home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Кира подъехала на такси к огромному особняку на Рублевке и, расплатившись, вышла из машины. Она нерешительно подошла к воротам и, разыскав у двери кнопку, позвонила. Девушка сразу же услышала грозный лай собаки и зажмурила от страха глаза.

– О господи, здесь еще и собака, – охнула она. – Этого мне только не хватало, я их с детства до смерти боюсь!

Буквально через три минуты дверь открылась, и Кира увидела женщину лет сорока пяти с приветливой улыбкой на губах.

– Вы, наверное, Кира? – спросила она. – Мне Надежда Николаевна позвонила, сказала, что вы уже выехали. А я – Анна Павловна, проходите, пожалуйста, – пригласила она и пошире распахнула дверь.

Кира нерешительно шагнула во двор и с опаской стала оглядываться по сторонам.

– Я слышала лай собаки, где она? – спросила девушка. – Я, видите ли, с детства их боюсь, после того как меня покусал один злобный бультерьер.

– Вы про Шаха спрашиваете? – улыбнулась гувернантка.

– Не знаю, кто такой Шаха, я про собаку спрашиваю, – крутя во все стороны головой, ответила Кира.

– Его не Шаха, а Шах зовут, – продолжала улыбаться женщина. – Вы его не бойтесь, он очень послушный пес. Если к нему и к членам семьи не проявлять агрессии, он тоже будет спокойным.

Кира в это время посмотрела в сторону дома и обомлела от ужаса. На верхней ступеньке лестницы стоял доберман и настороженно смотрел на гостью.

– Я туда не пойду, – взвыла девушка и уже развернулась на сто восемьдесят градусов, чтобы дать деру, но гувернантка остановила ее:

– Кира, говорю же вам, что Шах совершенно безобиден, если вы ведете себя спокойно. Я сейчас вас познакомлю, и вы поймете, что бояться его не нужно, – снова улыбнулась она. – Пойдемте, пойдемте. – И женщина, взяв Киру за руку, чуть ли не насильно потащила ее к дому.

Девушка в ужасе прикрыла глаза и так сильно сжала зубы, которые начали отплясывать чечетку, что губы буквально побелели. Она сильно вздрогнула, когда почувствовала, что к ее руке прикоснулось что-то влажное и шершавое. Девушка распахнула глаза и увидела добродушный взгляд добермана. Он сидел рядом и с любопытством ее рассматривал. Анна Павловна тем временем погладила его и очень ласково произнесла:

– Познакомься, Шах, это Кира, она очень хорошая девушка, и она своя.

Пес поднял лапу и сделал дружеский жест, от которого девушка чуть не слетела с лестницы.

– Это он так приветствует вас, – засмеялась гувернантка. – Пойдемте в дом, я вам должна все показать.

– А где мальчик? – спросила Кира.

– Кирилл? Я его уложила спать буквально десять минут назад.

– Его зовут Кирилл? – улыбнулась девушка. – Надо же, мы с ним, оказывается, почти тезки.

– Да, выходит, что так, – кивнула женщина головой. – Я его предупредила, что завтра утром он увидит незнакомую тетю и чтобы он не очень вас доставал.

– Это как – доставал? – не поняла Кира.

– А вот завтра познакомитесь с ним и сразу поймете, – загадочно улыбнулась Анна Павловна. – Он у нас не по годам развитый ребенок, очень любознательный, поэтому задает слишком много вопросов.

– Ну, в его возрасте, по-моему, все дети любознательные, – пожала плечами Кира. – У нас соседская девочка, Ирочка, ей пяти лет еще нет, – так вот недавно она мне такой вопрос задала, что я даже растерялась и не знала, как на него ответить. Подходит ко мне и говорит: «Кира, скажи мне, пожалуйста, а как дождик на небо забирается?» Я опешила, стою, не знаю, как ей ответить, чтобы она поняла, а потом решила пошутить. По лесенке, говорю, забирается. Она задумалась, бровки нахмурила, а потом мне и говорит: «Не может быть, у него же ножек нет. Ты меня обманываешь, а детей обманывать нехорошо». Я после этого специально купила книжку про всякие детские приколы и внимательно прочитала ее. Чтобы на всякий случай быть подготовленной к неожиданным вопросам своей маленькой соседки, – засмеялась Кира. – Будем надеяться, что Кирилл не застанет меня врасплох своими вопросами.

– Дело в том, что Кирилл… впрочем, завтра вы все поймете, – снова заулыбалась гувернантка. – Он просыпается в восемь, но вы ничего не делайте, просто ждите меня. Я приеду в девять и сама накормлю его завтраком, – давала наставления гувернантка. – Вы мне лучше расскажите: что произошло с Ильей Борисовичем?

– К нам в офис позвонили из Института Склифосовского, сказали, что ему сделана операция и чтобы мы сообщили родственникам. Это все, что я знаю, – пожала Кира плечами, решив не рассказывать, что в Ганшина стреляли, чтобы не напугать женщину.

– Странно, почему тогда не позвонили сюда, домой? – удивилась женщина.

– Доктор сказал, что Илья Борисович сам дал телефон офиса, по которому нужно сообщить о том, что с ним случилось. А почему не дал домашний телефон? Я думаю, он просто не хотел беспокоить вас и сына, – предположила Кира.

– Наверное, так оно и есть, – согласилась гувернантка. – Но ведь с ним ничего серьезного? – с беспокойством поинтересовалась она. – Что хоть за операцию ему сделали?

– Я не знаю, – растерянно ответила Кира. – С врачом разговаривала секретарша, она мне ничего конкретного не сказала. То ли автомобильная авария, то ли еще что-то, не могу сказать точно. Мне просто дали задание подменить вас на сегодняшнюю ночь, вот и все, – как смогла, выкрутилась она.

– Понятно, – кивнула женщина головой. – Вот здесь комната для гостей, в ней вы будете спать, – показала она на закрытую дверь. – Там вы найдете все необходимое. Ванная комната, туалет, все прямо там, ходить никуда не нужно. Комната Кирилла в конце коридора, пойдемте, я вам покажу. Мне не приходилось здесь ночевать, но няня говорила, что обычно он не просыпается ночью. Но на всякий случай вы, когда ляжете спать, оставьте свою дверь открытой. Он хоть мальчик умный, самостоятельный и ничего не боится, но все равно еще ребенок. Может проснуться, а в доме никого своих нет, поэтому будет лучше, если вы это услышите.

– А может, мне просто посидеть в его комнате? – предложила Кира.

– Это лишнее, – возразила женщина. – Он же не смертельно больной человек, возле которого должна быть сиделка? Нет, спокойно ложитесь спать, просто оставьте дверь в свою комнату открытой. Вы, кстати, чутко спите? – поинтересовалась она.

– Не знаю, когда как, – неопределенно ответила Кира. – Когда была жива бабушка и уже сильно болела, я всегда просыпалась, когда ей нужна была моя помощь.

– Значит, чутко, – пришла к выводу гувернантка. – Вот и хорошо. Пойдемте, я покажу, где находится кухня. Может, перед сном захотите поужинать или чаю попить. Там, кстати, корм для Шаха, в холодильнике стоит, утром откроете банку и положите в его миску, а во вторую нальете воды.

Женщина показала Кире ту половину дома, в которой она будет находиться, и, бросив взгляд на часы, заторопилась.

– Ну все, мне пора, пока доеду до дома, будет уже одиннадцать. Всего вам доброго, Кирочка, чувствуйте себя свободно и ничего не бойтесь. Шах очень ревниво охраняет дом от посторонних, поэтому никто чужой сюда не придет. Вас он теперь знает, как свою, и будет защищать, как и всех остальных членов семьи, – улыбнулась она своей открытой улыбкой. – До завтра, закройте за мной дверь.

– До завтра, – обреченно ответила девушка и с тоской посмотрела за окно. Там было уже темно и совсем незнакомо. Она закрыла дверь в воротах, потом в доме, и доберман все это время не отходил от Киры ни на шаг.

«Мне бы только ночь продержаться, а утром она снова приедет, – подумала она про гувернантку. – Как меня еще мальчик воспримет, интересно?»

Девушка с опаской глянула на Шаха и с дрожью в голосе спросила:

– Надеюсь, ты не скушаешь меня за эту ночь?

Доберман внимательно выслушал вопрос и гавкнул.

– Нет, нет, лаять на меня не стоит, иначе я умру прямо на твоих глазах, – совершенно искренне пообещала Кира. Пес, как будто поняв ее слова, миролюбиво лизнул ей руку. – Вот и договорились, – чуть дыша, прошептала девушка и направилась в комнату, которую ей указала гувернантка. – Я, наверное, спать пойду, чтобы побыстрее время прошло.

Кира уже направилась по коридору, как услышала, что где-то в недрах дома звонит телефон. Она резко остановилась, прислушиваясь, в какой же стороне он звонит, как увидела, что Шах со всех ног бросился в ту сторону, где была расположена гостиная. Девушка поторопилась за ним и не ошиблась: именно там и стоял аппарат. Кира поспешно схватила трубку:

– Алло, я вас слушаю.

– Кирочка, ну как вы там? – услышала она голос Надежды Николаевны.

– Ничего, нормально, собираюсь спать ложиться. Гувернантка уехала домой, мальчик спит, а огромный доберман ходит за мной по пятам, – вздохнула Кира. – И я его до смерти боюсь. Мне даже кажется, что они с нашим шефом чем-то похожи, – проворчала она.

– Ну, спокойной ночи вам вместе с доберманом, – засмеялась Надежда Николаевна. – Завтра, как только вернется Анна Павловна, сразу же приезжайте в офис, нужно будет решать ряд вопросов, касающихся поездки в Англию на конференцию.

– Я думала, что теперь ни о какой поездке и речи быть не может, – удивилась Кира. – Какие вопросы мы можем решить без шефа?

– Завтра обо всем переговорим, – коротко ответила женщина. – Спокойной ночи, Кирочка, – повторила она и тут же отключилась.

– Интересно, о чем здесь можно говорить, когда шеф в больнице? – снова недоуменно повторила она гудящей трубке. – Ладно, завтра будет день, будет и пища, – вздохнула девушка и, положив трубку на место, отправилась в комнату, которую ей любезно предоставили на ночь. Устроившись на удобной кровати, Кира думала, что сразу же уснет, но не тут-то было. В голову полезли разные мысли, которые никак не давали расслабиться и уснуть.

– На Илью Борисовича совершено покушение, это ясно как белый день, – размышляла она. – Кто и почему? Впрочем, что это я? Кто – это, конечно, вопрос, а вот почему, это и так понятно. Шеф – богатый человек, президент такой огромной компании, наверняка много конкурентов, завистников и тому подобное. Но мне почему-то не дает покоя мысль, что это покушение связано именно с договором. Этот договор никак не выходит у меня из головы, хоть ты тресни! Еще и этот юрист так загадочно произнес поговорку: «Умный вор сделает так, что виноват будет сам хозяин». Почему он вдруг вспомнил ее? Произошел спор между одним из членов совета директоров и президентом компании господином Ганшиным. Шеф привел аргументы, против которых вроде бы нечего возразить… Все были с ним полностью согласны, и вдруг – «Умный вор…». Черт возьми, кажется, я лезу в какую-то очень неприятную историю, – вздохнула Кира и перевернулась на другой бок. – Спать, госпожа Романова, нечего совать свой нос не в свое дело, – начала она самой себе приказывать. – Вспомни Катины слова: «Не лезь туда, подружка. Где большие деньги, там большие тайны».

Но сделать вид, что ничего не произошло, я тоже не могу. Промолчать про неизвестную даму, про юриста – интересно, как это будет называться с моей стороны? Моя хата с краю, ничего не знаю? Нет, я просто обязана предупредить шефа! Ну, в том смысле, что нужно рассказать обо всем. Что звонила какая-то женщина, предположительно – экс-супруга Ганшина, предложила большие деньги за то, чтобы я ушла из компании. Про юриста нужно обязательно рассказать, дыма без огня не бывает, и эта поговорка пришла ему на ум не просто так! Факс с подписями членов совета директоров отправили американским партнерам сразу же после собрания, и буквально на следующий день президента «Холдинг-Грандес» пытаются убить. Почему? Да потому, что теперь он будет только мешать! Бр-р, вот страсти-мордасти, – передернулась девушка. – Сколько раз фильмы смотрела про разный криминал, но никогда не думала, что могу быть участницей таких же ужасов. Может, все-таки мне не лезть в это дело? Страшно же! И в то же время, если я ничего не скажу, что тогда будет? Как ни крути, а предупредить человека – это моя обязанность. Если потом, не дай бог, что-нибудь случится, а случится непременно, я тогда до конца жизни себе не прощу. Хоть и обижена я на него здорово, он так меня оскорбил своими подозрениями, но… Думаю, что сейчас не время сводить счеты, дело серьезное, даже слишком серьезное. Все, решено, как только разрешат навестить Илью Борисовича, сразу же еду в больницу, и рассказываю ему про свои подозрения, предположения и обо всем остальном, естественно, – пришла к соломонову решению Кира и только после этого, успокоившись, наконец-то уснула.


Глава 9 | Не родись пугливой | * * *