home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

Кира приехала на работу к десяти и сразу же поинтересовалась у Надежды Николаевны:

– Вы в больницу не звонили? Как там Илья Борисович?

– Звонила, конечно, Илья Борисович пока в реанимации, но чувствует себя уже сносно. Предположительно завтра его переведут в палату и можно будет его навестить, – радостно ответила женщина. – Хорошо, что все обошлось, врач говорит, что ему здорово повезло, наверное, он в рубашке родился. Только вот Володя… – грустно добавила она. – У меня прямо слов нет, как его жалко, такой парень хороший был! У него двое детишек остались, погодки, четыре и три годика.

– Господи, горе-то какое для них! – ахнула Кира. – В таком возрасте, да без отца! А что нам-то теперь делать? Может, помощь какая нужна или еще что?

– Я уже разговаривала с Дмитрием Ивановичем, это наш финансовый директор. Да вы же его знаете, что это я, – махнула рукой секретарша. – Он сказал, что похороны компания полностью возьмет на себя. Потом, естественно, малышам пенсию назначат, ведь Владимир проработал здесь без малого семь лет. Ай, да что говорить, разве деньги могут отца родного заменить? Беда, ой беда, – горестно вздохнула она.

– А что вообще в коллективе обо всем случившемся говорят, вы не в курсе? – поинтересовалась Кира. – Может, кто-то что-то слышал или что-нибудь знает?

– Разное говорят, – пожала Надежда Николаевна плечами. – Вроде бы из джипа машину расстреляли, недалеко от банка.

– А кто это мог видеть? Откуда такие сведения?

– В расчетном отделе Галина Петровна работает, так вот, ее сын в этом банке в охране служит, и вроде бы он был свидетелем случившегося. Сразу же милиция приехала, объявили операцию «Перехват» и практически мгновенно нашли тот самый джип.

– Да что вы говорите? – обрадовалась Кира. – Значит, преступников поймали и все уже известно?

– Как же, поймали! – проворчала женщина. – Джип в переулке стоял, естественно, уже пустой. А когда по картотеке проверили, оказалось, что он в угоне. Преступники тоже не дураки, видно, свое дело хорошо знают. Тем более сейчас у нас по телевидению сплошной криминал показывают, какую программу ни включишь, везде перестрелки, убийства, насилие. Я скоро вообще перестану телевизор смотреть, и со своими ребятами борюсь, чтобы поменьше этой гадостью интересовались. Ведь это же прямо инструкция к применению, какой фильм ни возьми! Так что ничего удивительного нет, что те, кто обстрелял машину, совершенно спокойно разгуливают сейчас на свободе. Думаю, они так и будут гулять, на нашу милицию где сядешь, там и слезешь, – с раздражением высказалась Надежда Николаевна. – Вот такие новости я сегодня слышала прямо с утречка, как только на работу приехала.

– Ну а может, этот парень, сын той самой Галины Петровны, самих преступников видел? Как они выглядят? Какого возраста? Во что одеты? Про это ничего не говорили? – возбужденно спрашивала Кира. – Ведь такого не может быть, чтобы никто не видел тех, кто в джипе сидел! Всегда найдется хоть один свидетель.

– Нет, вроде бы никто не видел, стекла в машине были тонированные, – развела женщина руками. – Говорю же, преступники тоже небось не дураки, специально такую машину угоняли, чтобы все было шито-крыто. Точно не могу сказать, что там еще и как, что сарафанное радио донесло, то и знаю. А наше радио, сами понимаете, все переврет и не покраснеет. Нужно немного подождать, думаю, что к нам тоже обязательно из милиции придут, и тогда мы уж точно будем знать, как все было на самом деле, – обстоятельно рассудила женщина.

– Да, больше нам ничего не остается, – согласилась Кира. – Кстати, Надежда Николаевна, а что это вы мне вчера по телефону сказали по поводу поездки в Лондон? – вспомнила вдруг она. – Я думала, что поездка на конференцию сама собой откладывается по непредвиденным обстоятельствам. У нас сейчас, так сказать, форс-мажор, – развела референт руками.

– Кирочка, откладывать международную конференцию в связи с нашими форс-мажорными обстоятельствами никто не будет. Илья Борисович ждал ее целый год, и если на ней не будет представителя нашей компании, то я даже боюсь представить, что с нами будет, когда шеф выздоровеет, – замахала секретарша руками. – Как ни крути, а ехать придется.

– И кто же поедет? – осторожно поинтересовалась Кира, уже предчувствуя неладное.

– Как это кто? – округлила глаза секретарша. – Вы, конечно, и Седельников Юрий Павлович.

– Как это я?! – подпрыгнула Кира.

– А кто же еще? Референт президента у нас вы, если я не ошибаюсь? Или, может, вместо вас тетю Дусю пошлем, нашу уборщицу? – с сарказмом поинтересовалась женщина. – Кира, что с вами? Вы что, забыли, что входит в ваши обязанности?

– В мои обязанности входит сопровождение президента в качестве его секретаря-референта, – хмуро ответила Кира. – А не кого-то другого.

– Это совсем не имеет значения на данный момент. Главное, чтобы на конференции присутствовал представитель нашей компании.

– А вы не ошиблись, Надежда Николаевна, я поеду именно с Седельниковым? – осторожно спросила девушка, все еще надеясь на то, что она неправильно расслышала фамилию.

– Ну да, с Юрием Павловичем, – повторила та. – Это начальник нашего юридического отдела.

– Я знаю, что он начальник юридического отдела, – проворчала Кира. – А другую кандидатуру не могли найти?

– А вам-то какая разница, с кем ехать? – пожала секретарша плечами. – Ваше дело будет все фиксировать, переводить, а потом составить отчеты и сдать в аналитический отдел. Что касается остального, Юрий Павлович сам разберется, он человек опытный и очень хорошо знает дела компании.

– Я так подозреваю, что слишком хорошо, – еле слышно проговорила Кира.

– Что вы сказали? – переспросила ее Надежда Николаевна.

– Это я не вам, – махнула девушка рукой. – Это я сама с собой ворчу.

– А что ворчать-то, Кира? – снова изумилась женщина. – Конференция продлится всего три дня. Что касается переговоров с англичанами, думаю, что это мероприятие можно отложить и до выздоровления Ильи Борисовича. Отработаете там три дня – и домой.

– Хорошо, – вздохнула Кира. – Хоть три дня, хоть пять, разница невелика. Раз нужно, значит, поеду, хоть с Седельниковым, хоть с Ивановым, Сидоровым, Петровым…

– Вот и отлично, я прямо сейчас и позвоню Юрию Павловичу, скажу, что он едет с вами, а то он уже один собрался.

– Он хотел один поехать? – насторожилась Кира.

– Ну да, один, – пожала секретарша плечами. – Он прекрасно знает английский язык, еще и арабским владеет. Только я ему сказала, что так быть не должно, он не справится. Стенографировать он не умеет, на диктофон надежда плохая, так что без вас ему никак не обойтись.

– Действительно никак? – с надеждой спросила девушка.

– Кира! – строго посмотрела на референта Надежда Николаевна. – Вы ведете себя, как капризный ребенок. Какой из вас помощник президента, если при первой трудности вы готовы спрятать голову в песок, как страус? Я никак от вас этого не ожидала, – отчитала она девушку.

– Извините меня, Надежда Николаевна, просто этот Седельников всегда очень пренебрежительно смотрит в мою сторону, как будто я – второй или даже третий сорт, – хмуро проговорила Кира. – И вообще, он мне совсем несимпатичен.

– А он вас, извините, не на романтическое свидание приглашает, чтобы нравиться. Вы в Англию не развлекаться едете, а работать, – отбрила Киру женщина. – И прекратите немедленно хандрить, Кира Эдуардовна. Я от вас такого не ожидала!

– Простите, я больше не буду, – буркнула та в ответ. – Это, наверное, от переживаний, их столько свалилось в последнее время. Звоните Юрию Павловичу, я готова его сопровождать куда угодно, – твердо проговорила Кира.

– Вот это уже совсем другой разговор, – улыбнулась Надежда Николаевна. – Если мы все лапки опустим да будем хныкать, что тогда получится? Илья Борисович должен прийти на работу и увидеть, что компания без него разваливается, как карточный домик? Так, что ли? Здесь уже давно все отлажено и работает как часы, вне зависимости от того, на месте президент или временно отсутствует. В этом здании никаких капризов быть не может, все делают то, что должны делать, а не то, что хочется.

– Я все поняла, Надежда Николаевна, – взмолилась Кира. – Честное слово, поняла! Больше такого не повторится, обещаю. Я пойду к себе, у меня работы – завал, – проговорила она и торопливо скрылась в своем кабинете.

Девушка устало плюхнулась на стул и посмотрела на кипу документов, с которыми ей предстояло разобраться, рассортировать и внести в базу данных.

– Такое впечатление, что со вчерашнего дня их стало в три раза больше, – проворчала она. – А ведь я сидела практически целый день, не разгибая спины.

Только девушка принялась за работу, как раздался телефонный звонок.

– Добрый день, компания «Холдинг-Грандес». Чем могу помочь? – почти дружелюбно проговорила Кира в трубку.

– Ай-яй-яй, Кира Эдуардовна, – услышала девушка уже знакомый женский голос. – Признаться, я от вас не ожидала такого несерьезного отношения к своим обещаниям, – с упреком проговорила дама. – Почему вы не сделали так, как я вам сказала? – уже совсем строго произнесла она.

– Так сложились обстоятельства, – почти шепотом ответила девушка, чтобы ее не было слышно в приемной. – У нас здесь ЧП, и я сейчас не могу уйти из компании.

– ЧП случилось вчера, а совет директоров был позавчера, – каменным голосом сказала дама. – Еще не совсем поздно все исправить, вы можете уже сегодня подать заявление и завтра не выходить на работу.

– Нет, я сейчас никак не могу этого сделать, – испуганно ответила Кира. – Шеф в больнице, а через два дня нужно лететь на конференцию. Я не могу сейчас уйти.

– Кира Эдуардовна, неужели вы так ничего и не поняли?

– А что я должна понять? – насторожилась девушка.

– На шефа компании покушались вчера, его хотели убить.

– Это я как раз очень хорошо поняла, не вчера родилась, – усмехнулась Кира. – Только не пойму, я-то здесь при чем?

– Немедленно уходите из компании, если не хотите, чтобы и вас вот так же, как Ганшина, – сухо предупредила дама. – Только ему повезло на этот раз, а вот повезет ли вам – на это нет никакой гарантии.

– Вы мне что, угрожаете? – зловеще прошептала Кира, и ноздри ее при этом возмущенно приподнялись. – На такой ноте я не желаю с вами говорить, мадам, у меня совершенно нет времени на пустую болтовню! У меня много работы, – процедила она сквозь зубы и швырнула трубку на базу.

Девушка откинулась на спинку стула и прикрыла глаза, чтобы успокоиться. Грудь ее тяжело вздымалась, а куда-то внутрь вползал дикий страх – маленькой ядовитой змейкой.

– Господи, куда же это я попала? И во что такое вляпалась? – прошептала она. – Мне ведь сейчас явно дали понять, что если… тогда меня так же, как шефа! И что мне делать? Куда бежать? Кому звонить? У кого просить помощи? А может, ну все это к черту? Прямо сейчас пойти в отдел кадров, написать заявление – и прощайте, господа? О господи, как нарочно, конференция эта, чтоб ей провалиться, – простонала девушка. – Какие можно найти причины, чтобы никуда не ехать? Прикинуться смертельно больной? Точно, мне нужно срочно заболеть! Пусть Седельников один справляется. Только вот чем заболеть-то? Да какая разница чем? Хоть бубонной чумой, лишь бы подальше убежать отсюда, – решила Кира и поспешно схватила телефонную трубку. – Катюша, выручай, – зашептала она в телефон, как только услышала голос подруги. – Мне срочно нужен больничный лист со страшным диагнозом. А еще лучше – больничная палата.

– Что случилось-то? И почему ты шепчешь? – тут же отозвалась Екатерина.

– Я не могу громко говорить, меня могут услышать, – ответила Кира. – Звони своей матери, пусть она что-нибудь придумает.

– В каком смысле? – не поняла Катя.

– Пусть завтра утром заберет меня к себе и положит в бокс, куда никого не допускают.

– Кир, ты мне можешь объяснить все как надо, а не загадками говорить?

– Нет, не могу, но здесь такое! – зловеще зашептала девушка. – Ладно, я тебе из дома позвоню и все объясню, пока, – торопливо проговорила она, услышав какой-то шум за дверью, и поспешно положила трубку. Она сделала это как раз вовремя, потому что в эту самую секунду дверь открылась, и на пороге материализовалась Надежда Николаевна с подносом в руках.

– Кирочка, давайте с вами кофейку попьем, – с улыбкой предложила она. – Я его только что сварила, изумительный сорт, мне его в подарок с Ямайки привезли.

– Кофе – это прекрасно, – кисло улыбнулась референт. – Вы прямо мои мысли читаете, Надежда Николаевна. Я как раз сижу и думаю, что для полного счастья мне не хватает именно чашечки кофе с Ямайки.

– Что-то, я смотрю, вы совсем расхандрились, Кира, – заметила секретарша. – Снова что-то не так?

– Нет, просто голова разболелась. Выпью ваш замечательный кофе, и будем надеяться, что боль пройдет, – почти натурально изобразила девушка, как сильно болит у нее голова. – Вы уже позвонили Юрию Павловичу, сказали, что он полетит именно со мной?

– Да, звонила, но его нет сейчас на месте. Вам сколько сахара?

– Одну ложечку.

– А я вообще пью без сахара, вот уже больше двух лет. Как заметила, что на мне юбки и брюки стали с трудом застегиваться, так сразу же вычеркнула эту белую смерть из своего рациона. Еще перестала есть картофель, мучное и ограничила потребление соли.

– Помогает?

– Представьте себе, Кирочка, помогает, – с гордостью ответила Надежда Николаевна. – Я худела ровно полгода, пока мой вес не достиг идеального, а сейчас просто держу его на одном уровне.

– Я ем все подряд и постоянно вешу пятьдесят семь килограммов, – махнула Кира рукой. – Как говорила моя бабушка, «не в коня корм», – засмеялась она.

– Это потому, что вы еще молоды, обмен веществ работает хорошо, а в мои годы удержать вес достаточно трудно, поверьте мне, – заметила секретарша. – Станете мамой, сразу же поймете меня, – улыбнулась она. – Давайте пить кофе.

Когда кофейная церемония была закончена и Надежда Николаевна вышла из кабинета, Кира попробовала сосредоточиться на работе, но у нее ничего не получалось. Из головы не выходил звонок дамы и ее предостерегающий, нет, скорее, угрожающий голос.

– Нет, так больше продолжаться не может, – раздраженно отбросив ручку, пробормотала девушка. – От таких мыслей и в психушку недолго угодить! Я реально напугана, и мне совсем не хочется так же, как шеф… На данный момент передо мной две чаши весов. С одной стороны лежат деньги, большие, между прочим, а с другой – мои обязательства перед компанией, ну и моя совесть… чуть-чуть. Деньги явно перевешивают, с какой стороны ни посмотри. Мне угрожают, но при этом предлагают ненормальную сумму. Странно как-то, – нахмурилась Кира. – Какая-то нестыковка получается. Не проще меня просто убить, и все? И платить при этом не придется. Если уж на шефа не побоялись замахнуться, то я – вообще сошка мелкая. При этом наверняка они знают, что родственников у меня нет, искать меня некому. Ничего не понимаю, что-то совсем я запуталась, – сморщилась она. – Господи, какие же мысли дурацкие в голову лезут, а мысль, как известно, материальна. Вдруг меня и правда захотят того… убить?! Этого мне только не хватало! Нужно что-то делать, причем в срочном порядке, времени на раздумья у меня нет. Все, приеду сегодня домой и попрошу прийти ко мне Катю. С ней мы быстренько решим, что же делать, – сама себя успокаивала девушка. – Черт, я совсем забыла, мне же сегодня снова нужно ехать на Рублевку, – вспомнила она и с досадой сморщилась.

Кира резко вскочила и выбежала в приемную.

– Надежда Николаевна, а вы Наталью разыскали? – спросила она. – Слушайте, Кирилл – прямо чудо-ребенок, оказывается. Он вундеркинд, представляете? Так разыскали вы его мать или нет? – повторила она свой вопрос.

– Нет, Наталью Андреевну мне пока разыскать не удалось, но я думаю, что она скоро и сама объявится, – ответила секретарша, при этом кивнув на газету, которая лежала на ее столе. – Вон, посмотрите, что в газетах пишут о том, что случилось с нашим президентом и его водителем.

Кира взяла газету и увидела огромный заголовок:


* * * | Не родись пугливой | «СМЕРТЬ ИЗ ЧЕРНОГО ДЖИПА