home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

– Женька, просыпайся, проспишь все царство небесное, – прокричала Лариса, раздвигая шторы в кабинете, где спала ее новая знакомая.

– Что, уже утро? – удивилась Евгения и сладко потянулась. – Не успела заснуть, а уже просыпаться пора. Почему так быстро пролетает ночь? А куда, кстати, нам торопиться? Ты вроде мне вчера сказала, чтобы я отпросилась на несколько дней с работы.

– Это само собой, прямо сейчас и позвони. У нас сегодня мероприятие, называется «Операция «Ы», чтобы никто не догадался. Сейчас поедем к моей подруге в салон и будем тебе внешность менять. Мы с Володей почти помирились, я вчера уже об этом сказала, и я совсем не хочу ссориться с ним снова. Если он тебя узнает, считай, наш будущий брак накроется медным тазом, и помирать мне тогда старой девой, да еще наверняка без головы.

– Ты вроде говорила, что была замужем? – удивилась Евгения.

– Была, ну и что? – не поняла Лариса.

– Тогда старой девой ты никак не можешь быть, – засмеялась Женя и вскочила с кровати. – Меняться, значит, меняться, – пропела она и побежала в ванную комнату прямо босиком.

Она встала под душ и начала намыливаться, напевая незатейливый мотивчик. Настроение почему-то было прекрасным, несмотря на все неприятности, свалившиеся как снег на голову за вчерашние сутки. Давно Женя не испытывала такого прилива сил. Может, тому виной был сон, который она видела как наяву? Женя не пыталась этого объяснить, да и не хотела. Когда она вышла из ванной, то, войдя на кухню, где Лариса уже накрыла на стол, она улыбнулась и сказала:

– Ларис, я уже готова. Ты знаешь, мне так хорошо у тебя и совершенно спокойно. Так я себя всегда чувствовала дома рядом с мамой.

– Ну, в мамы я тебе не очень-то гожусь, – засмеялась Лариса. – Но мне очень приятно, что тебе у меня хорошо. Давай присаживайся, сейчас перекусим и вперед, поедем к Наташке. Только сначала сделаешь звонок на работу.

Девушки позавтракали, и Евгения пошла в комнату к телефону. В первую очередь она позвонила на работу и сказала, что немного приболела. Начальник не очень обрадовался этому обстоятельству, но все же снизошел до того, чтобы дать Жене недельку за свой счет. Потом она позвонила своей подруге Вере и немного поболтала с ней. Немного подумав, она набрала номер родителей Саши. К телефону подошла Женина свекровь и, когда услышала ее голос, взволнованно проговорила:

– Женечка, ты не могла бы приехать к нам? У Алексея Александровича снова приступ, у нас сейчас врачи «Скорой помощи». Мне нужно будет на некоторое время отлучиться, а я боюсь оставить Алешу одного. В больницу он отказывается ехать наотрез.

– Да, да, конечно, я сейчас приеду, – быстро ответила Женя и, положив трубку, побежала на кухню.

– Лариса, мне нужно срочно уехать к Сашиным родителям. Алексею Александровичу опять плохо.

– Я тебя отвезу, – тут же сориентировалась Лариса и вскочила со стула. Девушки бегом понеслись к лифту и уже через десять минут ехали в сторону Орехово-Борисова, где жили Егоровы.

– Так, значит, поход к Наташке отменяется. Володя сказал, что обязательно сегодня приедет, значит, время до семи вечера у нас есть. Сейчас я отвезу тебя к твоим, а потом, когда вернешься, я позвоню Наташе, попрошу ее, чтобы на эту ночь она тебя к себе забрала. А уже завтра мы обязательно изменим твою внешность, и тогда совершенно спокойно будешь жить у меня.

– А что ты скажешь своей подруге? – поинтересовалась Женя.

– Подруге придется все рассказать, как есть. Она у меня как Штирлиц. Не расскажу я, так она из тебя всю душу вытрясет, а своего все равно добьется и расколет как миленькую. От Наташи лучше ничего не скрывать, иначе обидится, а если будет в курсе событий, еще и поможет. Она у меня умница, в прошлом году мы в такую историю попали, еле живыми остались, но она все равно меня одну не оставила. Я тебе про это расскажу, когда настроение будет.

– У меня тоже от моей Верки секретов нет, и у нее – от меня. Мы с ней в Ростове в одном доме жили и в школе в один класс ходили. В Москву тоже вместе приехали. Она так за меня переживала, когда Саши не стало, все время рядом была. Прямо после работы сразу ко мне приезжала, старалась одну не оставлять. Если бы не она, не знаю, как вообще бы я все это выдержала, – грустно проговорила Евгения.

– Да, это очень важно, когда рядом есть кто-то надежный, – задумчиво сказала Лариса, – и очень больно, когда узнаешь, что этот надежный тебя предал.

– Это ты о чем, Лариса? – спросила Евгения.

– Это я так, о своем муже вспомнила. Мы прожили с ним четыре года, и я всегда его считала вполне надежным, а на поверку вышло, что он меня бессовестно предавал, – вздохнула Лариса, но потом улыбнулась и, махнув рукой, весело сказала: – Давай не будем о грустном. Если посмотреть на эту ситуацию с другой стороны, то я даже должна ему быть благодарна, что гулял от меня. Ведь если бы не это, я никогда бы не встретила своего Володьку. А так поговорка сработала на все сто.

– Какая поговорка? – поинтересовалась Евгения.

– «Нет худа без добра», – улыбнулась Лариса, при этом интенсивно вращая рулем, чтобы заехать во двор. Она остановила машину у дома и повернулась к Евгении.

– Слушай, Женя, а Алексею Александровичу что ты скажешь? Он будет искать тебя, домой звонить и на работу, а там скажут, что ты заболела. Как ты объяснишь свое отсутствие дома?

– Ой, я про это даже и не подумала, – испугалась та.

– Нужно что-то придумать более-менее правдоподобное, – задумчиво проговорила Лариса. – Не нужно его волновать напрасно. Знаешь, когда я вчера к ним приехала и увидела его, у меня прямо сердце от жалости защемило. Как он изменился, я его помню таким огромным, могучим богатырем. Ты видела на стене его портрет? – спросила Лариса.

– Да, видела, мне понравился, очень похоже получилось.

– Это я рисовала, когда мы с Сашей еще в школе учились в десятом классе.

– Правда? – удивилась Евгения. – Ты еще, оказывается, художница?

– Не раз уже за эти сутки повторила, что я свободный художник, – засмеялась Лариса.

– Я думала, что это ты просто так говоришь, не в прямом, а переносном смысле, – тоже засмеялась Женя.

– И в прямом, и в переносном. Ладно, вылезай из машины, иди к своим, а я пока по магазинам проедусь. Через час я за тобой заеду.

Из джипа, который остановился немного поодаль, за девушками пристально наблюдал молодой мужчина. Как только Евгения скрылась в подъезде дома, а Лариса поехала по своим делам, он взял в руки мобильный телефон и набрал нужный номер.

Женя пробыла у Егоровых больше двух часов, и Ларисе пришлось целый час торчать у дома, дожидаясь девушку. Она не хотела подниматься в квартиру, чтобы пока не обнародовать перед Сашиными родителями, что знакома с Женей. Алексей Александрович наверняка будет у нее расспрашивать, что говорила ей Евгения, и Лариса не знала, что ему отвечать. Сказать правду о том, что происходит на самом деле, она боялась, потому что у отца Саши больное сердце.

Когда девушка вернулась к Ларисе, первое, что она сделала, это позвонила Наташе.

– Наташка, привет, моя милая. Как у тебя дела? Ты вроде сегодня приехать обещала? Ничего не изменилось? – спросила Лариса, улыбаясь при этом во весь рот.

– Привет, Лар, привет. Нет, ничего не изменилось, часикам к восьми подкачу, – весело ответила Наташа.

– А пораньше не можешь? – спросила Лариса.

– Случилось что-то? – обеспокоенно поинтересовалась Наталья.

– Нет, ничего не случилось, вернее, почти ничего. Просто ты мне очень нужна часам к шести. Это возможно?

– Что за глупые вопросы ты задаешь, подруга? – возмутилась Наталья. – Нужно, значит, буду к шести. Тогда нечего мне с тобой больше трепаться, сейчас закруглюсь здесь на работе, отдам кое-какие распоряжения и приеду, – протараторила Наташа и положила трубку.

Лариса прошла на кухню, где сидела Евгения, и весело сказала:

– Ну вот, все уладилось, Наташка к шести подъедет. До семи успеем ввести ее в курс дела, а потом она заберет тебя к себе.

В это время в дверь позвонили, и Женя испуганно посмотрела на Ларису.

– Кто это может быть? – спросила она.

– Понятия не имею, – пожала та плечами. – Пойду взгляну.

Буквально через три секунды она влетела в кухню и сдернула Женю со стула.

– Прячься быстрее, это Володя приехал. Ой, мамочки, хорошо, что я замок изнутри догадалась заблокировать. А так вошел бы, а мы здесь сидим, чаек попиваем. Не сносить бы мне тогда головы, это точно, – тараторила Лариса, мечась по квартире. – Господи, ну куда же мне тебя засунуть? Иди в кабинет, если что, залезай под диван. Нет, лучше иди в ванную комнату, включай душ и залезай под него. Если он спросит, я скажу, что ты дальняя родственница моего отца из Иркутска. У него там какой-то троюродный брат живет, а ты будешь его дочерью, – и Лариса втолкнула испуганную Женю в ванную комнату.

В дверь опять позвонили, и Лариса, расправив плечи и пригладив волосы, пошла открывать.

– Ой, привет, – всплеснула она руками. – Ты же сказал, что вечером приедешь? Я тебя и не ждала совсем, а то бы хоть чего-нибудь приготовила, – улыбнулась Лариса, глядя на друга кристально чистыми глазами.

Владимир прошел в квартиру и внимательно посмотрел на Ларису.

– Зачем ты замок заблокировала? – не здороваясь, поинтересовался он.

– Да-а-а? – вытаращилась она. – Я даже и не заметила. Наверное, нечаянно на кнопочку нажала.

Владимир с подозрением посмотрел на Ларису и прошел в комнату.

– К тебе кто-то приехал? – он показал на большую сумку, которая валялась у двери в кабинет.

Лариса про себя чертыхнулась. Она собиралась убрать ее на антресоль, когда Женя уже разложила свои вещи в шкафу. Но ее в это время что-то отвлекло, и она, бросив сумку у двери, моментально про нее забыла.

– Да, из Иркутска приехала дочь троюродного брата моего отца. Она сейчас в ванной комнате душ принимает, – торопливо ответила Лариса и потащила Володю в кухню. – Кофейку не хочешь попить? Может, бутербродов сделать?

– Нет, я заскочил на минутку, у меня много дел, вечером приеду. Мне дискета одна нужна, собственно, за ней я и заехал, – объяснил Владимир и прошел в кабинет.

Лариса прижала ладони к горящим щекам и пошла за ним.

– Как, говоришь, девушку зовут? – резко повернувшись, задал он вопрос.

Лариса налетела на него, не успев затормозить.

– Зовут? Кого? – ляпнула она, не успев вовремя прикусить язык. Потом, опомнившись, она округлила глаза. – А-а-а, ты имеешь в виду ее? Ее имя? – она махнула головой в сторону ванной комнаты и глупо уставилась на Владимира.

– Имя, имя, что же еще? Или вы еще с ней не успели познакомиться? – усмехнулся Владимир.

– Что ты глупости говоришь? – взъершилась Лариса, понемногу приходя в себя. – Надя ее зовут, Надежда, значит. Понятно?

– Это она душ принимает? Или там еще кто-нибудь? – прищурился Владимир.

– Что ты имеешь в виду? – возмущенно пропыхтела Лариса.

– Только то, что я очень хорошо помню, как ты меня тоже в ванную запихнула, когда твой отец внезапно приехал и ты не хотела, чтобы он меня видел. Тогда ты была еще замужем. Надеюсь, ты не забыла тот случай? – ехидно поинтересовался Владимир.

– Я, между прочим, официально и сейчас замужем, – прищурилась Лариса. – А вот насчет того случая я что-то не пойму, куда ты клонишь? Уж не хочешь ли ты сказать, что у меня там мужчина спрятан? – спросила она, приняв при этом воинственную позу и вздернув нос.

– От тебя можно ожидать что угодно, и даже такой случай я не исключаю, – с улыбкой проговорил Владимир, но улыбка была зловещей.

– Ну ты и скотина! – рявкнула Лариса и заехала своему другу пинком под зад.

Тот хотел отскочить, но вместо этого наткнулся на стул и опрокинул его на пол. Не удержавшись, Владимир полетел вместе со стулом и, чтобы затормозить, машинально схватился за скатерть на столе. Она поехала за его рукой, и вместе с ней поехала хрустальная ваза с огромным букетом цветов. Когда Владимир приземлился на пол, секунду спустя на него опрокинулась ваза и окатила его с ног до головы водой трехдневной давности. Все произошло настолько быстро, что Лариса даже ничего не успела сообразить. Она смотрела на своего друга, сидящего на полу с повисшими гвоздиками на ушах и широко раскрытыми глазами. Когда до нее дошел смысл происшедшего, ее разобрал такой смех, что она буквально сложилась пополам. Она хохотала как одержимая, а Владимир, наблюдая за своей подругой, перекатывал желваки на скулах, еле сдерживаясь, чтобы не придушить ее на месте. Он опустил глаза и посмотрел на свой испорченный костюм.

– Хватит веселиться, – рявкнул он так, что Лариса от неожиданности моментально подавилась собственным смехом. Она нервно сглотнула и посмотрела на Володю. – Вытащи мне другой костюм, – буркнул тот, поднимаясь с пола.

– Я его в химчистку сдала. Только завтра будет готов, – пролепетала Лариса и виновато заморгала.

– Твою мать, – сплюнул Владимир. – Я уже опаздываю, у меня деловая встреча. Домой некогда заезжать. Что делать-то?

– Брюки вроде у тебя не совсем промокли, давай феном посушим, – предложила Лариса.

– Ничего лучше не придумала? – вздохнул Владимир. – Я быстрее до дома доеду. Давай тащи мне светлые брюки и кашемировый пуловер, надену то, что есть. Пусть думают, что я большой оригинал. Черт тебя побери, Ларка. Ну откуда у тебя такая потрясающая способность испортить все, что угодно? – хлопнул он себя по бокам.

– Я-то здесь при чем? – подпрыгнула Лариса. – Ты сам эту вазу опрокинул и залил свой костюм.

– Я не про костюм, дорогуша, я совсем о другом, – Владимир махнул рукой и поплелся в спальню, чтобы переодеться.

Когда Лариса подала ему брюки, о которых он говорил, Владимир посмотрел на них и закатил глаза под лоб.

– И как ты себе это представляешь? Как я могу пойти в этом? – спрашивал он, тыча Ларисе в нос брюки, которые были в таком виде, будто их до того корова с аппетитом жевала.

– Я поглажу, – тут же выпалила Лариса и понеслась за утюгом.

– Нет, остановись ради бога, – взмолился Владимир.

Он прошел в комнату и позвонил. Когда ему ответили, он коротко бросил:

– Толя, ты пока езжай без меня, а я буду буквально через тридцать-сорок минут. Нет-нет, ничего не случилось, все в порядке. Просто мне нужно заехать домой и переодеться. Мой теперешний костюм пришел в негодность. Да, извинись там за меня, я скоро буду, – Владимир положил трубку. – Ну вот, сорок минут у меня есть. Поеду и переоденусь, сейчас только дискету заберу.

В это время в комнату вошла Евгения. Лариса уставилась на нее широко раскрытыми глазами, а Владимир замер на пороге кабинета.

– Д… добрый день, – выдавил он из себя, глядя на странное видение, представшее его взору.

Евгения остановилась посреди комнаты и глупо улыбнулась. Ее голова была завернута в полотенце, а лицо обильно намазано чем-то коричнево-грязным. Девушка завернулась в большую махровую простыню и придерживала ее рукой.

– Извините, я не знала, что здесь мужчина, – пролепетала Женя и еще раз улыбнулась, отчего по ее коричневому лицу пошли мелкие трещинки.

Лариса пришла в себя и прошипела:

– Немедленно умойся, не то останешься без кожи на лице, – и, повернувшись к Владимиру, глупо улыбнулась и пожала плечами: – Периферия.

Евгения резко развернулась и побежала в ванную комнату. По ее лицу уже струились слезы от того, что глаза начало неимоверно щипать.

– Володь, ну ты тогда иди, а вечерком я тебя буду ждать, – торопливо заговорила Лариса, пытаясь побыстрее выпроводить из квартиры своего друга. – Что тебе приготовить на ужин? – продолжала тараторить она, как будто могла действительно приготовить что-то путное.

Кроме мяса с овощами, запеченного в духовке, ничего приличного она просто не умела подать к столу. Владимир прекрасно об этом знал, поэтому только улыбнулся и ответил:

– Ничего не нужно. У меня деловая встреча в приличном ресторане, там прекрасно готовят, надеюсь, что голодным не останусь. Приеду я не в семь, как обещал вчера, а гораздо позже. Думаю, часиков в одиннадцать.

Если бы Лариса услышала это не сегодня, а раньше, она тут же подколола бы своего друга. Язвить она умела, как никто другой, очень часто вспоминая, как ее бывший муж прикрывался своими деловыми встречами, когда на самом деле напропалую изменял ей. Но сейчас она принимала все с милой улыбкой на губах, лишь бы поскорее выпроводить Владимира.

– Очень хорошо, тогда буду ждать тебя в одиннадцать, до встречи, милый, – и Ларочка, встав на цыпочки, чмокнула Володю в губы.

Она чуть ли не насильно вытолкала его за дверь и, как только закрыла ее, тут же помчалась как угорелая в ванную комнату.

– Ты что, совсем ненормальная? – заорала она на Евгению, которая склонилась над раковиной и пыталась смыть то, чем намазала лицо. Она пыхтела и охала.

– Мамочки, что же это такое? Я подумала, что это маска для лица, на банке же ясно было написано. Как же горит-то, ой, мамочки, – скулила Женя.

– Идиотка, прежде чем что-то делать, спрашивать нужно. На заборах тоже много чего пишут. Ты хоть раз видела, чтобы «это» там было? – подскочила к ней Лариса и, открыв другую банку, смочила вату и сунула ее в руки Жене. – На, протри как следует.

Женя схватила вату и начала драить горевшие щеки.

– В глаза хоть не попало? – заботливо поинтересовалась Лариса.

– Вроде нет, но их все равно щиплет, слезы все время текут, – простонала Женя.

– Это от запаха, в этом порошке аммиак присутствует, – сказала Лариса и вдруг хихикнула: – Ну и видок у тебя был, когда в комнату вошла. Володю чуть удар не хватил.

– Хотела как лучше, а получилось как всегда, – махнула Евгения рукой. – Ведь я лицо-то намалевала, чтобы он не узнал меня.

– Я так и поняла, – засмеялась Лариса. – Ты тоже штучка еще та, артистка, одним словом. Прямо вылитая я в молодости, – продолжала смеяться Лариса. – Ну что, щипать перестало?

– Вроде успокаивается, – сказала Женя, вытирая лицо полотенцем. – Что хоть это было, ты мне не скажешь?

– Я уже говорила, что я художник. Этот порошок мне для работы нужен, я его в краски добавляю, чтобы они стойкими были. В общем, долго объяснять, все равно не поймешь, – махнула Лариса рукой.

– Кто же такие вещи в ванной комнате держит? – возмутилась Евгения.

– Да я никогда его там и не держу. Просто вчера открыла новый пакетик, а чтобы баночку найти, пошла в ванную. У меня как раз маска кончилась и баночка освободилась. Ну вот я высыпала порошок в нее, а в это время телефон зазвонил, я банку и оставила там, а потом просто забыла про нее. Теперь понятно?

– Понятно, но легче мне от этого не становится, – сказала Евгения, разглядывая свое лицо в зеркале. Оно приобрело цвет сочной морковки. – И как я теперь с такой физиономией на улицу выйду? Возле меня же весь городской транспорт будет тормозить, принимая за ходячий светофор, – чуть не плача причитала Женя.

– Ничего, до завтра все пройдет, будем надеяться. Сейчас Наташка приедет, что-нибудь придумает, она же у нас спец по женским прибамбасам. Все знает про то, как сделать женщину неотразимой. Посмотрит на твое лицо и скажет, что нужно наложить, чтобы краснота пропала, – успокоила Лариса Женю. – Ты вот что сделай. Позвони своему свекру. Ведь я же тебе говорила, что к нему приходили из детективного агентства? Ты сейчас имела счастье познакомиться с детективом, который и занимается делом об убийстве твоего мужа, вернее сказать, поиском украшений. Я влезла сюда без его ведома. Ну так вот. Наверняка тебя будет разыскивать не только Алексей Александрович, но и Владимир. Что из этого следует? А из этого следует, что ты должна сказать свекру, что твоя мать внезапно заболела и ты срочно улетаешь в Ростов.

– А если он туда позвонит? – спросила Евгения.

– Тогда нужно предупредить и твою мать. У тебя какие с ней отношения?

– Замечательные.

– Вот и хорошо. Значит, если ты ей скажешь, чтобы она пока тебя ни о чем не спрашивала, а только сделала то, о чем ты ее попросишь, она согласится?

– Думаю, да, – кивнула Женя.

– Отлично, – Лариса потерла руки. – Тогда давай позвони сначала в Ростов, а уж потом Алексею Александровичу.

Лариса оставила Женю наедине с телефоном, а сама прошла в спальню. Она покачала головой, когда увидела, что на стуле так и остался лежать мокрый пиджак Владимира. Брюки он оставил на себе, решив, что доедет до дома и в таких. Лариса взяла в руки пиджак и почувствовала, что он тяжелый. Она залезла в карман и вытащила оттуда пистолет.

– Вот Маша-растеряша, – проговорила она и осторожно положила оружие на стол, потом повесила пиджак на плечики и отнесла его на балкон, чтобы просушить. «Завтра в химчистку сдам», – подумала она и посмотрела с балкона вниз. Она увидела, что во двор въезжает Наташина машина. – О, подруга прикатила, – обрадовалась Лариса и подождала, когда та выйдет из автомобиля.

Она махнула ей рукой, как только Наташа подняла голову и посмотрела на балкон, и вернулась в комнату. Прошло минут десять, а Наташа все не звонила в дверь.

«Куда она провалилась-то, интересно?» – подумала Лариса и опять вышла на балкон. Машина стояла во дворе. Лара недоуменно пожала плечами.

– В лифте, что ли, застряла? Пойду посмотрю, – и она направилась ко входной двери. В это самое время раздался звонок. – Слава богу, доползла, – пробормотала Лариса и открыла дверь. На пороге стояла Наташа и, глупо улыбаясь, таращила на нее глаза, вращая ими, будто они были на шарнирах. – Я уже подумала, что тебя в мусоропровод засосало, – засмеялась Лариса. – Чего замерла? Проходи. Что это у тебя с глазами?

Наташа шагнула в квартиру. Тут же за ней показался мужчина и, впихнув девушку в прихожую, влетел сам.

– Это кто еще такой? – недоуменно спросила Лариса, уставившись на подругу. Та робко пожала плечами и проблеяла:

– Я не знаю, он вошел вместе со мной в лифт и приставил к моей шее нож.

В подтверждение слов Наташи незнакомец продемонстрировал огромный тесак и покрутил им у носа Ларисы.

– Что вам нужно? – задала та вопрос и сделала шаг назад.

– Не дергайся, иначе пожалеешь, – заявил мужик.

Он был одет в длинный плащ, скрывающий фигуру, а на голове широкополая шляпа. Дополняли маскарад огромные очки и рыжие усы.

– Вы не ответили на мой вопрос. Что вам от нас нужно? – повторила Лариса, посмотрев на наглеца исподлобья.

– Самую малость, – прохрипел тот. – Отдаете мне драгоценности, и я уйду, не причинив вам зла.

– О каких драгоценностях речь? У меня их много, – Лариса прикинулась дурочкой.

– Вы знаете, о чем я говорю, нечего из себя меня корежить, – грубо прикрикнул незнакомец и, схватив Наташу за волосы, пригнул ее голову к коленям. – Хочешь, чтобы я перерезал ей глотку? – глаза его сверкнули недобрым огнем.

Лариса вскинула руки и быстро заговорила:

– Спокойно, я все поняла, отпустите ее, сейчас я все принесу.

– Иди, мы следом за тобой пойдем. Не вздумай выкинуть какую-нибудь глупость, я этот нож целый месяц точил. Металл режет как масло, а уж эту нежную шейку в одну секунду от туловища отделит.

– Поняла, поняла, – кивала головой Лариса, направляясь в сторону комнат. – Все в спальне лежит, сейчас принесу, – бормотала она, лихорадочно соображая, как выкрутиться из этой передряги.

Наташино лицо уже приняло синеватый оттенок, и она в любую секунду готова была грохнуться в глубокий обморок. Она еле передвигала ногами, и мужчина буквально тащил ее на себе. Лариса вошла в спальню и стремительно подбежала к столу. Не оборачиваясь, она схватила со стола пистолет Владимира и сунула его за пояс брюк. Она быстро опустила кофточку, чтобы прикрыть оружие, и продолжила свой путь к трюмо. Обернувшись к грабителю, Лариса показала на шкатулку.

– Вот, пожалуйста, можете все забирать, только отпустите девушку, – проговорила она и немного отступила назад, чтобы оказаться за спиной у бандита, как только он подойдет к трюмо.

Тот, проигнорировав ее замечание, поволок Наташу за собой. Лариса уже приготовилась, чтобы вытащить пистолет и припугнуть им бандита. Как им пользоваться, она понятия не имела, поэтому надеялась только на внезапность. В это время в дверях показалась Женя. Она приложила палец к губам, показывая Ларисе, чтобы та молчала. В руках Женя зажала чернильный прибор, сделанный из малахита, который она прихватила из кабинета. Весила эта безделушка килограмма три, не меньше. Женя на цыпочках подкралась к бандиту сзади и опустила прибор на его широкополую шляпу. Тот удивленно охнул и выпустил Наташу из своих рук. Недолго думая, Женя повторила процедуру, и бандит мешком свалился к ее ногам.


Глава 8 | Ангелочек с рожками | Глава 10