home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

– Вот такие, Ларочка, дела, – устало сказал Алексей Александрович, напряженно наблюдая за ее реакцией на его рассказ.

– Выходит, что вы были правы, когда говорили, что смерть Саши каким-то образом связана с вашим приятелем?

– Все свидетельствует об этом. Я знаю, что у Николая была семейная реликвия, очень ценная вещь. Теперь, после того что случилось, я пришел к выводу, что он попросил Сашу сохранить эту вещь, ведь копию сын сделал намного раньше. Но я на самом деле не знаю, где эта реликвия может быть. Во всяком случае, я уверен, что Саша не прятал ее у нас. Он принес только портрет, который повесил в своей бывшей комнате, сказав, что его попросили отреставрировать, но это все. Если бы сын хотел что-то у меня спрятать, он бы прежде всего сообщил мне об этом, я уверен.

– А Саша что же, еще и реставрацией занимался? – удивилась Лариса.

– Он же художником был, Ларочка. Что здесь удивительного? – пожал плечами Алексей Александрович. – Когда не было заказов на ювелирные работы, он не гнушался ничем, лишь бы заработать, очень ему не терпелось поскорее свою мастерскую открыть. Он возлагал на нее большие надежды, мечтал о своей собственной выставке ювелирных украшений.

– А почему Саша принес портрет к вам? Он же вроде всегда дома работал? – поинтересовалась Лариса.

– Дома у него были инструменты для ювелирного дела, а все остальное, что касается реставрационных работ, он здесь оставил. Можешь посмотреть, все так и лежит у него в комнате.

– А часто он занимался реставрацией? – спросила Лара.

– Нет, не часто, но если брался за такую работу, то это были действительно ценные полотна.

– Можно мне взглянуть на портрет?

– Отчего нельзя? Конечно, можно, – засмеялся старик.

– А почему вы смеетесь, Алексей Александрович? – удивленно спросила Лариса.

– Да портрета-то ты не увидишь, Ларочка. Там теперь лютики-цветочки, – хитро посмотрев на девушку, ответил хозяин дома.

– Какие лютики и почему цветочки? – не поняла она.

– Саша отложил реставрацию на некоторое время, сказал, что у него сейчас срочный заказ, и закамуфлировал пока портрет под простую репродукцию, назвав его «Сказочная поляна».

– К чему такие предосторожности, он чего-то боялся?

– Тогда я не придал этому значения, а теперь понял, что Саша действительно чего-то опасался. Поэтому я и обратился в милицию, но когда увидел, как там к этому отнеслись, решил больше ничего не рассказывать и не стал упоминать о картине.

– В прошлый раз вы не рассказали мне об этом, я имею в виду картину, ну и еще кое о чем. Почему, Алексей Александрович?

– Честно?

– Конечно, честно.

– Я не принял тебя всерьез, Ларочка, ты уж не обижайся на старика.

– А сейчас, значит, приняли? – нахмурилась она.

– Нет у меня никого, девочка, кому бы я мог доверять, детективы не в счет. Они люди посторонние, ну будут делать свою работу, не сомневаюсь, что добросовестно, но они так и останутся чужими. И потом, к ним обратился совершенно другой человек и с другой просьбой, и на Сашу они вышли случайно, только потому, что у Николая в записной книжке был записан его телефон. Когда узнали, что Сашу убили, естественно, в первую очередь пришли ко мне. Они выполняют работу своего клиента и не станут искать убийцу моего сына. Понимаешь, что я имею в виду? Ты дружила с Сашей, хорошо его знала, ты будешь стараться по-настоящему, я почему-то в этом уверен. Эй, что это ты губы надула, неужели обиделась? – заглядывая в глаза Ларисе, улыбнулся Егоров. – Не нужно, не обижайся и прости меня. Прошу, Ларочка, если ты действительно хоть что-то сможешь узнать, то помоги мне. Не хочу, чтобы эти люди спокойно жили, отняв у меня единственного сына. Я не прошу тебя лезть туда, где опасно, просто, если сможешь что-то узнать, скажи мне, а я уж передам это профессионалам.

– Меня, значит, вы профессионалом не считаете? Меня, значит, можно использовать только как девочку на побегушках? – возмутилась Лариса.

– Успокойся, Ларочка, никто не считает тебя плохим сыщиком, просто ты женщина, – неопределенно пожал плечами старик.

– Женщины тоже бывают разными. Я вам еще докажу, чего стою, вот увидите. Мой Володька тоже считает, что у меня мозгов не больше, чем у его секретарши. Здесь вы, дорогие мужчины, глубоко заблуждаетесь. Ладно, Алексей Александрович, обидели вы меня, конечно, но я негордая, не брошу вас на попечение этих «крутых Уокеров», сделаю что смогу. Мне уже пора, нужно теперь всю информацию, что вы мне подкинули, проверить. Да, совсем забыла, дайте мне телефон тех знакомых из Дрездена. Они, кстати, говорят по-русски?

– Конечно, они же россияне, работают там по контракту.

– Вы им больше не звонили?

– Нет, не звонил. Да и что толку звонить? Больше, чем известно всем, они не скажут.

– Я сама позвоню, еще раз все расспрошу, вдруг что-то новенькое услышу, и тогда сразу же перезвоню вам. Все, Алексей Александрович, я побежала, а вы выздоравливайте. Постарайтесь обо всем этом поменьше думать, сердце-то, оно не железное, вон опять у вас приступ был.

– В общем-то ты права, Ларочка. Но что же я поделать с собой могу? Ведь сына моего убили, врагу такого испытать не пожелаю. Все ругаю себя, что не расспросил его тогда как следует, может, и не случилось бы такого несчастья. Вечером, когда спать лег, все думал об этом, почувствовал, что сердце начало пощипывать, а утром началась такая боль, прямо в глазах потемнело.

– Не казните себя, Алексей Александрович, вы здесь совершенно ни при чем, и думаю, что изменить ничего не смогли бы. Я вам буду часто звонить и обо всем рассказывать. Договорились?

– Договорились, – кивнул Егоров и улыбнулся Ларисе отеческой улыбкой. У нее от этой улыбки вдруг защипало в глазах, и она поторопилась к входной двери.

– До свидания, Алексей Александрович, выздоравливайте и звоните мне в любое время дня и ночи.

– Всего доброго, Ларочка, – улыбнулся старик и закрыл за ней дверь.

Лариса села в машину и тут же наткнулась на вопрошающий взгляд Евгении.

– Ну? – нетерпеливо сказала та.

– Что ну?

– Рассказывай, что тебе сообщил мой свекор.

– Ничего нового, – Лариса пожала плечами.

– Как это ничего нового? Ты же говорила, что хочешь его о чем-то спросить.

– Говорила, ну и что? Просто я проверила ту информацию, которую он мне дал еще в прошлый раз, но я тогда не придала ей особого значения. Вот, собственно, и все. Чувствует он себя не очень хорошо, но и не совсем плохо, думаю, что все образуется, – Лариса перескочила на другую тему, чем немало удивила Евгению.

– Ты что, не хочешь мне о чем-то рассказать? – нахмурилась Женя.

– Не говори глупостей. Честное слово, мне нечего добавить к тому, что ты уже знаешь.

Лариса повернулась к Евгении и, посмотрев на нее пристальным взглядом, спросила:

– Ты действительно не знаешь, где могут быть украшения?

– Совсем с ума сошла? – подпрыгнула Женя. – Откуда я могу знать?

– Если ты что-то скрываешь, то это чревато последствиями. Не забывай, кто-то убил Сашу за те побрякушки. Не могли же они провалиться сквозь землю? Нам предстоит очень опасное мероприятие, – безжалостно продолжала Лариса. – И прежде всего нам нужно узнать, что за люди были в квартире у Наташи, а главное, кто их послал. Ведь они искали украшения, это понятно как дважды два. Значит, кто-то точно знает, что они у тебя, Женя.

– Но ведь их у меня нет! – Евгения сорвалась на крик и хмуро посмотрела на Ларису.

– Значит, им об этом неизвестно, – развела Лариса руками.

– Ты хочешь сказать, что они опять попытаются достать их? – спросила Евгения.

– Именно это я и хочу сказать. И что из этого следует? А из этого следует, что мы должны быть готовы к встрече с ними и должны точно узнать, кто за всем этим стоит. Я уверена, что если мы выясним, кто охотится за украшениями, то поймем того, кто убил Сашу. Это один и тот же человек или люди, здесь к гадалке ходить не нужно, и так все понятно, – размышляла сыщица.

– Господи, ну за что мне-то такие мучения? Где мне искать эти чертовы украшения, чтоб им пусто стало? – простонала Женя и приготовилась разразиться рыданиями.

– Прекрати немедленно, – осадила ее Лариса и вставила ключ в зажигание. – Терпеть не могу слез, хотя сама очень часто с удовольствием реву как белуга. Что плакать-то без толку? Если бы это помогло хоть немного, я бы с удовольствием к тебе присоединилась. Но так как это совершенно бесполезное занятие, предлагаю сие мероприятие отложить до лучших времен, – быстро протараторила Лариса и по-дружески улыбнулась Жене. Она завела машину и тронула ее с места.

– Слушай, Жень, может, зайдем куда-нибудь, перекусим? У меня, по-моему, на нервной почве солитер в кишках завелся! Есть хочу так, что если немедленно не брошу что-нибудь в желудок, то непременно скончаюсь, – засмеялась Лариса и посмотрела на притихшую Евгению. – Ну, ты как, не против? – повторила свой вопрос Лариса.

– Мне все равно, – безразлично ответила та, – у меня на нервной почве, наоборот, аппетит пропадает напрочь.

– Аппетит приходит во время еды, – не сдалась Лариса и направила машину в сторону Кутузовского проспекта, куда они очень часто заезжали с Владимиром. Там было кафе «Ростикс», где замечательно готовили куриные крылышки, которые Лариса обожала до умопомрачения. Она сколько раз пыталась приготовить точно такие же дома во фритюре, но у нее ничего не получалось. Видно, у фирмы был свой особый рецепт, который они держали в строгом секрете. Лариса посмотрела в зеркало, и ей вдруг показалось, что за ними опять едет та же машина, синие «Жигули». Она по возможности прибавила скорость, но потом опять резко ее сбросила, увидев знак ограничения. Еще раз взглянула в зеркало и увидела, что «Жигули» свернули направо.

– Фу ты, черт, – выругалась про себя Лариса, – так и фобия может развиться, «мания преследования» которая. Мне только этого не хватает для полного счастья.

Лариса оставила машину у кафе на парковке. Они прошли с Женей внутрь и направились к стойке, где суетилась целая бригада обслуги. Девушки заказали по пять крылышек, по салату, по куску пиццы и по большому стакану кока-колы. На десерт они взяли мороженое и, когда их подносы заполнились одноразовыми тарелками, двинулись в зал. Лариса увидела свободный столик у окна и прошла к нему.

– Давай, Женя, присаживайся, будем получать удовольствие, – предложила Лариса и, поставив поднос на столик, уселась сама. Она мельком взглянула в окно и чуть не поперхнулась кока-колой. Она ничего не сказала Евгении, а просто начала пристально наблюдать за синими «Жигулями», которые с завидной наглостью расположились прямо напротив окна, где сидели девушки.

«Что же ты привязался к нам? Что тебе нужно? – про себя думала девушка, засовывая в рот кусок пиццы. – Интересно, а где сам водитель? Сидит в машине или здесь, в зале?» – незаметно оглядывая зал, продолжала размышлять Лариса.

– Ты что такая расстроенная? – услышала она голос Евгении.

– А? Что ты сказала? – растерянно спросила Лариса.

– Лар, что-то случилось? – забеспокоилась Женя и с тревогой посмотрела на Ларису.

– Нет, ничего не случилось. С чего ты взяла? – пожала та плечами и опять бросила взгляд на машину. Женя проследила за ее мимолетным взглядом.

– Тебя что-то взволновало, я же вижу, – не сдавалась Евгения, – говори немедленно.

– Жень, ничего страшного не произошло, просто я увидела «Жигули», от которых мы сегодня с тобой удирали. Но ведь смешно предполагать, что это именно они, правда? Синих машин в Москве, как грязи в чистом поле после дождя, – рассуждала Лариса, очень желая, чтобы ее доводы оказались правдивыми и эта машина была просто похожей.

– Дай бог, – прошептала Женя и с опаской бросила взгляд за окно. Девушки просидели в кафе еще минут двадцать. Когда они принялись за мороженое, то увидели, как к «Жигулям» подошел молодой парень и, открыв двери, сел за руль. И Лариса, и Женя замерли, наблюдая за движениями парня. Лариса опомнилась только тогда, когда с ложки капнуло мороженое прямо ей на блузку. Она, чертыхаясь, схватила салфетку и начала стирать расплывающееся пятно. «Жигули» тем временем медленно отъехали от кафе и вырулили на проезжую часть. Машина тут же влилась в общий поток и скрылась из вида. Лариса медленно вдохнула и так же медленно выдохнула.

– Да, Женька, докатились мы с тобой. На каждом углу теперь будем преследователей видеть, – засмеялась Лариса.

– Приятного аппетита, девушки, – раздался вкрадчивый мужской голос, и Женя подскочила как укушенная.

– Ой, мамочки, – пробормотала она и схватилась за грудь руками. Лариса, приподняв подбородок, смотрела на человека, который стоял за спиной у Жени и приветливо улыбался.

– Какими судьбами, Вячеслав? – спросила Лариса сладеньким голоском, но глаза ее при этом оставались как две льдинки. Женя испуганно оглянулась.

– Вячеслав? – только и смогла проговорить она и снова рухнула на стул.

– Я проезжал мимо, увидел на стоянке вашу машину и решил заглянуть сюда, чтобы поздороваться, – совершенно спокойно произнес мужчина и присел на свободный стул.

– Желаете мороженого? – ехидно спросила Лариса, протянув полупустой стаканчик Вячеславу. Тот посмотрел на нее смеющимися глазами и неожиданно принял стаканчик. Лариса приоткрыла рот и захлопала глазами, а Вячеслав тем временем поднялся из-за стола, подошел к стойке и, взяв чистую ложечку, вернулся к девушкам. Он непринужденно откинулся на спинку стула и начал с аппетитом поедать мороженое.

– Замечательно, – причмокивая губами, произнес Вячеслав и отправил в рот следующую порцию мороженого. Лариса сглотнула комок в горле и посмотрела на Женю. Та словно окаменела, но лицо ее покрывал яркий румянец.

– Я еще не успел пообедать, и ваше предложение перекусить мороженым пришлось как нельзя кстати, – продолжал издеваться над Ларисой Вячеслав, мило ей улыбаясь. Лариса не выдержала и расхохоталась.

– Хватит вам, Вячеслав, сдаюсь, один – ноль в вашу пользу, – проговорила она и посмотрела на него уже не так враждебно.

– Ларочка, почему вы невзлюбили меня сразу же, как только я оказался в поле вашего зрения? – весело поинтересовался тот.

– С чего это вы взяли? – почти натурально удивилась Лара.

– Это видно невооруженным взглядом, – пожал Вячеслав плечами. – Я что-то сделал не так? Или вам не нравятся мои уши? В чем все-таки дело? Может, вы мне подскажете, и я тогда постараюсь исправиться как можно быстрее? – продолжал он, неотрывно глядя на Ларису.

– Почему вы должны исправляться ради меня? По-моему, вы ухаживаете за Женей, а не за мной? – парировала Лариса.

– Но ведь вы ее подруга, если я не ошибаюсь?

– И что это меняет? – удивилась Лариса.

– В общем-то ничего и в то же время очень многое. Ведь вы, женщины, всегда слушаете своих подруг, если даже они не правы и вы это прекрасно видите. Но уж такова ваша психология – всегда поддерживать друг друга, ополчившись против нас, мужчин. Поэтому я сейчас и пытаюсь всеми силами вызвать симпатию у подруги девушки, которая мне очень нравится, – сказал Вячеслав и посмотрел на Евгению. Та сидела притихшая, как мышка, и нервно теребила пуговицу у куртки. Лариса усмехнулась и ответила:

– Я не собираюсь настраивать Женю против вас, она взрослая девушка и в состоянии трезво оценивать свои поступки. Я ничего не имею против вас, Вячеслав, поверьте. И вы совершенно напрасно клевещете на меня. То, что я отношусь к вам немного настороженно, очень просто объяснить. Женя совсем недавно овдовела, эта рана еще слишком свежа, и мне, как ее старшей подруге, естественно, не хотелось бы, чтобы ее кто-то обидел. Для нее это будет слишком больно. Вот, собственно, и все объяснение. А так вы мне даже симпатичны, вы чем-то похожи на моего мужа Владимира, – весело проговорила Лариса и поднялась из-за стола. – Женя, нам пора ехать, – обратилась она к девушке, которая во время всего разговора так и сидела, не проронив ни слова.

– Кстати, Вячеслав, откуда вы знаете мою машину? – неожиданно задала Лариса вопрос. Тот покачал головой, пряча улыбку, а потом, посмотрев на Ларису все тем же веселым взглядом, ответил:

– Ларочка, вы неподражаемы. Вы же прекрасно знаете, что за Женей наблюдали мои люди. С кем она общается, на чем ездит и чей это транспорт… Вы получили ответ на мой вопрос?

– Да, спасибо. Я думала, что вы сейчас начнете врать, – откровенно сказала Лариса.

– Зачем? – удивился Вячеслав.

– Не знаю, подумала, и все, – Лариса пожала плечами и пошла к выходу.

– Женя, ты идешь? – повернулась она к девушке, но увидела, что Вячеслав, взяв ту за руку, что-то ей говорит, покачала головой и крикнула: – Я подожду тебя в машине.

Лариса открыла дверцу автомобиля и села за руль. Она включила радио и, настроившись на волну «Серебряный дождь», откинулась на спинку сиденья, слушая музыку.

«Сейчас приедем домой, позвоню Володе, скажу, что соскучилась. Я и правда соскучилась по нему. Может, стоит все ему рассказать? Что-то страшновато становится, если честно. Какие-то люди проникают в квартиру к Наташе, предварительно собираясь нас усыпить газом. А если бы Наташа не проснулась? Что бы тогда было? Где гарантия того, что мы вообще бы очнулись? Кто знает, что у этих людей на уме? А вдруг им надоест играть в прятки и они решатся прикончить нас? Ой, мамочки, кажется, я несу какую-то ахинею. Зачем им нужно нас убивать, если они еще не нашли то, что ищут? А ищут они ювелирный раритет, который принадлежит известному коллекционеру Прохорову Николаю Сергеевичу. Ой, что-то я не то несу, коллекционер погиб, и раритет теперь принадлежит его племяннику. Да, бедный племянник даже не успел порадоваться. Может быть, Алексей Александрович прав и эта авария произошла не случайно? Сегодня же нужно позвонить в Дрезден и разузнать у его знакомых, что к чему. А что это даст? Если они даже дадут мне номер отделения полиции, которое занималось этой аварией, что я смогу выяснить по телефону? Они и разговаривать со мной не захотят. Как ни крути, а без Володиной помощи здесь не обойтись. Все, заметано, сейчас приедем домой, звоню Володе и все ему рассказываю», – решила Лариса и посмотрела на двери кафе.

– Долго они собираются там любезничать? – проворчала она и уже хотела пойти поторопить влюбленную парочку, как они сами показались в дверях. Вячеслав наклонился к Жене и что-то ей сказал. Та утвердительно кивнула головой и побежала к машине Ларисы. Женя торопливо села на место пассажира и напряженно выдохнула.

– Поехали, – сказала она и весело посмотрела на Ларису.

– Что это тебя так развеселило? – поинтересовалась та.

– Ничего, просто хорошее настроение, – пожала плечами Женя и спрятала от Ларисы горящие глаза.

– Ты мне зубы-то не заговаривай, – хмыкнула Лариса, – вон глаза как две лампочки светятся. Женька, неужели ты влюбилась?

– Не говори глупости, Лара, просто нравится мне этот мужчина, вот и все. Посмотри на него, как с картинки спрыгнул. Разве может такой не понравиться? – повернувшись к Ларисе, говорила Женя, как будто оправдывалась. – Ты меня осуждаешь? Скажешь, не успела мужа похоронить, а уже подолом метет? Только я почему-то ничего с собой поделать не могу, это помимо моей воли происходит. Я тебе рассказывала, как сильно Сашу любила, и мне ужасно стыдно за сегодняшнее мое состояние. Но когда я смотрю на Вячеслава, у меня Саша совершенно вылетает из головы. Это ужасно, правда?

– Да нет. Что здесь ужасного? «Жизнь хорошая штука, как ни крути». Помнишь это выражение? Так оно и есть, жизнь продолжается и берет свое. Ты девушка молоденькая, в тебе еще материнский инстинкт не реализован, и то, что ты тянешься к сильному мужчине, вполне естественно. Тем более сейчас, когда тебе требуется поддержка и защита. Это происходит помимо твоей воли, на уровне подсознания, а с этим бороться практически бесполезно. Когда со мной случилась неприятность и я узнала, что мой муж мне изменяет, а потом начались непредвиденные события, рядом оказался Володя. Вот пока он крутился вместе со мной во всей этой карусели, я в него влюбилась без памяти, и, как позже выяснилось, он в меня тоже. Так мы и стали жить вместе, хотя я до сих пор считаюсь замужней дамой. Мне тогда вообще все равно было, что обо мне будут думать и говорить, лишь бы любимый мужчина был рядом. Жень, а у тебя, кроме Саши, не было мужчин? – задала вдруг Лариса вопрос, пристально глядя на девушку.

– Нет, не было. Я Сашу любила, да и женаты мы были всего два года, не успели еще наскучить друг другу. И вообще мне кажется, что я однолюбка. Вот смотрю на Вячеслава, вроде нравится он мне, а как подумаю, что в постель нужно будет ложиться, если продолжу с ним знакомство, так прямо мороз по коже. Я не могу представить себя с другим мужчиной, кроме Саши, хотя прекрасно понимаю, что однажды жизнь все равно возьмет свое. Давай мы сейчас не будем говорить об этом, все само расставится по своим местам, – проговорила Женя и посмотрела на Ларису грустными глазами.

– Как скажешь, – пожала та плечами, завела мотор и тронула машину с места. Потом резко остановилась и чертыхнулась: – Черт, я же совсем забыла позвонить Наташе. Приезжал ли Володя, и вообще, что она там придумала по поводу моего отсутствия?

Она схватила мобильник и набрала номер своей подруги. Когда ей ответила Наташа, Лара почти прокричала в трубку:

– Наташ, это Лариса. Как там дела?

– У тебя все в порядке? – задала встречный вопрос подруга.

– Да, да, все нормально. Ты мне скажи, Володя приезжал?

– Да, Ларочка, он приехал и ждет тебя. С мамой все в порядке?

– Наташ, ты чего, забыла, что моя мать в доме отдыха? Надеюсь, с ней все в порядке, – растерянно ответила Лариса.

– Да? Значит, ничего страшного? Сделают промывание и отпустят домой? Ой, ну слава богу, а то я уже вся испереживалась. Значит, просто отравление, совсем не опасное? – продолжала говорить Наталья как ни в чем не бывало.

– Наташа, ты чего там несешь? Какое промывание? Какое отравление?

– Ларис, ну ты там сама соображай, что ей сейчас можно, а чего нельзя. Я думаю, что самое лучшее после пищевого отравления минеральной воды побольше пить без газа. А уж потом можно будет и бульончик, – ничуть не смутившись, тараторила Наталья.

– Ты что, сказала Володе, что у моей матери отравление и я поехала к ней в больницу? – спросила обалдевшая Лариса.

– Правильно, Ларочка, ты хорошо соображаешь и все делаешь, как нужно, – поддакнула Наташа.

– Идиотка, Володя знает, что она на отдыхе, – прошипела Лариса.

– Да, мне тоже очень жаль, что так получилось и ей пришлось прервать отдых, – притворно вздыхая, прокудахтала Наталья, а потом торопливо добавила: – Ты когда приедешь?

– Через тридцать минут, – рявкнула Лариса и отключилась. Ее до безумия взбесило, что подруга, чтобы как-то оправдать ее перед Володей, не моргнув глазом, уложила ее мать в больницу с отравлением. Хотя та наверняка прекрасно себя чувствует и отдыхает со своим новым мужем в подмосковном доме отдыха. Шипя, как кобра, приготовившаяся к атаке, Лариса резко нажала на педаль газа, и машина сорвалась с места.


Глава 15 | Ангелочек с рожками | Глава 17