home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА ВТОРАЯ

Забегая вперед, скажу, что Мертвый Лес не зря получил такое название и вполне его оправдывал. Правда, живность (вопреки моим скромным надеждам) там не вымерла и присутствовала в ассортименте. Но начну сначала…

Мертвый Лес встретил нас елочками, соснами и прочими хвойными, которых я в этом мире раньше нигде не видел. Птички все так же пели, встречались белочки — благолепие! И ни единого признака страшного зубастого существа, которое должно непременно нас покусать. Как мне это не нравится!

Мы с Ричардом шли впереди, беседуя на тысячи разных тем, а послушный Колосс шествовал в арьергарде и молчал, как партизан на допросе. Булыжник, что с него возьмешь.

Погодка была ясная, однако стоило нам поглубже забраться в чащу, как солнце скрылось, небо затянулось черными свинцовыми тучами и начал моросить мелкий, но противный дождь, очень быстро перешедший в ливень. Кольчугу я снял сразу и отдал ее на попечение истукану, так как тащиться под дождем одетым в мокрый кусок металла — удовольствие ниже среднего. Тем более что небо пару раз разрезала молния, а мне не очень хочется поработать громоотводом — одни тапочки останутся.

Сперва мы еще пытались продвигаться вперед, перемешивая конечностями вязкую грязь, в которую мигом превратилась земля, но быстро плюнули на это занятие и решили переждать ливень под высокой разлапистой елью. Первые ветки ее располагались метрах в двух от земли, поэтому мы спокойно расположились под своим недолговременным укрытием.

— Боже мой! — заныл Ричард. — Ты посмотри, в кого я превратился?

Я глянул на кота и невольно вздрогнул. И куда подевался его прежний лоск? Пушистая синяя шерсть намокла и свисала сосульками, лапы все в грязи, усы от повисших на них капель поблекли и отсырели. Про хвост вообще молчу. Пережив получасовую прогулку по лесу, он превратился в подобие гигантского туалетного ершика.

— Боже мой! — повторился Ричард. — Если б сейчас меня увидели мои подданные, они бы не поверили, что перед ними их король.

— Да, выглядишь ты не как топ-модель, — согласился я. — Но ничего, в первом же ручейке отмоешься.

— Легко тебе говорить, — проснулся в синем коте венценосный каприза. — У самого только сапоги грязные и прическа подмочена…

— Вот преимущества прямого хождения, — поддел я кота, и тот среагировал мгновенно:

— Зато вы ходите медленно, бегать толком не умеете и по деревьям лазаете, как годовалые бегемоты!

Колосс счел такой тон за оскорбление и хотел было дать Ричарду пинка, но я его остановил:

— Но-но, посвоевольничай мне еще!

Голем переиграл ситуацию так, будто хотел почесать свой каменный затылок и смиренно сложил ручищи. Ричард недовольно покосился на него через плечо, но смолчал и больше не выступал. Решил лишний раз перестраховаться. Поныв еще минут десять по поводу своего внешнего вида, кот предался философским размышлениям. Благо погодка располагала. Чем еще заниматься, сидя под елкой, как не думать о смысле жизни? Однако у меня мысли были более приземленными. Например, про то, что у нас совсем нет еды и воды. Слишком уж спешили побыстрее убраться от замка инквизиторов. Убрались, вот только идем теперь налегке. Подозреваю, конечно, что в лесу можно найти целое скопище провианта, однако не представляю, как его добыть. Вон, к примеру, мимо нашего укрытия пробежало странное, толстое, маленькое существо, подозрительно похожее на свинью. Вот только морда у него не свиньи и ног шесть штук. Интересно, он съедобный или единый его кусочек, принятый внутрь, приведет к летальным последствиям со взрывным исходом? Да и потом, как его ловить? Лука у меня нет, хотя, если б был, я все равно стрелять из него не умею. Стоп, что я мучаюсь?! У нас же есть Ричард — спец по охоте! Да и Колосса в случае чего припрячь можно…

Дождь все не прекращался. Я отсидел ноги и теперь разминался, бродя туда-сюда по небольшому кусочку «суши». В желудке уже урчало от голода. А что хотите? Ел я последний раз вчера вечером, так как ранним утром меня пленили, а в гостях у инквизиторов никто не соизволил предложить несчастному узнику корочку хлеба.

— А я жрать хочу, — поведал Ричард со своего места.

— Представляешь, я тоже, — съязвил я.

— Серьезно, что ты собираешься делать? Где хавчик доставать?

— Можно кабанчика поймать или тетерева, — неуверенно предложил я.

— Угу, а жарить ты его как будешь? Или ты у нас гурман, сырое предпочитаешь кушать-с? Лично я сырое мясо последний раз ел года три назад. Еще до того, как королем стал.

— М-да, с костерком напряг вышел…

— И со всем остальным тоже, — подытожил кот. — Да еще дождь этот… Идет и идет, чтоб его.

— Может, стоит поискать сухую пещеру в горах? — совершенно неожиданно пробасил голем.

— В горах? Где ты тут видишь го…

Я осекся. Протер глаза. Глянул еще раз. Что за чертовщина?! Максимум в сотне метров от нас возвышались полноценные горные пики. Но их же там не было!!!

— Вот тебе, бабушка, и Юрьев день, — осипшим голосом произнес Ричард (моя фраза! Хотя не помню, чтоб я ее произносил…).

— Но как? Почему? За что?! — Я никак, не мог связать двух слов.

— Пока вы говорили, там заклубился туман, а когда он рассеялся, то я увидел горы, — участливо пояснил Колосс.

— Тогда пошли, — решил я.

— Куда? — не понял кот.

— Туда.

— С дуба рухнул?! А вдруг там… — Ричард замялся, явно не зная, что «там».

— Все равно, — пожал плечами я. — Как говорится, там хорошо, где нас нет. По крайней мере, в пещерах, наверное (если они вообще там есть), сухо, и мы сможем как-нибудь развести огонь.

Ричард, подумав, согласился с моими доводами, а Колосс, тот вообще как послушная собачонка — пойдет, куда скажут. Удобно с ним.

До подножия гор мы добрались довольно быстро и сразу обнаружили, что пещеры есть, а в одной даже горит огонь. Это было легко понять по сполохам, отражающимся на стенах. Однако вламываться туда мы не спешили и, спрятавшись от дождя под импровизированным карнизом, держали военный совет на тему: заходить или не заходить. Мы с Ричардом сходились во мнении, что все-таки надо заходить, однако непосредственно перейти к делу не спешили. Голем, как, впрочем, и всегда, молчал. Однако дождь усиливался, чувство голода тоже, поэтому мы приступили к операции под кодовым названием «Зайти в пещеру. Если нападет слабак — накостылять и оккупировать помещение. Если нападет маньяк — убежать оттуда на фиг». Немного длинновато, однако лучше в данной ситуации не придумать.

Входили как заправский спецназ. Впереди, широко расставив руки и грозно хмурясь, Колосс. Он гранитный — ему все фиолетово. Из-под его правой подмышки выглядываю я, вооруженный случайной веткой. Из-под левой высовывается Ричард, который обязан зорким глазом отмечать все опасности. Гол ему я на всякий случай дал приказ без команды никого не трогать. Вдруг тут живет доброе племя лесных эльфов?

Однако эльфов тут не было. Зато были… самые настоящие пещерные люди! Они сгрудились у костра, в дальнем углу пещеры, и встретили нас весьма недружелюбно. Вот это да! Вот это затерянный мир! Интересно, а динозавры тут водятся? А ребятки порядком кем-то побиты, покусаны и поцарапаны. Одеты в грязные звериные шкуры. Из оружия — только сучковатые неказистые дубинки. Самих — человек пятнадцать, не больше (женщин и детей, которые прятались у мужиков за спинами, не считаю, ибо опасности не представляют). Да мы с Ричардом сами этих питекантропов без проблем отметелили бы, а уж Колоссу они на один зубок. Вот только жалко мне их. Все-таки далекие предки, можно сказать. А родственников бить неудобно. Поиграем в дипломатию… Я дал голему знак остановиться, а сам вышел к людям. Приветственно поднял руку:

— Привет, ребята! Как дела, как охота? Много мамонтов к ужину завалили? А погодка сегодня нелетная, вот мы и заглянули на огонек. Не прогоните?

Здешние аборигены зашушукались в своем кругу, а потом из толпы вышел самый целенький (в смысле нe побитый). Ничего себе мужичок, коренастенький, шкура на нем свежая, на голове — подобие шапки из перьев и костей. Дубины у него нет, зато есть длинная, обструганная палка, украшенная черепушкой какого-то зверя. Похоже — шаман, а по совместительству еще и вождь.

— Приветствую тебя, странный человек, — приятным баском заговорил он. — Мы — племя Магуту — лучшие охотники в здешних землях. С миром ли ты пришел к нам?

— Ага, с миром, — облегченно вздохнул я. Слава богу, людишки разумные, значит, обойдемся без кровопролития. — А можно у вашего костерка погреться, а то мы промокли все, продрогли. Простудимся еще.

— Конечно можно! — радушно пригласил шаманистый вождь (вождястый шаман?). — Присаживайся и спутников своих прихвати.

— Спасибо, — вежливо поблагодарил я.

Через минуту мы расселись около огня. Мы — это я и Ричард. Скромный Колосс пристроился за нашими спинами и на всякий случай сделал зверскую рожу, дабы пресечь все посягательства дикарей, если таковые возникнут. Все племя сгрудилось по ту сторону костра, косясь на нас с опаской, и только шаман рискнул присесть рядом. Он явно не знал, как начать беседу, и я решил ему в этом помочь.

— Уважаемый товарищ вождь, — как можно более располагающе начал я. — Позвольте осведомиться, как проходит жизнь в юрском периоде (а может, и не юрском. Так, к слову пришлось)?

— Плохо, — со вздохом признал тот. — Раньше Магуту правили на территории Великого Лесного Мира, но недавно племя Муутаг победило нас. Они прилетели на поле сражения на ужасных зверях и просто расстреляли нас сверху! Нас осталась жалкая кучка, и в любую секунду мы ждем нападения.

— Во вляпались, — прошептал Ричард. — Давай валить отсюда, пока не прилетели эти… на ужасных зверях.

Я шикнул на него и радужно улыбнулся шаману:

— А что это за звери? Птеродактили?

— Не, — отмахнулся мужик. — Разве эти задохлики могут поднять в воздух воина? Вероломные Муутаг приручили других зверей.

М-да, похоже, небогато у вождя со словарным запасом. А, ладно, мне с ним не о теории относительности беседовать, тем более что я сам о ней мало что знаю. Да и кушать хочется… Памятуя об этом, я сразу же спросил вождя, нет ли у него чего-нибудь пожрать. Вождь ответил, что есть, и распорядился принести нам еду, после чего двое побитых мужиков вынесли поджаренную тушу неизвестного науке животного. А ведь она наверняка валялась на грязном полу! Но это ничего, мы теперь люди привыкшие — будем отрезать кусочки сверху и надеяться, что армии бактерий в это время разгуливают в другом месте. Правда, «отрезать» — это я громко сказал. Предложенный мне нож оказался заточенным куском камня, прикрученным к деревянной рукоятке. Упаси боже таким орудовать — мы лучше ручками.

Пока мы с Ричардом набивали пустые желудки пресным мясом, вождь смирненько сидел, буквально заглядывая нам в рот, и от нетерпения ерзал на месте. Было видно, что ему хочется о многом поговорить, но первым делом — собственная сытость. Вот такой я эгоист…

Наконец мы насытились, и вождь, удостоверившись в этом парочкой безобидных вопросов типа: «Как вам понравилось мясо раптора?» — приступил к официальной части:

— Как зовут тебя, великий воин? (Опаньки! За рыцаря меня уже принимали, теперь — за воина, да еще и великого. Приятно.)

— Сэр Антоний, Белый Оборотень, Победитель Орков, Защитник Серой Нечисти, Находящийся Под Крышей Короля Грифонов, — пафосно продекламировал я. Захотелось присвоить себе много званий.

Ричард тихо сказал что-то про зазнаек, которые долго не живут, а вождь восторженно растопырил варежку.

— О-о-о! Длинно имя твое и подвиги неоспоримы, — подлизался он. — А не хочешь ли ты приставить к своему имени слова «Спаситель Магуту от Муутаг»?

Я поперхнулся от такой наглости, а Колосс, решивший, что меня страшно обозвали, поинтересовался, не надо ли расквасить шаману башку. Шаман побледнел, а я сказал, что не надо, потому как я сам с этим прекрасно справлюсь. Шаман побледнел еще больше и уже начал подумывать о том, не упасть ли ему в обморок, как в пещеру вбежал страшно перепуганный пацаненок и заголосил:

— Муутаг! Муутаг летят!!!

Племя испуганно загомонило, а вождь, переживший сразу столько стрессов, в обморок таки хлопнулся. Правда, быстро пришел в себя и бухнулся передо мной на колени:

— Помогите! Спасите нас!! Век не забу-удем-м-м!!!

Через секунду ему подвывало все племя, а я сидел с глупым видом и совершенно не знал, что делать.

— У меня есть предложение, — подкатился сбоку Ричард. — Давай отсюда смоемся, пока не поздно, а эти ребятки пусть сами разбираются. Чай не маленькие.

Я не герой. Совсем. Я даже более чем уверен в том, что если бы «жутких летающих зверей» приручили Магуту, то уже Муутугам пришлось бы прятаться по пещерам. Признаюсь, что, пожалуй бы, последовал совету синего кота, но судьба, как ей это свойственно, внесла свои коррективы. Снаружи явно захлопали крылья, а во входном проеме замаячила гибкая женская фигура с шестом в руках.

— Сдавайтесь, подлые Магуту, или мне придется вырезать вас всех до единого! — раздался звонкий, но грозный голосок неведомой воительницы.

— Это их ведьма, гадкая Венус, — шепотом доложил шаман. — Вы ведь всех нас спасете, спасете, да?

Я тяжело вздохнул и пообещал, что спасу. А что остается делать? Мы элементарно не сможем выйти из пещеры без боя!

Так что я нацепил высохшую уже кольчугу, взял в руку дубину, услужливо поданную одним из дикарей, и направился к девушке. Может, сумеем договориться? Ричард и Колосс, понятное дело, увязались за мной, но держались на почтительном расстоянии, причем кот яростно что-то нашептывал голему. Похоже, разрабатывал план мелкомасштабного блицкрига…

А дождь-то прекратился! На улице ярко светило солнышко, мешая обзору. Дамочка оставалась для меня всего лишь темным силуэтом, в то время как я для нее был виден во всей красе. Положеньице не из лучших, но не суть важно. Я остановился от местной диктаторши шагах в десяти и постарался принять горделивую позу.

— Зачем пожаловали, мадемуазель?

Девушка немного помолчала — видимо, такой стиль обращения у них не в ходу, — а потом осторожно спросила:

— Ты из Магуту?

— Я из России, — гордо ответил я. — А вот откуда вы пожаловали и зачем, еще вопрос. Кто вам, собственно, разрешал нарушать границы суверенной пещеры? ООН такое положение дел не понравится.

— Не ведаю, кто такой ООН и что за племя Россия, однако Магуту должны ответить за свои злодеяния, — откашлявшись, выпалила якобы ведьма.

— Госпожа Венус, — как можно вкрадчивее сказал я. — Мои подзащитные были оправданы перед судом по всем статьям и отпущены по амнистии, так что повторный вызов в прокуратуру невозможен.

Девушка припухла окончательно, но потом опомнилась и грозно выкрикнула:

— Магуту убийцы и воры! Я не знаю, кто ты такой, но они будут наказаны!

— Самосуд творить решила, кровавая психопатка! — заорал я, решив сменить тактику. — По тебе дурдом плачет, иди к своим летающим глюкам и чтоб духу твоего здесь не было!

Девушка обиделась и ушла. Не понял. И это что, все?! Даже обидно…

Мои мысли прервал крик, раздавшийся с улицы. Краткая такая, военная команда: «Огонь!» В тот же миг меня прикрыла гранитная туша Колосса, по которой застучали стрелы и камни. Меня пронзила слепая ярость.

— Ах она!.. — Я задохнулся от негодования. — Колосс, а ну пусти меня, я сейчас ей все скажу, я…

— Остынь, горячий мачо, — ехидно посоветовал Ричард. — Если бы не твой скалообразный телохранитель, ты бы сейчас напоминал подушечку для иголок.

Я стушевался и успокоился. Одобряюще похлопал голема по плечу (от чего чуть не ушиб руку) и повернулся к коту:

— Все, надоело. С первой минуты в этом мире нас пытаются укокошить все кому не лень! Баста, карапузики, кончились танцы. Они хотят войны? Они ее получат. Питекантропы доморощенные…

Ричард попытался протестовать, но я его не слушал.

— Значит, так, мой железобетонный друг, — обратился я к Колоссу. — Сейчас ты тихонько выходишь на свет, прикрывая нас своей широкой спиной. Там замираешь, пока не получишь приказания, а потом… по обстоятельствам. Марш!

И мы пошли. Град стрел и камней не прекращался ни на секунду, но средневековому терминатору они не доставляли никакого беспокойства. Мы с Ричардом (кот продолжал тихо бурчать про геройства, которые нам ни к чему) по-прежнему скрывались за его массивным телом, и нам тоже никакого вреда снаряды нанести не смогли. А вот и свежий воздух.

Я осторожно выглянул из-за плеча голема и был, чего уж греха таить, ошарашен увиденным. Вокруг пещеры вились грифоны! На спине каждого из них сидел воин в звериной шкуре, вооруженный пращей или луком. Правда, стреляли по нам не они, а небольшой отряд пехоты, располагающийся около входа. Рядом с ними стояла, распахнув ротик от удивления, давешняя воительница, пораженная видом Колосса. Да уж, он у нас парень видный.

— Весело, — прокомментировал увиденное синий кот. — Интересно, а на здешних грифонов распространяется власть одного твоего знакомого короля или они сами по себе?

— Не знаю, — признался я. — Но проверить всегда успею, а пока… Эй, Колосс, выверни-ка кусочек земли да швырни в этих партяночников, чтоб не стреляли больше.

Голем послушно выполнил приказание, и через секунду в небольшой отряд, явно не ожидавший такого поворота событий, полетел приличный кусок земли. Ребята среагировали быстро и мухами брызнули в разные стороны, хотя кого-то, по-моему, все же придавило. Однако ведьма-предводительница осталась цела и невредима и жестом повелела авиации атаковать. Что ж, вот он, шанс.

— Эй, парни, — заорал я грифонам. — А ваш король не предупреждал, что не надо кушать некоего сэра Антония, который спас его сына от верной погибели? Так вот, этот Антоний — я.

Йес! Сработало!!! Грифоны переглянулись и, издав приветственный клич, полетели в неизвестном направлении, унося на себе матерящихся горе-пилотов. Хорошо, когда у тебя есть такая «крыша»!

Венус стояла одна с полными слез глазами, а за ее спиной очень неспешно собирались люди из поредевшего, трудами Колосса, отряда. Я честно попытался решить все миром еще раз.

— Дэвушка, а дэвушка, — с восточным акцентом заорал я (заорал, чтоб слышали лучше). — Давай жить дружно?

Однако ведьма, вопреки всем моим стараниям, гласу разума не вняла и решила драться. Вот ведь ненормальная. Не усвоила еще, что от нас нет спасения?

— Ты хороший воин, — выкрикнула она. — И как-то сумел договориться с моими грифонами. Но против колдовства ты — ничто!

Неудавшаяся генеральша забормотала что-то себе под нос и завертела посохом, который, как и у одного моего знакомого шамана, был украшен черепушкой. Как раз в глазах этой мертвой головы вспыхнули синие огни, и в нас полетела молния. Голем просто выставил вперед ладонь правой руки, и магический снаряд, ударившись о гранитную длань моего телохранителя, разлетелся искрами, никому не причинив вреда. Ричард кратко хихикнул, а я решился на третью попытку:

— Ну что, перемирие подпишем?

— Нет! Нет! Так нечестно! Я вас всех заколдую!!!

Похоже, у девочки начинается истерика. У бедняжки явно не все в порядке с психикой…

Картина повторилась. Тихое бормотание, кручение шеста, но на этот раз все пошло не по моему плану. Хотя плана-то и не было… Короче говоря, от черепушки, глазницы которой в этот раз загорелись зеленым, потянулись еле заметные серые ленты, упирающиеся в Ричарда с Колоссом. Боже, что это? Мои соратники самым натуральным образом застыли, явив собой подобие восковых фигур. Я оказался на грани отчаяния. В испуганном мозгу пульсировала одна-единственная глупая мысль: «Что делать?» А правда, что?


… Как давно я не ощущал этой приятной грязной воды. В смысле, что вот оно — пришло наконец. Меня, как всегда, немножечко утопили, а потом я увидел мир через тонкую, чуть подрагивающую пелену.

Нуте-с, осмотрим общую дислокацию. Кот с големом все так же стоят, широко раскрыв от удивления глаза. Мутные серые ленты теперь прекрасно видны, а еще одна тянется ко мне. Опаньки, оказывается, это совсем даже не ленты, а, как бы правильнее сказать, «поводки» для сотканных из такого же серого тумана фигур, сильно напоминающих человеческие. Одна из них шла ко мне, растопырив руки, будто желая заключить меня в объятия. Нет уж, спасибо, я не той ориентации, чтоб с сомнительными туманными личностями обниматься. Поиграем в спринтера. Я развернулся на сто восемьдесят градусов и побежал в сторону пещеры. Фигура удивилась и прибавила шагу. Отставать она не собиралась…

Я пробегал минут десять, а потом мне надоело корчить жертву маньяка. Как не раз говорилось: «Кто к нам с мечом придет, тот по оралу и получит!» Поэтому я подбежал к фигуре и храбро стукнул ее в нос. Получилось! Туманный человек такого поворота событий не ожидал и послушно приземлился на пятую точку опоры, зажав руками побитое место. Я же решил не соблюдать правило, что, мол, лежачего не бьют, и стал откровенно пинать несчастного. Тот первое время пытался сопротивляться, но, получив носком сапога в ухо (вернее, в то место, где у обычных людей находится ухо), вырубился и стал тихонько таять, испаряясь в верхние слои атмосферы. Ну, кто следующий? Подходи, торопись, я сегодня на редкость могуч и безжалостен!

Тьфу! И зачем я произнес последнюю фразу? За время спарринга ведьма успела сотворить еще трех туманолюдей, которые решили отомстить за гибель предшественника. Не, ребята, я не Майк Тайсон и даже не крутой Уокер, на всех меня не хватит. Так что придется уничтожать первоисточник, которым является означенный посох. Ловко уворачиваясь от загребущих лап колдовских людей, я направился в сторону Венус, которая стояла ни жива ни мертва, силясь понять, что же происходит и почему я не тороплюсь превращаться в памятник самому себе. В общем, я спокойно вырвал у нее из рук проклятую палку и размозжил череп на ней о ближайший камень.

Водная пелена спала. Туманолюди исчезли, а кот с големом наконец ожили и находились в совершенно обалделом состоянии, ощупывая себя руками и лапами. Армия Муутагов дружно свалила, оставив на растерзание свою предводительницу, которая сейчас больше всего походила на обманутую в лучших чувствах девчонку, но никак не на грозного воина. Она стояла предо мной, хлюпая носом и вытирая выступающие слезы, готовясь к предстоящей экзекуции. Я глянул на нее и вздохнул. Ну какой из меня воин, если я не могу прибить врага, который минуту назад пытался меня извести самым наглым образом. Я ведь даже не сержусь на нее…

Однако моих пацифистских мыслей не разделял давешний шамано-вождь. Он птичкой выпорхнул из пещеры и, как совсем недавно, плюхнулся на колени. За ним выбежало все племя и повторило этот маневр.

— Спаситель! — загомонили все. — Избавитель!

— Угу, — согласился я, а концерт продолжил один лишь шаман:

— О великий сэр Антоний, Белый Оборотень! Мы благодарим тебя за спасение от подлых Муутаг! В твою честь сегодня будет праздник, по окончании которого мы сожжем эту ужасную ведьму.

Костлявый палец вождя уткнулся в сторону Венус, но сама ведьма лишь гордо вскинула голову. Быстро же она отошла от потрясения…

— Меня вы сожжете, но не рассчитывайте на победу! Мое племя отомстит за меня!

— Твои люди сбежали, как зайцы, — противно рассмеялся шаман. — Хотя я, пожалуй, был излишне добр с тобой. Так вот, прежде чем отправиться на костер, ты послужишь игрушкой для наших мужчин.

Пещерная братва согласно закивала, а мужики стали бросать на Венус такие похотливые взгляды, что меня передернуло. Вмешаемся.

— Оставь, шаман. Ведьма — мой военнопленный, и только я имею право распоряжаться ее судьбой.

— Но как же так?! — оскорбился вождь. — Вы не имеете права…

— Что ты сказал? — Я хищно ухмыльнулся и, взяв нахала за грудки, приподнял его над землей. — Я не ослышался?

Мои ребята мигом поняли, в чем дело, и приготовились к бою. Ричард закрыл собой вход в пещеру и угрожающе оскалился. Голем вновь вывернул кусок земли и теперь демонстративно поигрывал им. Племя, поднявшееся было в приступе негодования, стушевалось и вновь шлепнулось на колени. Шаман, который, кстати, жутко перепугался, пошел на попятную.

— Конечно, конечно, все в вашей власти, — залепетал он.

— Так-то лучше. — Я отпустил беднягу и одобряюще хлопнул его по плечу. — Иди, готовь праздник…


ГЛАВА ПЕРВАЯ | Совсем не герой | * * *