home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

Виктор с Вячеславом устанавливали палатку недалеко от берега, а девушки тем временем ходили и собирали сухие ветки для костра.

– Мне не терпится пойти туда, к месту, о котором говорил наш ученый, – проговорила Алена. – Интересно, что там, золото или какие-нибудь драгоценности?

– Очень-то не обольщайся, Вячеслав сказал, что, может, там вовсе и не ценности, а что-то другое, не имеющее отношения к материальному, – остудила меркантильный пыл подруги Евгения.

– Вот ты всегда так, – проворчала Лена. – Уж и помечтать нельзя.

– Мечтать не вредно, – усмехнулась Женя. – Давай вон лучше ветки собирай, нужно как можно больше набрать, чтобы на всю ночь хватило. Огонь отпугивает москитов и, главное, диких животных.

– Вы-то здесь жили без костров всяких, и ничего, не умерли, слава богу. Ходи здесь по этим колдобинам! Вон, я уже все ноги себе исцарапала, – снова разворчалась Лена.

– Может, хватит уже бубнить? – осадила подругу Евгения. – Прямо как старуха, все ворчит и ворчит. Если бы я знала, что ты такая зануда, костьми бы легла, чтобы не брать тебя с собой.

– А что я такого сказала-то? Мне что, молчать все время? – обиделась на подругу девушка. – Я пить хочу, между прочим, а терплю и ничего не говорю.

– Ты, Ленка, как ребенок, – засмеялась Надя. – Капризный ребенок.

– Какая есть, – огрызнулась та.

Девушки уже возвращались обратно к лагерю, когда услышали странный шорох за своими спинами. Надежда резко обернулась и увидела, что в кустах мелькнуло что-то голубое.

– Мамочки, – пискнула Лена. – Там, наверное, тигр или леопард!

– Не болтай глупости, тигры и леопарды в одежде не ходят, – проговорила Надя, и голос ее заметно при этом дрожал. – Там был человек, сто процентов, и одет он во что-то голубое.

– Вы же говорили, что остров необитаем.

– Видно, ошибались.

– Что будем делать?

– А что нам делать? Кроме того, что нужно быстрее бежать к нашим мужчинам, ничего не остается.

– Я не могу быстрее, мне дрова мешают, – проныла Алена. – Может, ну их к черту? Бросим пока здесь и бегом к лагерю, налегке, а потом вернемся и заберем, – сделала она предложение.

– Я не знаю, – неуверенно ответила Надя. – Жень, что делать-то будем? – обратилась она к сестре.

Евгения в это время смотрела в сторону кустов и внимательно прислушивалась.

– Девочки, там точно кто-то есть, – тихо проговорила она и вытащила из-за пояса пистолет, которым ее снабдил Вячеслав. – Я пойду, посмотрю, а вы пока здесь побудьте.

– Ты что, обалдела совсем? – испуганно прошептала Надя. – А если там бандиты какие-нибудь?

– У меня оружие.

– А ты уверена, что у них его нет?

– Нет, не уверена.

– Тогда нечего здесь изображать бесстрашие, ноги в руки – и бегом к лагерю, – настойчиво зашептала Надя.

– Почему тогда стоим? Бежим, – с готовностью подхватила идею сестры Женя и первой подала пример. Она бросила охапку веток прямо там же, где стояла, и пустилась бегом в противоположную сторону от кустов, за которыми кто-то притаился. Надежда с Еленой не заставили себя долго ждать и пустились следом за Женей, да так быстро, что только пятки засверкали. Остановились они лишь тогда, когда выбежали прямо к лагерю.

– Что случилось? – спросил Виктор, когда увидел троицу, которая, тяжело дыша, завалилась прямо здесь же, на мягкий тропический мох.

– Там кто-то есть, – выдохнула Женя.

– Где?

– В кустах.

– Кто там может быть?

– Не знаю, но «оно» за нами наблюдало.

– А вам не показалось? У страха глаза велики.

– Нет, не показалось.

– Может, зверь?

– Не знаю, не уверена. Надя говорит, что видела что-то голубое. Кто из зверей может быть голубого окраса?

– Значит, началось, – прошептал Вячеслав, слышавший весь разговор. – Не думал я, что так быстро! Нужно торопиться и прямо сегодня идти к месту, которое указано на карте, – обратился он к Виктору. – И чем скорее мы это сделаем, тем лучше. Иначе…

Что он хотел сказать этим «иначе», мужчина не договорил, а лишь, сдвинув брови, о чем-то сосредоточенно задумался.

– Я боюсь, – пропищала Елена.

– Бойся не бойся, а Вячеслав прав, – сморщилась Женя. – Чем быстрее мы найдем то место, тем быстрее уберемся отсюда. Мне тоже как-то не по себе, если честно, – зябко поежилась она.

– До захода солнца у нас времени часов пять-шесть будет, – посмотрев на часы, проговорил ученый. – Здесь темнеет сразу, без сумерек, поэтому нужно успеть до темноты.

– А если не успеем?

– Не успеем, значит, заночуем там, где окажемся, – пожал он плечами. – Разведем костер и будем ночевать под открытым небом.

– Я боюсь, – снова повторила Лена.

– Тогда сиди здесь, только не ной, – рявкнула Евгения, потеряв терпение. – Я уже не могу слушать твое: «Я боюсь, я боюсь!» За каким хреном тогда увязалась за нами? Сидела бы в Москве и семечки щелкала.

– Зачем орать-то? Я что, виновата, что боюсь? Можно подумать, что ты ничего не боишься, – обиженно надула губы Лена. – Вообще больше ничего говорить не буду, а еще подруга называется!

– Хватит вам ругаться, – вклинилась в разговор Надя. – Я, Жень, тоже, между прочим, боюсь, вон глянь, даже руки дрожат, – показала она на свои пальцы. – Да и ты тоже боишься. Что ты к Алене привязалась?

– А что она все ноет и ноет? – проворчала Евгения. – И без нее тошно.

– Нам нельзя ругаться, девочки, особенно сейчас и здесь, – миролюбиво проговорила Надежда. – Мы должны помогать друг другу, а не ссориться из-за пустяков.

– Я и не думала ссориться, это все она, – махнув рукой в сторону Жени, ответила Елена.

– Ладно, извини, – нехотя пробубнила та. – Только очень тебя прошу, больше не говори, что тебе страшно, иначе я за себя не ручаюсь.

– Больше не буду, – пообещала девушка и сразу же начала озираться по сторонам. – И все-таки мне страшно, – еле слышно прошептала она. – Хоть убейте!

Пока девушки спорили между собой, мужчины уже разложили карту, начертанную Вячеславом, прямо на траве, и вполголоса разговаривали.

– Сломанная статуя Приттхиви находится вот здесь, южнее от места, где мы сейчас обосновались, – говорил Вячеслав. – Чтобы добраться до нее наиболее коротким путем, нам нужно обойти мыс и выйти к реке. Там мы сможем уже пойти по реке, на нашей надувной лодке. Если мои расчеты верны, то переправа займет минут двадцать, не больше, а по суше мы потеряем часа полтора. Повернувшись к статуе спиной, мы должны увидеть раздвоенную скалу, а от нее до нужного места уже рукой подать. Думаю, что часа через четыре мы будем на месте, если, конечно, нам ничто не помешает.

– Итак, в путь, если нас больше ничего не держит, – уверенно проговорил Виктор.

– Девушки, берите наиболее легкие рюкзаки, мы снимаемся с якоря, – распорядился Вячеслав.

– А как же палатка? – спросила Надя.

– Бог с ней, с палаткой, не до этого сейчас, у нас мало времени, – махнул мужчина рукой. – Я уже сказал, что мы должны успеть до наступления темноты. Здесь ночи непроглядные, не сравнить с Москвой.

– Мы с Женькой очень хорошо об этом знаем, – вздохнула Надя. – Четыре таких ночи здесь куковали.

– Тогда меньше разговоров и больше дела, – велел Виктор и первым подал пример, взвалив себе на спину мешок с надувной лодкой.

Девушки тоже взяли по рюкзаку и выстроились в рядок, ожидая дальнейших распоряжений. Орлов, увидев «боевую» готовность девушек, невольно улыбнулся.

– Отряд, вольно, – шутливо проговорил он. – За мной, шагом марш!

Команда из трех девушек и двоих мужчин гуськом двинулась на юг, по строго заданному маршруту, который только что наметил Вячеслав.


* * * | Летучее недоразумение | * * *