home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

– А я говорю, что нужно ехать к Виталию, пока Виктор из командировки не приехал. Вам, вернее, нам нужна защита, а от милиции ее не дождешься, я так понимаю, – спорила с подругами Алена. – У них, если трупа нет, значит, и дела нет.

– Ты хочешь сказать, что этот взрыв они могут игнорировать и не вести расследование? – возмущенно поинтересовалась Надежда. – Такого быть не может!

– Проснись, подруга, – хлопнула себя по лбу Лена. – Ты слышала, что вчера сказал этот майор? Эксперт сделал заключение, что взрывное устройство было с радиоуправлением и что-то там сработало от удара мяча, и он, взрыв, я имею в виду, произошел непроизвольно. Я в этом ничего, конечно, не понимаю, но уши у меня на месте. Искать преступников бесполезно, висяк, так это у них называется. Майор так и сказал своему напарнику, я сама слышала, – возбужденно высказывалась она, беспрерывно жестикулируя. – А что это значит? Это значит, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Понятно вам?

– Не очень, – честно призналась Евгения.

– О боже, а еще высшее образование человек имеет, – с упреком посмотрела Алена на подругу. – Пока будет идти вялотекущий процесс следствия, те люди, которые по какой-то причине имеют на вас зуб, могут сто двадцать пять раз повторить попытку. И уверяю вас, милые дамы, что какая-нибудь из них будет удачной.

– Типун тебе на язык, балаболка, – сплюнула Женя. – Умеешь же ты успокоить в нужный момент!

– Говорю, что думаю по этому поводу, и сюсюкать здесь с вами не собираюсь. Если мы сейчас все вместе нюни распустим и будем сидеть сложа руки, ничего хорошего из этого не выйдет, – огрызнулась Алена.

– Ну и что же ты предлагаешь?

– Ты что, Женька, глухая, что ли? Я же только что сказала, что нужно сваливать к Виталию, все ему выложить и… в общем, он мужчина, ему и карты в руки, – подытожила Елена.

– А с чего ты взяла, что он будет принимать участие в нашем деле с такой готовностью? – возразила Женя. – Он занятой человек, у него своих проблем выше крыши, а тут мы на его голову свалимся.

– Ничего с его головой не случится, она у него крепкая, – махнула Лена рукой. – И он к тебе давным-давно неровно дышит. Сколько раз он тебя замуж звал? – хитро прищурила она глаза. – Да он в лепешку ради тебя расшибется.

– Не болтай глупости, Алена, – разозлилась Женя. – Замуж – это одно, а приехать к человеку с… с… с таким делом, как наше, я считаю это сверхнаглостью, – не находя более точных слов для определения ситуации, выпалила она. – И потом, я не хочу быть у него в долгу. Замуж я за него все равно никогда не выйду, я его не люблю, а если мне придется обратиться к нему за помощью, тогда он меня вообще замучает своими предложениями. Я уже устала слушать от него одну и ту же пластинку.

– Ну и дурочка, жаль, что не я на твоем месте, я бы такого мужика ни за что не упустила, – высказалась Алена. – Это ничего, что уже староват, зато богатый и умный.

– Каждому свое, а мне такой вариант не подходит, – нахмурилась Женя и с упреком посмотрела на подругу. – Деньги – это не главное в жизни, есть более интересные вещи.

– Любовь, например? – с сарказмом поинтересовалась Алена.

– Представь себе, любовь, – вспыхнула Евгения. – Интересно, чем я хуже других? Да, я хочу встретить такого человека, которого полюблю по-настоящему, и он меня, соответственно. Что в этом плохого?

– Девочки, прекратите спорить, – встала между сестрой и подругой Надя. – Тоже мне, нашли время выяснять, что такое любовь и как с ней бороться. Сейчас о деле нужно думать, а не о высоких материях. Вы что, совсем уже перестали нормально соображать?

– Ничего удивительного в этом нет, – обиженно пробурчала Женя. – У тебя у самой-то есть какие-нибудь предложения на этот предмет? – спросила она и вопросительно посмотрела на сестру.

– Пока ничего конкретного я предложить не могу, но вот подумать и проанализировать кое-что, думаю, нам с вами придется, – задумчиво ответила девушка и сняла со своей шеи медальон.

– То есть? – пока не понимая, к чему клонит Надежда, спросила Женя и невольно схватилась за свой медальон, который так же, как и у сестры, висел у нее на шее.

– Мне кажется, что собака зарыта именно на том острове, где мы с тобой были, Женя, – ответила девушка.

– Не понимаю, при чем здесь тот остров? – с удивлением посмотрев на сестру, спросила та.

– Я, если честно, тоже пока не очень понимаю, но чувствую, что это именно так.

– Да с чего ты взяла-то?

– Говорю же, что не знаю, нужно хорошенько подумать, – повысила голос девушка. – Ты ведь уже догадалась, Женя, что за нами кто-то охотится?

– Ну, такие предположения у меня, конечно, имеются. Я не настолько тупая, чтобы не сообразить этого, – с ехидством ответила Евгения.

– Я вовсе не считаю тебя тупой, – вскинула Надежда брови. – Извини, если обидела, но я спросила тебя без всякой задней мысли. Так что ты думаешь по поводу моего предположения об острове?

– Вообще-то я больше склоняюсь к тому, что все происходит из-за того, что мы стали с тобой свидетелями убийства на лайнере, – отметила Женя. – А остров? Не знаю, что мы могли там такого видеть.

– Хорошо, ну давай хотя бы только предположим, что это именно так, – согласилась Надежда. – У меня из головы не выходит та старуха в аэропорту. Почему она повесила нам эти медальоны? Вспомни, как она показывала нам фотографию в газете и тыкала пальцем в фигурку, которая висела у меня на шее. Вот поэтому я все время и думаю про этот остров. Нужно хорошенько подумать и вспомнить, что мы могли видеть там такого, за что нас с тобой хотят убить.

– А что мы там с тобой могли видеть-то? Я вообще со своей больной ногой провалялась три дня и только на четвертый вместе с тобой пошла. Это ты там ходила и все рассматривала, вот тебе и нужно вспомнить, – высказалась Женя. – Ой, Надя, а может, на фотографиях что-то будет видно? – подпрыгнула на месте она. – Ты же там все фотографировала, пока пленка была. Ты ее, кстати, не проявила еще?

– Она засветилась, я это еще там, в больнице, обнаружила, просто забыла тебе сказать, – махнула Надя рукой.

– Жаль, мне кажется, она бы нам здорово помогла.

– Нечего жалеть о том, чего нет. Так к какому же мы с тобой выводу пришли? – вернулась Надя к прежней теме.

– А может, это все не из-за того, что мы что-то видели, а из-за той самой фигурки происходит? Мы ведь так и не знаем, золотая она или нет, – выдвинула Женя новую версию. – Точно, это все из-за нее! Небось она бешеных денег стоит или является достоянием страны, а мы ее оттуда умыкнули.

– А что, может, ты и права, сестренка, – задумчиво проговорила Надя. – Я уже думала об этом совсем недавно. Если это так, тогда сразу становится понятным, что вчера искали в наших квартирах. Искали именно ее, фигурку!

– Слушай, а где она была-то? Почему ее не нашли? – встрепенулась Женя.

– Если хочешь получше спрятать вещь, положи ее на видное место, – усмехнулась Надя, вспомнив, как вчера утром, когда поливала цветы, поставила ее на подоконник между горшками, в которых буйно росла традесканция, комнатная лиана. – Удивляюсь, почему, но ее просто не заметили среди зеленых листьев. Или просто не додумались заглянуть туда. Им, наверное, даже не пришло в голову, что она может оказаться именно там, на подоконнике.

– И что нам теперь с ней делать? – нахмурилась Евгения. – Ждать, пока из-за какой-то статуэтки нас убьют?

– Нет, конечно, ждать мы не будем, но узнать, что она может означать и какую имеет ценность, мы должны.

– И у кого мы все это сможем узнать?

– Поедем сначала в библиотеку, может, там ситуация прояснится, и с фигуркой, и с медальонами. Нужно проанализировать любые мелочи, которые могут показаться на первый взгляд совсем незначительными, – со знанием дела проговорила Надежда. – Я теперь лопну, а докопаюсь до истины!

– Я не против, я только за, – согласилась с сестрой Женя. – Правда, страшно до ужаса, но интересно… тоже до ужаса.

– Эй, эй, подруги, может, объясните, о чем речь? – возмутилась Алена. – Как ни в чем не бывало треплются о какой-то там фигурке, за которую их шлепнуть хотят, – и трава не расти, а я, как идиотка, сижу и ничегошеньки не понимаю. Так нечестно, между прочим!

– Лен, хватит вопить, как подстреленной, – сморщила носик Женя. – Всему свое время. Сейчас мы с Надей кое-что обсудим и введем тебя в курс дела. О’кей?

– О’кей, о’кей, – нехотя согласилась девушка. – Только давайте пошустрее обсуждайте, а то я себя чувствую пятым колесом в телеге.

– А что тут тянуть и обсуждать, поехали прямо сейчас, по дороге поговорим, – предложила Надя. – Лен, ты как, не хочешь нас подвезти? Мы теперь остались безлошадными, так что выручай, подружка, – кисло улыбнулась она.

– Нет проблем, только за руль пусть Женька садится, – покладисто согласилась Алена. – Я теперь везде с вами буду, у меня больничный до понедельника. Только уговор, что по дороге вы подробно мне расскажете – что за фигурка у вас такая загадочная и как она к вам попала.

– Обязательно расскажем, а сейчас не будем откладывать дело в долгий ящик, поехали, – заторопилась Женя. – Чем быстрее мы все выясним, тем лучше.

Девушки тут же собрались и выскочили во двор. Бросив взгляд на обгоревший остов своей машины, Женя прикрыла глаза:

– Скорей бы ее убрали отсюда, а то страшно смотреть, а вспоминать еще страшнее.

– А ты не смотри в ту сторону, – посоветовала Алена. – Кстати, нужно бы и мою машину посмотреть, вдруг там тоже…

– Что – тоже? – нахмурилась Женя.

– Ну, сама понимаешь, что я имею в виду, – пожала Лена плечами. – Мало ли что у этих людей на уме! Наверняка им известно, что я ваша подруга. Вдруг и меня захотят того…

– Не пори ерунды, кому ты нужна? – хмыкнула Евгения. – А впрочем, может, ты и права, я уже ничему не удивлюсь, – тут же пошла она на попятную.

– Слушайте, девчонки, может, уже хватит друг на друга ужас наводить? – осадила их Надежда. – Пойдемте на проезжую часть и поймаем такси, так будет спокойнее.

– А моя машина что же, так и будет здесь стоять? – возмутилась Алена. – Я что же, на метро должна кататься? На такси я не могу разъезжать постоянно, не то у меня сейчас финансовое положение, чтобы позволить себе такую роскошь по нескольку раз в день. Нет, мои дорогие, так дело не пойдет, я категорически против такой перспективы! Что нужно сделать для того, чтобы и мою машину проверили?

– Думаю, нужно вызвать МЧС, – посоветовала Надя.

– Ага, и что я им скажу? Приезжайте, посмотрите мою машину, не заложена ли там бомба? Да меня же за ненормальную примут, – возмущенно пропыхтела девушка.

– Тебе нужно было сразу об этом подумать, пока здесь милиция была и специальная группа, а теперь, я думаю, поздно, – резюмировала Евгения.

– А почему поздно-то? Можно позвонить и попросить, чтобы и мою машину проверили, потому что она тоже стоит в вашем дворе и потому что я – ваша ближайшая подруга. Что в этом такого странного? – не сдалась Лена. – Они обязаны отреагировать на сигнал.

– А чем ты объяснишь свой звонок? Мы же категорически отрицали, что это могли сделать наши недруги – за отсутствием таковых. Уверяли майора, что это либо террористический акт, либо какие-нибудь хулиганы куражатся. Да что я тебе объясняю, ты же сама слышала весь наш разговор, – раздраженно высказалась Женя.

– И что прикажешь делать? Я ни за что в свою машину теперь не сяду, пока не убедюсь, то есть, не убежусь, тьфу ты, черт… в общем, пока не буду уверена, что моя машина в нормальном, не во взрывоопасном состоянии, – протараторила Лена на одном дыхании. – А пока пошли на проезжую часть, Надя права, поедем на такси, а потом, может, что-нибудь и придумаем.

Девушки прошли к дороге и почти сразу же поймали машину. До института, где училась Надежда, они доехали быстро и, войдя в библиотеку, тут же погрузились в историческую пыль веков. Надя обложила себя книгами по древней культуре Востока, а Женя и Алена терпеливо сидели рядом с ней и старались хоть чем-то помочь. Просидев часа три, но так ничего похожего не отыскав, Надя тяжело вздохнула:

– Нет, девчонки, похоже, что самой мне с таким делом не справиться, здесь специалист нужен.

– Ой, я, кажется, придумала, кто нам поможет, – возбужденно проговорила Алена.

– Кто, кто? – в один голос закричали сестры и тут же увидели неодобрительные взгляды, которыми их одарили сидящие в читальном зале люди.

– Тихо, здесь не принято разговаривать, а кричать тем более, – сказала Надя.

– Так это ты и заорала громче всех, – прошептала Алена. – Короче, у моей соседки, Иринки Чистяковой, двоюродный брат – востоковед. Он сейчас диссертацию вроде пишет на эту тему, она мне недавно об этом говорила. Я сейчас ей звякну и поточнее все разузнаю, – проговорила она и, схватив свой телефон, выскочила из читального зала в коридор.

Надя с Евгенией поторопились за ней следом, чтобы не пропустить разговор и, если будет нужно, подсказать вопросы, ответы на которые их интересуют. Алена набрала нужный номер и напряглась, прислушиваясь к гудкам в трубке.

– Черт, где тонко, там и рвется, – чертыхнулась она, когда на другом конце телефонной сети ей никто не ответил. – Никого дома нет.

– Неудивительно, в разгар рабочего дня, – проговорила Надежда. – Все либо на работе, либо на учебе. Придется до вечера потерпеть.

– Надя, ты просто умница, что про работу сказала, – обрадовалась Лена. – Ирка администратором в косметологической клинике работает! Едем туда прямо сейчас, это недалеко отсюда. До вечера еще далеко, и ждать так долго у нас нет времени.

– Ты, Алена, как всегда права, едем, – тут же согласились сестры.

Девушки спустились в метро и через пятнадцать минут уже приехали на станцию, которая им была нужна.

– Что ни говори, а метро – действительно самый быстрый вид городского транспорта, ни пробок тебе, ни аварий, – резюмировала Елена. – Всего пятнадцать минут – и мы на месте. А нужная нам клиника всего в трех минутах ходьбы от выхода.

Подруги направились в сторону клиники и, когда они переходили дорогу на светофоре, Женя вдруг почувствовала, что за ними кто-то пристально наблюдает. Она резко обернулась и увидела пронзительные черные глаза. Так же быстро отвернувшись, она нахмурила лоб, мучительно вспоминая, где она могла видеть этот пристальный взгляд. Девушка обернулась еще раз, но того человека уже не было.

«Черт возьми, что это было? – подумала она. – Неужели показалось? Нет, такого не может быть, я очень ясно видела его. Но где же я могла встретить его раньше?»

– Что с тобой? – услышала Евгения возле своего уха. – Так и будешь стоять столбом посередине дороги? – возмущенно проговорила Надежда.

Женя растерянно огляделась по сторонам и поняла, что действительно стоит посреди дороги. Надя схватила ее за руку и потащила к тротуару, так как на светофоре уже зажегся зеленый свет для машин.

– Что случилось, Жень? Почему ты остановилась? Что с твоим лицом? – задала ряд вопросов Надежда сестре, когда они остановились на тротуаре. Она с тревогой заглядывала ей в глаза и трясла за руку. – Эй, очнись, сестренка!

– Надя, кажется, я только что видела индуса, – тихо ответила девушка и растерянно посмотрела на сестру.

– Ну и что?

– Я его уже где-то видела, только не могу вспомнить, где именно. Помню только этот взгляд, не очень приятный.

– А тебе не показалось? – недоверчиво поинтересовалась Надя. – Индусы все на одно лицо, – тут же торопливо добавила она. – Во всяком случае, для меня.

– Не знаю, может, и показалось, – неуверенно ответила Женя. – Странно как-то…

– Что странно? – не поняла Надежда.

– Когда я оглянулась, его уже не было.

– И что?

– А куда он мог деться посередине дороги?

– Может, в машину сел?

– Какая машина, Надь? Говорю же, что посреди дороги это было, а машины на светофоре стоят.

– Ну вот, теперь ты понимаешь, что тебе просто показалось? – подытожила Надя. – Выкинь из головы и забудь.

– Странно, – снова повторила девушка.

– Жень, хватит тебе на всякой ерунде заморачиваться, – сердито сдвинув брови, одернула сестру Надежда. – Если даже и так, что в этом такого? Ничего не вижу странного в том, что ты могла увидеть знакомое лицо. Мы же с тобой и «прохлаждались» именно в Индии. Вспомни, сколько мы там этих индусов перевидали! Не понимаю, почему тебя это так встревожило, – пожала девушка плечами.

– Что за шум, а драки нет? – подлетев к сестрам, поинтересовалась Алена. Она только что вернулась от палатки, куда бегала, чтобы купить бутылку минеральной воды. – Жара-то какая сегодня, – пропыхтела она, отпивая из бутылки. – Попить не хотите?

– Спасибо, с удовольствием, – машинально ответила Евгения. Брови ее были по-прежнему сосредоточенно сдвинуты к переносице, а в глазах затаилась легкая тревога.

– Что-то случилось, девчонки? – поинтересовалась Алена. – Вроде бы меня не было всего две минуты.

– Да вот, Жене показалось, что она увидела индуса, – кивнула Надя головой в сторону сестры.

– И что в этом такого? – удивилась Лена. – В нашем мегаполисе кого только нет: и негры, и китайцы, и японцы, а также индусы, вьетнамцы и лица всех кавказских национальностей. Даже чукчи есть, – весело добавила она. – А они, говорят, в Красную книгу занесены, потому что вымирающая нация!

– Хватит вам, девчонки, смеяться надо мной, – вспылила Женя. – Ничего смешного не вижу в моем страхе. Мы, между прочим, совсем недавно все вместе пришли к выводу, что все события, которые с нами начали происходить – из-за того, что мы с тобой, Надя, были на том острове. Мы оттуда привезли фигурку многорукой богини и тайком вывезли ее из страны, которой она принадлежит. Для чего, спрашивается, мы сейчас носимся как угорелые по городу? Для того чтобы найти человека, который поможет нам разгадать тайну этой фигурки, а заодно и наших медальонов. Да, я испугалась, когда увидела индуса, ведь он именно из той страны, из Индии. Теперь, надеюсь, вам все понятно? – сердито спросила она.

– Ой, а ведь и правда, – округлила глаза Надя. – Если ты права и эта встреча не случайна, значит… выходит…

– Именно, – не дослушав, но догадавшись, что хочет сказать сестра, подтвердила Евгения. – За нами следят.

– Ну, блин, только этого нам и не хватало! – всплеснула руками Алена. – И какого, спрашивается, хрена вы поперлись в этот круиз? – невпопад брякнула она.

– Что сделано, то сделано, и нечего об этом языком лишний раз чесать, – одернула подругу Евгения. – Пошли быстрее, а то встали, как три идиотки, на глазах у всех, и обсуждаем то, о чем только шепотом говорить следует.

Она первая подала пример и, сорвавшись с места, быстрым шагом пошла по тротуару. Девушки поторопились за ней, и Алена почти сразу же врезалась Жене в спину, потому что та резко остановилась.

– О господи, что снова случилось? Ты почему опять замерла столбом? – прошипела Алена.

– Я вспомнила, где видела того индуса, – сказала Женя и посмотрела на Надежду. – Он летел с нами в одном самолете!

– Ты уверена? – недоверчиво поинтересовалась та.

– Абсолютно уверена! Помнишь, я тебе сказала, что на нас как-то странно смотрит рядом сидящий человек? – взволнованно спросила Женя и, не дожидаясь ответа от сестры, тут же продолжила: – Так вот, это был он!

– Значит, наши с тобой предположения верны? – тихо прошептала Надя. – Все происходит из-за того острова?

– Из-за статуэтки это происходит, – нахмурилась Женя. – И за каким, спрашивается, дьяволом ты ее взяла?

– Очень-то не умничай, – осадила сестру Надя. – Сама ее рассматривала и прикидывала, сколько она может стоить. Забыла уже?

– Нечего было проваливаться куда не нужно, – не сдалась Евгения. – И вообще, мне почему-то страшно, – откровенно призналась она. – Аж до коликов в животе. Мне уже никуда идти не хочется и узнавать что-то тоже не хочется, я домой хочу.

– Что ж, поехали домой, – согласилась Надя, равнодушно пожав плечами. – Посидим, подождем, может, все само собой разъяснится, – с сарказмом добавила она. – Или того хуже… я думаю, ты поняла, что я имею в виду?

– Не иронизируй, пожалуйста, – огрызнулась Женя. – Может, Алена права, и лучше рассказать все в милиции? Мы же собирались к этому Смирнову ехать, только не доехали.

– Пошли в милицию, – снова согласилась с сестрой Надя. – Только ты сначала хорошенько подумай, что ты будешь там говорить. В первую очередь, конечно же, не забудь объявить о том, что мы тайком вывезли с тобой из страны раритетную вещь.

– Ты все-таки считаешь, что эта фигурка очень ценная? – упавшим голосом спросила Женя.

– Понятия не имею, – пожала Надя плечами. – Но если наши с тобой предположения верны и у нас в квартире искали именно эту вещь, тогда о ее ценности и размышлять не стоит.

– Девочки, вы вообще соображаете, что делаете? – вклинилась в разговор Алена.

– А что мы такого делаем? Стоим, разговариваем, только и всего, – отмахнулась Женя от подруги.

– Вот именно, стоите посреди тротуара, мешаете людям свободно ходить и треплетесь о раритетах, – прошипела девушка. – Может, мы все-таки куда-нибудь отойдем? Вон в тот сквер, например. Сядем на лавочку, подальше от любопытных ушей, и болтайте себе на здоровье.

– Лена права, пошли, – сразу же согласилась Надя и, схватив Женю за руку, потащила ее к скверу.

Девушки уселись на лавочку, и Надежда, открыв свою сумочку, осторожно туда заглянула. Потом, опасливо посмотрев по сторонам и убедившись, что за ними никто не наблюдает, вытащила фигурку. Она прикинула ее на руке и проговорила:

– Похоже, что она и впрямь золотая, вон тяжеленькая какая.

– Да будь она хоть трижды золотая и в придачу бриллиантовая, глаза б мои ее не видели, – проворчала Евгения. – Что нам с ней делать-то? Так теперь и будем из-за нее с оглядкой жить и трястись от каждого шороха? Мне такая перспектива совсем не нравится.

– Можно подумать, что я прямо умиляюсь от счастья, – огрызнулась Надежда. – Как бы то ни было, а деваться нам некуда. Не выбрасывать же ее в мусорный ящик? Нужно узнать, что она из себя представляет, а потом уже решать, что делать дальше.

– Зачем тогда уселись здесь? – вклинилась в диалог сестер Елена. – Собирались же к Ирке, узнать, где найти ее брата. Вот он, даст бог, и разберется, что это такое и с чем его едят. Вставайте, пошли, нечего рассиживаться и драгоценное время терять, – не терпящим возражения тоном велела она и первой вскочила с лавочки.

– Пошли, – нехотя согласилась Евгения и с тяжелым вздохом поднялась вслед за Аленой. – Видно, от судьбы не уйдешь, что будет, то и будет, – пробормотала она.

Девушки пошли по направлению к косметологической клинике, и Женя на протяжении всего пути то и дело крутила головой по сторонам. Ей казалось, что из-за каждого угла за ними наблюдают пронзительные, жгучие глаза индуса, и от этого ощущения у девушки неприятно сосало под ложечкой.


* * * | Летучее недоразумение | * * *