home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

Когда Лариса несколько раз позвонила в дверь подруги и ей никто не открыл, она крайне удивилась.

– Интересно, куда ее унесло, вроде собиралась сегодня отоспаться? – пробормотала девушка и полезла в сумочку за ключами. На ее связке всегда болтался ключ от квартиры подруги. Она открыла дверь и прошла в комнату.

– Эй, Наталья, ты спишь, что ли? – на всякий случай прокричала Лариса, но не услышала никакого ответа. – Может, она в магазин ушла?

Лариса обошла всю квартиру, но подругу не обнаружила. Тогда она села в кресло и, взяв в руки телефон, набрала номер мобильного Наташи.

«Абонент находится вне зоны действия сети», – сообщил бесстрастный голос.

– Странно, – пробормотала Лариса, и взгляд ее упал на предмет, который лежал на столе. – Очень интересно, почему это Наташина сумочка лежит здесь, ведь она без нее никуда не выходит? В ней же косметичка, с которой Натка не расстается, даже когда ложится спать.

Лариса нахмурилась, в ее душу начал закрадываться страх. Она пока не понимала, чего боится, но то, что испугалась, это точно. Она взволнованно оглядела комнату и увидела возле ножки стола белый прямоугольничек, встала с кресла и подошла к столу. Присев на корточки, она взяла в руки бумажку и поняла, что это визитка.

– Нотариальная контора, генеральный директор Власов Игорь Семенович, – прочла Лариса. – Наверное, Наташа выронила, у нее в сумочке всяких визиток вагон и маленькая тележка. И все же почему она усвистела из дома без сумки?

Лариса взяла в руки сумочку и заглянула внутрь. Косметичка была на месте, мало того, там же были и ключи от машины.

«Мне категорически это не нравится. Наташка шагу не ступит без машины, тем более если пошла в магазин. Все, звоню Володе, и дело с концом. Нет, сначала немного подожду, может, Наташка появится. Если в течение часа ее не будет, тогда позвоню Володе», – решила Лариса и прошла на кухню, чтобы за чашкой кофе скоротать ожидание. Она еще раз попробовала позвонить Наташе. Все тот же голос произнес заученную фразу, и Лариса набрала номер своего мобильного, который дала с собой Жене.

– Может, хоть здесь повезет?

– Абонент недоступен…

– Да уж, если не везет, то по полной программе, – проворчала Лариса и налила в чашку кофе. Она задумалась, анализируя все, что свалилось на ее голову за последнее время.

«К Володе обратился племянник Прохорова, чтобы он нашел раритет. К Евгении приходил какой-то мужчина и требовал, чтобы она вернула драгоценности. Ясно, что это был не Прохоров, а кто-то другой, кто знает или подозревает, что драгоценности были у Александра. Сашу убили, но из-за них ли? Может, это просто совпадение и в ломбард действительно ворвались грабители? Ведь вполне могло случиться и такое. За нами явно следят, иначе откуда бы бандиты узнали, что мы поехали к Наташе в квартиру. Что они здесь хотели найти? Не думают же те, кто охотится за раритетом, что мы таскаем украшения с собой? Буквально через сутки в аэропорту убивают тех двоих, что были в Наташиной квартире и пытались нас усыпить. Что все это значит? Ничего не понимаю, белиберда какая-то. Женька куда-то делась, ее подружка почему-то уверена, что она звонила ей из ресторана. Какой может быть ресторан, когда здесь такое творится? Так, Лариса Петровна, прекрати раскисать, а собери мозги в кучку и думай, думай, думай. Что я вообще имею на данный момент? Я нашла в Сашином костюме оружие и… е-мое, про ключ-то я совсем забыла», – подпрыгнула на стуле Лариса. Она понеслась в прихожую, где бросила на столик свою сумочку, и начала лихорадочно рыться в ней, но потом просто взяла и вывалила все, что там было, на пол. Она встала на колени и, разгребая всякую мелочь, искала небольшой ключик.

– Елки-палки, куда же ты подевался-то?

Наконец в руках у Ларисы оказался ключ, и она уставилась на него, как будто ждала, что он сам сейчас ей скажет, к какому замку подходит.

– Ну и что мне теперь с тобой делать? – вздохнула девушка. – Какой секрет ты хранишь? Хоть бы какая-нибудь зацепочка была. Ключ не совсем простой, от импортного замка, которые обычно ставят на металлические двери. Значит, им открывается дверь в какое-то помещение. Что это за помещение и где оно находится? Да, эту задачу мне не решить. А может… чем черт не шутит?

Лариса прошла в комнату и позвонила. Когда на другом конце провода ей ответили, она по возможности спокойно сказала:

– Алексей Александрович, это Лариса. Можно мне задать вам один вопрос?

– Сколько угодно, Ларочка, если смогу, то отвечу.

– У Саши случайно не было еще одной квартиры? Может, снимал какую?

– Нет, об этом мне ничего не известно, Ларочка. А что случилось?

– Я нашла ключ в его пиджаке.

– В каком пиджаке?

Лариса поняла, что сморозила большую глупость, и виновато сказала:

– Вы меня простите, Алексей Александрович, я ведь вас обманула. Я встречалась с Женей и была у нее в квартире. Мы вместе с ней ключ нашли, и я теперь не знаю, в какой замок его всунуть.

– Сашин друг незадолго до убийства уехал за границу, и сын говорил мне, что он оставил ему ключи от своей квартиры, чтобы Саша иногда туда приезжал и проверял, все ли там в порядке. Виталий не стал сдавать квартиру, потому как боялся, что квартиранты испоганят евроремонт.

– А этот Виталий уже вернулся?

– Нет, пока не вернулся, он вроде на целый год уехал.

– А по какому адресу квартира находится, вы случайно не знаете?

– Что ж тут знать? Она в соседнем доме, на той же улице, что и наша.

– Скажите мне точный адрес, пожалуйста.

– Записывай…

– Спасибо вам большое, Алексей Александрович, простите меня.

– Не за что, – усмехнулся тот, – у вас, у детективов, свои методы, я все понимаю, поэтому и не обижаюсь.

Лариса положила трубку и задумалась. Потом, опять усевшись в удобное кресло, начала набирать номер. Проговорив с абонентом минут десять, она некоторое время переваривала услышанную информацию, а затем опять позвонила. После разговора Лариса сидела в кресле несколько минут, напряженно что-то соображая, а потом, схватив сумочку, выскочила из квартиры своей подруги со скоростью истребителя.

– Только бы ключ подошел, только бы подошел, – бормотала она, нажимая на педаль газа. До нужного района она доехала очень быстро, фортуна наконец повернулась к ней лицом, поэтому Лариса не попала по дороге ни в одну из пробок. Она поставила машину, не доехав до нужного дома целый квартал, и остальной путь проделала пешком. Лариса поминутно оглядывалась, не идет ли кто за ней следом. Не заметив ничего подозрительного, она вошла в подъезд и поднялась на нужный этаж. Остановилась у двери, тяжело дыша, и приложила руку к груди, словно желая сдержать сумасшедший ритм сердца. Осторожно вставив ключ в замок, Лариса глубоко вздохнула и повернула его. Он тихо щелкнул раз, потом второй, и дверь открылась.

– Фу-у, – выдохнула Лариса и шагнула в прихожую. Она осторожно прошла в глубь квартиры и остановилась на пороге большой комнаты. Сразу было видно, что здесь жил большой любитель женского пола. Все говорило о том, что молодой человек тщательно продумал интерьер. Диван был завален кокетливыми подушечками, как бы приглашая гостей расслабиться. Прямо над диваном в потолок было вмонтировано зеркало. Рядом с диваном стоял бар, набитый всевозможными бутылками с яркими импортными этикетками. Прямо напротив находился домашний кинотеатр, а сбоку расположился музыкальный центр. На журнальном столике, рядом с кучей дистанционников, лежали журналы определенного направления, а в полке, под видеомагнитофоном, Лариса увидела огромную стопку порнографических кассет. Пол покрывал ковер с длинным ворсом, и когда Лариса шагнула на него, ее ноги провалились по щиколотку. По всей комнате были понатыканы всевозможные светильники и подсветки с лампочками разных цветов.

– Так, Лариса, сосредоточься. Нужно подумать, где мог Саша спрятать раритет? Если, конечно, я на верном пути и он вообще укрыл его именно здесь.

Она подошла к серванту и открыла одно из отделений. Там находился ящичек, который закрывался на ключ.

«Вот, еще задача. Где мне искать ключ?»

Она пошарила на верхней полке, но ничего не обнаружила. Тогда Лариса с методичной последовательностью начала перебирать белье. Ключа она так и не нашла и тяжело опустилась в кресло.

«Почему я решила, что драгоценности именно здесь? Если они действительно в ящичке, тогда все слишком просто. Впрочем, чему я удивляюсь? Если хочешь спрятать какую-нибудь вещь, положи ее на видное место».

С этими мыслями Лариса вскочила с кресла и быстро подошла к серванту.

«Ключа я не нашла, значит, придется пойти на крайние меры и просто взломать замок. Но сначала позвоню-ка я Володе». И она решительно набрала номер телефона своего друга.

– Привет, это я… Ой, ой, хватит, дорогой, нечего на меня так орать… Что ты сказал? Наташка с тобой? Ну, слава тебе господи, а то я уже не знала, что и думать. Там случайно Евгении рядом нет, чтобы мне окончательно успокоиться?.. Да-а-а? – протянула Лариса, выслушав, что ей рассказал Владимир. – Очень интересно. Где сейчас я? Вот сделаю одно дело и сразу же сообщу, где я… Не кричи, не кричи, уши заложило, – засмеялась она и, чтобы не слышать больше сумасшедший ор своего милого, отключилась. Она нахмурилась, что-то соображая. – Здорово получается, будем надеяться, что я на правильном пути.

Лариса собралась пройти на кухню за ножом или еще каким-нибудь предметом для того, чтобы взломать ящик. Она уже сделала шаг по направлению к кухне, как услышала осторожный шорох. Лариса напряглась, прислушалась и как только поняла, что шум идет от двери, которую кто-то открывает, в мгновение ока заползла под диван, успев прикрыть дверцу серванта и схватить свою сумочку.

«Мамочки, кто это может быть, ведь Алексей Александрович сказал, что хозяин квартиры уехал на год?» – в панике думала Лариса, прижимаясь к полу, и замерла, стараясь даже не дышать. Дверь почти бесшумно щелкнула замком, и через некоторое время Лариса увидела ноги, обутые в туфельки на шпильке.

«Женщина, – подумала она. – Кто это такая, интересно? Может, одна из пассий хозяина квартиры? Откуда у нее ключ? Ведь Виталий оставил его Саше, чтобы тот приглядывал за квартирой, значит, второго ни у кого не должно быть».

Незнакомка тем временем спокойно прошла к серванту, и Лариса услышала, как она открывает секретный ящик. После этого щелкнул замочек дамской сумочки, и женщина подошла к телефону. Она набрала какой-то номер и проговорила:

– Все в порядке, это находится у меня. Где мы с тобой встречаемся?.. Отлично… Ты уже взял билеты?.. Нет, не звонила… Сейчас я поеду прямо туда, нужно успокоить, чтобы не дергались… Не знаю, что-нибудь придумаю… Нет, откуда она может догадаться? Я же сделала слепок, она даже не заметила… Все, пока, целую.

Лариса лежала, вжавшись в пол, и волосы на ее голове потихоньку шевелились. Вдруг мозаика, которая никак не хотела складываться в ее голове, моментально приняла очертания конкретного рисунка.

«Вот так компот, – думала она, – очень интересная картинка вырисовывается. Да, девочка, как же это я так с тобой лопухнулась? Ангелочек с рогами черта», – с этими мыслями Лариса ужом выползла из-под дивана и молниеносно вскочила на ноги.

– Далеко торопимся? – с усмешкой проговорила она вслед выходящей из комнаты даме. Та вздрогнула, резко развернулась и уставилась на Ларису широко раскрытыми глазами.

– Ты? – прошептала она. – Что ты здесь делаешь?

– То же, что и ты, пришла за раритетом, но ты опередила меня, я никак не могла найти ключа от секретного ящика.

– Откуда?..

– От верблюда, – прищурилась Лариса.

Евгения прижала свою сумочку к груди и зашипела:

– Это мое, я никому не собираюсь отдавать драгоценности, из-за них погиб мой муж, и это будет компенсацией за мое вдовство.

– Актриса, – усмехнулась Лариса и покачала головой.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Только то, что сказала. Тебе бы в театр идти, а не букетами торговать, – продолжала издеваться Лариса, с презрением глядя на Евгению. – Давно вы с племянничком Прохорова задумали это? Ведь он же твой любовник, или я ошибаюсь?

– Нет, не ошибаешься. Только ничего мы не задумывали, все и так принадлежит Петру, согласно завещанию, – нагло улыбнувшись, сообщила Евгения и уселась в кресло, закинув ногу на ногу.

– Здесь ты ошибаешься, дорогая, завещание составлено в пользу музея, а твоему Пете отходят только квартира, дача и машина. Вся коллекция картин принадлежит государству, а уж раритет тем более. Прохоров не захотел, чтобы кровавые драгоценности находились в частной коллекции, он, завещав их музею, хотел прекратить гонку за ними. Почитай его дневник, он проделал большую работу, чтобы проследить путь этих украшений.

– Откуда тебе все это известно? – взвизгнула Евгения и вскочила с кресла.

– Сядь, подруга, и успокойся, если действительно хочешь узнать об этом, – гаркнула Лариса и топнула ногой. – Сегодня я звонила в Дрезден, а потом Власову Игорю Семеновичу, юристу. Только с ним мне поговорить не удалось, но у него очень словоохотливая секретарша. Она сказала, что Власов умер сегодня ночью от сильнодействующего транквилизатора. Визиточку-то ты у Наташи обронила? И где ты провела ночь? У Верочки, твоей подружки, тебя не было. А-а-а, я же совсем забыла, ты весело провела время в ресторане, а потом вы с Власовым поехали к нему на дачу, и сегодня его нашла домработница, которая приходит в десять утра. А нашла она его в спальне, крепко спящим. Только от этого сна ему уже никогда не проснуться. Дальше рассказывать?

– Валяй, – нагло усмехнулась девица, – шпаришь как по писаному, очень занимательный триллер.

– Это еще не триллер, дорогуша, весь триллер впереди.

– Ну, ну, продолжай.

– Ответь мне на один вопрос.

– Легко.

– Где и когда ты познакомилась с Петром, племянником коллекционера?

– У Прохорова в доме, он Сашу пригласил на юбилей, а муж прихватил меня с собой.

– И что же, вот так сразу ты и стала его любовницей?

– Нет, не сразу. На юбилее он лишь попросил у меня телефон, а потом пригласил в ресторан. Ну, а дальше, как понимаешь, все и закрутилось. Сашка сам виноват, совсем с катушек съехал со своей мастерской, деньги копейка к копейке складывал, а я должна была в рваных трусах ходить. Только и знал, что в выходные дни сидеть со своей ненаглядной работой. Я молода, красива, мне внимание нужно именно сейчас, а не на пенсии. И все остальное мне тоже хочется иметь, пока молодая. А Саша, как скупой рыцарь, трясся над своими сбережениями. Надоело мне все это до чертиков, жизнь-то проходит. Петр не чета ему, такие подарки мне дарил, закачаешься. В рестораны возил, цветами засыпал.

– Откуда вы узнали, что Саша делает копию раритета? – резко перебив Евгению, спросила Лариса.

– Так я сама видела, – наглая девица пожала плечами, – он же дома работал.

– Как ты вообще догадалась, что это такая ценная вещь?

– Петр мне фотографию показал и сказал, что это находится у его дядюшки. Но старый идиот, веря во всевозможные проклятия, решил, что после его смерти эта вещь должна принадлежать музею, а не племяннику. Недаром он столько лет собирал по крупинкам всю подноготную об этих украшениях. Он их называл «Кровавый графский подарок». И вообще он решил, что Петр недостоин иметь и остальную коллекцию, так как совершенно не разбирается в живописи. Он рассудил так: пусть лучше висит в музее, чем будет распродана с молотка. Дядя прекрасно понимал, что Петр все продаст и вложит деньги в какую-нибудь незаконную сделку.

– Он что же, настолько ненадежен, что дядя не доверял ему?

– Нет, просто дядя случайно узнал, что Петр занимается не совсем приличным бизнесом.

– Это каким же?

– У него несколько массажных салонов. Ты же понимаешь, что это просто вывеска, а на самом деле там настоящий бордель.

– Как Петру удалось переделать завещание?

– А это ты у него спроси, откуда мне знать.

– Я так понимаю, что все сделал тот несчастный юрист, которого нашли мертвым?

– Я не собиралась его травить, Петр сказал, что это всего лишь сильное снотворное.

– Зачем же его понадобилось усыплять?

– Он записал весь разговор на пленку, когда заключали «полюбовную сделку» с заменой завещания. Вот я эту пленку и должна была найти у адвоката. Сам виноват, получил деньги, сиди сопи в две дырки, нет, ему еще захотелось хапнуть. Люди гибнут за металл. Теперь ему ничего не нужно, у катафалка прицепа нет, – скривилась Евгения, и от этого лицо ее из красивого сразу же превратилось в отвратительное. Во всяком случае, Ларисе показалось именно так.

– Ну и как, нашла пленку?

– Конечно.

– Где она?

– Вот здесь, у меня в сумке, – и Женя постучала ладонью по сумочке, которую крепко держала в руках.

– Дай ее мне.

– Сейчас, разбежалась, – усмехнулась Евгения.

– Неужели ты думаешь, что вот так запросто выйдешь отсюда? – вскинула Лариса брови.

– А кто мне помешает?

– Ну и наглая же ты, – задохнулась Лариса.

– Не наглее, чем другие.

– Кто убил коллекционера?

– Он попал в аварию.

– Не пудри мне мозги хоть сейчас.

– Не знаю я, кто, вроде Петр кого-то посылал туда, в Германию, – Женя равнодушно пожала плечами.

– А Сашу? – почти шепотом спросила Лариса.

– Сашу убили грабители, на рабочем месте.

– Ты опять? – взвилась Лариса.

– Хватит орать. Я тебе что, сестра родная, чтобы на меня покрикивать? Или твой разлюбезный сыщик? Идиот, все карты нам спутал. Саша каким-то образом все узнал, – без всяких предисловий продолжила Евгения. – То ли телефонный разговор подслушал, то ли еще как-то, не знаю, ничего не могу сказать. Только, уходя в ломбард на сутки, он мне сказал: «Как только приеду с работы, сразу же пойдем в милицию, и ты все там расскажешь: и про завещание, и про остальное». Я глаза вытаращила, – мол, ты о чем это говоришь? Знать ничего не знаю и ведать не ведаю. Так он мне так по физиономии звезданул, что я прямо в прихожей на пол опрокинулась. Хлопнул дверью и ушел. Что мне оставалось делать? Я, конечно, сразу же Петру позвонила и все рассказала. Ну вот, а утром ко мне милиция заявилась, я чуть в обморок не свалилась, так испугалась. А они, оказывается, ко мне с соболезнованиями пришли. Я в таком шоке была, что и словами не передать. Я, честно, не думала, что Петр на это пойдет. Думала: ну, поговорит он с Сашей, ну, если нужно, денег ему даст – но чтобы убивать, такого я не ожидала.

– Я сейчас же звоню и вызываю милицию, – сказала Лариса и потянулась за трубкой.

– Попытайся, – усмехнулась Евгения и, взяв аппарат в руки, поставила его себе на колени.

– На что ты, интересно, надеешься, Женя? Неужели ты думаешь, что все это пройдет без сучка без задоринки?

– Проходило же до сих пор.

– У меня к тебе еще один вопрос. Зачем Петр пошел к детективам?

– Так он же и в самом деле не знал, куда Саша спрятал раритет.

– Как же ты догадалась, что он именно в этой квартире?

– Как только ключ увидела, когда ты его вместе с пистолетом из пиджака вытащила, сразу же поняла. Мы один раз сюда вместе с Сашей заезжали, когда у его родителей в гостях были. Он мне тогда и сказал, что друг просил за квартирой присмотреть, пока он за границей будет.

– Он там что, работает? – задала Лариса совсем ненужный вопрос.

– Вроде того. Он танцовщик, в варьете задницей крутит, контракт там у них какой-то.

Лариса слушала Евгению и тем временем лихорадочно соображала.

«Как же задержать эту молоденькую стерву? Не драться же с ней, в самом деле? Интересно, почему она так уверенно себя чувствует?»

– Сколько ты хочешь? – услышала Лариса голос Жени.

– Чего хочу?

– Не прикидывайся, я про деньги спрашиваю. Сколько ты хочешь получить, чтобы оставить нас с Петром в покое?

– Мне ничего не нужно. Я, может, и оставлю вас в покое, но не забывай, что этим делом занимается Владимир, и ты плохо его знаешь, – усмехнулась Лариса и свысока посмотрела на Женю. – Слушай, – спохватилась Лариса, – а кто же тогда нас газом травил ночью и кто к тебе в квартиру приходил, когда я в шкафу спряталась?

– Есть один, – процедила Евгения, – тоже из коллекционеров, только современных, ети его мать. Вот тот по трупам ходит, как по паркету. Петр говорит, у него человек десять на счету, коллекционеров-покойников. Правда, никто и никогда не видел его самого, он всегда действует через подставных лиц. Он к дядьке Петра один раз вроде кого-то присылал с предложением – продать раритет, а тот ни в какую, он же идейный.

– Откуда же известно, что кто-то приходил?

– Петру домработница их разговор слово в слово пересказала, это он ее к дядьке своему устроил, каждый месяц доплачивал ей за информацию, она и старалась все подслушивать и запоминать. Когда дядьки не стало, тот «коллекционер» уже к Петру своего человека прислал. Петр, конечно, сразу согласился, наслышан про репутацию этого типа, да и деньги тот предложил немалые. А раритет тю-тю, ручкой помахал. Тот придурок подумал, что его обманывают, и начал за мной по пятам ходить. Не сам, естественно, шестерок своих присылал. Информационный центр у них, конечно, зашибись, в две секунды все разнюхали. Откуда-то узнали, что драгоценности у Саши были. Мы с Петром почти и не встречались все это время, только перезванивались. Петр очень боялся, что узнают о нашей связи.

– А кто же такой Вячеслав? – спросила Лариса и испытующе посмотрела на Женю.

– Ей-богу, не знаю. Первый раз я его на кладбище увидела, я вроде уже рассказывала про тот случай. А потом еще два раза, про которые ты прекрасно знаешь. Может, и правда влюбился с первого взгляда, как он сам говорит, а там кто его знает, может, и врет?

– Ладно, Евгения, заболталась я с тобой, пора и честь знать, – резко сказала Лариса и вплотную подошла к девушке: – Дай телефон, я позвоню.

Женя посмотрела на Ларису сочувствующим взглядом и отвела в сторону сумочку. В другой руке она держала небольшой пистолет.

– Не забыла, что я целый год в кружке по стрельбе занималась? Не надейся на счастливый случай, я не промахнусь.

– Ты что, совсем идиотка? Тебе что, трупов мало, хочешь прибавить?

– Одним меньше, одним больше, какая разница? Если не хочешь, чтобы я тебя пристрелила, сиди и не рыпайся. Теперь хочу услышать кое-что от тебя.

– А именно? – спросила Лариса и села в кресло напротив.

– Откуда ты узнала, что племянник Прохорова мой любовник?

– Догадалась.

– И все же?

– За пять минут до твоего прихода я позвонила Володе. Он мне сказал, что Наташа у него в конторе. Она позвонила ему и попросила приехать. Оказывается, она нашла фотографию у себя в прихожей, когда подметала сегодня полы. На этой фотографии она увидела тебя с Петром. Вы там стоите в обнимочку, сразу понятно, что просто знакомые так обниматься не будут. Она не знала, кто это такой, и решила позвонить Володе и все ему рассказать. Ты пропала неизвестно куда, я тоже уехала и не стала ей говорить к кому, вот она и испугалась. Володя сразу же приехал и когда увидел фото, то тут же узнал своего клиента.

– Так, значит, я ее у Наташи потеряла? – прошептала Евгения.

– Да, у нее. А ты где думала?

– Я думала, что ее те два придурка из моей сумочки вытащили. Ты же видела, что, когда мы поднялись в квартиру к Наташе от Игоря, там все вверх дном было перевернуто, а сумочку мою вообще наизнанку вывернули. Вот я и подумала, что это они фотографию и визитку забрали, а оказывается, эти вещи просто завалились куда-то.

– Значит, это вы их… в аэропорту? – ахнула Лариса.

– Петр подстраховался. Если бы тот «коллекционер» узнал, что мы любовники, тогда все, пиши пропало. Он крутой по самое некуда, ему человека убить, что нам с тобой умыться. Ай, да что говорить, все так запутано, я сама-то толком мало что понимала.

– Тоже мне, невинная овечка, – фыркнула Лариса и продолжила: – Слушай дальше, если так хочется все узнать. Приехали Наташа с Володей в офис, подняли документы, сложили все, что имели, и получилось то, что получилось. Подробностей я не знаю, он не захотел мне говорить по телефону, но, как только я увидела тебя в этой квартире, сразу же все поняла. Как озарение, сложились все кусочки. Когда Володя рассказал про фотографию, мне стало ясно, что дело с тобой нечисто. Не хватало только кое-каких деталей.

– Твой друг знает, что ты сейчас в этой квартире? – перебив Ларису, с тревогой спросила Евгения.

– Конечно, знает, – тут же соврала та. Она сейчас очень горько жалела, что не сказала Володе, где находится, но соврала Евгении очень убедительно.

– Тогда мне нужно уходить, – Женя поднялась с кресла. Лариса тоже встала и решительно заявила:

– Я тебя отсюда не выпущу.

– Только посмей сделать шаг в мою сторону – и получишь пулю в лоб. Ларис, честное слово, мне совершенно не хочется тебя убивать, но ты не оставляешь мне выбора.

Женя навела дуло пистолета прямо на голову Ларисы.

– Ну что же ты замерла? Стреляй, не мешкай, ведь я же все равно расскажу то, что узнала.

– Возьми лучше деньги, Петр тебе хорошо заплатит.

– Денег у меня своих достаточно, я же тебе рассказывала, кто мой отец.

– Что же тебе в таком случае нужно?

– Чтобы виновники ответили по заслугам, я обещала Алексею Александровичу, что обязательно найду убийцу его сына.

– Какие громкие слова, уписаться можно! Что от этого изменится? Сашу из могилы не поднять.

– Изменится мой взгляд на некоторые вещи. Вот уже во второй раз в своей жизни я убеждаюсь в том, что в наше время никому нельзя верить, даже тем людям, которых ты хорошо знаешь. И самое ужасное, что все происходит из-за денег. Ты правильно сказала, люди гибнут за металл, и мне противно смотреть на таких людей.

– Да-а? Тебе противно? – взвизгнула Евгения и прищурила глаза: – Что ты вообще можешь знать об этом? Ты с самого рождения была обласкана богатым папочкой и никогда ни в чем не нуждалась. А ты никогда не сидела месяцами на одном кефире и хлебе? А ты когда-нибудь была в такой ситуации, что в кошельке у тебя нет денег даже на один батон хлеба? Ты когда-нибудь мерзла в тридцатиградусный мороз, кутаясь в тоненькую куртенку, носила в стужу весенние полусапожки на подошве, которая тоньше полиэтиленового пакета? Нет? А я, моя дорогая, прошла через это. Проходя мимо магазина, из которого какой-нибудь крутой мужик выкатывает тележку, полную всяких деликатесов, а рядом с ним чешет разодетая в пух и прах мадам и смотрит на всех свысока, я всегда мечтала, что когда-нибудь стану такой же. Для этого всего и нужно-то иметь деньги, и все. Красота и молодость у меня есть, амбиций хоть отбавляй, осталась самая малость – стать богатой. А что ты хочешь? Ты хочешь сейчас лишить меня этого. Не выйдет, дорогая, я просто не позволю тебе так поступить, пусть мне даже придется тебя убить.

Лариса, слушая торопливую и нервную речь Евгении, видя ее глаза, сверкающие безумным блеском, потихоньку пыталась приблизиться к ней, но Женя разгадала ее маневр и, не задумываясь, нажала на курок. Лариса резко бросилась на пол, и пуля пролетела мимо. Евгения грязно выругалась и начала стрелять без остановки. Лариса успела заползти за диван, но одна из пуль задела ее бедро. Она вскрикнула и осталась лежать на полу. Евгения заглянула за диван и посмотрела на «подругу».

– Прости, – прошептала она и выскочила из квартиры.

Кровь из раны била фонтаном, и от этого начала кружиться голова. Лариса не была слабонервной, но, когда посмотрела на растекшуюся лужу рядом с собой, ее затошнило. Она с неимоверным усилием встала и пошла к телефону. Пять раз ей приходилось набирать один и тот же номер, в глазах поминутно прыгали мошки, и она не туда попадала. Когда наконец она услышала такой родной и любимый голос, слезы хлынули потоком из ее глаз. Еле слышным голосом, всхлипывая, она успела прошептать адрес, назвать два имени, и в ту же минуту пол с огромной скоростью полетел ей в лицо.


Глава 17 | Ангелочек с рожками | Глава 19