home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

Нападение произошло без малейшего предупреждения. Еще секунду назад песок был абсолютно ровным и нетронутым, но потом все случилось довольно быстро, в почти зловещей тишине.

Песок взорвался, словно прямо под его поверхностью внезапно проснулся к жизни гейзер, и внутри взлетевшего желтого фонтана показалось нечто огромное, черное и блестящее, с ужасными когтями и клыками, с черными выпученными глазами. Несмотря на свои абсурдные размеры, существо было очень подвижным. Мгновенный бросок, рывок, сопровождающийся ужасным дробящим звуком, – и там, где еще секунду назад сидел ничего не подозревающий койот, осталась лишь пара капелек крови на песке.

Ни клочка шерсти, после того как черное нечто снова уползло в свое подземное убежище. Песок снова разровняли невидимой рукой. Спустя 5 секунд после нападения все было так, как и прежде: смертельная ловушка, подстерегающая следующую жертву.

Бинокль выпал из дрожащих пальцев Черити. Нэт рассказала ей, что должно произойти, но все же ею овладел настоящий ужас.

– Теперь ты мне веришь?

Черити не ответила. Еще несколько секунд она не отрываясь смотрела на светлую, обманчиво ровную поверхность у подножия скалы в страхе и замешательстве, затем снова подняла бинокль к глазам и посмотрела на восток.

Черити понаблюдала за фортом (или что еще там могло быть) около получаса, но вид его снова наполнил ее изумлением и страхом.

На первый взгляд строение походило на гигантскую, но довольно примитивную крепость: неравномерное, бесформенное скопление мерцающих частоколов, искривленных башен и эркеров. Но сходство это внезапно исчезло, едва Черити пристальнее вгляделась в детали.

Странно, но ощущение того, что строение пытается ускользнуть от ее взгляда, усиливалось. Ей не удавалось рассмотреть что-нибудь дольше секунды; взгляд скользил, как луч света по поверхности зеркала. И если бы в тот момент, с биноклем у глаз, ее попросили описать форт, она бы не смогла это сделать. Все в нем было чуждым и мрачным и излучало необъяснимую, но отчетливо ощутимую угрозу.

Черити ужаснулась, словно заглянув в чужой враждебный мир. Стальной замок, построенный по правилам геометрии, казалось, принадлежал другой вселенной.

Как Гурк и Скаддер называли его? Шайт-храм?

Черити не имела ни малейшего представления, что это за храм и кому или чему в нем поклоняются.

Но теперь слово это приобрело мрачное, угрожающее звучание. «Может быть, – думала она, – больше всего угнетает та мысль, что чудовищное строение возвели инопланетяне, но населяли люди».

– Приблизиться к нему равносильно самоубийству, – тихо сказала Нэт.

– Но что они там делают? – пробормотала Черити. «Это что-то может быть не только храмом, – подумала она, – безразлично, какому божественному монстру они там поклоняются. Это нечто большее».

Нэт отозвалась лишь спустя несколько секунд:

– Кроме того, что похищают детей? – она пожала плечами. – Не знаю. Никто не знает. Никто не смог к нему настолько приблизиться, чтобы выяснить это.

Нэт поднялась.

– Только жрецы могут подходить к Шай-Таану ближе, чем на пять миль.

Черити вновь посмотрела на обманчиво ровную поверхность песка, в которую в 10 метрах под ними переходила каменистая долина.

И этот песок был первым, – как утверждал Гурк, самым безобидным, – из трех уровней защиты, окружавших Шай-Таан, защиты от…

«Да, собственно говоря, от чего?» – подумала она в смятении. Прошло уже две недели, как Черити, выйдя из спального отсека, перенеслась в этот чуждый, разрушенный мир, но до сих пор не узнала его настолько хорошо, чтобы дать свою оценку. В одном она была уверена: в радиусе тысячи миль нет ничего, что могло бы представлять опасность для этого монстра.

В замешательстве Черити повернулась к Нэт и, ничего не говоря, прошла прочь. Девушка молча последовала за ней. Те 20 минут, которые они пролежали в песке, наблюдая за храмом, были потерянным временем. Скаддер предупреждал ее не приближаться к зоне смерти, окружавшей Шай-Таан, но Черити хотела сама убедиться в том, что увиденное издалека было действительностью. Теперь она уже сожалела о своем поступке. «Великий Боже, – думала Черити, – что они сделали с этим миром?»

Скаддер зажег огонь, когда они вернулись, и уже не в первый раз Черити спросила себя, как ему удается развести такой костер, что и дыма не видно.

Молча она села рядом, взяла шампур, на который Барт нанизал несколько кусочков мяса, и начала есть без особой охоты.

Шайт. Шай-Таан. Слово не выходило у нее из головы. Где-то она уже слышала его и когда-то даже знала, что оно означает. Хотя, с другой стороны, она понимала, что это невозможно.

Черити отбросила назойливую мысль и нагнулась, чтобы взять еще один шампур. Барт улыбнулся ей:

– Вкусно, не правда ли?

Черити кивнула.

– Очень, – похвалила она. – Что это?

– Ты действительно хочешь знать это? – губы шарка растянулись в ухмылке.

Черити зажмурилась, потом с неприязнью взглянула на кусок мяса в своей руке и, наконец, покачала головой.

– Собственно говоря, нет. Главное, – добавила она с улыбкой, – что этим можно наесться.

– То же самое оно думало, наверное, обо мне, когда еще было живым, – усмехнулся Барт.

Он встал, подошел к своему мотоциклу и принес фляжку с водой. Черити с благодарностью взяла ее, отпила большой глоток и вернула Барту. Она все еще хотела пить, но нужно было научиться бороться с жаждой. Три последних источника, мимо которых они прошли, были заражены, и их запасы были практически на нуле. И это касалось не только воды.

Положение вообще было незавидным. Продукты, которые они взяли с собой из бункера, закончились еще три дня назад, а в баках харлеев бензина осталось на дне. Если они не найдут мятежников сегодня или завтра, то будут вынуждены идти освобождать мир пешком…

«В том случае, – подумала Черити, – если еще раньше мир не освободится от них, что было вероятнее, чем первое». Чудо, что они еще живы. Если бы не фантастическое чутье Скаддера, не потрясающее знание местности Нэт, не сила Барта и прежде всего, если бы не это почти сумасшедшее везение, они бы никогда не продвинулись так далеко.

Прошла неделя, с тех пор как они покинули лагерь шарков, и уже в первые дни на них напали больше десяти раз. Восемь или девять раз это были всадники, которых Дэниель посылал сотнями, и дважды – маленькие дискообразные летательные аппараты, которые стремительно бросались с неба и обстреливали все, что двигалось. Скаддер объяснил ей, что эти маленькие летающие убийцы были, может быть, единственными врагами, кого оставшиеся в живых люди боялись больше, чем всадников. И после того как Черити увидела своими глазами их необычную огневую мощь, она ему поверила.

Скаддер молча наблюдал за ней и, казалось, ждал, что она скажет. Но та продолжала с наслаждением жевать, и он осмелился прервать молчание:

– Ты видела?

Черити не ответила. Собственно говоря, вопрос был довольно глупым. Но она придержала свой острый язычок: у нее не было желания разыгрывать перед Нэт и остальными следующий раунд их со Скаддером маленькой борьбы за власть. Впрочем, она заслужила этот цинизм – проклятье, что же еще должно произойти, чтобы ее гордость признала, что Скаддер ориентируется в этом мире лучше.

Несмотря на все это, мысль, что в их маленькой игре в кошки-мышки Скаддер получил еще одно очко, разозлила ее. Но на этот раз Черити предпочла промолчать. Конечно, ее раздражение можно понять. Она ведь человек. Иногда Черити даже спрашивала себя, а человек ли он.

– Мы должны убираться отсюда, – сказала она. – Я ощущаю дискомфорт вблизи этого…

– Почему? – спросил Гурк. – Он ничего тебе не сделает, пока ты не приблизишься. Кроме того, здесь мы в безопасности. Муравьи ищут нас повсюду, но не думают, что мы рядом с Шай-Тааном.

Черити одарила карлика далеко не дружелюбным взглядом. Он постоянно раздражал ее, несмотря на то, что они давно были вместе, и вовсе не потому, что он так абсурдно выглядел, хотя и был довольно смешон: Эль Гурк – Абн Эль Гурк Бен Амар Ибн Лот Фуддель Четвертый. Любая информация и товары с черного рынка, наемные убийцы и наркотики без наценки, так звучало его полное имя – ростом едва достигал полутора метров, при этом фигура его была такой непропорциональной, будто кто-то взял три совершенно разных тела и попытался составить четвертое. Руки и ноги Гурка выглядели тонкими и костлявыми, при этом голова могла принадлежать великану. Глаза большие и однозначно нечеловеческие, в них совсем не было белка, а только разные оттенки черного. Черити никогда не спрашивала его, – а, собственно говоря, почему? – но не сомневалась в том, что Абн Эль Гурк Бен Амар Ибн Лот Фуддель Четвертый был рожден не на Земле.

Но вовсе не внешний вид заставлял Черити содрогаться от ужаса. Так или иначе, никто из них не выглядел сейчас нормально.

Скаддер, урожденный индеец хопи, в черной одежде из кожи, с зачесанными назад волосами, казался каким-то беспомощным, точно зверь, засунутый в шкуру не по размеру. Еще восемь дней назад он командовал маленькой армией и был самым верным слугой Морона.

Барт, великан ростом 2 м 10 см, с раскрашенными в красно-зеленую полоску волосами, с лицом, о котором Гурк однажды сказал, что им можно охлаждать сваренные яйца; и Нэт с темной кожей и глазами дикого зверька, который с первого же дня своей жизни вынужден скрываться.

И, наконец, она сама, капитан Черити Лейрд, младший пилот корабля космических вооруженных сил, против воли вырванная из своего мира и выброшенная на планету, которая, правда, еще называлась Землей, но принадлежала ужасным завоевателям из космоса.

Кучка сумасбродов.

Она поздно заметила, что Гурк все еще ждет ответа.

– Зря мы тебя послушались! – Черити явно выходила из себя. – Безумием было приходить сюда вместо того, чтобы ехать сразу на побережье.

Карлик ухмыльнулся, у него поднялось настроение, и отреагировал он так же, как обычно, когда Черити об этом говорила – а именно, никак. На сей раз Черити ограничилась лишь недовольным взглядом. Она раздражена, устала и замерзла.

– Кто вообще сказал, что эти сказочные мятежники существуют? – раздосадованно продолжила она. – И если да, то почему эти безумцы должны прятаться именно вблизи Шай-Таана?

На лице Гурка появилась улыбка, та, которая всегда вызывала в ней единственное желание: горстью песка или лучше факелом стереть эту тупую ухмылку раз и навсегда.

– По той же причине, по которой я привел вас сюда, – ответил он спокойно. – Потому что здесь их меньше всего ожидают. И они существуют. Я обладаю достоверной информацией, согласно которой…

– Ты и твоя информация! – фыркнула Черити. – Может быть, их вообще нет. А если и есть, то нам их никогда не найти!

– А нам этого и не нужно делать, – вмешался Скаддер. – Они сами нас найдут, если захотят.

– Да, – проворчала Черити. – Им больше делать нечего, кроме как искать изгнанника-индейца…

– Хопи, – спокойно добавил Скаддер.

– И безработного пилота космического корабля, – раздраженно продолжила Черити. – И кроме того…

– Тихо! – скомандовал Скаддер негромко, но резко, так что Черити замолкла, испуганно посмотрев на него.

– Что? – спросила она.

Скаддер дал знак помолчать, наклонил голову и прислушался. Черити, конечно, ничего не слышала, но это ее не особенно удивляло – Скаддер уже не раз доказал, что у него слух острее, чем у остальных.

– Что случилось? – спросила она еще раз.

– Кто-то едет, – проговорил Скаддер.

Он встал, взял свое оружие и указал на юг, откуда пришли они сами. Черити обернулась, и, хотя ничего не увидела среди дюн, до нее донеслись какие-то непонятные приближающиеся звуки.

– У нас будут гости, – проворчал Барт, снимая с плеча свой автомат.

– Точно! – Скаддер снял свое оружие с предохранителя и сделал быстрый повелевающий жест в сторону Нэт и Абн Эль Гурка. – Вы останетесь здесь, а мы посмотрим, что там.

Не дожидаясь ответа, он пошел к мотоциклу, завел его и уехал. Секундой позже то же сделал Барт, но удалился в противоположном направлении. Им не требовалось много времени на объяснения. Благодаря тому, что они были хорошей командой, друзьям удалось в последние десять дней сохранить себе жизнь.

Черити точно знала, что ей нужно делать. Она быстро взобралась на соседнюю дюну, наполовину зарылась в песок и посмотрела в бинокль. Через несколько секунд показались всадники.

Их было трое – огромные, черно-коричневые, блестящие жукоподобные существа, возвышающиеся над светло-желтым песком. Их движения казались неуклюжими, но Черити точно знала, что только их чудовищные размеры создавали видимость медлительности – титанические жуки бегали, если нужно, быстрее лошади и были тяжелее танков Шермана. И точно так же их было трудно остановить.

Черити сняла с плеча оружие, прикрутила оптический прицел и взяла на мушку насекомое-великана. Очертания огромного муравья стали резче, это были мерзкие чудовища, на их затылках сидели гибкие, четырехрукие существа, выглядевшие ничуть не лучше тех, на которых они ехали верхом. Девушка прицелилась в одного из них, того, что одной рукой управлял, а в трех других держал бластеры, водя ими по всем сторонам. В правом ухе защелкало:

– Черри?

Черити включила крошечный микрофон перед ее губами.

– Я вижу их. Кажется, они кого-то преследуют.

– Женщину, – подтвердил Скаддер. – Она между дюнами.

Черити взяла оружие. Через оптический прицел раскаленные дюны выглядели как размытая палитра желтых и коричневых тонов, но женщины, о которой говорил Скаддер, нигде не было видно. Ничего удивительного. Десятиметровые жуки-монстры тоже появлялись лишь на гребне дюн и вновь исчезали, как далекие корабли в бушующем море.

– Беремся?

– Конечно, – подтвердил Скаддер. – Всадники – твои, женщина – моя.

– Идиот, – проворчала Черити.

Скаддер засмеялся, и она услышала, как его дыхание участилось, когда он поехал дальше. В этот момент она пожалела, что нет возможности связаться с Бартом. Но на шарка можно положиться, он знает, что делать.

Черити наблюдала за тяжело шагавшим гигантом-хитином еще несколько секунд, сползла с откоса и побежала как можно быстрей к своему харлею.

Гурк вопросительно посмотрел на нее.

– Всадники, – сказала Черити. – Трое, может быть, больше. Иди наверх и смотри в оба. Если что-то пойдет не так, бери Нэт и увози ее в безопасное место.

Нэт попыталась протестовать, но Черити ее просто проигнорировала. Полная решимости, она завела мотор и дала газу.

Как на слаломе, она проехала меж двух дюн, ориентируясь с помощью компаса и моля о том, чтобы всадники внезапно не изменили курс. Почему не выходит на связь Скаддер?

Тот, видимо, прочел ее мысли, так как в тот же момент раздался его голос:

– Она прямо передо мной. У женщины на руках ребенок.

Ребенок? Почему-то это взволновало Черити. Какого черта делает женщина с ребенком в этой пустыне, в пятидесяти милях от ближайшего человеческого поселения? И почему за ней охотятся всадники, вместо того чтобы просто натравить на нее трутня и подождать, пока робот-убийца не принесет ее труп?

– Они догоняют ее, – сказал Скаддер. Его голос звучал взволнованно. – Начинаем. Первый твой.

– О’кей, – отозвалась Черити.

Она слегка притормозила, направила машину на ровную поверхность возвышающейся дюны и дала газу. Мотор взревел. Мотоцикл, словно красно-белое лакированное чудовище, вскочил на ближайший склон, сделал полуразворот и остановился в поднявшемся облаке песка и пыли. Черити взяла на мушку первого всадника.

Она испугалась, увидев, что противник находится на расстоянии тридцати метров – пара шагов для такого гиганта. Но сделать их ему не пришлось. Черити заранее установила свой лазер на максимальную мощность. Кровавый, толщиной в палец луч за тысячную долю секунды преодолел расстояние между ней и всадником и прожег дыру в хитиновом панцире. Гигантский жучок сделал последнее движение своими шестью ножками и взорвался изнутри, словно лазерный луч послужил детонатором всей его энергии.

Одновременно выстрел Скаддера попал в цель. Второе чудовище застыло, часть его панциря развалилась, и вулкан из черной роговицы с кровью и вареной ткани смыл четырехрукого с затылка разбитого чудовища.

Черити направила бластер на последнего всадника и снова выстрелила. Но в этот раз она плохо прицелилась. Луч энергии прошел мимо жука и взорвался на склоне дюны, в пятидесяти метрах позади него. В тот же момент маленькое существо направило три своих автомата на Черити. Девушка подняла оружие, зная, что не успеет. Белый луч энергии вылетел из оружия четырехрукого и в двух метрах рядом с ней поднял гейзер из земли и пара.

Донесся глухой щелчок. Четырехрукий покачнулся, согнулся в почти гротескном движении на затылке чудовища и опустил два из трех автоматов. Снова раздался тот же глухой, странно тихий щелчок, и внезапно где-то между дюнами прозвучала автоматная очередь. Несколько пуль отозвались фонтанчиками из песка, но вот, наконец, добрались до панциря. Одна из ног гиганта подогнулась. И лишь теперь Черити преодолела оцепенение и снова выстрелила.

Луч лазера снес монстру череп и его раненого наездника. Несмотря на это, чудовище, шатаясь, прошло еще несколько метров, потом упало на бок и замерло. Черити облегченно вздохнула.

– Это было здорово, – сказала она в микрофон. – Спасибо.

– За что? – осведомился Скаддер. – Это не я.

– Не ты?..

– Если вы кого-то хотите поблагодарить, миледи, – раздался голос позади нее, – то, должно быть, меня, правильнее сказать, моих людей.

Черити на секунду замерла, потом испуганно обернулась – и застыла.

Мужчина, произнесший эти слова, стоял всего в трех метрах позади нее. И он был не один. Полдюжины людей в маскировочных костюмах образовали вокруг нее полукруг. Они были вооружены, некоторые автоматами, другие ружьями, один даже луком, но у всего этого оружия было нечто общее: все дула направлены на Черити.

– Что бы это значило?

– Бросьте оружие, сударыня, – сказал мужчина, заговоривший с ней. Он улыбался, но глаза оставались серьезными. – Очень осторожно, пожалуйста. А затем поднимите руки и слезайте с мотоцикла. Пожалуйста.

Скаддер появился меньше чем через десять минут – и тоже не один. По гримасе на его лице можно было судить, что он так же поражен, как и Черити. А его охранники, похоже, не обращались с ним изысканно вежливо. У одного из троих долговязых сопровождающих, следующих на некотором расстоянии позади него, была разбита нижняя губа, что с легким чувством злорадства подметила Черити.

– А вот и второй, – весело произнес человек, разоруживший Черити – похоже, он был предводителем, хотя Черити еще не поняла, кто это такие. Может быть, это мятежники, которых они напрасно искали уже неделю, а, может быть, и нет.

Черити бросила на Скаддера быстрый, предупреждающий взгляд. Он понял ее.

И, к сожалению, не только он.

– Позволите принять участие в вашем маленьком разговоре? – дружелюбно спросил мужчина с автоматом. – Невежливо иметь тайны от гостеприимных хозяев.

– Это вы, что ли? – спросила Черити. – Вы наши гостеприимные хозяева?

Она с вызовом взглянула на другого. По его лицу, покрытому грязью и заросшему трехдневной щетиной, ничего нельзя было прочесть, но он показался Черити слишком молодым для отведенной ему роли. Несмотря ни на что, этот человек не вызвал у нее антипатии – волевое, не по годам мужественное лицо с добрыми глазами, которые сейчас выглядели немного усталыми.

Он кивнул.

– Я думаю, да. Меня зовут Кент. Вы на нашей территории.

– А-а, – язвительно протянула девушка. – Я-то думала, мы в штате Колорадо.

На минуту в лице Кента появилось раздражение. Потом он засмеялся.

– Кто вы? Что вам обоим здесь нужно?

Черити раздумывала. Вам обоим? Очевидно, они до сих пор не заметили ни Барта, ни остальных. Что они теряют? Если эти люди мятежники, которых они искали, – ничего. А если нет, ну, тогда существовали другие возможности, хотя ни одна из них не была особо приятной.

– Меня зовут Черити, – кивнув в сторону Скаддера, она добавила: – А это Скаддер.

– Интересно, – протянул Кент. – И что вы здесь ищете?

– Может быть, вас, – осторожно сказала девушка.

– О! – удивился Кент. – А кто мы такие?

– Проклятье, что за чушь? – вмешался Скаддер. – В любой момент здесь может начаться светопреставление и…

– Точно! – спокойно, но очень холодно прервал его Кент. – Я почти уверен в этом. Какого черта вы стреляли здесь из энергетического оружия? Скорее всего в крысином замке напротив уже вовсю воет сирена!

Кент сердито показал в том направлении, где на холмах возвышался Шай-Таан. Но несмотря на свои слова, парень не очень-то спешил. Покачав головой, он прошел мимо Черити, взял в руки бластер и внимательно осмотрел его.

– Интересный предмет, – сказал он. – Импорт с Морона?

– Нет, – ответила Черити в том же тоне. – Сделано в США. Запатентовано.

Кент сердито блеснул глазами. Но странным образом не обиделся на эти слова, а лишь молча повесил ее оружие рядом со своим автоматом на плечо и посмотрел сначала на нее, а затем на Скаддера. Взглядом, который не понравился Черити.

– Итак, вы ищете нас?

Черити кивнула.

– Если вы – мятежники, живущие здесь, то да.

При этом она внимательно наблюдала за Кентом и его людьми. В лице Кента ничего не изменилось, но двое, трое его людей слегка вздрогнули.

– Мятежники? – Кент сморщил лоб. – Да, я слышал о них. Все еще есть глупцы, не желающие признать, что планета просто процветает под господством наших горячо любимых друзей с Морона по сравнению с тем состоянием, в котором она пребывала, будучи свободной. Но как тебе пришла в голову дурацкая мысль, что это мы?

Черити не ответила и Кент продолжил после секундного молчания:

– А если и да, то откуда нам знать, что вы не шпионы Дэниеля?

– Ты знаешь его? – вырвалось у Черити.

– А кто его не знает? – Кент пожал плечами. – Теперь серьезно. Знаете ли вы, что будь я мятежником – кем я, конечно, не являюсь – но предположим, итак, будь я одним из этих глупцов, тогда я любого чужака, пришедшего сюда и расспрашивающего о мятежниках, просто бы пристрелил. Наш друг Дэниель – продувная бестия, особенно когда речь идет о том, чтобы схватить этих недоумков.

– Но ведь мы уничтожили троих этих тварей, не так ли? – сказал Скаддер.

Кент равнодушно пожал плечами.

– Двоих, – поправил он. – И что это доказывает? Старый трюк: убей одного из своих, и тебе поверят, что ты друг. Все еще есть такие глупцы.

Кент, возможно, продолжил бы дальше, но в этот момент два других его человека появились со стороны холмов, между ними шла худенькая, в простом синем платье женщина с младенцем на руках – скорее всего та, которую преследовали всадники. Ее лицо покраснело. Руки и ноги были в крови, платье порвано. Ноги босы. Ребенок завернут в старую изношенную пеленку. Он не кричал. Может быть, очень ослаб.

Кент подошел к женщине, обменялся с ней парой слов очень тихо и быстро, на диалекте, который Черити едва понимала, и, наконец, приказал одному из своих людей взять у нее ребенка. Женщина беспрекословно отдала его.

Наконец Кент снова повернулся к Скаддеру и девушке.

– Итак, вы ищете мятежников? – в раздумье спросил он. – Может быть, это и так. С сегодняшнего дня вы среди нас, правильно?

Скаддер озадаченно кивнул, Черити тоже выразила свое согласие.

– О’кей, вы нашли их. Что с вами делать, решим позже. А теперь нам нужно исчезнуть, пока Дэниель не натравил своих трутней.

Внезапно от его спокойствия ничего не осталось.

– Поторопитесь. Муравьи, определенно, заметили выстрелы.

Черити медлила.

– Мы…

– Если вы волнуетесь за своих друзей, леди, – перебил ее Кент, – то не стоит. Мои люди позаботятся о них.

Он улыбнулся. Черити ответила ему несколько судорожной улыбкой, но больше ничего не говорила.

Шли они недолго, около десяти минут, затем к ним присоединилась разношерстная группа, сопровождавшая Барта, Нэт и Гурка. Дальше они пошли в западном направлении. Они почти достигли окраины каменистой пустыни и дошли до самой зоны смерти. Тут Кент остановился и махнул рукой. Трое его людей откатили в сторону обломок скалы, выглядевший так, словно весил тонны. За ним открылся вход в круглый, очень темный тоннель. Кто-то сильно толкнул Черити, так, что она неловко споткнулась.

На мгновение вокруг стало темно, затем зажглись два-три ручных фонарика, и силуэты Кента и его людей показались черными призраками в искусственной ночи. Черити рассчитывала, что они возьмут мотоциклы с собой, но Кент нетерпеливо отмахнулся и направился в темноту.

– Мы заберем их позже, – сказал он. – А теперь быстрее. И никаких лишних звуков.

Все послушно двинулись в путь. Полукруглый ход через дюжину шагов расширился и перешел в тоннель шириной около пяти метров, выложенный кирпичом. В стенах его располагались круглые штольни. Пол был сухим, хотя проход являлся ничем иным, как частью бывшей канализационной системы.

Мятежники шли теми же путями, что и во все времена – подземными. Несмотря ни на что, особых изменений не произошло, независимо, боролись ли они против угнетателей-людей или против поработителей с других планет.

Эта мысль вызвала у Черити улыбку. Но не надолго. До тех пор, пока ей не пришло в голову, что канализационная сеть еще существует, а самого города уже нет.

Все-таки различие было.

Они шли около десяти минут в темноте, пока достигли цели – показалось сырое помещение с высоким потолком, бетонными стенами и полом метров на пять ниже уровня тоннеля, поэтому пришлось спускаться по ржавой лестнице. Две мерцающие керосиновые лампы освещали помещение. Большой и маленький деревянные ящики служили соответственно столом и стульями, а несколько низких нар свидетельствовали о том, что сырое подземелье долгое время служило людям местом жительства – это заставило Черити поежиться. Она уже начала бороться с наступающей клаустрофобией. Кроме того, здесь было очень холодно, и после жары пустыни холод ощущался вдвойне.

Кент жестом указал на два стула, расположенные на большом расстоянии друг от друга, молодой женщине отвел лежанку и сел сам. Барт и Гурк оставались в другом конце помещения, где их охраняли двое людей Кента, и позади Нэт тоже стоял человек с ружьем. Люди Кента были предельно осторожны.

Черити бросила на Гурка свирепый взгляд, который карлик просто проигнорировал. «Когда все закончится, – подумала девушка, – я с ним разберусь». Их понятия о дружбе явно различались.

Мятежники разделились: одни сели на ящики, другие на нары, часть осталась стоять, но никто не собирался снять куртку, хотя маскировочный костюм нельзя назвать удобной одеждой. Черити была уверена, что это еще не конечная цель.

Но Кент пока не собирался идти дальше. Вместо этого он повернулся к своим спутникам и быстро заговорил с ними вполголоса. Пару раз он взглянул в сторону Скаддера и Черити. У нее появилось плохое предчувствие, что в этот момент решался вопрос об их жизни. Она бросила тревожный взгляд на Скаддера, в ответ тот лишь пожал плечами.

– О’кей, – голос Кента проник в ее мысли. – Итак, еще раз по порядку.

Эль Гурк выпрямился – насколько это мог сделать человек в полтора метра ростом.

– Мы…

– По очереди, – прервал его Кент с улыбкой, но очень резко. – У тебя еще будет время высказаться.

Он некоторое время смотрел на карлика, качая головой, затем обернулся и взглянул на женщину, которая свернулась на лежанке в клубочек, прижав ребенка к груди.

– Начнем с тебя, – сказал он. – Кто ты и что здесь делаешь?

– Я – Лидия, – ответила женщина. – Меня зовут Лидия.

Ее голос звучал едва слышно. Женщина смотрела в направлении Кента, стараясь не встречаться с ним глазами. «Она все еще не в себе от страха, – в смятении подумала Черити. – Но почему? Она ведь в безопасности».

– Это твой ребенок? – спросил Кент. Лидия кивнула.

– Да, это мой сын. У меня еще двое детей, но они… их…

Она начала запинаться. Голос стал срываться. Кент, видимо, тоже заметил признаки начинающейся истерики и остановил ее.

– Муравьи, – сказал он. – Что они хотели от тебя? Почему гнались за тобой?

– Они преследовали меня, – ответила запинаясь Лидия. – Они… они хотели отобрать моего ребенка. Они забрали всех моих детей, сначала обеих девочек, а потом… потом и сына. Но они не имели на это права.

В ее голосе вновь появились истеричные нотки. Она села, подтянула к себе колени и осторожно прижала к себе младенца.

– Они не смогут его снова забрать. Никто не сможет этого сделать. Я никому не позволю до него дотронуться.

– Не волнуйся, – успокоил ее Кент. – Ты украла его, не так ли?

Черити удивленно подняла глаза. Украла? Что это значит?

Лидия смотрела на Кента две-три секунды, потом опустила голову, прижала ребенка к себе еще крепче и едва заметно кивнула.

– Да, они его забрали. Два дня назад, вместе с другими. Я… взяла его обратно, но они меня заметили и начали преследование, и я… убежала.

Внезапно Лидия подняла глаза. В них горело упрямство.

– Я всегда была им верна, – сказала она. – Моя сестра – жрица-Шай, и… я тоже верно служила им всю свою жизнь. Я никогда не нарушала правил и всегда…

Приступ негодования прошел так же быстро, как начался, и Черити заметила, как Лидия вся сжалась. Глаза ее наполнились слезами.

– Они забрали у меня двоих детей, но этого… – она запнулась и заплакала, тихо, судорожно всхлипывая.

Некоторое время Кент растерянно смотрел на Лидию, потом хотел встать, но Черити покачала головой, поднялась сама и подошла к Лидии. Кент взглядом поблагодарил ее, она же села рядом с Лидией и обняла ее за плечи. В первый момент Лидия оцепенела от прикосновения, но потом, узнав, кто это, прижалась к Черити, спрятав лицо на ее груди.

Черити чувствовала себя абсолютно беспомощной. Она не знала, как нужно утешать отчаявшихся матерей, но Лидии было достаточно того, что она рядом, может быть, потому, что она тоже была женщиной и Лидия чувствовала себя не такой одинокой.

Черити осторожно протянула руку, коснулась коротко остриженных волос Лидии и хотела другой рукой погладить ребенка.

Но не сделала этого, увидев лицо младенца. Теперь она поняла, почему ребенок был таким спокойным.

Кожа его была белой и холодной, а черты лица вялыми, словно он спал. Глаза широко открыты, но неподвижны, и песок тонким матовым слоем лег на его зрачки, словно иней.

Некоторое время Черити смотрела на ребенка с ужасом и печалью, пока не осознала, что Лидия перестала плакать и наблюдает за ней. Ее глаза стали большими и почти такими же неподвижными, как у мертвого ребенка.

Черити хотела что-нибудь сказать, но не смогла. В горле стоял ком. С трудом, напряженно, словно каждое движение стоило ей больших усилий, Лидия немного отодвинулась, освободилась от объятий, потом взяла ее за руку и провела ее, будто хотела закрыть ребенку глаза.

– Мне очень жаль, – прошептала Черити. Лидия грустно улыбнулась.

– Они ведь не получили его, правда? Не отобрали его вновь.

– Нет, – ответила Черити. – Им не удалось. И уже не удастся.

Осторожно она встала, помогла Лидии вытянуться на лежанке и накрыла ее и ребенка старым одеялом. Затем она, глубоко вздохнув, повернулась к Кенту и остальным.

Скаддер испуганно взглянул на нее, и на лицах большинства мятежников появилось растерянное выражение. Лишь Кент был в ярости. Он кивнул ей так, что девушка вздрогнула.

Она пошла к своему месту, села и на несколько минут спрятала лицо в ладонях. Черити чувствовала усталость, смертельную усталость и, как ни странно, гнев, бессильную ярость. Она напрасно пыталась направить ее на троих всадников, которых они со Скаддером подстрелили. Но всадники лишь инструменты в чужих руках, немного больше, чем роботы, с той лишь разницей, что состояли из мяса и крови, а не из металла и искусственных материалов.

Она хотела что-то сказать, но Кент отмахнулся и приказал двоим своим людям увести Лидию.

– Как долго ребенок уже мертв? – спросила Черити, когда они остались одни.

– С тех пор как мы ее нашли, – ответил Кент, пожав плечами. – Может быть, еще раньше. Может быть, он был мертв еще тогда, когда она украла его. И, возможно, так даже лучше. Он все равно бы умер.

Кент вздохнул, минуту сидел, глядя мимо Черити в пустоту, потом взял себя в руки.

– Ну, теперь перейдем к вам, – продолжил он изменившимся голосом. – Итак, вы ищете мятежников.

– Нет, – съязвила Черити. – Не мятежников, а друзей Эль Гурка.

Она метнула в Гурка угрожающий взгляд.

– Не знаю, что он вам рассказал, – спокойно произнес Кент. – Но я вижу его в первый раз.

– Зато я тебя знаю, – взвился Гурк. – Ты…

Кент лениво махнул рукой. Один из его людей схватил карлика за шиворот, приподнял его и другой рукой зажал ему рот.

– Итак, вы ищете мятежников, – повторил Кент еще раз.

Черити кивнула.

– Я думаю, мы их нашли.

– Возможно. Вопрос в том, что нам с вами делать. Как узнать, можно ли вам доверять?

– Старая песня на новый лад, – раздраженно произнес Скаддер. – Проклятье, как нам доказать, кто мы и что нам нужно? Может быть, принести письменное подтверждение от Дэниеля, что мы не его люди?

На лице Кента промелькнула улыбка.

– Хорошее предложение. А может быть, вы нам просто расскажете, кто вы и откуда? В любом случае, у нас есть возможность это проверить.

Скаддер хотел было вспылить, но Черити остановила его быстрым движением руки.

– Нет, он абсолютно прав. Мы тоже вели бы себя так, если бы они внезапно появились у нас, не так ли? – повернувшись к Кенту, она продолжила: – Если ты хорошо проинформирован, то, наверное, слышал о подразделении «Шарк»?

Кент минуту раздумывал, потом кивнул.

– Прислужники Дэниеля, – подтвердил он мрачно. – В любом случае, так было до тех пор, пока Морон не послал дюжину боевых планеров, устроивших им ад кромешный.

Черити некоторое время молчала. Слова Кента дали ей понять, что он не питал особой симпатии к шаркам. Осторожно она согласилась.

– Ну… можно так сказать. Кроме того, они не совсем были прислужниками Дэниеля. И уничтожили их не всех.

Прошло несколько секунд, пока Кент понял.

– Вы… одни из них? – недоверчиво спросил он.

– Скаддер был их предводителем, – подтвердила Черити и быстро добавила, слегка повысив голос: – Пока не понял, что собой представляет в действительности Дэниель. Кент, Дэниель приказал уничтожить шарков, потому что они отказались убить четыреста невиновных людей.

Взгляд Кента стал ледяным. Его рука опустилась на пистолет у пояса, и несколько его людей угрожающе придвинулись ближе.

Черити видела, как напрягся Скаддер. Люди, охранявшие Барта, подняли ружья.

– Это правда? – настороженно произнес Кент.

– Что? – спросил Скаддер. – То, что я был предводителем шарков или то, что Дэниель послал на нас эскадру бомбардировщиков? Все верно. Если это тебя успокоит – шарков больше нет. Барт и я – единственные, кто выжил.

Черити инстинктивно почувствовала, что Скаддер сделал ошибку. Мятежник определенно знал больше о том, что произошло на другом конце равнины.

– В любом случае, единственные, кто остался здесь, – в спешке добавила она. – Несколько шарков поехали на север. Может быть, они прорвались.

Это не совсем соответствовало правде – их было больше, когда они покидали город шарков, но в последние дни эта маленькая армия потихоньку таяла. Она не могла кому-либо запретить отделиться. Черити не понимала, почему Скаддер лгал.

Скаддер сморщил лоб. Лицо Кента ничего не выражало. Он, видимо, даже не обратил внимания на ее слова.

– Итак, Дэниель уничтожил шарков, – проговорил он некоторое время спустя.

Похоже, это не слишком удивило Кента. В любом случае, и не очень-то озадачило.

– И теперь вы здесь? Почему? – он насторожился. – Ищете кого-то, кто вам поможет отомстить Дэниелю?

– Чушь! – рассердилась Черити, хотя втайне была вынуждена согласиться, что он близок к истине. – Мы ищем кого-нибудь, у кого была бы та же цель, что и у нас.

– А именно…

– Прогнать хозяев Дэниеля туда, откуда они пришли, – ответила Черити.

Несколько минут Кент недоверчиво смотрел на нее.

– Вот это да… – протянул он. – И больше ничего?

– Ничего, – серьезно ответила Черити. И намеренно язвительно добавила: – Но до сих пор я думала, что это и ваша цель тоже. Иначе зачем вы боретесь против Морона?

На этот раз прошло время, прежде чем Кент ответил, и в его голосе прозвучали и недоверие, и разочарование.

– Это громкие слова, Черити. Легче сказать, чем сделать – не находишь?

– Возможно, – Черити не скрывала раздражения. – Но мы не избавимся от Дэниеля, если будем здесь сидеть и ждать, пока он сам не придет.

– И все остальные тоже, я знаю, – вздохнул Кент.

Внезапно его что-то разозлило.

– Да что вы вообще о себе возомнили? Кто вы такие? Пришли нам указывать, что делать? – он в ярости покачал головой. – Проклятье, чем, по-вашему, мы занимаемся столько лет? Мы боремся с этими монстрами, как можем.

– Мы видели, – улыбнулась Черити. – Достаточно лишь посмотреть на восток, чтобы убедиться в этом.

Взгляд Кента стал тверже.

– Что, по-твоему, мы должны делать? Нас всего сорок. Взять оружие и штурмовать Шай-Таан?

– Нет, – ответила Черити спокойно. – Это было бы самоубийством. Знаете, как решают такие проблемы там, откуда я пришла? Пытаются найти причину опасности и устранить ее.

Кент в замешательстве посмотрел на нее.

– Кто ты, Черити? – спросил он внезапно. – Ты из шарков или…

– Я… жила некоторое время с ними, – ушла она от ответа. – С тех пор как Дэниель разбил шарков, я с ними. Уже восемь дней.

Кент улыбнулся, видимо, ответ его удовлетворил.

– Что вы собираетесь делать? – спросил он, все еще улыбаясь. – Хотите объявить войну Дэниелю впятером?

– Нам нужна помощь, – сказала Черити. Она почувствовала предупреждающий взгляд Скаддера, хотя и не видела его лица. Если это ошибка, то они потеряют нечто большее, чем пару возможных союзников, например, жизнь.

– Помощь? В чем?

– В том, с чем мы одни не справимся, – осторожно ответила она. – У нас есть необходимое снаряжение, – продолжила Черити, кивнув в сторону оружия на коленях Кента. – Но нам нужна информация. Кто-то, хорошо знакомый с местностью, со знанием…

– Зачем? – спросил Кент еще раз.

Черити шумно вздохнула, прежде чем ответить. Эти три слова дались ей тяжело.

– Нам нужен Дэниель.


Глава 1 | Королева мятежников | Глава 3