home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Лариса ехала в Перово и думала: «Какое счастье, что Алексей Александрович не спросил у меня документы, подтверждающие, что я действительно детектив. Хороша бы я была. Нужно будет в метро зайти и корочки купить, фото приклею, и все дела. Вот было бы здорово распутать это дело самостоятельно и утереть нос моему сыщику. Возомнил о себе невесть что, думает, лучше его нет. Так, начну сначала со вдовы, все расспрошу у нее про Сашу. Что делал в последнее время, с кем общался? Ладно, по ходу разговора что-нибудь соображу. Если честно, то страшновато, конечно, но ведь надо же когда-нибудь начинать. Шерлок Холмс тоже не сразу сыщиком родился. Я тебе, милый Володенька, еще докажу, чего я стою», – проворчала Лариса.

В это время зазвонил мобильный телефон, который лежал на сиденье автомобиля. Лариса взяла трубку и раздраженно ответила:

– Да, слушаю.

– Ты где? – услышала она голос Владимира.

– В Караганде, – рявкнула Лариса и отключилась.

Она с ненавистью посмотрела на телефон, будто это именно он был в чем-то виноват, и бросила его обратно на сиденье.

– Помяни черта, он тут как тут. Еще смеет мне звонить после того, что наговорил, – прошипела Лариса. – Нет, мой милый, теперь пока я из тебя все соки не выжму, ни за что мириться не буду. В следующий раз, прежде чем что-то сказать, тысячу раз подумаешь. И потом мне совершенно не с руки сейчас с тобой мириться, нужно заниматься расследованием. Буду до конца изображать из себя кровно обиженную, а ты помучайся.

Телефон зазвонил снова, и Лариса, глубоко вздохнув, взяла его в руки. Она собралась сказать своему другу все, что думает, и спросила:

– Алло, что тебе нужно?

– Мне нужно, чтобы ты была дома, я хочу забрать свои вещи. В частности мне нужна форма для игры в теннис и ракетка.

У Ларисы от этих слов буквально отвисла челюсть до самого руля. Она-то рассчитывала, что Владимир сейчас будет извиняться, пытаться объяснить, что не прав, ну и тому подобное. А вместо этого она услышала, что его интересует лишь ракетка. Собрав всю свою волю в кулак, чтобы не разреветься, Лариса спросила:

– Ты что, потерял ключи?

– Нет, не потерял, с чего ты взяла?

– А я-то тебе зачем тогда? Езжай и забирай свою ракетку.

– Хочу с тобой поговорить.

– О чем, интересно? Опять будешь воспитывать?

– Думаю, что это совершенно безнадежное занятие. Просто не хочу брать что-то из дома в твое отсутствие. Скажешь потом, что у тебя миллион пропал, а я крайним буду, – съехидничал Владимир.

– Часа через два-три я буду дома, можешь приезжать, а сейчас извини, я не могу говорить, – по возможности спокойно сказала она и отключила телефон.

Подавив приступ бешенства, Лариса сосредоточила внимание на дороге. В это время какой-то «жигуленок» обогнал ее, и она выплеснула все свое раздражение вслед ничего не подозревавшему водителю.

– Чтоб тебе гвозди попали сразу во все четыре колеса, «чайник усатый», а запаски ни одной.

Машина почти в то же мгновение как-то странно завиляла и остановилась у обочины. Водитель выскочил из нее и, почесывая затылок одной рукой, а другой – подергивая пышные усы, уставился на проколотое колесо. Лариса злорадно посмотрела на него и, проезжая мимо, показала язык.

Лариса подъехала к дому, где жила Евгения, жена Саши Егорова, вернее вдова, посмотрела в листок, где был написан адрес, и направилась к третьему подъезду. Поднялась в лифте на седьмой этаж и остановилась у двери. Только она хотела нажать на кнопку звонка, как услышала голоса из-за двери. Лариса резко отдернула руку от звонка и прислушалась. Один голос был явно мужской, и звучал он ровно и негромко, слов, конечно, было не разобрать. До слуха Ларисы донесся возмущенный женский возглас:

– Да вы что, с ума сошли?

Лариса вся напряглась и приникла ухом к двери. Она так сосредоточилась на подслушивании, что не сразу заметила, что дверь поехала внутрь квартиры вместе с ее ухом, которое буквально приклеилось к дерматину, которым та была обита. Лариса ввалилась в прихожую вместе с дверью и замерла как вкопанная, не зная, как поступить. Спрятаться и подслушивать дальше или громко объявить о своем присутствии? Конечно, любопытство победило, и Лариса осторожно прикрыла входную дверь, благо та не скрипела. Она тихонько подошла к большому шкафу-купе, который стоял в прихожей, и нырнула внутрь. Лариса пошарила в своей сумке и, нащупав диктофон, нажала на кнопку «пуск». Все, о чем говорилось в комнате, теперь записывалось на пленку.

– В общем так, я вам все сказал. Имейте в виду, что я не шучу, – говорил мужчина совершенно спокойным голосом. – Даю сроку неделю, не отдадите то, что вам не принадлежит, буду действовать более радикальным способом. Поищите, подумайте, куда ваш муж мог спрятать драгоценности, а через неделю я вам позвоню. Если не хотите отправиться вдогонку за ним, то постараетесь.

– Но я, честное слово, не знаю, о чем идет речь, – рыдающим голосом проговорила вдова. – Я никогда не видела у Саши ничего подобного. Он иногда работал с украшениями, но не позволял мне даже подходить к ним.

– Мне некогда разговаривать с вами, девонька. Я знаю, что они были у него, а ваше дело найти их, – мужчина сказал, как отрезал, и Лариса услышала его шаги уже в прихожей.

– Что же мне делать? – лепетала Евгения, семеня за ним.

– А вы поищите, поищите, у вас целая неделя для этого есть, – подсказал мужчина.

– Здесь и искать-то негде. Не знаю я, что делать, – прорыдала девушка.

– Это ваши проблемы, дорогая, не мои. А сейчас разрешите откланяться, мне уже пора, – и мужчина вышел за дверь. У порога он остановился и прошептал: – Не вздумайте пойти в милицию и сказать о моем визите, я сразу узнаю об этом, и тогда, не обессудьте… сами понимаете, своя рубашка, как говорится, ближе к телу, – резко развернувшись, незнакомец ушел.

Лариса сидела в шкафу ни жива ни мертва, напряженно прислушиваясь, чтобы не пропустить ни единого слова. «Вот, значит, какие дела?» – подумала она.

Лариса замерла в своем укрытии и напряженно думала, как сделать так, чтобы хозяйка квартиры не догадалась, что она уже была здесь и слышала разговор. Женя тем временем закрыла за гостем дверь и бросилась к телефону. Лариса уже собралась вылезти из своего укрытия, как услышала возбужденный голос хозяйки квартиры:

– Алло, это я, сейчас приеду к тебе. Ты будешь дома? Хорошо, тогда минут через сорок я появлюсь.

Лариса услышала, как Женя заметалась по квартире и через пять минут выскочила за дверь. Замок щелкнул, это хозяйка закрыла дверь ключом с внешней стороны, и следом раздались торопливые шаги. «Сыщица» осторожно высунула нос наружу. Она услышала, как подъехал лифт и тут же поехал вниз. Лариса уже совершенно спокойно выползла из шкафа и прошла в комнату.

Она включила видеокамеру, обошла квартиру и сняла ее со всех сторон.

– На всякий случай, вдруг пригодится? – бормотала Лариса, тихонько продвигаясь из комнаты в кухню.

Когда интерьер был снят полностью, взгляд ее упал на белый прямоугольник, лежащий на полу, у ножки стола. Лара нагнулась и подняла его.

– Ух ты, красотища-то какая! – выдохнула она, рассматривая снимок. На фотографии был изображен комплект ювелирных украшений. Колье с серьгами лежали на черной бархатной подушке и сверкали такими огромными, ослепительными бриллиантами, что хотелось зажмуриться. – Неужели вот это действительно существует в природе? – прошептала Лариса. – Теперь мне понятно, за такие цацки убьют и глазом не моргнут. Кое-что становится ясным, правда, не совсем, но хоть что-то. Так, вроде здесь больше нечего делать, – сама себе сказала новоявленная сыщица и направилась к двери.

Она попробовала ее открыть, но не тут-то было. Дверь была закрыта на замок, и открыть ее можно было только ключом.

– Вот так компот, – сплюнула Лариса и начала осматриваться, надеясь, что где-то здесь обязательно должен быть запасной ключ. Его не оказалось, и девушка, не теряя надежды, прошла в комнату, где раньше видела письменный стол. – Может, где-нибудь в ящиках лежит? – с надеждой подумала Лариса.

Она сосредоточилась на поиске ключа, и когда раздался резкий телефонный звонок, то буквально подпрыгнула на месте. По инерции она схватила трубку и крикнула:

– Алло!

Лариса вдруг поняла, что находится не в своей квартире, и вытаращила глаза, соображая, что делать дальше. Подумав, что нужно идти до конца, она тут же решила: можно сказать, что абонент неправильно набрал номер, – и опять повторила:

– Алло, вас слушают, говорите.

На другом конце провода явно кто-то был, но разговаривать не захотел, а тихонько отключился.

– Идиот, – выругалась Лариса и, бросив трубку, продолжила поиски ключа. Его, как назло, нигде не было, и она уже начала нервничать. – Мне что же, теперь так и сидеть здесь, пока хозяйка соизволит явиться? А если она после того визитера сильно испугается и решит дать деру, что тогда? Так, Лариса Петровна, спокойствие, только спокойствие. Хорошо подумай, что можно сделать в такой ситуации. В телефоне должен остаться номер, по которому только что звонила Женя.

Лариса подошла к аппарату и начала смотреть меню.

– Так, вот этот последний. Запишу его и, если ничего не придумаю, позвоню и скажу, что сижу здесь взаперти. А как она среагирует? Поинтересуется, как я попала в ее квартиру? Что, если я еще больше напугаю девчонку и вообще тогда застряну здесь до морковкиного заговенья?

Лариса плюхнулась в кресло и задумалась, потом решительно вскочила и прошла к балконной двери.

– Да-а-а, высоковато, черт побери. Если упадешь, костей точно не соберешь. Нет, нужно еще поискать ключ. Не может быть, чтобы не было запасного. – И Лариса принялась по новой за поиски.

Она несколько раз подходила к двери и проверяла, можно ли открыть ее каким-нибудь иным способом.

– Если начать ломать, то наверняка сбегутся соседи. Подумают черт-те что, еще в милицию сдадут, объясняй тогда, что ты не грабитель, нечаянно застрявший в обворованной квартире, – ворчала Лариса, нарезая круги по комнате. Потом посмотрела на часы и ахнула: – Елки-палки, я сказала Владимиру, что буду дома часа через два-три. Может, ему позвонить? Вот обрадую-то его, скажет, за что боролась, на то и напоролась. Нет, лучше умру здесь голодной смертью, а ему ни за что звонить не буду, сама как-нибудь выкручусь.

В это время зазвонил ее мобильный телефон, и Лариса с подозрением посмотрела на аппарат.

«А что, если это снова Владимир? Вдруг вздумает выпытывать, где я сейчас нахожусь? У него прямо особый нюх, все время чувствует, когда я попадаю в неприятную ситуацию. Не буду испытывать судьбу, скажу, что на счету деньги закончились, – и Лариса, недолго думая, нажала на кнопку отключения аппарата. Она прошла на кухню и села у стола. На нем стояла пепельница, а рядом лежала пачка сигарет «Парламент». Лариса взяла пачку в руки и начала ее вертеть. – Закурить, что ли, с горя?»

Она бросила курить вот уже как четыре месяца. Первое время было очень тяжело, но сейчас она даже не вспоминала о сигаретах. Сделала она это по просьбе Владимира, ему очень не нравится, когда девушки курят.

– А вот закурю тебе назло, – прошептала Лариса и вытащила из пачки сигарету. Она щелкнула зажигалкой и с удовольствием затянулась. – Кайф, – пробормотала она и встала со стула. – Выйду на балкон, а то хозяйка приедет, почувствует дым, подумает, что воры в квартиру забрались. Лови ее тогда, если вздумает прямо от двери дать стрекача.

Лариса прошла на балкон и посмотрела вниз. Во дворе гуляли мамаши с ребятишками, на лавочках сидели старушки и самозабвенно перемывали кому-то косточки. Весна была в самом разгаре, и люди, насидевшись за зиму дома, высыпали на улицу, радуясь солнышку. Жизнь шла своим чередом, и никому не было дела до какой-то там Ларисы, которая попала в ловушку из-за своего любопытства.

«Может, Володя прав и я лезу совершенно не в свое дело? Почему меня так привлекает все это? Наверное, после ранения у меня в мозгах произошел сдвиг по фазе. Но ничего не могу с собой поделать, чувствую, что очень многое сумею, вот чувствую, и все тут».

Лариса докурила сигарету и открыла балконную дверь, чтобы вернуться в комнату. Она буквально превратилась в соляной столб, когда увидела, как туда входит молодой парень.

– Вы кто? – удивленно спросила Лариса, вытаращив глаза. Парень растерянно остановился и воровато оглянулся по сторонам.

– Я? Я человек, – при этих словах он направился к Ларисе. Она отскочила в сторону и замахала руками.

– Не подходи. Что ты здесь делаешь? Что тебе нужно и как ты вошел в квартиру?

Парень молча продолжал приближаться к ней.

– Не подходи, сказала, иначе я сейчас такой вой подниму, что пожарная сирена покажется тебе детской дудочкой, – нервно заговорила Лариса, пристально наблюдая за парнем, не давая ему близко подойти к себе.

– Зачем орать-то? Я пока не сделал тебе ничего плохого, – усмехнулся он, но глаза его продолжали нервно бегать. На его лице явно читалась растерянность. Видно, он никак не ожидал увидеть здесь кого-то, поэтому сейчас лихорадочно соображал, как поступить.

Лариса попыталась подойти к письменному столу, где лежала ее сумка. В ней был газовый баллончик, и она очень надеялась, что ей удастся опередить бандита. В мозгах царил настоящий кавардак. «Интересно, что ему от меня нужно? Судя по блеску в глазах, у него «серьезные намерения». Наркоман, что ли? Мамочки, что делать-то?»

Ларисе удалось переместиться к столу, она схватила сумку и прижала ее к груди.

– Не подходи, – еще раз повторила она. – У меня пистолет, пристрелю за милую душу, – закричала она и попыталась прыгнуть в сторону прихожей. Парень сделал резкое движение в ту же сторону, и Лариса молниеносно вернулась на прежнее место.

– Не дергайся, иначе мне придется применить силу, а это не входит в мои планы, – миролюбиво проговорил парень и принял расслабленную позу.

– Так что тебе нужно? Зачем ты пришел в квартиру и откуда у тебя ключ? – осторожно задала вопрос Лариса.

– Успокойся, я не враг, а совсем наоборот, – улыбнулся парень и снова сделал шаг к девушке.

Она тоже сделала шаг в сторону и, округлив глаза, прошипела:

– Я же сказала, не подходи, не то хуже будет.

– Ты как сюда попала и что здесь делаешь? – спросил визитер и все же остановился, видно, поняв по решительному взгляду девушки, что она не шутит.

– Пироги пеку, – усмехнулась Лара. Ей удалось залезть в сумку, где она нащупала баллончик и зажала его в руке. – А теперь объясни-ка мне, дорогой, что тебе здесь нужно? – прищурилась Лариса и нагло вздернула нос, чувствуя, что теперь ее за здорово живешь не возьмешь.

– В гости пришел, – тоже усмехнулся парень.

– В гости, говоришь? Надо же, и кто же это тебя сюда пригласил? – Лариса сморщила носик в брезгливой гримасе. – А ну давай колись немедленно, иначе сейчас в милицию позвоню, – решительно сказала она.

– Попытайся, – осклабился бандит, показывая ровный ряд зубов.

Лариса вытащила баллончик и направила его на ухмыляющуюся физиономию.

– Смеется тот, кто смеется последним. Слыхал про такое? – торжествующе сказала она и ехидно посмотрела на парня.

Тот растерянно уставился на оружие, зажатое у нее в ладони, и поднял руки.

– Сдаюсь, сдаюсь, давай не будем прибегать к решительным мерам, – засмеялся он. – Я знакомый Александра, приехал из Питера, вот и зашел его навестить.

– Откуда у тебя ключи от квартиры, знакомый?

– Они у меня давно, я жил здесь с Сашей некоторое время, когда он еще был не женат. Вместе сюда девчонок водили. Потом я в Питер уехал, и связь прервалась, так, созванивались иногда. А сейчас вот решил сюрприз другу преподнести, давно не виделись. У меня ключи еще с того времени остались.

– Ты что же, даже не знаешь, что друга твоего похоронили?

– Как похоронили? Что ты такое говоришь? – «натурально» удивился парень.

Он явно пытался отвлечь Ларису. Но она не верила ни единому его слову и была настороже. Парень в свою очередь уже сделал несколько шагов по направлению к Ларисе, и она, увидев это, закричала:

– Стой на месте, иначе я не ручаюсь за себя! Веревка у тебя из кармана торчит тоже в качестве сюрприза? Ты, дорогой мой, можешь арапа заправлять кому-нибудь другому, но не мне. Я так понимаю, ты пришел сюда, чтобы отправить Женю следом за мужем? Кого может удивить, что вдова повесилась? Ведь она так любила своего Сашу. Только вот я понять не могу, за что же такая напасть на молодую чету?

Лариса присела на край письменного стола так, чтобы загородить собой видеокамеру, которая лежала здесь же. Она тихонько дотянулась до камеры и нажала кнопку воспроизведения.

– Так ты ответишь на мой вопрос? – спросила Лариса и соскочила со стола. Они стояли друг против друга и напряженно сопели. Девушка держала баллончик наготове, и парень прекрасно видел, что ей остается только на него нажать, палец лежал на кнопочке.

– Что ты напридумывала? Кто кого на тот свет отправлял, что ты несешь? При чем здесь веревка? Я ее от багажника отвязал, по инерции в карман сунул, – нервно говорил бандит, озираясь по сторонам. Он вытащил веревку из кармана и недоуменно уставился на нее. – Надо же такое придумать, – пожал визитер плечами и бросил веревку на стул.

Минуты две девушка и парень молча наблюдали друг за другом. Первым не выдержал незваный гость и сделал рывок по направлению к Ларисе. Она, недолго думая, направила струю газа из баллончика прямо в глаза бандиту, зажимая свой нос другой рукой. Пока тот шарахался по комнате, завывая и зажимая глаза руками, Лариса схватила камеру и опрометью бросилась из квартиры. Она кубарем слетела с седьмого этажа прямо по лестнице, чуть не переломав себе ноги, и выскочила во двор.

– Ой, мамочки родные, что же это творится на белом свете? Куда ни плюнь, кругом бандиты.

Лариса влетела в свою машину, будто за ней гнались, хотя она прекрасно знала, что пройдет не менее получаса, прежде чем визитер сможет хоть что-то видеть. Когда она отъехала на достаточно приличное расстояние, то остановила машину, чтобы подумать.

«Что мне делать? Может, позвонить в милицию и сказать, что в квартиру забрался вор? Нет, сначала нужно поговорить с Евгенией».

«Итак, что мне удалось разузнать? На мой взгляд, очень многое. Прежде всего то, что у Жени требуют драгоценности, изображенные на фотографии. Как я поняла, они были у Саши, но он их не вернул, и вообще неизвестно, куда они подевались. Но это не самое страшное. Женю хотят убить, это ясно как белый день. Этот парень затем и пришел в дом к ней. Дверь открыл своим ключом, да и веревочка была уже наготове. Кстати, и звонил, наверное, он, чтобы проверить, дома ли она. Ой, что-то у меня мозги, по-моему, закипают. Что же теперь делать? Как предупредить Женю, что у нее в квартире засада? Нет, бандит, конечно, теперь сбежит, подумает, что я обязательно милицию вызову. Но ведь он может и вернуться».

Лариса полезла в сумочку за мобильником, чтобы позвонить Владимиру и сказать, что уже едет домой. На глаза попался листок, на котором был записан телефон.

«Вот тупоголовая, я же номер тот записала, по которому Женя звонила перед тем, как поспешно усвистела. Прямо сейчас туда позвоню».

Лариса набрала номер и стала слушать протяжные гудки. На пятом трубку сняли, и она сказала:

– Добрый день. Извините, вы не могли бы подозвать к телефону Женю… Кто спрашивает? Это знакомая Алексея Александровича, меня зовут Лариса… Спасибо.

Через некоторое время в трубке послышался встревоженный голос:

– Алло, я слушаю. Что случилось? Алексею Александровичу плохо?

– Нет-нет, Женя, успокойтесь. С ним все в порядке. Меня зовут Лариса, я училась с вашим мужем в одном классе. Совсем недавно узнала о несчастье и позвонила вашему свекру. Мне нужно вам кое-что сказать. Вы не могли бы со мной встретиться, прямо сейчас?

– Где мы можем встретиться? И как я вас узнаю? – сдержанно поинтересовалась Евгения.

– Вы далеко сейчас от центра?

– Нет, совсем рядом, на Пушкинской. А кстати, откуда вы узнали этот номер телефона?

– Потом, Женечка, все потом. Давайте мы с вами через полчаса встретимся в кафе на Тверской. Знаете, там, где пиццерия новая открылась?

– Да, знаю.

– Вот и хорошо, я там буду ждать.

– А как я вас узнаю?

– Я вас сама узнаю, мне Алексей Александрович ваше фото показывал.

– Хорошо, ждите меня через полчаса, – сказала Евгения и положила трубку. Она растерянно посмотрела на Веру, которая внимательно слушала разговор, и пожала плечами. – Какая-то Лариса хочет со мной встретиться.

– А кто это такая? И что ей от тебя нужно?

– Понятия не имею, но она говорит, что это очень важно, – ответила Женя и начала торопливо собираться.

– Хочешь, я поеду с тобой?

– Нет, не нужно со мной никуда ездить. Я сама все выясню и тебе позвоню, – успокоила подругу Евгения и направилась к двери.

– Только позвони обязательно.

– Хорошо, – махнула рукой в ответ Женя и скрылась за дверью.

Лариса развернула машину и поехала по направлению к Тверской улице. Через двадцать минут она была уже на месте и, припарковав машину, прошла в кафе. Через пять минут показалась Евгения и встала у порога, пристально рассматривая зал. Лариса подняла руку и помахала ей. Женя подошла к столику и сдержанно поздоровалась. На ее лице читалась тревога.

– О чем вы хотели со мной поговорить?

– Женя, вы сначала присядьте, а потом мы с вами обо всем поговорим. Здесь замечательно готовят пиццу, а салаты можно брать в любом количестве, сколько сможете съесть, причем бесплатно. Давайте мы с вами посмотрим меню, выберем то, что понравится, а между делом и побеседуем.

– Я не голодна, – заявила Евгения, но за стол все же присела и взяла в руки меню.

– Я вроде тоже от голода не умираю, но раз уж мы здесь, то давайте что-нибудь закажем, я угощаю, – улыбнулась Лариса.

Когда девушки наконец остановили свой выбор на пицце с грибами, мороженом, кофе и официант ушел выполнять заказ, Лариса осторожно начала разговор:

– Женя, я училась с вашим Сашей в одном классе, и мы даже какое-то время дружили с ним. Вчера я узнала о несчастье и сегодня утром позвонила Алексею Александровичу. Я попросила у него ваш адрес и в час дня приехала к вам домой.

Женя посмотрела на Ларису испуганными глазами.

– Но я ушла из дома в половине второго, вас еще не было.

– Я там была, Женя, в том-то все и дело, – спокойно проговорила Лариса, пристально глядя в глаза девушке. – Вы меня извините за наглость, но я подслушала ваш разговор с тем мужчиной, который требовал у вас что-то. Постойте, постойте, – Лариса подняла руку, когда увидела возмущенный взгляд Евгении. – Не нужно на меня так смотреть. Вы должны мне спасибо сказать за то, что я так поступила. Благодаря моей наглости вы останетесь живы.

– Что это значит? – испуганно прошептала Женя.

– Все дело в том, что дверь у вас была открыта, когда я приехала. Я вошла в квартиру, услышала ваш разговор с тем мужчиной и спряталась в шкафу. Когда он ушел, я уже собиралась вылезти, но вы так поспешно убежали из квартиры, что я осталась там, причем запертой на ключ. Пока искала запасной, чтобы выйти из квартиры, к вам пришел гость, я так поняла, незваный. Он открыл дверь своим ключом и уже приготовил веревку.

– Зачем веревку? – спросила Женя, побледнев, как смерть.

– Догадайтесь с трех раз, – усмехнулась Лариса.

– Вы хотите сказать, что меня хотят убить?

– Вот именно. Во всяком случае, мне так кажется, – Лариса пожала плечами.

– Вы говорите глупости. Кому я нужна, за что меня убивать? Я никому ничего плохого не сделала, – возмущенно проговорила Евгения, и на ее щеках выступил нервный румянец. – С меня требуют драгоценности, которые я и в глаза-то не видела, но это все. Если я смогу их найти и отдать, тогда мне и бояться нечего. Правда, мне несколько раз звонил еще какой-то мужчина и тоже требовал отдать то, что мне не принадлежит. Я даже понятия не имею, о чем речь, наверное, о тех же украшениях. Но вот уже две недели, как звонки прекратились, думаю, что это был какой-то сумасшедший, он почему-то все время хихикал, когда со мной разговаривал. Сегодня я узнала, что у Саши оставались вещи, которые он не вернул, но я понятия не имею, где они, потому что в квартире их нет. В секретере, куда он обычно складывал свои заготовки, пусто, только инструменты лежат. Теперь буду думать, где все это искать, спрошу у свекра, может, Саша у него их спрятал, вот, собственно, и все. Зачем им нужно меня убивать? Вы не находите это глупым?

– Успокойтесь, Женя. Не думаете же вы, что я вас обманываю? Мне это абсолютно ни к чему. Дело в том, что я частный детектив. К вашему свекру приходил человек из детективного агентства, к ним кто-то обратился с просьбой найти пропавшие драгоценности. Я так понимаю, след привел к Александру, но его убили и ниточка обрывается. Я предложила Алексею Александровичу разобраться в смерти его сына, вашего мужа. Он тоже хочет знать, за что убили Сашу и кто это сделал, а в милиции его даже слушать не стали. Следствие продолжается, и Алексея Александровича просили не беспокоить их понапрасну.

– Мне, если честно, не очень хочется влезать в это дело, но сегодняшний визит ужасно меня напугал, я не знаю, как мне быть, – нахмурилась Евгения.

– Вот видите, значит, в этом всем нужно разобраться, что я сейчас и пытаюсь сделать, – улыбнулась Лариса.

– Так вы частный детектив и работаете там, откуда приходили к Алексею Александровичу?

– Ну, не совсем так, – смутилась Лариса. – Я независимый детектив и не работаю в агентстве. Я, можно сказать, сама по себе, свободный художник. Просто мне захотелось помочь вам с Алексеем Александровичем разобраться в этом деле. Для этого вы должны мне все откровенно рассказать. Вы согласны?

– Что вы хотите знать? Не думаю, что могу быть вам чем-то полезной. Я никогда не интересовалась делами своего мужа, да и он не посвящал меня в них. Где эти чертовы украшения, я понятия не имею. Не знаю, думаю, что не смогу вам помочь. Сидеть в засадах и гоняться с пистолетом за преступниками – это не для меня, – покачала Евгения головой и лениво отпила из высокого стакана сок.

– Вас никто не собирается заставлять гоняться за преступниками и тем более стрелять из пистолета. Все, что от вас требуется, это рассказать мне, что делал Саша в последнее время, перед убийством. С кем встречался? С кем говорил по телефону? С какими изделиями работал? Что приносил домой?

– Не знаю, – Женя пожала плечами. – Мне кажется, что все было как обычно. По телефону? Конечно, он говорил по телефону, но у меня нет привычки подслушивать чужие разговоры, Саша очень этого не любил.

– Я не говорю подслушивать, я говорю – случайно услышала, – уточнила Лариса и пожала плечами: – В конце концов, это в ваших же интересах.

– Я ничего не знаю, Лариса, и если честно, знать ничего не желаю. Саши нет и уже никогда не будет. Если вам даже и удастся найти того, кто его убил, Сашу этим не вернуть, я как являюсь вдовой, так ею и останусь, – раздраженно проговорила девушка.

– И вам совершенно все равно, что убийцы спокойно разгуливают на свободе и, может быть, в этот самый момент готовят еще одно преступление? – спросила Лариса, пристально посмотрев на Евгению. – Не боитесь, что следующей жертвой станете вы?

– Боюсь, конечно. Только влезать в это дело у меня нет совершенно никакого желания.

– Вы уже влезли в него, даже не подозревая об этом. Что за человек приходил к вам сегодня? Почему вы решили, что если отдадите украшения, а их еще надо отыскать, то вас оставят в покое? А вдруг они решат убрать всех свидетелей? Поймите, девочка, что раз за эти побрякушки убивают людей, то они непростые. Это хотя бы вы понимаете? Впрочем, я не навязываюсь, если вы не хотите принять мою помощь, то я умываю руки. Поступайте так, как считаете нужным, хозяин барин. Давайте закончим этот ненужный разговор.

– Хорошо, я согласна, – сказала Евгения, – не обижайтесь, меня и в самом деле испугал сегодняшний посетитель. Я уже никому не верю. Эти украшения действительно непростые, тот человек принес с собой фотографию, к сожалению, она осталась дома. Если бы вы только видели их, это настоящее произведение искусства.

– Не эту фотографию вы, случайно, имеете в виду? Я нашла ее в вашей квартире, она лежала на полу, у ножки стола, – спросила Лариса и вытащила из сумки снимок.

– Да, это она. Теперь вы видите, что с меня требуют? Но я, честное слово, не знаю, где они могут быть спрятаны. Я такие вещи только и видела в Алмазном фонде, когда еще в школе училась. Мы сюда из Ростова на экскурсию приезжали. Ой, мамочки, что же теперь будет? – вдруг всхлипнула Женя и посмотрела на Ларису по-детски испуганными глазами. – Что я должна сделать?

– Ответить на все вопросы, которые я буду вам задавать, и рассказать все без утайки. Только в этом случае я смогу хоть чем-то вам помочь.

– Что я должна рассказать? Я готова, задавайте свои вопросы, – решительно проговорила Евгения и вытащила из сумочки носовой платок, чтобы вытереть слезы.


Глава 5 | Ангелочек с рожками | Глава 7