home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 21

Утром, когда Лисил проснулся, в животе у него громко урчало. Если бы минувшей ночью он так не выбился из сил, он нипочем не смог бы заснуть и даже видеть сны, вернее сказать, кошмары. На сей раз ему снились не убийства, не отвратительные уроки, которые давали ему в детстве родители. Во сне он увидел мать, заключенную на долгие годы в неведомой темнице, а потом ему приснились печальные и смятенные глаза Магьер — именно такими глазами она смотрела на него, когда он этой ночью забирался на верхнюю койку. Словом, неудивительно, что, проснувшись, Лисил и бровью не повел, когда Магьер объявила, что для успешного завершения дела им предстоит еще кое о чем позаботиться.

С точки зрения Лисила, им оставалось только забрать голову вампира, которого они обнаружили на втором этаже особняка, — так и осталось загадкой, кто же его обезглавил. Взяв с собой Мальца и Винн, они в наемном экипаже вернулись к трехэтажному каменному логову вампиров. Едва они вошли в дом, Магьер сразу принялась рубить саблей мебель.

— Слишком много поверий о вампирах оказались в последнее время вымыслом, — пояснила она. — Помнишь, как мы вогнали кол в сердце Сапфиры, — а толку-то? Мы должны быть уверены, что покончили с этими тварями раз и навсегда.

Магьер пока еще морщилась от боли в раненом плече, но, судя по всему, заживала эта рана быстрее, чем у простых смертных. Когда она выволокла на улицу изрубленные останки дивана, облила их горючим маслом и подожгла, Лисил понял наконец, что затеяла его напарница, хотя и сильно сомневался, что середина улицы — подходящее место для погребального костра. Винн громко ужаснулась такой затее, но Магьер лишь упрямо мотнула головой, безмолвно отметая любые возражения. Они и впрямь постоянно убеждались в том, что традиционные легенды о вампирах — по большей части суеверные домыслы, и Лисил вполне понимал желание Магьер ничего не оставлять на волю случая.

— Я добуду еще дров, — сказала она тихо, — а ты пока перетаскивай трупы.

Лисил кивнул и знаком приказал Мальцу следовать за ним. Прежде чем войти в дом, он с порога оглянулся на Магьер, одиноко стоящую у костра. Ветер развевал ее волосы, стянутые в конский хвост, отблески огня в бледном утреннем свете зажигали в черных прядях кроваво-красные искорки. Ее кожаный доспех изрядно пострадал в ночных схватках, и вид у нее был донельзя усталый, но все же она, держа у бедра саблю, задумчиво глядела в огонь. Лисил вдруг пожалел, что минувшей ночью был с ней так резок. И, круто развернувшись, торопливо ушел в дом.

Он прошел мимо гостиной, где лежал труп Сапфиры, и направился прямиком к лестнице, ведущей в подвал. Был один вампир, в настоящей смерти которого Лисил предпочитал убедиться прежде всего. Он спустился в подвал, к лазу, который вел в сточные туннели.

Лисил не был в восторге от возвращения в нутро большого города, но на сей раз путь по сточным туннелям оказался намного короче — может быть, потому, что Малец шел первым, по их же следу. Они обнаружили тело Крысеныша на каменном уступе неподалеку от перекрестка, где Лисил снес ему голову. Отрубленную кисть руки, судя по всему, унесло водой.

— По мне, так он мертвей мертвого, — заявил Лисил. Малец согласно тявкнул, но оба они и не помышляли спорить с Магьер. Лисил проволок насквозь промокший труп до самого особняка и не без радости уронил его на пол в гостиной, рядом с трупом Сапфиры. Он уже собирался подняться на второй этаж, но вдруг вернулся и присел на корточки рядом с мертвой вампиршей.

В луже свернувшейся черной крови на ковре его внимание привлекла тонкая, чуть выпуклая линия: Лисил вытряхнул в ладонь стилет, потыкал — линия сдвинулась с места, и тогда он подцепил ее кончиком лезвия, приподнял.

Это была цепочка, сплошь облепленная черной сукровицей. Лисил вытер ее подолом синего платья — и вот уже перед ним покачивалась на золотой цепочке подвеска с сапфиром величиной с ноготь его безымянного пальца.

Лисил задумчиво рассматривал добычу. Он прекрасно знал, что скажет Магьер, если узнает, что он обобрал покойницу, пусть себе даже и вампиршу. Но ведь им, быть может, придется провести в дороге еще не один месяц, а деньги, которые заплатит городской совет, нужно будет немедленно переправить в Миишку.

Лисил мысленно объявил подвеску трофеем, хорошенько вытер и сунул за пазуху кольчужной рубахи. С Магьер он объяснится потом, когда все возражения станут уже бесполезны. Если только у них еще будет это «потом» — все зависит от Магьер… И тут Лисил подумал совершенно о другом.

Подвеска с сапфиром под цвет платья, но ведь должны быть в доме и другие платья!

Он уже направился к лестнице, ведущей наверх, когда в вестибюль вбежала Винн.

— Лисил, ты должен это прекратить! — умоляюще воскликнула она. На ее круглом лице был написан откровенный ужас. — Нельзя допустить, чтобы Магьер сжигала трупы прямо посреди улицы!

Лисил собирался ей ответить, когда вслед за юной Хранительницей в дом вошла Магьер.

— Ты нашел Крысеныша? — спросила она. Лисил кивнул:

— Он в гостиной. Пойду приволоку сверху третьего — того, что прошлой ночью мы нашли уже мертвым.

Магьер кивнула.

— Пора с этим заканчивать. Там, на улице, уже собираются зеваки, и это не так уж плохо, хотя им самим такое зрелище может прийтись не по вкусу.

И она снова вышла наружу, к собственноручно сложенному погребальному костру.

Лисил подозревал, что этот костер Магьер устроила не только для того, чтобы сжечь тела вампиров. Винн тревожно смотрела на него. Юная Хранительница с уважением относилась к Магьер, но этого ее поступка совершенно не понимала.

— Магьер, — сказал Лисил, — ни за что не признается в этом, но в глубине души она обожает устраивать драматические представления. Ее злит, что все эти твари преспокойно жили себе в богатом квартале, а их благополучные соседи и не знали, а может, и знать не хотели, что творится у них под боком. Что ж, теперь мы поубавим у них самодовольства.

— Вот как… — пробормотала Винн. — А что, Магьер все еще сердится на меня… из-за Чейна?

Лисил замялся, подыскивая слова, чтобы пощадить ее чувства, но у него ничего не вышло.

— Знаешь, — сказал он, — ты все же была не права. Ты должна была из кожи вон вылезти, но помочь Магьер убить его.

Винн отступила на шаг, и Лисил впервые обнаружил, что ее нежное полудетское лицо может быть холодным и даже жестким.

— У меня, — сказала она, — во всей этой истории свое предназначение. Вы трое обладаете силой и отвагой, каких я ни у кого больше не встречала, но вам не хватает милосердия. Прошлой ночью вашим милосердием была я. Не все люди одинаковы, Лисил, и я убеждена, что то же самое относится и к Детям Ночи.

Лисил выслушал ее краткую речь с неподдельным изумлением. Ему даже нравилось, что Винн так стойко защищает свои убеждения, пускай даже и по-детски наивные.

— Послушай, — сказал он вслух, — если у тебя еще не пропала охота нам помогать — пойди на улицу и постарайся, чтобы прохожие не цеплялись к Магьер. Одно неверное слово — и… Впрочем, ты ведь сама уже хорошо ее знаешь.

Винн тяжело вздохнула, насупилась, но все же кивнула и вышла из дома.

Лисил даже не замедлил шаг возле обезглавленного трупа, который лежал на втором этаже. Он обошел весь дом, открывая одну дверь за другой, но нигде не обнаружил того, что искал. И только самая последняя комната на третьем этаже особняка оправдала его ожидания. Он вошел, прикрыв за собой дверь, раздернул тяжелые занавеси и открыл ставни. Комнату залил яркий утренний свет.

Все здесь было отделано в белых и персиковых тонах, и Лисил при виде этой гаммы критически сморщил нос. Обследовав гардероб, он лишь укрепился в своих недавних подозрениях — здесь было без счета платьев, любого цвета, головокружительного покроя, из самых дорогих тканей. Не тратя времени на разглядывание этой роскоши, Лисил обшарил гардероб, туалетный столик — и очень скоро обнаружил то, что искал. Орехового дерева шкатулка была украшена лишь едва заметной резьбой, а в ней лежали серьги, подвески, ожерелья, щедро изукрашенные драгоценными камнями и самоцветами, — иные камни Лисил и узнать не смог.

Он медленно закрыл шкатулку.

Унести ее отсюда не составит никакого труда — хозяева теперь уж точно ее не хватятся, но Лисил вдруг подумал о Магьер, о чудовищном представлении, которое она собралась устроить на улице. Обо всех тех людях, которые так никогда и не узнают, что произошло на самом деле с их пропавшими друзьями, родными, любимыми. О городском совете, который до сих пор скрывал бы правду от жителей Белы, если бы Магьер не вздумалось развести погребальный костер.

Лисил вернул шкатулку на место, задвинул ящик туалетного столика. Ему в голову пришла идея получше.

Вернувшись на второй этаж, к трупу вампира, он развязал торбу, где уже покоились две отрубленные головы, и хотел уже добавить туда третью, когда заметил, что из-под головы Торета торчит матерчатый уголок. Лисил не без труда вытащил свою находку — это оказался туго набитый кошелек.

Его содержимое оказалось еще приятней, чем внешний вид, — примерно пополам серебра и золота, монеты всех достоинств, даже один соверен. Что ж, еще один повод для Магьер сердиться на него. Поводом больше, поводом меньше… Лисил решительно сунул кошелек за пазуху, рядом с золотой подвеской.

Он затолкал третью голову в мешок и сволок обезглавленный труп по лестнице вниз. Бросив труп в вестибюле, он вытащил на улицу тело Торета.

Люди наблюдали за происходящим из окон, кое-кто вышел на улицу, но к костру благоразумно не приближался. Лисил ухватился за руки Торета, Магьер — за ноги, и вместе они швырнули труп в огонь.

Рассыпались искры, и Винн, стоящая у костра, боязливо отпрянула. Малец сидел у края тротуара, внимательно поглядывая на огонь.

Когда последнее тело швырнули в костер, люди толпились уже с двух сторон улицы. Дым, столбом валивший от костра, все густел, в утреннем воздухе явственно запахло горящей плотью.

Внезапно Малец коротко гавкнул и вскочил.

Лисил увидел, что к ним, раздвигая толпу, катится фургон, которым правит капитан Четник. Рядом с капитаном на козлах сидел Ватц, за спиной у них видны были еще несколько стражников. Треск огня и сдавленный гул толпы заглушили приближение фургона.

Четник был явно потрясен увиденным. Едва фургон остановился, он соскочил на мостовую и целеустремленно зашагал к Магьер. Рослый, плечистый, в белом сюрко и шлеме, из-под которого выбивались густые курчавые волосы, он выглядел более чем внушительно.

— Вы что тут все, спятили? — рявкнул он. Магьер не дрогнула — так и стояла, скрестив руки на груди и глядя в огонь.

Лисил запустил руку в мешок и выудил оттуда голову Крысеныша:

— Загляни ему в рот.

Четник отшатнулся. До сих пор полуэльф демонстративно не обращал на него внимания, и сейчас он слегка опешил, когда Лисил сам обратился к нему. Протянув руку, капитан брезгливо, кончиками пальцев раздвинул бледные бескровные губы Торета… и ошеломленно уставился на длинные, почти собачьи клыки.

— Мы должны были сжечь трупы, — сказал Лисил. — Это единственный способ покончить с ними раз и навсегда.

Четник мельком взглянул на него и перевел взгляд на Магьер.

— Лучше бы вы нашли для своего костра более безлюдное место. Я бы вам помог.

— О да, — холодно сказала Магьер, — а еще лучше было бы, если б мы втихомолку получили деньги и покинули город, и никто бы никогда не узнал о том, что здесь творилось.

Капитан провел по лицу ладонью, изо всех стараясь сохранять спокойствие.

— Да, — сказал он наконец, — я понимаю…

И только сейчас Лисилу пришло в голову, что из всех влиятельных людей в Беле, с которыми им довелось столкнуться за эти дни, один лишь капитан Четник искренне заботился о безопасности всех своих сограждан, даже бедных и незнатных. Очень скоро слухи о погребальном костре Магьер распространятся по всему городу, и жители Белы узнают всю правду. Городскому совету не удастся больше морочить и обманывать людей. И тогда… Тогда не позавидуешь капитану Четнику, к которому явятся с претензиями родственники и друзья погибших.

— У вас еще остались какие-нибудь дела? — ворчливо спросил капитан.

— Мы должны немедленно встретиться с городскими советниками, — ответил Лисил. — Доставишь нас в здание совета?

Четник обреченно вздохнул:.

— Садитесь в фургон. Сегодня утром как раз заседание совета.

Магьер, не говоря ни слова, отошла от костра, Винн и Ватц последовали за ней — правда, на безопасном расстоянии. Вслед за ними двинулся было и Четник, но Лисил остановил его, чтобы поговорить с глазу на глаз.

— На третьем этаже особняка расположена женская спальня. Когда наведешь здесь порядок, поднимись туда, но только один — там найдется кое-что интересное. Продай все и раздай деньги тем, чьих родных и друзей убили вампиры. Сомневаюсь, что городской совет станет о них заботиться — даже после того, как все открылось.

Мгновение Четник с подозрением смотрел на него, затем стиснув зубы медленно и веско кивнул.

Когда фургон отъезжал от костра, трупы вампиров уже совершенно обуглились. Четник оставил на улице двух стражников, строго-настрого наказав им поддерживать огонь до тех пор, пока от мертвых тел не останется только пепел.


* * * | Похититель жизней | * * *