home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

На следующее утро, когда Лариса открыла глаза, она увидела, что вторая подушка пуста. Владимир уже унесся в свое детективное агентство и не стал ее будить. Раньше Владимир особо не либеральничал, а просто-напросто стаскивал со своей милой одеяло, заставляя подниматься и готовить ему завтрак, а сейчас, видно, пожалел, потому что после больницы она все еще чувствовала себя слабой.

Лариса сначала потянулась как кошка, а потом, достав рукой пульт дистанционного управления, который лежал на прикроватной тумбочке, включила телевизор. Она сразу же нарвалась на какой-то детектив и сморщилась, как от зубной боли.

– Ох уж эти мне перестрелки, век бы вас не видеть, – проворчала Лариса и переключила телевизор на канал МУЗ-ТВ. В комнату ворвался крик «татушек», которые были уверены, что их не догонят.

– Вот это совсем другое дело, – сказала довольная Лариса и, сделав звук погромче, встала с кровати. Пританцовывая в такт музыке, она прошла на кухню и открыла холодильник.

– Съем на завтрак йогурт и выпью чашечку кофе, – решила Лариса и, включив кофеварку, направилась в ванную комнату. Когда она, умытая и причесанная, сидела за столом, в дверь позвонили. Это приехала Наташа.

– Привет, подружка. Как ты сегодня себя чувствуешь? Надеюсь, Володька не подкачал? – и она беззаботно расхохоталась.

– Нормально чувствую, – улыбнулась в ответ Лариса, – так себя ощущать можно только дома. О чем это ты хотела со мной посекретничать?

– Ой, Ларка, даже и не знаю, как тебе сказать. Как ты думаешь, если я попробую закадрить Вячеслава, не потерплю ли я фиаско?

– Не знаю, Наташ, – пожала Лариса плечами, – что это ты вдруг на него запала?

– Нравится он мне, сил нет, прямо скулы сводит, когда смотрю на него. Он мне еще тогда понравился, когда за Женькой «ухаживал», – затараторила Наталья.

– Попробуй, может, и получится что, – равнодушно посоветовала Лариса. – Только он мне и тогда не очень-то нравился, а сейчас и подавно.

– На вкус и цвет товарищей нет, подруга. То, что он тебе не по душе, это еще не говорит, что он плохой человек, – обиженным тоном проговорила Наталья.

– Наташ, ты что, обиделась на меня? Это ты зря. Мало ли кто мне по душе, а кто нет? Не стоит на это обращать внимания, действуй, если невтерпеж.

– Видишь ли, я даже не знаю, с чего начать, ты бы помогла мне, а?

– В смысле?

– Ой, Ларка, какая же ты непонятливая. Вячеслав оставил тебе свою визитку и просил звонить, если вдруг что-то там прояснится.

– Ну и что? Ведь ничего не прояснилось же?

– Не прояснилось, и не надо, можно сделать вид.

– Не поняла.

– Господи, Лара, ну давай что-нибудь придумаем.

– Что я должна придумывать, Наташа? Ты вообще в своем уме? Ради того, чтобы заманить в твои сети мужика, я должна врать, так, что ли? Даже не надейся, это не игрушки, а серьезное дело. Вспомни, что Вячеслав говорил. Речь идет о миллионах, а я, значит, буду врать солидным людям и вводить их в заблуждение? Нет, моя хорошая, ты можешь обижаться на меня сколько твоей душе угодно, но на авантюру я идти не собираюсь. Нужно тебе, придумывай сама все, что твоей душе угодно, у тебя его телефоны тоже есть, я видела, как ты их перекатала в свою записную книжку.

– Мне ничего в голову не приходит, – вздохнула Наташа. – Лар, а у тебя действительно никаких версий насчет оригинала драгоценностей нет? Как ты думаешь, где он может быть?

– Не знаю и знать не хочу, – рявкнула Лариса. – И тебе не советую в это дело соваться. Теперь он музею отойдет, вот пусть они и волнуются, пусть ищут.

– Да я и не собираюсь соваться, мне бы лишь повод найти, чтобы к Вячеславу клинья подбить, а на эти побрякушки мне наплевать и растереть.

– Ищи другой способ, у тебя в арсенале их вагон и маленькая тележка, – засмеялась Лариса, – хватит ерундой голову забивать, давай кофе пить.

– Это для тебя, может, и ерунда, а для меня вопрос серьезный. Ларка, неужели ты не понимаешь, мне же замуж пора. Мы с тобой почти ровесницы, ты уже второй раз собираешься, а мне даже никто не предложил ни разу.

– Не завидую я тебе, подруга, если ты настолько серьезно думаешь об этом человеке. Неужели не поняла, что в связи со своей работой ему часто приходится заводить шашни с клиентками?

– Ничего, с этой проблемой я как-нибудь справилась бы.

– Ох, поступай как знаешь, ты человек взрослый, и не мне тебя учить, – Лариса махнула рукой и посмотрела на подругу сочувственным взглядом.

– Ладно, что-нибудь придумаю, – решила Наташа и почти успокоилась.

Девушки еще целый час просидели на кухне, разговаривая обо всем понемногу. Потом Наташа начала собираться.

– Поеду на работу, посмотрю, как там без меня справляются. Стоит мне только немного расслабиться, как мои подчиненные тоже спустя рукава начинают работать. Глаз да глаз за ними нужен. Пойду я, Ларочка, вечерком обязательно позвоню, не скучай.

– Не, скучать я даже и не собираюсь. Мне нужно Вовкин портрет закончить, уже три месяца написать не могу, вот этим сейчас и займусь. Руки уже по кистям и краскам соскучились, – улыбнулась Лариса и пошла провожать Наталью до дверей.

Когда та ушла, Лариса уселась в кресло и задумалась, как ей сделать так, чтобы Володя не застукал ее на месте «преступления». То есть как ей уйти из дома и проверить свою догадку по поводу раритета, чтобы никто не заметил ее отсутствия. Владимир наверняка будет звонить и проверять, да и отец обещал не спускать с нее глаз. Ларису ничуть не удивил бы тот факт, что Петр Васильевич приставил к ней соглядатаев, чтобы фиксировать каждый ее шаг. Чтобы проверить сей факт, Лариса решила пойти на хитрость. Она моментально собралась и выскочила за дверь. Когда она, пройдя через двор, уже заворачивала за угол, то быстро оглянулась и увидела, что молодой парень быстрой походкой идет за ней. Он не смотрел в ее сторону, поэтому Лариса не совсем была уверена, что ее догадка верна. Чтобы проверить это, она шмыгнула в дверь аптеки и встала у витрины. Краем глаза девушка наблюдала за молодым человеком через большое стеклянное окно. Тот не спеша прошел мимо.

«Неужели я ошиблась? – подумала Лариса. – Похоже, этому парню нет до меня никакого дела».

Она осторожно высунула нос наружу и посмотрела в ту сторону, где скрылся молодой человек. Не видя ничего подозрительного, Лара выскочила на улицу и пристроилась на краю тротуара, чтобы поймать машину. Рядом притормозили видавшие виды «Жигули» шестой модели, и в окне показалось улыбчивое лицо, усеянное конопушками.

– Куда поедем, красавица? – лучезарно улыбаясь, поинтересовался молоденький водитель. Лариса назвала адрес.

– Стольничек, – все так же улыбаясь, сказал парень и гостеприимно распахнул дверцу со стороны пассажирского места. Лариса еще раз оглянулась по сторонам и юркнула в салон автомобиля. Кресло, на которое она села, качалось из стороны в сторону.

– Да, молодой человек, пора менять вам машину, того и гляди развалится по дороге, – улыбнулась Лариса.

– Не, она у меня только с виду такая, а мотор как зверь. Я на ней по пятьсот-шестьсот километров за день по Москве нарезаю. Кормилица моя, – нежно произнес водитель и ласково погладил панель. – У меня детей двое, моя ненаглядная двойняшек родила, сама, естественно, не работает, вот и приходится с шести утра и до самой ночи извозом заниматься. А что делать? У меня образование незаконченное высшее, пришлось институт бросить, когда женился.

– Зачем же бросили? Могли бы на вечерний перевестись или вообще не жениться так рано.

– Да мы пока и не собирались, да Ольга забеременела случайно, вот и побежали в загс. А когда ребята родились, все, пришлось работу искать с подходящим заработком. Только без образования платят копейки, а меня это совсем не устраивает. Вот отец свою машину отдал, теперь на ней работаю. Как-никак мужчина я, отец семейства, – гордо сказал парень, чем вызвал улыбку на лице Ларисы. На вид мальчишке было лет двадцать, от силы двадцать один.

За квартал до нужного дома Лариса попросила водителя остановиться. Она протянула ему деньги и поблагодарила.

– До свидания, удачи вам.

– И вам тоже, – улыбнулся парень и нажал на газ. Девушка проводила его взглядом и осмотрелась по сторонам. Не заметив ничего и никого подозрительного, она медленно пошла по направлению к пункту назначения.

– Дай бог, чтобы моя догадка была верна, – прошептала Лариса. Она вошла в знакомый подъезд и, когда лифт открылся на нужном этаже, шагнула к двери.

– Что мне сейчас сказать хозяину? Ладно, буду импровизировать, – подумала она и нажала на кнопку звонка. Ей никто не открыл, и Лариса про себя чертыхнулась.

– Вот идиотка, нужно было предварительно позвонить, прежде чем переться сюда.

Она еще некоторое время потопталась у двери и уже собралась идти обратно, как открылась соседняя дверь и из нее вышла женщина.

– Вы к Егоровым? Так нет их, Алексей Александрович в больнице, а жена его, наверное, тоже там, сидит у постели больного. Он, говорят, несколько дней уже как в сознание не приходит. Третий инфаркт у него, вроде говорят, что все, это конец. А вы кто же будете? – запоздало поинтересовалась соседка.

– Я их знакомая, тоже только вчера из больницы выписалась, вот сразу сюда приехала, навестить Алексея Александровича.

– А вы в больницу поезжайте, он в седьмой городской лежит, что на Каширском шоссе. Знаете, где это?

– Да, знаю, наверное, я так и сделаю, поеду в больницу.

– Езжайте, может, еще живым его застанете, говорят, уж больно плох. Даже и не верится, что такого великана можно было свалить. Это все после смерти сына ихнего, Александра. Так жалко парня, просто жуть, уважительный такой был, всегда поприветствует, о здоровье спросит. Говорят, он в каком-то криминале был замешан, за это и убили, – перейдя на заговорщицкий шепот, поведала соседка.

– Кто же это такое говорит? – удивленно спросила Лариса.

– Да вон наши бабки у подъезда болтают, от них ведь никакую тайну не скрыть. И откуда только сведения черпают? Алексей-то после того, как у них в квартире кто-то погром устроил, в больницу попал.

– Какой погром?

– Его жена в поликлинику повела, чтобы кардиограмму, значит, сделать, а в это самое время кто-то в их квартире и похозяйничал. Меня ведь понятой приглашали, когда милиция приехала, потому как соседка я. И еще одну женщину с нижнего этажа. Вроде ничего не украли, а перевернули все вверх дном. Я когда к ним в дом-то зашла, так и ахнула. Подушки все распороты, диван с матрасом тоже. Пух кругом летает, кошмар, одним словом. Алексей-то вроде держался, пока милиция здесь была, а потом, под вечер уж, я в окно глянула: вижу, машина «Скорой помощи» стоит, а его на носилках вынесли. Лидия-то теперь, почитай, целыми днями в больнице пропадает. Врачи предупредили, что в любую минуту он умереть может, вот она и сидит, боится, что, если отлучится, он в это время и отойдет. Беда, одним словом, сына недавно похоронила, а теперь вот и мужа. Это какое же сердце железное надо иметь, чтобы такие несчастья вынести. А еще говорят: вроде сноху ихнюю арестовали.

– За что же?

– Этого никто не знает, болтают кто во что горазд. Одна наша бабка и вовсе ляпнула, что вроде это она Сашу-то, мужа своего, порешила, за это, мол, и попала за решетку. Ой, заболталась я с тобой, девка, – перейдя на «ты», запричитала женщина. – Мне ведь в магазин бежать надо, а я здесь с тобой треп развожу, – говорливая соседка шмыгнула в лифт, даже не предложив Ларисе присоединиться.


Глава 19 | Ангелочек с рожками | Глава 21