home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

– Девушки, просыпайтесь, – предварительно постучав в дверь, проговорил Вячеслав. – Время за полдень перевалило. Я жду вас внизу, у меня есть для вас новости.

Шаги мужчины стали удаляться от двери, и Женя, потянувшись, как кошка, пробормотала:

– Такой сон замечательный снился, и, как всегда, прервали на самом интересном месте. Поспала-то всего ничего. Пока на новом месте угнездилась, за окном уже светло было. Ох, как же я не люблю спать на чужих постелях, – вздохнула она. – Надь, ты как там, проснулась?

– Угу, – послышалось ленивое бормотание из-под одеяла, но дальше этого дело не пошло.

– Просыпайся, наше молодое дарование только что объявило, что у него для нас новости имеются, – зевая во весь рот, проинформировала сестру Евгения и, вскочив с кровати, первой подала пример.

– Новости? – встрепенулась Надежда и тут же откинула одеяло. – Это очень хорошо, будем надеяться, что они нас порадуют, – проговорила она и бодро спрыгнула с постели.

– Девочки, я еще посплю, – проворчала Алена и, наоборот, поглубже натянула одеяло на голову.

– Некогда, Ленка, валяться, вставай быстрее. Мы что, так и будем здесь прохлаждаться? Сегодня Витя приезжает, я обещала, что встречу его в аэропорту, – натягивая джинсы, проговорила Надя.

– Ты что это, собираешься в аэропорт ехать? – округлила глаза Евгения, с удивлением глядя на сестру.

– Естественно, собираюсь, – продолжая одеваться, ответила та. – Я же его все время встречаю.

– Думаю, что ничего с ним не случится, если сегодня этого не произойдет, – хмуро проговорила Евгения. – Ты что, уже забыла, что с нами в последнее время происходит?

– Нет, не забыла. Ты мне прикажешь теперь до конца жизни сидеть взаперти? Даже не подумаю, – не согласилась с сестрой Надежда.

– Приказывать не собираюсь, а вот предостеречь тебя и напомнить об опасности – это моя прямая обязанность.

– Думаю, что среди бела дня ничего страшного не произойдет, – кисло улыбнулась Надя. – Во всяком случае, очень надеюсь на это. Да и талисман пока со мной, – потрогав рукой медальон, добавила она.

– Ты же во все это не веришь, – съязвила Женя.

– Не верю в то, что я – дочь какой-то там Приттхиви, а в талисман я как раз верю, – парировала Надежда. – Он доказал уже три раза, что действительно меня оберегает.

Женя сразу же схватилась за свой медальон и посмотрела на него.

– О господи, Надя, что это с ним? – испуганно прошептала она.

– Что там?

– Он почернел, прямо в середине!

Надежда подскочила к сестре и начала внимательно рассматривать медальон.

– А ты уверена, что этого не было? – хмуро глядя на темные полосы, спросила она.

– Конечно, уверена, я же только вчера его разглядывала. И Вячеслав смотрел. Ой, кстати, он же его сфотографировал, – оживилась Женя. – На фотографии наверняка будет видно.

– Я все же думаю, что ты просто забыла, он такой и был, – не совсем уверенно произнесла Надежда. – Мне кажется, что у нас начинается мания какая-то.

– Не знаю, как у тебя, а у меня никакой мании нет. Я же прекрасно помню, что никаких черных полос на медальоне не было, – стояла на своем Евгения. – А чтобы убедиться в этом, нужно просто посмотреть на снимки, которые сделал вчера Вячеслав.

– Когда он успел-то? Я что-то не помню его с фотоаппаратом в руках, – заметила Надя.

– Это когда вы с Аленой за блинами уходили, – ответила Евгения. – Он хотел мой медальон со снимком в книге сравнить.

– Ну и что, сравнил?

– Не знаю, кажется, нет пока, – пожала Женя плечами. – Думаю, он бы нам сказал, если бы сделал это. Нет, точно, не сравнивал, – вспомнила она. – Он сказал, что за той книгой ему придется домой съездить. Он и твой хотел сфотографировать, но я сказала, что он точно такой же, как и мой, один в один. Ты же помнишь, мы с тобой их внимательно разглядывали, и никаких черных полос на моем не было, как и на твоем, – напомнила сестре Женя.

– Если честно, я больше на свой смотрела, – призналась Надежда. – Это же ты мне сказала, что они совсем одинаковые, как и мы с тобой, – улыбнулась она.

– Эта чертовщина начинает мне надоедать, – сердито проворчала Евгения. – Что бы это могло значить, как ты думаешь? – обратилась она к сестре.

– Не знаю, – растерянно пожала плечами та. – Про камни я читала, что те начинают темнеть или трескаться, если хозяин болеет или ему грозит опасность. А про амулеты… понятия не имею.

– Все, скоро мне конец, – простонала Женя. – Как пить дать, пристрелят!

– Не говори глупости, Евгения! – прикрикнула на сестру Надя. – Что за утопические мысли? Ты так и будешь стоять? Давай, одевайся быстрее, пойдем к Вячеславу, он наверняка знает, в чем здесь дело, – распорядилась она. – Ленка, хватит дрыхнуть, поднимайся немедленно, не на курорте находишься, – не забыла девушка прикрикнуть и на подругу.

– Покой нам только снится, – проворчала Лена в подушку и нехотя оторвала от нее свой нос. – Я, между прочим, совсем не выспалась.

– Спать потом будешь, а сейчас поднимайся, пойдем к Вячеславу, он уже звал нас. Сказал, что есть новости, – ответила Надя и первой направилась к двери. – Я пойду, и вы поторапливайтесь.

Она спустилась вниз и, пройдя по коридору, остановилась у двери в кабинет ученого.

– Надеюсь, что новости у него для нас хорошие, – прошептала она и распахнула дверь.

Вячеслав сидел за столом и внимательно что-то рассматривал.

– Доброе утро, вернее, день, – весело проговорила Надежда. – О каких новостях ты говорил? – сразу же поинтересовалась она.

– А, Надя, проходи, присаживайся, сейчас я все расскажу.

– А как ты узнал, что я Надя? Может, я Женя, мы же совсем одинаковые, – хитро улыбнулась девушка.

– У вас с Женей кофточки разные, я еще вчера это заметил, – весело ответил востоковед. – И потом, твоя порвана. Почему ты одна? А где же остальные?

– Одеваются, сейчас будут, – поправляя порванный рукав и перестегивая булавку, которая его держала, ответила Надя.

– Очень хорошо. Если хочешь, можешь налить себе кофе, я его только что сварил, – предложил Вячеслав. – Я практически всю ночь работал, и если бы не крепкий кофе, уснул бы, наверное, прямо вот на этом столе. А если учитывать, что предыдущая ночь была тоже рабочей… Но, признаюсь откровенно, результат стоит десяти таких бессонных ночей! Давно я с таким интересом не работал, – с энтузиазмом рассказывал молодой человек, потирая при этом руки. – Этот древний язык, на котором написан манускрипт, был давно утерян, и я потратил на его восстановление много лет. Меня многие считают ненормальным, говорят – кому это нужно? – грустно улыбнулся он. – Оказывается, нужно. Хочу еще раз поблагодарить вас с Евгенией, что выбрали именно меня и пришли сюда. Ты себе даже не представляешь, Надя, как важны для ученого вот такие материалы!

– Ну, судя по твоим рассказам, примерно представляю, – улыбнулась девушка. – Просто не всему, что ты здесь нам говорил, я верю, а в остальном… мне и самой интересно.

– Погоди, сейчас услышишь все остальное, и, поверь, станет еще интереснее, – улыбнулся Вячеслав.

– Надеюсь.

В это время открылась дверь, и вошли Алена с Евгенией.

– Добрый день, а вот и мы, – весело проговорила Женя. – Здесь сегодня кофе предлагают?

– Да, да, естественно, пейте на здоровье, он еще горячий, – ответил Вячеслав. – Хлеба у меня нет, зато найдется корочка сыра.

– Корочка сыра, это замечательно, – потирая руку об руку, засмеялась Алена. – Будем надеяться, что он еще съедобный.

– Вполне, – пожал молодой мужчина плечами. – Ему и недели еще нет.

– Что? Как – недели? Ты что, держишь сыр в холодильнике неделями, а потом ухитряешься есть его? – возмущенно поинтересовалась Алена. – Ну, ты даешь, академик! Бандиты не прикончили, так вундеркинд отравит, – закатив глаза, простонала она.

– Это твердый сыр, долгого хранения, – обиженно возразил Вячеслав. – Я хоть и рассеянный немного, но не до такой степени, чтобы есть просроченные продукты. У меня их никогда не бывает много, поэтому испортиться они не успевают. Я их съедаю до этого момента, – с иронией проговорил он и картинно развел руки в стороны.

– Может, снова за блинами сходить, а, девчонки? – спросила Лена у сестер. – Мы вчера с Надей ходили, так что сегодня твоя очередь, – обратилась она к Жене.

– Я не пойду, – тут же открестилась та. – Боюсь, – честно призналась она. – Ты предложила, вот сама и иди.

– А я, значит, не боюсь? – округлила глаза Алена. – Я, значит, пуленепробиваемая, невзрываемая, и вообще, в огне не горю и в воде не тону?

– Не нужно спорить, девушки, я сам схожу, – вклинился в спор Вячеслав. – Надеюсь, что покушаться на мою жизнь никто не будет и до палатки я дойду невредимым.

– Желательно, чтобы ты еще и обратно вернулся, уже вместе с блинами, – съехидничала Лена.

– Вернусь, не переживай, – засмеялся мужчина. – Я себе никогда не прощу, если такие девушки, как вы, избежав столько неприятностей, в результате скончаются здесь от голода.

– Лен, тебе не надоело еще шпильки свои вставлять? – нахмурилась Евгения. – Это совсем не смешно, между прочим. Не нужно никуда ходить, – обратилась она уже к Вячеславу. – Обойдемся без блинов, фигуру нужно беречь. Я, кстати, кое-что спросить у тебя хотела, – перевела она разговор на другую, интересующую ее тему. – Ты вчера сфотографировал мой медальон. А фотографии ты еще не сделал?

– Я делал снимки на цифровой фотоаппарат, а потом сбросил их на компьютер. Так что, если хочешь посмотреть, нет проблем, я сейчас его включу. А почему вдруг такой интерес?

– Посмотрю, а потом скажу, – уклонилась Женя от прямого ответа.

– Ну, как хочешь, – пожал мужчина плечами. – Потом, значит, потом.

Он прошел к своему столу и включил компьютер.

– Пожалуйста, смотри, – сказал он, когда нашел нужный файл и появилась картинка со снимком амулета. Евгения подошла к монитору и начала внимательно изучать фотографию, Надя тут же присоединилась к ней.

– Ничего не понимаю, – пробормотала Женя. – Здесь такие же темные полосы. Я точно помню, что вчера их не было!

– Жень, по-моему, ты ошибаешься, – сказала ей Надя. – Посмотри, здесь они уже есть, значит, были и раньше, просто ты не обращала на них внимания.

– А в чем, собственно, дело? – спросил у девушек Вячеслав. – Какие-то проблемы?

– Понимаешь, Слав, дело в том, что вчера утром этих темных полос на моем медальоне не было, я это точно знаю, а сейчас они появились, – начала объяснять Женя. – Когда взорвали мою машину и мы с Надей начали говорить о том, что наши медальоны вот уже во второй раз спасают нас от смерти, я очень внимательно на него посмотрела. Вот я и думаю – откуда они и почему вдруг появились?

– Ну-ка, ну-ка, дай посмотреть, – заинтересовался ученый. – Говоришь, что не были, и вдруг появились?

– Да, сам посмотри, – ответила Женя и сняла с шеи медальон.

Вячеслав взял его в руки и начал сравнивать со снимком.

– Здесь они уже есть, а с утра, значит, не было, – бормотал он вполголоса. – Обычно такие знаки бывают предвестниками чего-то.

– Плохого или хорошего? – осторожно спросила Женя. – Если снова плохого, я этого не переживу! С меня хватит и того, что уже произошло. До конца жизни хватит! Ты не ответил на мой вопрос. Предвестники плохого или хорошего? – с нажимом повторила она.

– Я не могу ответить точно, – пожал Вячеслав плечами. – Нужно посмотреть в книгах, где все подробно написано об этих амулетах.

– Так посмотри, – подсказала Женя.

– Я обязательно посмотрю, только не теперь. У меня есть более важные для вас новости, – сказал Вячеслав и пригласил девушек присесть на диван.

– Что значит – более важные? – ахнула Евгения. – Я прямо сейчас хочу знать, что это такое! А вдруг мне действительно грозит какая-то опасность, а я даже не буду знать об этом?

– Она и так тебе грозит, очень-то не переживай, – невесело усмехнулась Надежда. – Думаю, что хуже, чем есть сейчас, уже быть не может. Давай, Вячеслав, рассказывай свои новости, а мы послушаем, – переключилась она на мужчину.

Женя недовольно засопела, но спорить с сестрой не стала и послушно села на диван. Правда, она для проформы все же проворчала:

– Предупрежден, значит, вооружен, между прочим.

Молодой мужчина сосредоточенно сдвинул брови и потер руку об руку.

– Итак, друзья мои, хочу вам сообщить…

– Пренеприятное известие, – хихикнула Алена, не дав договорить востоковеду. – К нам едет ревизор!

– Прекрати, Лена, – шикнула на нее Надежда. – Продолжай, Вячеслав, мы тебя внимательно слушаем.

– Я расшифровал манускрипт и теперь знаю, где находятся сокровища Приттхиви, – радостно сообщил мужчина.

– А нам-то какой от этого толк? Ну, знаешь, и знаешь, – пожала плечами Женя.

– Вы что, не поняли, что я сейчас сказал? – изумился Вячеслав. – Я знаю точное место! Оно там, на острове, и мы можем до него добраться. Нам с вами, девушки, нужно срочно туда лететь, – уверенно проговорил он.

– Что значит – лететь? – подпрыгнула на диване Женя. – Да меня озолоти, я ни за что не вернусь на тот остров, пусть там будут зарыты хоть все сокровища мира, а не то что какой-то там Приттхиви!

– Женька, ты что, с ума сошла? – изумленно воскликнула Алена. – Это же такая возможность разбогатеть! Славик, я с тобой, – с готовностью выпалила она. – Хоть на остров, хоть к черту в зубы. А вы сидите здесь и ждите у моря погоды.

– Надя, почему ты молчишь? – обратился Вячеслав к притихшей девушке. – Скажи, что ты думаешь об этом?

– Ты предлагаешь нам вернуться на остров? – тихо спросила она.

– Я же рассказал вам всем легенду. Неужели вы до сих пор не верите мне? Вам с Женей необходимо вернуться туда.

– Черта с два! – выпалила Евгения. – Не жили богато, нечего и начинать.

– Нам не нужны сокровища, – вторила ей Надежда.

– Дело совсем не в сокровищах, – вздохнул мужчина. – На вас, Надя, лежит другая миссия, я же вам говорил о ней.

– Ты опять повторяешь эти глупости? – вскинула глаза Надежда. – На нас уже трижды покушались! Нам грозит реальная опасность, и мы не знаем, в чем дело. Прислушайся повнимательнее к моим словам, Вячеслав. Нас хотят убить, – с нажимом произнесла она. – А ты снова говоришь о какой-то легенде. Тебе не кажется, что это похоже… похоже на бред больного? Извини, конечно, за прямоту, но ничего другого мне на ум как-то не приходит, – с раздражением высказалась она.

– Да, все верно, судя по странным событиям, которые происходят с вами, здесь вам грозит опасность, – согласился мужчина, совсем не обидевшись на Надежду за ее высказывание. – Вы попросили меня разобраться, и если это возможно, то и помочь. Я правильно вас понял?

– Правильно, – согласилась Надя.

– Я предлагаю вам реальный способ избавиться от опасности. Уехать со мной вместе в Индию, на тот самый остров. Там вы будете под защитой Приттхиви.

– Ага, и поселиться там навечно, – проворчала Евгения.

– Зачем же навечно? – пожал Вячеслав плечами. – Экспедиция продлится максимум неделю или две, все зависит от обстоятельств и от того, правильно ли я расшифровал манускрипт. А когда вы вернетесь обратно, будем надеяться, что вся эта круговерть вокруг вас утихнет.

– А если не утихнет?

– Если бы да кабы, кое-где росли б грибы, – вставила свое веское слово Алена. – Тут и думать нечего, нужно собирать манатки и чесать отсюда подальше. Вячеслав прав: пока суд да дело, глядишь, все и утрясется.

– И как ты себе это представляешь? – обратилась Надежда к Вячеславу, не обращая внимания на слова подруги. – Как мы сможем снова попасть на тот остров? Если мы будем нанимать на побережье катер, то сразу же привлечем к себе внимание. Нас же на материке теперь каждая собака знает. В течение всего времени, пока мы там были, о нас не переставали писать все газеты страны. Думаю, что не только этой страны, но и всех остальных тоже. Да и в аэропорту нам тоже не пройти незамеченными.

– Этот вопрос вполне решаем, я уже все продумал, – успокоил девушку Вячеслав. – Мы возьмем путевки в любом туристическом агентстве, как шоп-туристы. Ну, вроде мы за дешевыми шмотками поедем, как челноки, проще говоря. Поедем туда с группой, и не думаю, что таможня обратит на нас особое внимание.

– А как мы попадем на остров?

– У меня в Дели живет друг, у него там своя школа спортивной авиации. Имеются несколько небольших частных самолетов. Если я его попрошу, он мне не откажет, и мы очень просто доберемся до острова по воздуху, не привлекая к себе особого внимания.

– А почему ты думаешь, что твой друг будет молчать, что мы снова вернулись в страну? – настойчиво продолжала задавать вопросы Надежда. – Он наверняка тоже в курсе всех событий, слишком большая шумиха там поднялась вокруг кораблекрушения, а потом и нашего странного пребывания на том острове.

– Если я его попрошу, он будет нем как рыба, – улыбнулся Вячеслав. – Он обязан мне жизнью, а индусы – очень благодарные люди, поверьте мне на слово. Он с радостью согласится мне помочь, чтобы не упустить случая отдать святой долг: мой друг принадлежит к очень высокой касте.

– Ой, как интересно! – захлопала в ладоши Лена. – А расскажи, как ты ему жизнь-то спас? – попросила она Вячеслава.

– Лен, не приставай, пожалуйста, к человеку с глупостями. Не видишь разве, что не до рассказов сейчас, у нас серьезный разговор? – перебила подругу Надежда. – Хорошо, допустим, все так и мы снова попадаем на остров, находим эти сокровища, – снова обратившись к молодому человеку, продолжила она свой допрос. – Как ты собираешься вывезти их из страны? На одном из частных самолетов твоего друга? Нас же всех арестуют и посадят в тюрьму до конца жизни. Это тебе в голову не приходило?

– Я же сказал, что сокровища здесь совсем ни при чем, – сморщившись, как от зубной боли, немного раздраженно ответил востоковед. – Естественно, мы совершенно официально заявим о них представителям властей страны.

– Как это заявим? – не дав договорить мужчине, возмутилась Алена и даже вскочила с дивана. – А за каким, спрашивается дьяволом, мы тогда за ними попремся на другой конец земного шара? Чтобы подарить их кому-то? Ты соображаешь, что говоришь?

– Господи, девушки, как же тяжело с вами разговаривать, – вздохнул молодой ученый. – Мы же не знаем точно, что там за сокровища и сколько их. В любом случае нам будет полагаться определенный процент за находку. И потом, я же не утверждаю, что там находятся именно материальные ценности. Там может быть что-то другое, но не менее стоящее, чем золото и бриллианты. Я ученый, и для меня совершенно не имеет значения, сколько это стоит с точки зрения денежного эквивалента. Для меня ценно совсем другое. Надеюсь, вы понимаете меня?

– В любом случае нам, наверное, действительно стоит на какое-то время уехать отсюда, – задумчиво проговорила Надя. – И почему бы не на остров? – пожала она плечами. – Хуже, чем есть сейчас, уже не будет, – повторила девушка свои же слова.

– Вот и отлично, – повеселел востоковед и даже возбужденно потер руки. – Обещаю, что путешествие будет таким интересным, что вы никогда не забудете о нем!

– Представляю, – хмыкнула Евгения. – Я еще от нашего морского круиза не отошла, и снова-здорово, пожалуйте в путешествие! Катастрофа, – закатила она глаза под лоб.

– Мне нужны ваши загранпаспорта, я быстренько оформлю путевки, а у руководства института попрошу документ, что являюсь руководителем экспедиции, – не обращая внимания на слова Жени, торопливо заговорил ученый, обращаясь только к Надежде.

– Ничего не понимаю, – мотнула та головой. – Так мы летим как члены экспедиции или как шоп-туристы?

– Мы – шоп-туристы для таможни, а в дальнейшем мы – экспедиция, – терпеливо объяснял востоковед. – Как мы потом будем объяснять свое вторжение на остров? Все не так просто, как может показаться на первый взгляд. Нужно предусмотреть все нюансы, чтобы исключить неожиданности. Я вам потом все объясню и разложу по полочкам, если захотите. А будет совсем хорошо, если вы не станете забивать себе этим голову, – махнул он рукой. – Я все вопросы решу сам, а вам останется только меня слушаться и делать, что я говорю. Положитесь на меня, и все будет нормально. Кстати, вы все трое полетите со мной, или кто-то воздержится? – повернул он голову в сторону Елены и усмехнулся. – Ведь неизвестно, что там, на острове, – клад с бриллиантами или что-то другое.

– Я здесь одна не останусь, – тут же отреагировала та. – Не хватало еще, чтобы меня здесь похитили и начали пытать!

– Ты что, совсем уже? – покрутила пальцем у виска Женя. – С чего это вдруг такие дурацкие мысли? Кто тебя похитит, да еще для того, чтобы пытать? Кому ты нужна-то?

– Как это кому? Тому, кто пытается вас прикончить, – прищурив глаза до узких щелочек, ехидно ответила Алена. – Поймут, что вы смылись, и за меня примутся. Им же нужно будет узнать, куда вас черти унесли, вот они за меня и возьмутся. Я же ваша подруга, или ты уже забыла об этом?

– Доля истины здесь присутствует, как ни странно, – нехотя согласилась Евгения. – А у тебя загранпаспорт есть?

– Не волнуйся, есть, и, к счастью, он при мне, – подбоченилась Лена. – Не тешь себя надеждой, что отделаешься от меня просто так! Я еду с вами, и никаких гвоздей, – решительно подытожила она. – Золото там или черепки, теперь уже не имеет значения, мне моя жизнь дороже, как ни странно, – с усмешкой заметила она, посмотрев на Вячеслава вызывающим взглядом.

– Да неужели? – всплеснула Евгения руками и уже было раскрыла рот, чтобы сказать что-то еще, но Надя перебила их.

– Девочки, прекратите препираться, – хлопнула в ладоши она, чтобы привлечь их внимание. – Пора бы уже повзрослеть некоторым, – с упреком посмотрела она на сестру. – Что ты ответишь на предложение Вячеслава? Ты готова оказаться в том же месте?

– Естественно, не готова, – фыркнула та. – Но, как я уже поняла, выбора у меня нет.

– Правильно поняла, умная девочка, – улыбнулась Надежда. – Итак, раз уже все решено, мы согласны, – обратилась она уже к Вячеславу. – Правда, есть еще один ребус, и я ума не приложу, как его сейчас решить с наименьшими потерями.

– Что за ребус? – поинтересовался востоковед.

– Наши документы лежат в секретере. Секретер находится в серванте, а сервант, как ты понимаешь, стоит в комнате нашей квартиры. Вопрос: как добраться до наших документов без риска для здоровья? – терпеливо объяснила Надя.

– Нет проблем, решим, – тут же весело ответил ученый. – Давай ключи от квартиры, и документы уже к вечеру будут здесь.

– Ты что, сам собираешься туда идти? – изумленно спросила Лена. – А вдруг за квартирой следят? Да что там гадать? Как пить дать, следят.

– Ничего, с этой задачей я как-нибудь сумею справиться, – хитро улыбнулся Вячеслав. – Я в колледже в драмкружке главные роли играл, с большим удовольствием, между прочим. Мечтал большим артистом стать, да вот не срослось, наука затянула. Сейчас охотно вспомню старые времена.

– А что ты собираешься делать? – с интересом спросила Женя.

– Я уже сказал. Забрать ваши документы из секретера, который в серванте, который в комнате, которая в квартире, – засмеялся он. – Я ничего не перепутал? – обратился он к Надежде, лукаво поглядывая в ее сторону.

– Нет, не перепутал, – нахмурилась та, но, увидев, что Вячеслав беззвучно смеется, засмеялась и сама.

– Да ладно тебе, – легонько толкнула она мужчину в плечо. – Это у меня от переживаний всегда так получается: говорю много-много, лишь бы не молчать. Кстати, если ты такой всесильный, то, может, и моего друга в аэропорту сегодня встретишь вместо меня?

– Что ты человека напрягаешь по пустякам? – возмутилась Женя. – Позвони своему Орлову и объясни ситуацию. Так, мол, и так, встретить не могу, прости, любимый, в другой раз обязательно. Не глупый же он, должен понять.

– Очень мне интересно, сестренка, что ты сейчас подразумеваешь под словами – так, мол, и так? – скрестив руки на груди, с иронией поинтересовалась Надя. – Сказать, что на нас с тобой открыли конкретную охоту и наши жизни висят на очень тоненьком волосочке? А посему мы решили снова смыться на остров, чтобы глаза наши не видели такого вопиющего безобразия? Ты это предлагаешь мне сказать Витьке по телефону? Или рассказать ему, что меня родила совсем не мать, а другая женщина, только в другой жизни, и теперь она – моя мать? Вернее, наша с тобой мать? Тьфу, твою мать, бредятина какая! – с раздражением сплюнула Надя, окончательно запутавшись.

– Во нагородила, – вытаращила глаза Евгения. – Ты сама-то хоть поняла, что сейчас сказала? Лично я – ничего.

– Я тоже, – буркнула та в ответ. – Если бы сейчас кто-то послушал, о чем мы вообще говорим, принял бы нас за умалишенных, как пить дать.

– Ты полностью доверяешь своему другу? – обратился Вячеслав к Надежде, прервав диалог между сестрами.

– Да, естественно, доверяю. А почему ты об этом спрашиваешь?

– Тогда я встречу его в аэропорту и привезу сюда. Ты с ним объяснишься, все ему расскажешь, и будем надеяться, что он правильно тебя поймет.

– А вот это вряд ли, – усмехнулась Алена. – Виктор Орлов – человек приземленный, психиатр до мозга костей. Услышит про твою Приттхиви и упечет нас всех в свою клинику. А форма одежды у нас будет – номер один: смирительная рубашка!

– И что ты можешь предложить взамен? – спросила подругу Надежда.

– Ничего ему не говорить, уехать втихаря, а с дороги отправить письмо, – дала дельный совет девушка.

– Ну ты и придумала, – ахнула Надя. – Он не видел меня столько времени! Сама говорила, как он сильно переживал. А я ему – снова сюрприз? Нет, так дело не пойдет.

– Хорошо, послушаем твое предложение, – скрестив руки на груди и с иронией уставившись на подругу, усмехнулась Алена.

– Не будем ему говорить про всю эту фантасмагорию, а придумаем что-нибудь более реальное и правдоподобное.

– Ну-ну, придумывай, мы тебя слушаем.

– Скажу, что за нами с Женей по каким-то совершенно непонятным причинам начали охотиться и хотят нас убить. Что как только мы приехали, все и началось.

– А что ты ему скажешь о том, что вы с Женькой, со мной да еще с молодым мужчиной в придачу собираетесь снова лететь в Индию? И, кстати, зачем? Думаю, что этот вопрос он тоже не оставит без внимания.

– А я ему не буду говорить, куда мы летим. Просто скажу, что на время хотим уехать, чтобы все утихло.

– Куда, например?

– Ну-у-у… я не знаю пока, – пожала Надя плечами. – Слушай, что ты ко мне пристала? – с раздражением проговорила она. – Что-нибудь придумаю.

– Что, например? – не сдалась Алена.

– Очуметь от тебя можно, – округлила глаза Надя. – Вот привязалась! Скажу, что поедем к твоей бабке, в деревню.

– А если он захочет нас проводить? – упорно продолжала допрос девушка.

– Проводить? – растерянно переспросила Надя. – Нет, так не пойдет. Придется что-нибудь придумать, чтобы он не захотел проводить…

– «Что-нибудь» здесь не годится, дорогая моя. Или ты не знаешь своего Орлова? Он же душу из тебя вытрясет, а своего добьется. И теперь представь себе, что он подумает, когда все же добьется. Я лично уже вижу его округлившиеся глаза и диагноз: «Массовый психоз»! Нет, скорее всего: «Коллективное помешательство на почве»… Кстати, а какая может быть почва? О, придумала: Орлов спросит нас, какой дряни мы наглотались, и тут же захочет промыть нам желудки, а заодно и мозги. И делать это будет у себя в клинике, а там решетки на всех окнах и двери с замками, между прочим. На выходе охрана, так что сбежать не получится. И тогда уж точно не видать нам ни Индии, ни острова, ну и соответственно никаких сокровищ. Скажешь, что я снова не права?

– К сожалению, права, – тяжело вздохнула девушка. – Жень, ну а ты-то что молчишь? Подскажи хоть что-нибудь, – обратилась Надя к сестре.

– А что я могу подсказать? – пожала Женя плечами. – Думаю, что Лена сейчас права, как ни крути. Твоему Орлову не стоит ничего рассказывать. Он же нормальный человек и никогда в жизни не поверит в сказки про богов, проклятия, ну и во всю остальную ахинею. Действительно, подумает еще, что мы наркотиками начали баловаться. И вот тут Алена абсолютно точную нарисовала картину – что будет потом. Он сразу же запрет нас в своей клинике.

– Господи, и за что все это свалилось на мою голову? – простонала Надежда.

– На наши головы, ты хотела сказать? – заметила Евгения. – Можно подумать, что только у тебя она болит!

– Мне кажется, что со всей этой историей я могу потерять не только жизнь, но еще и жениха в придачу, – всхлипнула Надя, совершенно не обращая внимания на замечание сестры.

– Если ты потеряешь жизнь, тебе тогда и жених без надобности, – заметила та не без сарказма. – Из двух зол нужно уметь выбирать наименьшее. И нечего здесь нюни распускать.

– Умная ты, как я погляжу, – тут же ощетинилась Надя, и слезы моментально просохли на ее глазах. – Я бы посмотрела на тебя, если бы тебе пришлось сейчас выбирать, а не мне!

– Выбирать нужно то, что дороже, – не сдалась Евгения. – А так как дороже жизни у человека ничего нет, здесь сам собой вырисовывается ответ. Летим в Индию тайком от твоего Орлова. Ведь мы же не сегодня улетаем? До того момента сколько еще времени пройдет, так что ты прекрасно успеешь с ним пообщаться. Слав, как ты думаешь, сколько понадобится времени на оформление нашей поездки? – обратилась она к молодому ученому.

– Я постараюсь сделать все в минимальные сроки, но думаю, что все же дня три на это уйдет, – ответил тот.

– Ну, вот видишь, – обрадовалась Женя. – У тебя в запасе целых три дня! Успеешь намиловаться со своим любимым, осторожно подготовить его к тому, что тебе на некоторое время придется уехать.

– Куда уехать-то? Что я ему скажу? – раздраженно выкрикнула Надежда. – Что я должна придумывать? Да и не получится у меня его обмануть. Ты что, забыла, что он психоаналитик? Только что об этом говорили, и я считаю, что Лена совершенно права: он мне не поверит, что бы я ни придумала. Ты же прекрасно знаешь, что я вообще врать не умею, у меня сразу же все на лбу высвечивается.

– Значит, тебе тогда лучше вообще с ним не видеться, – пришла к выводу Евгения.

– Но ведь я обещала, что обязательно встречу его сегодня в аэропорту, – со слезами в голосе произнесла Надя.

– Мало ли что ты там обещала? Позвони и скажи, что обстоятельства сложились так, что ты не можешь приехать. И потом, Наденька, ты же должна понимать, насколько это сейчас небезопасно. Как ты поедешь в аэропорт?

– Да все я прекрасно понимаю, не дурочка, – сморщилась Надя. – Если поеду, неизвестно, что может произойти. А если не поеду, как объясню, что не приехала?

– А ты заболела, – подсказала Алена. – Расстройство желудка, например, или температура сорок один и девять.

– Да? И где же это я прохлаждаюсь с такой температурой? – прищурившись, с иронией поинтересовалась у подруги Надежда. – Ведь дома-то меня нет!

– Девушки, извините, что перебиваю ваш содержательный разговор, – перебил подруг Вячеслав. – Но мне кажется, что если ты, Надя, действительно дорожишь отношениями со своим женихом и действительно любишь его, то я на твоем месте все бы ему рассказал. Не сразу, конечно, про легенду и про остров, а как-нибудь аккуратно подвести его к этой теме. Я же со своей стороны постараюсь тоже внести свою лепту и попытаюсь придумать что-нибудь правдоподобное. Объяснить все ему так, чтобы он правильно понял.

– Что ты предлагаешь?

– Предлагаю я следующее… – И Вячеслав начал излагать свою идею.


* * * | Летучее недоразумение | Глава 9