home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

– Ну, девочки, что будем с ним делать? – Лариса обратилась к Жене и Наташе, как только прояснила случай с сережками.

– Я ему не верю, – сказала Наташа.

– А мне кажется, что он сказал правду, – ответила Женя.

– Про дочку он наверняка наплел, для того чтобы мы жалостью к нему прониклись, а вот про остальное не знаю, – сказала свое слово Лариса.

– Что нам с ним делать-то? Не оставлять же здесь?

– Давайте спросим, есть ли у него с собой документы. Если есть, посмотрим адрес, где проживает, и отпустим. Если что, всегда сумеем найти, – подала идею Евгения.

– А если нет у него ничего с собой, тогда что? – не сдавалась Наташа.

– Нечего гадать, Женя права, пойдемте обыщем его, – махнула головой Лариса и направилась в комнату к арестанту. Парень сидел в той же позе, с кислым выражением на лице.

– У тебя с собой какие-нибудь документы есть? – обратилась к Ивану Лариса.

– Да, в заднем кармане брюк водительское удостоверение лежит, – оживился тот. Лариса подошла к нему и попыталась залезть в карман.

– Задницу-то приподними хоть немного, я же залезть не могу.

– Как я, интересно, ее приподниму, вы же связали меня по рукам и ногам? – возмутился Иван.

– А ты попробуй, – пыхтела Лариса, протискивая руку в карман. Кое-как ей удалось вытащить документ, и она начала внимательно изучать его.

– Так, Хромов Иван Викторович. Жалко, поздно уже сегодня, не получится все сведения про тебя узнать. Ну, ладно, отпустим тебя, но имей в виду, что завтра мы будем знать о тебе всю подноготную. Если обманул, я тебе не завидую, – пригрозила Лариса.

– Зачем мне вас обманывать? Рассказал все как на духу.

– Ты про дочку-то наврал? – внимательно глядя на него, спросила Лариса.

– Нет, не наврал, честное слово, – замотал головой Иван.

– А сколько же денег нужно на операцию? – поинтересовалась Евгения.

– Двадцать штук зеленых. Мне такой суммы сроду не заработать, если только киллером наняться, я же снайпер классный. Только я, наверное, никогда не смогу в человека выстрелить.

– Интересно, а когда снайпером был, ты, что же, по воронам стрелял? – фыркнула Наташа.

– Там совсем другое дело, там война и перед тобой враг. А вот так, чтобы в мирного человека, и только за то, что он богат и кому-то мешает, так я не могу, – произнес Иван.

– А нож к горлу приставлять ни в чем не повинной девушке, значит, можешь? – взвизгнула Наташа.

– Ладно, девочки, давайте развяжем бедолагу да отпустим подобру-поздорову, – предложила Лариса и приблизилась к пленнику.

– Я даже и пальцем не пошевелю, чтобы его развязать, – взъерепенилась Наташа. – Меня чуть кондрашка не хватила, когда он свой нож вытащил. Перепугалась так, что едва прямо в лифте в штаны не наложила. Я бы его тоже с удовольствием отпустила, только с балкона, с твоего, Ларка, десятого этажа и без парашюта, – говорила Наташа, бегая вокруг пленника.

– Вы уж извините меня, девушка. А что мне оставалось делать? Я когда увидел, что Лариса вам с балкона рукой машет, сразу понял: вот мой шанс. Когда в лифте удостоверился, что вы именно на десятый этаж едете, тогда только нож и вытащил. А, кстати, зачем вы лифт остановили?

– Это я сзади рукой по кнопкам шарила, думала, может, с диспетчером соединят, и там тогда услышат, что в лифте происходит. А в результате нечаянно на кнопку «стоп» нажала. Сама перепугалась до смерти, думала, что ты сейчас меня насиловать будешь, – призналась Наташа, и на ее губах промелькнула слабая улыбка. Глаза уже не так сердито смотрели на Ивана, и голос стал мягче. Лариса тем временем распутала веревки, и парень с наслаждением расправил конечности.

– Ничего не чувствуют, – пробубнил Иван, растирая руки. Он вдруг схватился за голову и застонал.

– Господи, как голова-то болит. Чем, интересно, вы меня так приласкали?

– Чернильницей, – спокойно ответила Евгения, – два раза.

– Да, не завидую я тому, кто с вами свяжется, – хохотнул Иван и сморщился от боли. – Шишка с мой кулак.

– Ты на всякий случай в травмпункт сходи, вдруг что-то серьезное, – посоветовала Женя.

– А, на мне все как на собаке заживает, – Иван махнул рукой, – хорошую школу выживания прошел, когда служил.

– А жена твоя, случайно, не знает, чем ты промышляешь? – спросила Лариса.

– Нет у меня жены, умерла, когда Настю родила. Вот и ращу с самых пеленок. Настенька сейчас у моей матери, в Зеленограде живет, там воздух хороший, а для ее здоровья это как раз то, что нужно, – вздохнул Иван, а потом улыбнулся: – Хорошая у меня дочка, на меня похожа, и ласковая, как котенок. Я пока неделю работаю, не могу выходных дождаться, чтобы поехать к ней. А вот за последние три месяца только один раз и ездил, все не получалось. Думал, вот доведу дело до конца, продам украшения и приеду туда к ним сразу с деньгами. Ладно, что теперь об этом говорить, только душу травить, – махнул парень рукой и поднялся со стула. – Я могу уйти или вам еще что-то нужно знать? – обратился он к Ларисе, почему-то сразу определив ее статус «главнокомандующего».

– Нет, ничего пока не нужно. Если понадобишься, мы тебя сами найдем, а сейчас уходи, пока не передумали.

– Может, все-таки его в милицию сдать, чтоб больше неповадно было воровством заниматься? – предложила Наташа. Иван уставился на нее испуганными глазами, а потом перевел взгляд на Ларису, ожидая приговора.

– Иди, иди, чего смотришь? – махнула та рукой в сторону выхода.

Иван рысью побежал в прихожую и, остановившись у двери, обернулся к Ларисе, которая шла за ним.

– Вы мне сами откройте, я в вашем замке не разберусь. Да, и еще, вот возьмите ключи от квартиры Евгении, они мне вроде ни к чему больше, – и он положил на ее ладонь связку ключей. Потом, немного помявшись, склонился поближе к Ларисе и прошептал: – Я сначала не хотел вам говорить, но смотрю, вы ничего девчонки. Передайте Жене, что за ней какие-то крутые следят, я не раз видел джип в ее дворе. Потом встретил его возле ее работы, уже больше двух месяцев это продолжается. Я-то целых три месяца ее пас, поэтому сразу их заметил. Пусть поостережется. Теперь откройте мне, пойду я, – заторопился Иван. Лариса открыла дверь и выпустила несостоявшегося воришку.

– Счастливо тебе, Иван. Надеюсь, что с твоей дочкой будет все хорошо. Не нужно надеяться на воровство, такие деньги не принесут добра и счастья.

Иван собрался что-то сказать, но потом только махнул рукой и пошел к лифту. Когда он вошел в лифт, Лариса тихонько закрыла дверь. Она вернулась в комнату, где сидели девушки, и устало опустилась в кресло.

– Вы знаете, девчонки, мне почему-то стало очень его жаль, когда он рассказывал про свою жену и дочь, – вздохнула Лариса.

– Мне тоже, – ответила Женя.

– А я, если честно, не поверила ему, – сказала Наташа.

– Почему?

– Не знаю, не поверила, и все, – пожала Наташа плечами. Она первая встала и, уперев руки в боки, сказала: – А что это, интересно, вы расселись? Ты, Ларка, что Володе сказала? Что будешь у меня ночевать, а там нами и не пахнет. Давайте-ка быстренько собираемся и отчаливаем. У тебя, Ларка, не квартира, а остров приключений. Я уже боюсь здесь долго задерживаться.

– Нечего на мою квартиру наговаривать, очень даже уютная, и я ее безумно люблю, что бы здесь ни происходило, – возмутилась Лариса, защищая свой кров.

– Девочки, хватит спорить, – встала между подругами Евгения. – Ларис, действительно пора собираться. Я сейчас только переоденусь и буду готова. Наташа, ты мне не подскажешь, что нужно сделать, чтобы мое лицо приобрело нормальный оттенок? – обратилась Женя к Наташе, чтобы переменить тему разговора.

– Приедем ко мне, я тебе маску сделаю, и завтра уже будешь в порядке, – махнула Наташа рукой. Она опять посмотрела на Ларису и гаркнула: – Ну, мы едем или не едем?

– Успокойся, конечно, едем. Что орешь как контуженая? – шикнула на нее Лариса.

– Сама такая, – беззлобно ответила та и пошла в спальню к зеркалу. Наташа ни при каких обстоятельствах не выходила из дома без соответствующего макияжа. А так как ей за последние два часа пришлось не раз утирать слезы, то, естественно, все, что было на лице, смылось. Когда она разложила на трюмо все, что имелось в косметичке, в комнату вошла Лариса.

– Нет, Натка, ты в самом деле контуженая. Мы же на машине поедем. Ну, скажи на милость, кто будет на тебя смотреть? Кому нужны твои накрашенные глаза и губы?

– Не важно. Вдруг ГАИ остановит? Я что же, по-твоему, должна сидеть за рулем без лица? – возмутилась подруга, намалевывая губы яркой помадой.

Лариса сложила руки на груди и прищурила глаза.

– Я вот о чем думаю, дорогая. Ты когда замуж выйдешь, в постель тоже будешь в макияже ложиться? Или, как институтка, станешь свет выключать? Или еще что-то придумаешь? – с сарказмом спросила она.

– А что? Японские женщины всегда ложатся с мужем накрашенными, да еще вырабатывают в себе дар спать красиво. Представляешь, Лар, у них там закон такой есть. Если мужу не понравится, как спит его жена, он может подать на развод, и это будет считаться вполне существенной причиной. А я уже придумала, как мне быть. Я себе татуаж сделаю – на глазах, бровях и губах. Буду всегда свежа, красива и накрашена. Так-то! – и Наташа показала Ларисе язык. Та посмотрела на подругу и расхохоталась. Она обняла Наташу за плечи и поцеловала ее в щеку.

– Вот за что я люблю тебя, Натка, ты никогда не унываешь и стараешься найти выход даже из безвыходных ситуаций.

– Так я же мудрая, – сморщила Наташа нос, – потому что уже старая, как черепаха Тартилла. Скоро двадцать восемь стукнет, а мне еще ни разу замуж не предложили, это же скандал и полная задница.

– Не прибедняйся, у тебя воздыхателей хоть пруд пруди, – засмеялась Лариса.

– Во-во, ты правильно заметила, ими только пруд прудить, а больше они ни на что не годные, – фыркнула Натка и встала со стула. Она еще раз бросила взгляд в зеркало и, повернувшись к Ларисе, сказала: – Все, я готова, можно отчаливать. Я, Ларочка, жду такого мужчину, чтобы увидеть и пропасть. Чтобы влюбиться без памяти и нырнуть в омут с головой.

– Принца на белом коне? – засмеялась Лариса.

– Принц мне ни к чему, они слишком привередливые. Все равно, кто он, лишь бы человек был хороший и любил меня по-настоящему, а денег у меня и своих достаточно, – улыбнулась Наташа и, обняв Ларису за шею, потащила ее из спальни. Женя была уже готова и с нетерпением ждала подруг. Она тут же вскочила с кресла и спросила:

– Все, девчонки, можно уезжать?

– Да, поехали. Сейчас, только проверю, все ли выключено, а то я один раз ушла, а утюг включенным оставила. Вспомнила об этом, когда в супермаркете покупки делала. Понеслась к выходу как очумелая и, представляете, с корзинкой, в которую продукты уже положила, но еще не оплатила. Меня охранники у машины поймали, чуть в милицию не сдали. И каково же мне было, когда я приехала домой и, посмотрев на утюг, вспомнила, что он сам автоматически отключается?

Лариса пробежалась по квартире, проверила, все ли в порядке, и присоединилась к девушкам, которые с нетерпением ждали ее у дверей. Когда они вошли в лифт, Лариса спросила у Евгении:

– Жень, я так у тебя и не выяснила со всей этой катавасией. Ты в Ростов дозвонилась?

– Да, поговорила с мамой, ничего ей не стала объяснять, просто попросила, чтобы она сказала, что я у нее, если будет звонить Алексей Александрович. Она придумает что-нибудь, если он попросит меня к телефону. Потом я позвонила ему самому и сообщила, что прямо сегодня улетаю к матери.

– И что он тебе на это сказал?

– Ничего, мать – дело святое, и он прекрасно это понимает. Побеспокоился, есть ли у меня деньги, и все на этом. Правда, еще сказал, что со мной хочет поговорить один человек, а когда я спросила, что за человек, он ушел от ответа. Говорит, когда приедешь, тогда все и узнаешь. Я вот о чем думаю, Ларис. Теперь-то выяснилось, что никто меня убивать не собирался, а всего лишь вор хотел ограбить. Зачем мне тогда у тебя жить? Я же могу спокойно домой вернуться.

– Не говори гоп, моя милая, пока не перепрыгнула, – осадила девушку Лариса. – Мы этому Ивану поверили на слово, но нет никакой гарантии, что он нас не провел. Так что сиди у меня и не рыпайся, пока не выясним все до конца. Тем более ты уже свекру сообщила, что уезжаешь. Что ты ему скажешь, если домой вернешься? Что мать так же внезапно выздоровела, как и заболела? Еще не вечер, моя милая, нужно быть готовыми ко всему. Вот когда все закончится, тогда и будем решать, где тебе жить и что делать. Все началось с того, что мы решили найти убийцу Саши. А теперь выходит, что про это совсем забыли со всеми последующими событиями. Я от своего слова отступать не собираюсь и хочу продолжить свое расследование. Насчет того человека, который хочет с тобой поговорить, у меня уже имеются соображения. Наверняка это Володя, ведь он тоже занимается тем же, чем и мы. Только бы не столкнуться с ним на узкой дорожке, я даже и представить боюсь, что он со мной сделает, – Лариса закатила глаза под лоб. – И потом появилась еще одна причина для того, чтобы тебе не появляться дома, – задумчиво добавила она.

– Какая причина? – удивленно спросила Евгения.

– Потом, все потом. Радуйся, что мы с тобой рядом, остальное – мелочи жизни, – отмахнулась Лариса.

Девушки вышли во двор и прошли к машине Наташи.

– Наташ, ты с Женей езжай на своей тачке, а я поеду на своей за вами следом, – предложила Лариса.

– Это еще почему?

– Ну, не ехать же завтра сюда за машиной? С утра я должна кое-какие дела сделать, кое-что выяснить. Не будешь же ты меня везде на своей тачке возить? – сказала Лариса.

– Понятно. Хорошо, езжай на своей, – согласилась Наташа, – а ты, Женя, запрыгивай ко мне.

Две машины выехали со двора и направились в сторону Наташиного дома. За ними следом ехал джип, не выпуская их из поля зрения.


Глава 10 | Ангелочек с рожками | Глава 12