home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

Пока доехали до дома Наташи, Лариса немного остыла и начала рассуждать почти здраво.

– Что это я? Наташка старалась как могла, чтобы выгородить меня, а я на нее злюсь. Ну, подумаешь, наверняка она ляпнула первое, что пришло в голову. Нужно сказать ей спасибо, что не отправила меня на чьи-нибудь похороны.

Лара даже не замечала, что разговаривает вслух, и опомнилась только тогда, когда Женя, удивленно на нее посмотрев, спросила:

– Лариса, с тобой все в порядке?

– Да, да, все нормально, – растерянно пробормотала та и нахмурилась: – Я должна тебе кое-что сказать, Женя.

– Что?

– Сейчас я познакомлю тебя с Володей, и мы ему все расскажем.

– Ты же не хотела этого, – удивилась Евгения.

– Не хотела, а теперь хочу. Я как следует пораскинула мозгами и пришла к выводу, что могу не справиться с создавшейся ситуацией, уж слишком горячо стало. Я имею в виду сегодняшнее ночное приключение, так что, думаю, пришло время рассекретиться. Без мужской поддержки нам не справиться, поэтому самый лучший способ получить ее – рассказать все профессионалу. Тем более он занимается твоим делом. Правда, мне даже страшно подумать, что он со мной сделает, но я уже морально к этому готова, – и Лариса при этих словах поежилась.

– Ты знаешь, Лар, мне почему-то не очень хочется с ним знакомиться, – заявила Евгения и посмотрела на Ларису виноватыми глазами.

– Это еще почему? Так или иначе, тебе все равно придется с ним встретиться, ведь он ведет расследование о пропаже раритета. Чего ты испугалась, дурочка? Володька замечательный мужик и совсем не злой. Я его боюсь лишь потому, что он строго-настрого запрещает мне лезть в его дела, а я не слушаюсь. Не раскисай, все будет замечательно, вот увидишь. Кто знает, может, выяснится, что Саша действительно здесь ни при чем и его убили грабители, решившие поживиться в ломбарде. К тебе приходил какой-то человек, требуя возврата раритета, вот с твоей помощью Володя и докопается до истины. Неужели ты не хочешь все выяснить?

– Я уже ничего не хочу, испугалась сегодня ночью аж до колик в животе.

– По тебе не очень-то это было заметно, вон как за пистолет ухватилась, – улыбнулась Лариса.

– Это видимость одна, – махнула Женя рукой, – а так я ужасная трусиха, даже мышей боюсь.

– Ну-у, мышей и я боюсь, эка невидаль, – засмеялась Лариса и завернула в переулок, где стоял дом Натальи.

Она поставила машину во дворе, и они с Женей поднялись на этаж к Наташе. Подруга уже поджидала их у дверей, видно, увидела машину из окна.

– Ну наконец-то, я думала: скончаюсь от любопытства, – проговорила Наталья и, схватив Ларису за руку, втащила ее в прихожую. Не дав девушкам даже раздеться, она прямо у порога начала их расспрашивать.

– Ну, рассказывайте, рассказывайте. Где были, что узнали, что удалось выяснить?

Лариса с удивлением уставилась на подругу. Та задавала вопросы во весь голос, совершенно не остерегаясь, что их может услышать Владимир. Наташа правильно поняла ее взгляд и, махнув рукой, протараторила:

– Не переживай, Володя уехал десять минут назад. Ему кто-то позвонил на мобильный, и он убежал, будто с цепи сорвался. Сказал, что как только освободится, сразу же приедет, но сначала позвонит, – и она потащила Ларису в комнату. Опрокинув подругу на диван, она уселась рядом и уставилась на нее вопрошающим взглядом.

– Ну? – Наташа дернула Ларису за рукав.

– Чего разнукалась, запрягла, что ли? – отмахнулась от нее Лариса.

– Я тебя сейчас придушу, так и знай. Рассказывай немедленно! – заорала Наталья.

– Наташ, отстань от меня. Я была у Алексея Александровича, просто еще раз поговорила с ним, вот и все.

– Жень, это правда или она меня за нос водит? – Наташа в упор уставилась на Женю.

– Ой, ты только не смотри на меня такими глазами, а то меня смех разбирает. Они у тебя сейчас на чайные блюдца похожи, – засмеялась Женя.

– Вы что, издеваетесь надо мной, мать вашу? – взвилась Наталья. – Чем, интересно, тебе мои глаза не нравятся? Какие хочу, такие и ношу. Я тут извелась вся, переживаю за вас. Можно сказать, грудью защищаю, выгораживаю, всякий бред собачий мужику несу, а они приехали и резину тянут.

– Остынь, никакую резину мы не тянем, и рассказывать пока нечего, честное слово, – улыбнулась Лариса.

– А почему же тогда вас так долго не было?

– В кафе заезжали, перекусили, там Вячеслава встретили. Перед этим мне показалось, что за нами машина какая-то едет, пришлось отрываться.

– За вами что, все-таки следили? – округлив глаза, прошептала Наташа.

– Может, и следили, а может, и показалось, – неопределенно пожала плечами Лариса. – Я, знаешь, Наташ, решила все Володе рассказать. Что-то тревожно у меня на душе.

– Дело, конечно, твое, раз решила, значит, расскажи.

– А я не думаю, что это правильное решение, – услышали девушки голос Евгении.

– Это почему же? – удивилась Лариса. – Вроде мы с тобой эту тему в машине только что обсудили, а ты опять за свое.

– Не знаю, мне почему-то кажется, что ему не удастся распутать это дело, – пожав плечами, ответила Женя.

– Это ты зря, девочка, Владимир в своем деле профессионал. Он и не такие дела распутывал, – вступилась за своего друга Лариса.

– И потом мне совсем не хочется быть постоянно у кого-то под колпаком. Ведь ясно как белый день, что за нами охотятся, вернее, не за нами, а за побрякушками. Я ума не приложу, почему бандиты думают, что они у нас.

Лариса еще что-то собиралась добавить, но в это время зазвонил телефон, и им пришлось прервать разговор. Наташа взяла трубку и через некоторое время передала ее Жене.

– Это тебя, звонит твоя подруга.

Евгения поднесла трубку к уху и радостно затараторила:

– Да, Верочка, я тебя слушаю. Ничего, все нормально. Когда? Что случилось? Хорошо, давай встретимся, через час я приеду. Пока, целую.

– Куда это ты собралась? – настороженно посмотрев на Женю, спросила Лариса.

– Вера звонила, попросила подъехать к ней, что-то там у нее случилось, – ответила Женя и начала собираться.

– Что именно случилось?

– Она не захотела говорить по телефону.

– Ты надолго?

– Не знаю, как получится, – пожала Женя плечами. Она посмотрела на Ларису и улыбнулась: – Лар, все будет нормально. Что же мне теперь, так и сидеть постоянно дома? Я буквально туда и обратно. Верочка – моя лучшая подруга. Как я могу не поехать к ней, когда она об этом просит? Вот если бы тебя Наташа позвала, ты бы ей отказала?

– Нет, конечно, – ответила Лариса.

– Вот видишь? Я тоже не могу, – сказала Евгения и пошла в прихожую.

– Жень, а Вера знает, чем мы сейчас занимаемся? – спросила Лариса, провожая девушку до дверей.

– Практически нет, я ей в общих чертах картину нарисовала, но подробностей не рассказывала, для этого не было возможности. Мы с ней не виделись с того дня, как ты ей позвонила и попросила меня с тобой встретиться. Я ей только кое-что рассказала по телефону, дала номера, по которым меня можно найти, и все.

– Женя, а как ты думаешь, твоя Вера не замешана в этом деле? Может, она как-нибудь случайно видела, что Саша делает, или еще чего? Ты же сама говорила, что она с каким-то там крутым встречается.

– Ты соображаешь, что говоришь? – вытаращилась на нее Евгения. – Верочка – моя лучшая подруга, она не способна на гадости, я ее очень хорошо знаю. А ее мужчина порядочный человек, бизнесом занимается. Не ожидала я от тебя, Лариса. Это же надо такое про Верку подумать, бред. Она знаешь как плакала, когда про Сашу узнала. Нет, Ларис, ты, может быть, и хороший детектив, но иногда тебя заносит не туда, куда надо, – обиженно проговорила Евгения.

– Понятно, извини, если обидела ненароком. До настоящего детектива мне еще далеко, так что иногда могу и не то сказать, ничего удивительного, – развела Лариса руками. – Ладно, езжай, только возьми мой мобильный телефон на всякий случай, – сказала она и сунула в сумку Жени аппарат. – Долго не задерживайся, чтобы я не волновалась. Вот когда все закончится, тогда гуляй, сколько душе угодно, а сейчас лучше поприжать одно место, – давала наставления Лариса уже на пороге.

– Ничего со мной не случится. Кому я нужна? – засмеялась Женя и шмыгнула к лифту. Лариса вернулась и села в кресло у телевизора. В комнату вошла Наташа.

– Куда это Женя убежала? – поинтересовалась она.

– Ей Вера позвонила, попросила приехать, что-то там у нее случилось, – спокойно ответила Лариса, продолжая смотреть на экран.

– Я бы на ее месте сейчас никуда не ходила, совсем безалаберная, – проговорила Наташа и пошла на кухню.

– Молодая, что с нее взять? – пробормотала Лариса, продолжая о чем-то сосредоточенно размышлять.

Женя не вернулась и к ночи. Наташа с Ларисой уже не знали, что делать и где искать девчонку. Телефон, который Лариса дала с собой Жене, монотонно повторял, что абонент не отвечает или временно недоступен.

– Где она может быть и почему телефон недоступен? – размышляли девушки. Лариса попробовала позвонить Евгении в квартиру, но номер тоже не отвечал.

– А где живет ее подруга? – спросила у Ларисы Наташа.

– Понятия не имею. У меня есть ее номер телефона, но он не отвечает, как и мой мобильный. Говорили Жене: никуда не ходи – нет, не хотела слушать, – раздраженно произнесла Лариса.

– А может, она со своим новым кавалером встретилась? Ты случайно не знаешь, как с ним связаться? – спросила Наташа.

– Откуда я могу знать? Мы с ним телефонами не обменивались, – пожала Лариса плечами. – И потом, если бы она пошла к нему на свидание, мне кажется, она бы обязательно нам позвонила и сказала об этом. Нет, здесь что-то не то.

– Может, случилось чего?

– Что ты имеешь в виду?

– Ну, мало ли? Могла и под машину попасть или еще что-нибудь.

– Типун тебе на язык, – сплюнула Лариса.

– Интересно, почему телефон недоступен? – опять пробормотала Наталья.

– Наташа, отстань ради бога. Откуда я могу знать, почему он недоступен? Подождем до утра, а завтра уж будем решать, где ее искать и что могло с ней случиться.

– Может, свекру ее позвонить? – предложила Наташа.

– У него сердце больное, его нельзя волновать. И потом Женя ему сказала, что срочно уезжает в Ростов, к матери. Завтра дозвонимся этой ее подруге и все узнаем, а сейчас давай спать, время третий час ночи, – проговорила Лариса и пошла в ванную комнату.

Утром, когда стрелки часов остановились на девяти, Лариса позвонила Вере. Девушка взяла трубку, и когда Лариса представилась и задала ей вопрос о Жене, та удивленно ответила:

– Так она вчера не приезжала ко мне. Я ее ждала, ждала, но она так и не появилась. Я страшно расстроилась, потому что Женя мне очень нужна была.

– Как это не приезжала? Она сразу же после твоего звонка поехала, буквально через десять минут из дома вышла, – опешила Лариса.

– Нет, не приезжала, честное слово, – заверила ее Вера. – Я еще снова хотела позвонить, но закрутилась, а потом за мной мой парень приехал и повез меня в ночной клуб. А что случилось? – запоздало поинтересовалась Вера.

– Женя не пришла ночевать, и мы очень волнуемся. Телефон, который я ей дала с собой, не отвечает, и мы уже всю голову сломали, где она может быть. Ничего не сказала, не предупредила. Я думаю, что-то могло случиться. Ты случайно не знаешь телефонов каких-нибудь ее знакомых?

– Нет, не знаю, мы с ней в последнее время очень редко встречались, – неуверенно сказала Вера. – А вы в больницы не пробовали звонить?

– Нет, до этого пока не дошло, но, видно, придется, – ответила Лариса и поторопилась попрощаться с девушкой. Она повернулась к Наташе и сказала: – Такое впечатление, что эта Верочка чего-то недоговаривает. Я сейчас поеду к ней, а потом заеду к Алексею Александровичу.

– Куда поедешь, ты же говорила, что не знаешь, где она живет?

– Это элементарно, сейчас позвоню своему знакомому, Юрке Нестерову, он по номеру быстренько мне адресок пробьет. Свалюсь ей на голову неожиданно, чтобы не успела подготовиться. А ты давай садись на телефон и обзвони все больницы на всякий случай, вдруг правда что-то случилось. Нет, сначала позвони в Службу спасения, попробуй что-нибудь выяснить, у них там, кажется, все несчастные случаи регистрируются. Сейчас я только Юрию позвоню, узнаю адрес этой Веры, а после нее поеду к Алексею Александровичу, вдруг он знает, где Женя.

– И что ты ему собираешься сказать? Ты вроде говорила, у него сердце больное и его нельзя волновать.

– Скажу, что приехала по поводу расследования, а там по ходу дела посмотрю, что можно говорить, а чего нельзя.

Лариса набрала номер Юрия и без всяких объяснений сказала:

– Юра, привет, это Лариса. Мне нужен адрес, запиши номер телефона, через пятнадцать минут я перезвоню.

Пока Лариса пила кофе, сосредоточенно что-то обдумывая, пролетели пятнадцать минут, и она опять позвонила Юрию.

– Юр, это снова я. Пробил адресок? Умница, я тебя обожаю, диктуй, записываю… Спасибо, мой хороший, приезжайте с Викой ко мне в гости, тысячу лет вас не видела. Все, целую, Вике привет.

Лариса сорвалась с места и, сдернув со стола свою сумочку, понеслась в прихожую. Уже стоя на пороге, она прокричала:

– Натусик, я исчезаю, когда буду у Алексея Александровича, позвоню, может, появятся какие-нибудь новости.

Она бегом сбежала по лестнице с седьмого этажа, не дожидаясь лифта, и пошла к своей машине. В душе не утихала тревога, Лара чувствовала, что волосы буквально встают дыбом, когда она начинает думать о том, что ее предположения и догадки верны.

– Неужели я права? Бред, чушь, у меня, наверное, на почве детективов развилось извращенное представление о людях. Такого просто не может быть, потому что не может быть никогда, – шептала Лара, уверенно ведя автомобиль. Она пыталась успокоить сама себя, но тревога от этого не проходила, а, совсем наоборот, усиливалась.

В первую очередь Лариса поехала по адресу, который ей продиктовал Юрий. Она очень быстро добралась до нужного дома и позвонила в дверь квартиры, нетерпеливо пританцовывая. Через некоторое время дверь гостеприимно распахнулась и на Ларису уставились два голубых глаза. Все остальное лицо было вымазано чем-то зеленым.

– Добрый день, вы ко мне? – проговорило видение под маской, еле разжимая губы.

– Если вы Вера, то к вам.

– Прошу, – посторонилась хозяйка, пропуская Ларису в прихожую. Та вошла в квартиру и проследовала за хозяйкой в комнату. Вера жестом руки указала ей на кресло, а сама пошла умываться. Лариса обвела взглядом комнату. Она была не очень больших размеров, метров восемнадцать, двадцать от силы, с минимальным набором мебели. Здесь стояли диван, два кресла и платяной шкаф, приобретенные в году этак восьмидесятом. Зато аппаратура была самая что ни на есть современная. Еще выделялся ковер, постеленный на пол, сразу было видно, что он совершенно новый. Он прикрывал потертый паркет, островки которого проглядывались вдоль стен комнаты. Лариса вспомнила, Женя говорила, что Вера живет на съемной квартире, которую оплачивает ее любовник. Тогда понятно, почему здесь все так разношерстно.

В комнату впорхнула Верочка, приветливо улыбаясь. Личико ее уже было тщательно умыто, щечки алели ярким румянцем, волосы убраны в конский хвост.

– Слушаю вас. Чему обязана?

– Меня зовут Лариса. Ваша подруга Евгения говорила вам, что будет жить пока у меня?

– Да, я в курсе, очень приятно, а я Вера. Вы ведь звонили мне час назад.

– Да, звонила, а вот теперь решила заехать. Скажите, Вера, Женя в самом деле к вам вчера не приезжала или вы что-то скрываете от меня?

– Честное слово, не приезжала, я ее ждала, ждала, – и девушка бросила на Ларису тревожный взгляд. Этого мимолетного взгляда Ларисе вполне хватило, чтобы понять, что девушка врет.

– Зачем вы меня обманываете, Вера? Если вы что-то знаете, скажите. Женя не приехала ночевать, мобильный, который я дала ей с собой, не отвечает. Я хочу знать, в чем дело.

Вера тем временем совершенно справилась со своими эмоциями и посмотрела на нее спокойными, «правдивыми» глазами.

– Честное слово, Лариса, я не знаю, где может быть Женя. Я ничем не могу вам помочь. Единственное, что могу сделать, это сразу же позвонить вам, если она вдруг появится или позвонит мне.

– Хорошо, хорошо, не будем больше переливать из пустого в порожнее, не хотите говорить, не надо, главное, чтобы с ней ничего не случилось. Верочка, не могли бы вы ответить мне на несколько вопросов?

– Нет проблем, конечно, могу, если знаю ответ, – улыбнулась та, и ее личико от этого стало совсем детским.

– Как жили Женя с Сашей?

– Что вы имеете в виду?

– Я имею в виду их отношения.

– Вроде нормально жили, и отношения у них были замечательные. Правда, в последнее время Женя часто злилась на него.

– В каком смысле?

– У Саши была мечта открыть свою ювелирную мастерскую. Для этого, конечно, нужны были деньги, и он бесконечно брал какие-то заказы, чтобы заработать. Сутки в ломбарде пашет, а потом трое суток за своим рабочим столом сидит, все что-то ваяет или паяет, хрен его знает, я в этом ни бум-бум. На Женьку ноль внимания. Сколько раз она вот здесь, на этом диване, лежала и ревела как белуга. Говорила, что он совсем перестал на нее внимания обращать. Очень она по этому поводу расстраивалась.

– Она мне про это не рассказывала, – покачала Лариса головой.

– А про это никто, кроме меня, и не знал. Женя вообще-то очень скрытная, не любит откровенничать, вот только со мной иногда, но в последнее время и ко мне стала редко наведываться.

– Вера, я еще раз хочу у вас спросить. Вы точно не знаете, где может быть сейчас Женя?

– Где она, я точно не знаю, – поклялась Вера, – но думаю, что с ней все в порядке.

– Откуда такая уверенность? – насторожилась Лариса.

– Она позвонила мне, извинилась, что не смогла приехать. Голос был веселый, и мне кажется, что в это время она была в ресторане или в кафе.

– Почему вы так решили?

– Музыку было слышно и мужской голос, который задал вопрос: «Что будете на десерт, Женечка?»

– Ладно, Верочка, не буду вас больше задерживать. Если вдруг Женя объявится, сразу же позвоните мне.

– Хорошо, обязательно позвоню, – улыбнулась девушка, провожая гостью до дверей.

Лариса села в машину и задумалась.

– Надо же, ресторан. Что-то не очень это похоже на правду. Наверняка подружке захотелось посплетничать, зависть – плохой советчик, тем более когда у тебя подруга ну просто красавица. А если нет? Тогда, значит… нет, бред сивой кобылы, – отмахнулась от своих мыслей Лариса, – она бы обязательно мне об этом сказала.

Она завела машину и поехала к Алексею Александровичу. Когда Лариса позвонила в знакомую дверь, на пороге тут же появился хозяин квартиры и, увидев, кто к нему приехал, широко улыбнулся.

– А, Ларочка, проходи, проходи, очень рад тебя снова видеть, – засуетился Алексей Александрович. – Что-то случилось или уже какие-то новости есть? Может, опять возникли вопросы ко мне? Вчера мы вроде все с тобой обсудили.

– Я не могу дозвониться вашей снохе, а она мне очень нужна, – осторожно сказала Лариса.

– Так ты же вроде в тот же день, когда в первый раз ко мне приезжала, в Перово к ней поехала? – удивился Алексей Александрович. – Я вчера совсем забыл у тебя спросить, как прошла встреча и что тебе Женя рассказала.

– Не получилось в тот день мне с ней встретиться. Когда приехала, ее дома не было, потом звонила, звонила, а трубку никто не берет, – выкрутилась Лариса.

– Она уехала к своей матери, в Ростов. Очень срочно, даже к нам не зашла, только позвонила. Вроде заболела ее мама, – развел руками Алексей Александрович.

– И больше не звонила?

– Пока нет, не звонила.

– Значит, она в Ростове сейчас? Жалко, – вздохнула Лариса, – без нее мне трудно будет вести расследование. Только она сможет мне ответить на ряд вопросов.

– Может, я чем могу помочь? – поинтересовался старик.

– Нет, – улыбнулась Лариса, – это вопросы интимного характера. – Скажите, Алексей Александрович, а когда Саша жил с вами, он какую комнату занимал? – перескочила она на другую тему.

– Среднюю, которая с балконом. Пойдем я тебе покажу ее. Мы с матерью практически ничего там не меняли, оставили все как было.

Лариса встала и прошла за хозяином дома. Комната эта ей в общем-то была ни к чему, но нужно же было показать человеку, что она чем-то интересуется. Девушка вошла в просторное помещение, и взгляд ее тут же упал на полотно, которое висело практически напротив дверей.

– Это и есть та самая картина? – спросила Лариса.

– Да, она самая. Теперь вот не знаю, что мне с ней делать. Странно, но никто за полотном не приходит. Правда, Саша его так и не успел отреставрировать, но все равно, должен же хозяин объявиться. Подожду, может, и объявится, извинюсь тогда за сына, что не смог работу сделать, и отдам, – проговорил Алексей Александрович.

– Интересно, очень интересно, – прошептала Лариса.

– Ты пока здесь смотри, что тебя интересует, а я пойду чайку организую, – сказал Егоров и вышел из комнаты. Лариса подошла вплотную к картине и стала пристально вглядываться в нее, словно пытаясь за цветами рассмотреть невидимый портрет. Она даже потрогала полотно руками.

– Интересно, какая ты на самом деле? Почему Саша спрятал тебя? Что все это значит? Ой, что-то мне нехорошо, голова заболела, – произнесла Лариса и потерла пальцами виски.

«Куда подевалась Женя? И вообще что мне делать и куда бежать? Кое-какие догадки уже сформировались в моей голове, но они настолько нереальные, что я даже не знаю, как с ними быть. Придется к Володе идти и все ему рассказывать, другого выхода нет», – решила Лариса и пошла на кухню, где радушный хозяин уже поджидал ее за столом, на котором стояли розетки с вареньем, ваза с конфетами и красивые чайные чашки.

– Давай, Ларочка, садись, почаевничаем с тобой и поговорим заодно, – Егоров сделал приглашающий жест, потом он взял пульт дистанционного управления и включил телевизор. – Послушаем, какие новости нам сегодня расскажут. Я теперь так развлекаюсь, все сплетни по телевизору слушаю. Иногда интересно, а иногда прямо плеваться хочется. Что в мире творится, что творится? – вздохнул он и покачал головой. – Как посмотрю криминальную хронику, сразу перестаю удивляться, что сына моего убили. Вон вообще за гроши людей на тот свет отправляют.

– У вас еще раз был тот детектив, который в прошлый раз приходил? – спросила Лариса, чтобы поддержать разговор.

– Да, приезжал, ему тоже Евгения нужна.

– Ну, и до чего он докопался? Он ничего вам не рассказывал?

– Сказал, что немного удалось узнать, но говорить об этом пока рано.

– Понятно, – вздохнула Лариса и отхлебнула из чашки горячий чай.

– Во, опять происшествие, – кивнул головой в сторону телевизора Алексей Александрович. Лариса тоже повернулась к экрану.

– Вчера в аэропорту Шереметьево-2 было совершено преступление. Убиты два человека. Их нашли в мужском туалете аэропорта, оба получили по два выстрела в голову в упор. Прибывшие на место преступления правоохранительные органы отказываются давать какие-либо сведения. Возможно, что убийства были заказными, причиной могла быть криминальная разборка. Удалось выяснить, что убитые родные братья, – взахлеб комментировал молодой корреспондент. – Документы, билеты на самолет и деньги были на месте, значит, версия с ограблением отпадает.

Когда на экране крупным планом показали лица убитых, Лариса как-то растерянно посмотрела на Алексея Александровича, а потом вдруг внезапно начала прощаться.

– Ой, я вспомнила, что мне сегодня обязательно нужно быть в одном месте. Не обижайтесь на меня, ладно, Алексей Александрович? Я завтра к вам приеду, а сейчас побегу.

Егоров удивленно посмотрел на нее и пожал плечами.

– Нужно, значит, нужно. Конечно, беги, Лариса, – и он тяжело поднялся со стула, чтобы проводить ее до дверей.

Лариса опрометью бросилась к своей машине и с силой нажала на газ.

– Ой, мамочки, что же это делается? – шептала она. – Убили распрекрасных молодцов. Женька пропала. Вдруг это связано с преступлением? Так, из дома она ушла в пять, а рейс на самолет был в двадцать три часа, как сейчас сказали. Нужно что-то предпринять. Если бы еще кто-нибудь подсказал, что именно, я была бы этому человеку очень признательна, – сама с собой говорила Лариса, пока вела машину. – А почему я, собственно, решила, что это убийство связано с драгоценностями? То, что эти двое были в Наташиной квартире и что-то там искали, еще не говорит о том, что их убили именно за это. Вдруг и правда произошла всего лишь криминальная разборка одних бандитов с другими? Захотели мальчики свалить потихоньку, перед этим кого-то красиво кинув, а их достали в аэропорту прямо тепленьких. Сейчас главное найти Женьку, а уж потом можно думать, что и почему. Мамочки родные, куда же это я влезла? Черт меня дернул сунуть нос в эту папку. Правильно мой Володька говорит: «Не зная броду, не суйся в воду». Все, никогда в жизни больше не ввяжусь ни в какую историю.

Лариса подъехала к дому Наташи и, остановив машину, задумалась: «Может, сразу к Володе в офис махнуть? Выложу ему все как есть, а там пусть он решает, что со мной за это сделать. Нет, поднимусь сначала к Наташке, расскажу ей о происшествии в аэропорту, а потом поеду к Володе», – решила она и вышла из машины.


Глава 16 | Ангелочек с рожками | Глава 18