home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

– Ноги, ноги крепче завязывай, чтобы не дергался и понял, что от нас не убежать, – пыхтя, говорила Лариса Наташе, а сама тем временем привязывала руки бандита к стулу.

– Вот так-то, милый, теперь никуда не денешься, – злорадно улыбалась Наташа, любуясь тем, как она ловко запутала ноги бандита.

– Напугал, сволочь такая, до смерти. Я думала, прямо в лифте скончаюсь, урод недоделанный, – шипела она, пиная бесчувственное тело.

– Посмотрите, девочки, дышит он там? – спросила Женя.

Она сидела в кресле и наблюдала, как Лариса с Наташей опутывают бандита веревками. Руки у нее дрожали, а к горлу подступала тошнота.

– Ты, Женька, молодец, не растерялась, – улыбнулась Лариса, проверяя, крепко ли завязаны веревки.

– Это твоей термоядерной смеси нужно спасибо сказать. Если бы у меня лицо опять не защипало и я не пошла бы в ванную комнату, чтобы умыться, были бы мы тогда все втроем заложницами у этого типа, – и она кивнула головой в сторону бандита.

– Теперь давайте посмотрим, что это за молодец такой, – предложила Лариса и сдернула с головы мужчины глубоко натянутую шляпу. Потом она сняла очки и всплеснула руками: – Ба, знакомые все лица. Женя, это же тот парень, который к тебе в квартиру приходил, когда я там взаперти оказалась. Помнишь, я тебе говорила про него? Какие пышные усы у него за сутки выросли, – и Лариса с силой дернула бандита за усы, которые сразу же остались у нее в руке.

– Это тот, у кого имеются ключи от моей квартиры? – подпрыгнула Евгения на стуле.

– Он самый, – кивнула Лариса.

– Вроде я его тоже где-то видела? – нахмурилась Женя.

– И еще это тот самый, который веревочку в кармане держит.

– Какую веревочку? – спросила Женя.

– Я же тебе тогда рассказала, что как только увидела у него в кармане веревку, сразу поняла, что тебя хотят убить. Иначе для чего он ее с собой притащил? Наплел мне, что он друг твоего Саши, а веревку просто по инерции в карман засунул, когда от багажника машины отвязал. Я ни единому его слову не поверила и, как видишь, оказалась права. Тоже мне охотник за сокровищами. Как, интересно, он узнал, что ты здесь? Вот сейчас очухается, мы у него обо всем и расспросим. Что? Где? И когда? – сказала Лариса и с силой саданула бандита кулаком в лоб.

– Эй, кисейная барышня. Что это тебя так разморило? Давай выныривай, хватит в обмороке валяться. Некогда здесь с тобой рассусоливать, вечером мой друг приедет, разбираться не будет, сразу станешь «Всадником без головы», – говорила Лариса, наклонившись к самому уху бесчувственного типа.

– Может, ему нашатыря дать понюхать? – предложила Наташа.

– Это неплохая идея, – Лариса хлопнула в ладоши и понеслась на кухню, где у нее была аптечка.

Она моментально вернулась обратно, на ходу отвинчивая пробку у пузырька. Сунув его под нос бандиту, она приговаривала:

– На, нюхай, бандит-недоучка. Скушал, негодяй? Три бабы тебя скрутили, будешь знать, как к порядочным девушкам в дом вламываться. Давай открывай свои глазенки бесстыжие. Нет у нас времени, чтобы возиться с тобой. Нюхай, нюхай.

Когда нашатырь не дал никакого результата, Лариса тяжело вздохнула и повернулась к Наташе и Жене.

– Девчонки, что делать-то? Он, по-моему, даже и не собирается приходить в себя.

– Посмотри, дышит он или не дышит, – еще раз попросила Женя.

– Да дышит вроде. А может, и нет, кто его знает? – сморщилась Лариса. – Я когда в прошлом году одного мужика бутылкой по голове шарахнула, думала, убила. Он вот так же никаких признаков жизни не подавал, ну я и приняла его за мертвого. А он через полчаса испарился: видно, очухался и убежал – я в это время уже разрабатывала план, как от трупа избавиться. Так что меня спрашивать, дышит он или нет, совершенно бесполезно. Я в этом просто не разбираюсь, – развела Лариса руками.

Евгения встала со стула и подошла к парню. Сначала она взяла его руку, пытаясь нащупать пульс. Когда из этой затеи ничего не получилось, она стала искать на его шее артерию. В завершение Женя расстегнула его плащ и припала ухом к груди. Немного послушав, она выпрямилась и, с ужасом посмотрев на девушек, проговорила:

– Все, кажется, кранты.

– В каком смысле? – осторожно спросила Лариса, обменявшись испуганным взглядом с Наташей.

Та, в свою очередь, начала бледнеть, потом краснеть, а затем снова бледнеть, но уже с зеленым оттенком. Краски на ее лице менялись с такой скоростью, что ей мог бы позавидовать даже хамелеон. Лариса снова посмотрела на Женю и спросила:

– Ты хочешь сказать, что он того… умер?

– Похоже на то, – неопределенно пожала плечами та.

– Етит твою мать, только этого нам не хватало, – сплюнула Лариса и заметалась по комнате. – Так, Ларочка, думай, соображай, не распускай нюни, и не такие шторма бывали, – бормотала она, бегая от окна к двери и обратно.

Женя с Наташей стояли на месте и молча наблюдали за мечущейся Ларисой. Первой не выдержала Наташа и заорала на подругу:

– Прекрати немедленно мельтешить перед глазами, у меня от тебя уже голова закружилась. Говори, что делать!

Лариса резко остановилась, как будто споткнулась, и посмотрела на девушек такими глазами, будто видела их впервые.

– Ну, вы даете, – выдохнула она. – Я что, каждый день имею дело с трупами, чтобы знать, что делать? – возмутилась Лариса.

– Может, «Скорую помощь» вызвать? – осторожно попыталась предложить Наташа.

– У тебя как с мозгами-то, подруга? Совсем с головой не дружишь? – рявкнула Лариса и посмотрела на Наташу, как на ненормальную. – Что мы врачам скажем? Извините, так уж получилось, что мы грохнули до смерти человека, но не уверены, до конца ли?

– Нет, конечно. Но ведь можно сказать, что мы его в подъезде нашли уже в таком вот состоянии, – пробормотала Наташа.

– Ага, а если он живой?

– Ну и на здоровье. Пусть его заберут в больницу – и с рук долой.

– Наташа, и как же мы его потом ловить будем, чтобы все узнать?

– Ты, Лариса, мне это все так говоришь, будто я вообще могу что-то понять. Вы же до сих пор мне ничего не рассказали, я вообще ни в чем не могу разобраться. Мозги раком встали. Не успела я войти в лифт, как этот урод приставил мне нож к горлу. А за что, почему, чего он от вас хочет? То мне неведомо, подружка дорогая, и нечего на меня орать, – выговаривалась Наташа, тоже начав метаться по комнате.

– Ой, и правда, – Лариса зажала рот рукой. – Извини, Наташенька, я тебе сейчас все объясню. Понимаешь, все началось с того, что я увидела у Володи в «дипломате» папку с пометкой «Особый случай». Ты же знаешь, насколько я любопытная, естественно, я заглянула в нее и увидела там фотографию. Знаешь кого?

– Кого же? – спросила Наташа.

– Сашки Егорова. Естественно, я сразу же заинтересовалась этим делом, поехала к его отцу и в тот же день познакомилась с его женой.

– С чьей женой, Сашкиного отца? – не поняла Наташа.

– Не говори глупостей, с Сашиной матерью я знакома давным-давно, еще со школы. Я познакомилась с Сашиной женой.

– Да ну? – удивилась Наташа. – Сашка что, женился?

– Да, женился, и я тебя могу познакомить с его женой прямо сейчас, – улыбнулась Лариса и повернулась в сторону Жени: – Прошу любить и жаловать, Егорова Евгения, жена Саши.

– Во блин! – удивилась Наташа. – И что же она у тебя делает?

– Не забегай вперед, подружка, слушай, что произошло дальше, – одернула ее Лариса и продолжила свой рассказ.

Когда через тридцать минут она закончила, Наташа пребывала в настоящем ступоре. Как только первая легкая контузия прошла, Наташа вздохнула:

– Я так и предполагала, что ты обязательно ввяжешься в какую-нибудь историю. Твоя жопа и дня не может прожить без приключений. Черт бы с ней, но ведь ты же непременно тянешь за собой и другие, ни в чем не повинные.

– Это ты свою, что ли, имеешь в виду? – засмеялась Лариса.

– Нечего скалиться, она мне, как ни странно, дорога, хоть и костей в ней многовато, – фыркнула Наталья.

Лариса подошла к подруге и обняла ее за плечи.

– Ладно, Натка, не сердись, я же не специально.

– Ага, ты всегда не специально, тебя обстоятельства вынуждают, – всхлипнула Наташа. Потом вытерла набежавшие слезы и уже твердым голосом проговорила: – Теперь давай думай, что будем делать. Ведь ты сказала, что Володя приедет в одиннадцать. Что, так и оставим этого здесь? – Наташа махнула в сторону связанного бандита, который так и сидел в одной позе и по-прежнему не желал подавать признаков жизни. – Представляю, что с твоим детективом будет при виде столь экзотической картины.

– Ты бы лучше подумала, что тогда со мной будет. Я так предполагаю, что «котлета по-киевски» в собственном соку, – кисло улыбнулась Лариса.

– Это еще слишком гуманно для тебя, – засмеялась Наташа и щелкнула Ларису по носу.

Женя сидела в кресле и молча наблюдала за подругами. Она резко встала и подошла к привязанному парню. Послушав еще раз его сердце, девушка поставила окончательный диагноз:

– Девочки, он, по-моему, действительно мертв, и мне совершенно не до смеха. Нужно срочно что-то придумать, иначе мне не выпутаться из этой истории никогда в жизни.

– Что значит тебе? А мы, по-твоему, ни при чем? – удивленно спросила Лариса.

– Так убила-то его я, а не вы, – ответила Женя.

– Это не имеет никакого значения. Ты спасала Наташу, и нечего здесь выкаблучиваться и строить из себя великомученицу. Вместе заварили эту кашу, значит, вместе и расхлебывать, – твердо сказала Лариса.

– И что же ты предлагаешь?

Лариса посмотрела на девушек и решительно подошла к телефону. Она набрала какой-то номер и, когда на другом конце провода ответили, зачирикала:

– Володенька, это я. Мне сейчас Наташа позвонила, попросила к ней приехать на ночь, она очень сильно заболела. Ты не против, если мы с тобой встретимся завтра?.. Спасибо, милый, я тогда прямо сейчас к ней и поеду. Она с дороги мне звонила, со своего мобильного. Голос прямо как у лебедя, который умирает. Пока доеду, и она как раз дома будет. Если что, звони к ней… До свидания, мой хороший, я тебя целую, – сказала Лариса елейным голоском и повесила трубку. – Фууу, кажется, одну проблему решила, – пробормотала она и провела рукой по лбу.

– А если он действительно позвонит мне домой? – спросила Наташа.

– Ну и что? Скажу, что телефон был отключен, – ответила Лариса и махнула рукой. – Нам сейчас главное время выиграть, а там как бог на душу положит. Надеюсь, он нас не оставит в такую трудную минуту. Как только стемнеет, мы этого отморозка вытащим из квартиры и отвезем куда-нибудь подальше отсюда. Посадим в скверике на лавочку, пусть отдыхает.

– И как ты себе это представляешь? – вытаращила глаза Наташа. – Мы его втроем еле-еле на этот стул усадили, он тяжелый, как слон. А чтобы из квартиры его вытащить, здесь же целая лебедка нужна, которая тоннами ворочает. И потом, вдруг нас за этим процессом кто-нибудь увидит? Что тогда?

– Вечно ты, Наташка, всю малину обос… в общем, ты поняла, что я имею в виду, – разозлилась Лариса.

– Я не витаю в облаках, а мыслю реально, не то что некоторые, – парировала Наташа.

– Хорошо, я очень внимательно слушаю. Что можешь предложить ты? – ехидно поинтересовалась Лариса и уставилась на подругу прищуренными глазами.

– Я пока ничего не могу предложить, но и с твоим планом категорически не согласна, – уперлась Наташа.

Лариса посмотрела на Евгению и спросила:

– А что у тебя с мыслительным процессом? Ты можешь что-нибудь предложить вместо моего гениального плана?

– Да, могу, – неожиданно сказала та.

– Что? Что? – одновременно выкрикнули Наташа с Ларисой.

– Нужно просто затащить его в лифт и нажать кнопку первого этажа. Самим же быстро уехать к Наташе. Я думаю, что никому в голову не придет, что этого парня убил кто-то из нас. Меня здесь вообще никто не знает, а на Ларису не подумают. Наташа вообще ни при чем.

– А может, его лучше с балкона сбросить? – предложила Наташа и встретилась с Ларисой взглядом.

Та покрутила пальцем у виска и покачала головой.

– Ты, наверное, правда заболела.

В это время девушки услышали слабый стон и, как по команде, заорали от неожиданности.

– Ой, мамочки, он живой, девочки, он живой, – завопила Лариса и подбежала к парню. Она похлопала его по щекам и затараторила: – А ну давай просыпайся, идиот несчастный. Мы тут из-за тебя всю голову сломали, не знаем, что с твоим телом делать. Открывай глаза, кому говорят, а то сейчас опять схлопочешь по кумполу.

Парень приоткрыл глаза и посмотрел на Ларису мутными глазами.

– Где я? – прохрипел он и, сморщившись от боли, опять опустил голову на грудь.

– Я бы тебе сказала, где, да хорошо воспитана, – прошипела Лариса и залепила ему оплеуху. – А ну очнись, мать твою! Кому говорю? Сколько можно здесь с тобой возиться?

– Эй, ты поосторожнее с ним, у него как-никак черепно-мозговая травма. Еще правда здесь окочурится, только уже по-настоящему, – осадила подругу Наташа. – Давай лучше водой его окатим, сразу в себя придет.

– Давай, тащи с кухни, да побольше налей, возьми какую-нибудь кастрюлю, – распорядилась Лариса, продолжая трясти парня за плечо.

Наташа быстро вернулась в комнату с водой, и Лариса, недолго думая, опрокинула ее на парня. Тот встрепенулся, несколько раз втянул воздух и открыл глаза. Он посмотрел на девушек почти осмысленным взглядом, а когда понял, где находится, несколько раз попытался дернуться. Веревки крепко держали его привязанным к стулу, и, поняв, что ничего у него не выйдет, он бросил на Ларису полный ненависти взгляд.

– Что уставился, как баран на новые ворота? Не ожидал такого финала? Вижу, что не ожидал. Теперь, дорогой, ты нам все расскажешь. Кто тебя послал? Откуда знаешь про драгоценности? Как узнал мой адрес? И вообще вываливай все, – говорила Лариса, пристально глядя парню в глаза.

– Да пошла ты, – выплюнул тот и демонстративно отвернулся.

– Я-то, может, и пойду. Только вот ты потом куда отправишься? Я прямо сейчас звоню в милицию. Нож твой у тебя в кармане лежит, у Наташи на шее царапины от него остались. Сейчас я тебе еще своего золотишка в карман насыплю, а для полного комплекта пистолет положу, и полетишь ты, милый, за решетку белым лебедем.

Парень смерил ее злым взглядом и спросил:

– Что тебе нужно?

– Мне нужно знать буквально все. Откуда? Куда? Зачем? – проговорила Лариса и хлопнула рукой по столу. – Сначала скажи, кто ты такой?

– Я телефонный мастер.

– Дальше.

– Три месяца назад я приходил в дом вон к этой, – парень махнул головой в сторону Евгении. – У них телефон сломался, вернее, не сам телефон, а на линии повреждение было. Я пришел, чтобы устранить его. Дома был один хозяин. Когда я аппарат проверял, он вышел на кухню, а я из любопытства заглянул под скатерку, он ею что-то на столе прикрыл. Увидел там золотые украшения, да такие, что у меня аж в глазах потемнело. Я понял, что парень этот золотых дел мастер, инструменты там всякие были. Еще колье лежало на бархатной подушке, а рядом заготовка, такого же. Еще сережки были. Такие же я потом в ушах у его жены видел, вон у нее, – парень снова махнул головой в сторону Жени.

Та сидела в кресле, вцепившись в подлокотники так, что побелели костяшки пальцев. Она смотрела на парня прищурившись, а потом вдруг сорвалась с места и вцепилась в его волосы.

– Ах ты, урод, – завизжала она. – Так, значит, это ты Сашу убил?

– Отпусти, дура. Совсем взбесилась? Никого я не убивал, – тоже заорал парень, мотая головой. – Я, когда в квартиру заходил, заметил, что на тумбочке, в прихожей, ключи валяются. Когда увидел украшения, сразу план в голове созрел. Я сказал твоему мужу, что мне нужно кое за чем сходить, а потом я вернусь. Сбегал в магазин, купил пластилин, вернулся в квартиру, повозился с телефоном для видимости и сумел незаметно слепки с ключей снять. Начал следить за вашей квартирой, а потом узнаю, что убили хозяина прямо на работе. Я после его похорон все хотел залезть в квартиру, поискать то, что на столе у мастера видел. Никак не получалось, потому что ты почти все время дома была, никуда не ходила, иногда только в магазин, а мне для такого дела время нужно было. Потом, когда понял, что ты на работу вышла, я начал в квартиру наведываться, но никак не мог ничего найти. Уже хотел бросить это дело, да вдруг увидел у тебя в ушах те самые сережки.

– Ты врешь, я никаких сережек в глаза не видела, – взвизгнула Евгения.

– Я что, дурак совсем? Глюками сроду не страдал, – огрызнулся парень.

– Так это ты в подъезде на меня набросился? – подпрыгнула Женя.

– Я, – пробубнил телефонист и опустил голову.

– Ну и как твой прибор поживает? Очень надеюсь, что ты навсегда забудешь, что такое эрекция, – прошипела Женя и двинула его ногой по коленке.

– Рассказывай дальше, – велела Лариса и строго посмотрела на Женю: – А ты остынь, потом будешь разбираться.

– А что рассказывать-то? Я уже все сказал, – парень пожал плечами.

– Не ври. Откуда узнал, где я живу? – рявкнула Лариса.

– Так я глаз с девчонки не спускаю. Ты когда меня в ее квартире застукала, я еле от твоей газовой атаки отошел. Убежал, конечно, как только глаза продрал, засел неподалеку и стал ждать. Когда увидел, как она из твоей машины выходит, еле успел ее опередить, чтобы в подъезд прошмыгнуть. Решил идти ва-банк и содрать с нее сережки прямо в подъезде. Думал, может, посчастливится и колье на ней будет. Я не знал, что ты в автомобиле, думал, просто кто-то подвез. Потом, когда убежал, решил подождать в своей машине. Она у меня хоть и не такая крутая, как твоя, но бегает хорошо. Так я и начал за вами следить. Ну вот, а остальное вы знаете, – вздохнул он. – Мне очень деньги нужны, у меня дочка шести лет тяжело больна, ей операция нужна.

– И ты, значит, решил вот таким манером их раздобыть? – поинтересовалась Евгения.

– А где еще мне их взять? Только и осталось, что своровать, – огрызнулся парень. – Я решил, что с бабами мне справиться раз плюнуть. Да развяжите вы меня ради Христа, руки затекли, спасу нет. И попить, если не жалко, дайте, во рту пересохло, аж горло дерет, – взмолился несостоявшийся воришка.

– Тебя как зовут, вор-самоучка? – почти миролюбиво спросила Лариса.

– Иваном, – пробубнил парень и заерзал на стуле. – Так развяжете или нет?

– Еще не время. Сейчас подумаем, посоветуемся и решим, а ты пока посиди, – ответила Лариса и сделала девушкам знак, чтобы они вышли вместе с ней.

Евгения приостановилась у двери и, оглянувшись на Ивана, удивленно спросила:

– Как это у тебя терпения хватило столько следить и выжидать?

– Я в спецназе служил снайпером. У меня это, можно сказать, профессиональное, сидеть и ждать часами.

– Чудеса! – усмехнулась Женя и вышла из комнаты.

Лариса пристально посмотрела на нее.

– Объясни, пожалуйста, как это понимать? Ты же мне сказала, что в глаза не видела никаких украшений.

– Я и не видела, – пожала Женя плечами. – Саша мне на день рождения подарил серьги, сказал, что сам сделал, я всего пару раз их и надела. Не люблю я всякие побрякушки.

– А где они сейчас?

– Вон, в сумке у меня лежат. Если честно, я и забыла про них совсем, – спокойно ответила та. Лариса еще раз пристально посмотрела на Евгению и успокоилась, встретив ее кристально чистый взгляд.


Глава 9 | Ангелочек с рожками | Глава 11