компания наконец вышла из казарм, Магьер внутренне кипела от злости. Окинув взглядом Винн, которая прижимала к груди охапку пергаментов, затем Ватца, который ростом был ненамного выше своего арбалета, она повернулась к Лисилу с таким видом, словно все происходящее — исключительно его вина.

— Не заводись, — быстро сказал он. — Лучше найди нам экипаж, пока полгорода не сбежалось поглазеть на наш торжественный выход.

В застиранном, неровно обрезанном сюрко, с колчаном и арбалетом, с парой стилетов и причудливым клинком в ножнах Лисил выглядел ничуть не лучше, чем их непрошеные спутники. Больше всего он смахивал на бродягу, который вдруг решил заделаться наемником иради этой цели обвешался с ног до головы оружейным хламом.

Поскольку Лисил надеялся, что его второй клинок уже закончен, первым делом они решили заехать в кузницу. Покуда наемный экипаж неспешно катил к цели, Магьер посматривала по сторонам в поисках ей одной известного заведения. Наконец она облегченно вздохнула — есть! Остается немного схитрить, но тут ей как раз пригодятся мальчишка и Винн.

Когда все, кроме Мальца, выбрались из экипажа, и Лисил двинулся в мастерскую Балгави, Магьер схватила за плечо Винн и сунула ей несколько серебряных мелких монет.

— Когда Лисил заберет свой клинок, пускай Ватц проводит вас всех к ближайшему портному. Купи Лисилу рубашку — самую прочную и немаркую. Встретимся возле экипажа.

Винн неуверенно покивала.

— А ты куда пойдешь?

Магьер украдкой глянула на Лисила. К ее облегчению, он внимательно рассматривал новый клинок — под пристальным взглядом огромного кузнеца.

— Лисилу нужно еще кое-какое снаряжение, — сказала она тихо. — Даже если сам он этому не обрадуется.

И, оставив Винн ломать голову над этими словами, решительно зашагала к мастерской, которую приметила по дороге к кузнице Балгави.

Заведение было невелико, сложено из темных, продубленных временем бревен. На резной вывеске, которая покачивалась над узким входом, было написано: «Шартек», а ниже надписи изображена кольчуга, скрещенная с парой перчаток. Магьер вошла в мастерскую.

Здесь стоял густой запах едкого масла, железа и выделанной кожи — такой густой, что он, казалось, оседал на губах. Приземистый старичок в кожаном фартуке сидел за столом, обрабатывая протравой кусок кожи. При виде Магьер он приветственно кивнул, не отрываясь от работы.

На грубо сколоченных столах были грудами навалены разнообразные товары — от жилетов и перчаток до подшлемников и ремесленных фартуков. На широкой скамье валялись вперемешку инструменты, обрезки кожи, ремешки и кусочки металла. Вскоре Магьер отыскала то, что ей было нужно.

На крюке, вбитом в дальнюю стену, висела кожаная кольчужная рубаха. На груди были ромбами нашиты железные кольца — точнее, крепились тонкими кожаными ремешками, так что поврежденные кольца заменить будет просто. Покрой удобный, кожа плотная, но не слишком толстая, двигаться в этой рубахе будет легко. Вот только рукава до локтя, и сама рубаха длинновата. Магьер сняла ее и отнесла к старому мастеру.

— Это мне подойдет, — сказала она, — только надо кое-что переделать, причем немедленно.

Мастер кивнул, и Магьер принялась объяснять ему, что именно ей нужно. Когда дело было сделано, подол рубахи спереди и сзади был обрезан острым углом, на ней появились четыре разреза до талии. Рукава тоже были укорочены. В итоге кольчужная рубаха потеряла отчасти свои защитные качества, но Магьер рассудила, что эти перемены будут удобны для Лисила, учитывая его манеру драться.

— Сколько? — спросила она.

— Серебряный соверен, — не моргнув глазом ответил старик.

У Магьер дух захватило, но ничего не поделаешь — цена справедливая. Она отсчитала мастеру четыре серебряных шиллинга — каждый составлял пятую часть соверена, — а остаток отдала серебряными пенсами. Того, что осталось в кошельке, хватит им еще на два, в лучшем случае три дня. Магьер вышла из мастерской, неся под мышкой свернутую рубаху, и обнаружила, что спутники уже дожидаются ее около кареты.

Винн восхищенно улыбалась, разглядывая Лисила, и эта улыбка отчего-то вдруг разозлила Магьер. Лисил был в обновке — полотняной рубашке темно-коричневого цвета, который был ему очень к лицу. Голова его была повязана черным шарфом. При виде Магьер он драматически воздел руки к небу:

— Ну, теперь-то ты довольна?!

— Не совсем, — отрезала она, швырнув ему сверток.

Лисил развернул его и, увидев кольчужную рубаху, потрясенно уставился на Магьер. Глаза его метали молнии.

— Да ни в жизнь!

— Надень, — отрезала она.

— Я не смогу драться в этом!

— Надень, Лисил, — Магьер повысила голос, — или я позову оттуда, — она ткнула пальцем в сторону кузницы, — четверых самых дюжих подмастерьев, чтоб держали тебя покрепче, и сама это на тебя напялю!

Винн отпрянула с неподдельным испугом и прижалась спиной к стенке экипажа. Ватц, напротив, упоенно глазел на эту сцену и явно надеялся, что Лисил откажется — просто для того, чтобы посмотреть, чем это закончится.

— Ладно! — буркнул наконец Лисил.

Он полез в экипаж, и Малец поспешно убрался у него из-под ног. Винн назвала кучеру первый адрес, и Магьер махнула рукой ей и Ватцу — забирайтесь, мол. Когда она последней, залезла в экипаж, Лисил уже почти стянул через голову коричневую рубашку.

— Надевай поверх рубашки, недоумок! — рявкнула Магьер.

Лисил, чье лицо наполовину было скрыто воротом рубашки, ожесточенно глянул на нее. Малец благоразумно отодвинулся от него в самый угол сиденья. Одним раздраженным рывком Лисил вернул коричневую рубашку на место и принялся натягивать кольчужную рубаху. Делал он это долго и неуклюже, всем своим видом выражая отвращение к навязанной обновке. Магьер и не подумала ему помогать — не хватало еще потакать ребяческим капризам!

Закончив дело, Лисил с трагическим видом дернул за высокий ворот кольчужной рубахи и мрачно уставился в окно. Теперь он смахивал не на увешанного оружием бродягу, а скорее на бродячий арсенал, но, по крайней мере, он стал менее уязвим. Взгляд Магьер невольно переместился на его правое запястье, видное в расстегнутой манжете коричневой рубашки — застегнуть ее мешала рукоять стилета. Шрамы на запястье до сих пор бросались в глаза.

Да, кольчужная рубаха защитит Лисила от многого, только не от нее, Магьер. И не от него самого.


* * * | Похититель жизней | * * *