home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

– Эй, есть кто живой? Я машину пригнал. Чего это двери-то нараспашку? – сочным басом прогрохотал Вячеслав, входя в комнату. – Что это с ней? – кивнул он на Катю, рядом с которой ползала на полу Кира, пытаясь привести в чувство.

– В обмороке она, – ответила девушка. – Помоги-ка мне поднять ее.

– В обмороке? – недоверчиво переспросил здоровяк. – А с чего это вдруг?

– Бабку мою увидела. Ты, кстати, ее не видел? – совершенно спокойно спросила Кира, продолжая смачивать руки в стакане с водой и брызгать подруге на лицо.

– Кого?! – хлопнул глазами Вячеслав.

– Мою бабушку, Евгению Александровну Романову, – четко произнесла Кира и посмотрела на молодого человека кристально чистыми глазами.

– Аааа, Евгению Романовну? Бабушку? – глупо улыбаясь, переспросил Вячеслав. – Не-а, не видал, – нервно озираясь по сторонам, замотал он головой. – А она что, видела? – кивнул он на бесчувственную Екатерину.

– Не Романовну, а Романову, – поправила его Кира, проигнорировав вопрос.

– Ну да, ну да, я и говорю, – быстро закивал головой здоровяк. – Кирюха, это, наверное, белая горячка, – выдохнул он.

– Какая горячка? – сморщила носик та, еле-еле сдерживая смех.

– Белая, – повторил молодой человек. – Это глюки такие на почве алкоголизма. Черти видятся или, как у нее, покойники, – кивнул он на Катю.

– Я ее тоже видела, – с хитрой улыбкой проговорила Кира.

– Кого?

– Бабушку.

– Значит, у вас обеих горячка белая, – задумчиво пробухтел Вячеслав. – Покойники – это последняя стадия, – со знанием дела добавил он.

– Вот, нашатырь принесла, – раздался голос от двери, и Вячеслав, резко развернувшись, выпучил глаза, нервно икнул и сел мимо стула.

– Мать твою! – выдохнул он.

– Что это с тобой, сосед? – спросила здоровяка старуха, которая стояла в дверях с пузырьком нашатыря в руках.

– Баб Зин, это ты, что ли? – пробухтел Вячеслав.

– Нет, Мадонна, – хихикнула бабка. – Ты что это, ослеп, что ли?

– Так на тебе… это самое… – бестолково бормотал он, показывая рукой на парик старухи, потом на халат.

– Нравится? – жеманно поджав накрашенные губы и поправляя на голове белокурый парик, кокетливо поинтересовалась баба Зина.

– Охренеть и не встать, – прошептал здоровяк. – Я ж тебя за Евгению Александровну принял!

– Неужели и правда я так на нее похожа? – с горящими глазами спросила старуха. – Я давно просила Кирочку, чтобы она мне вещи Женечкины отдала. Она все никак да никак, а неделю назад не устояла перед моими уговорами, целый чемодан мне собрала. Ой, я так благодарна, так благодарна, – прижимая руки к груди, возбужденно рассказывала она. – Правда, халат красивый?

– Суперприкид, – кивнул головой Вячеслав и, тяжело вздохнув, начал подниматься с пола.

– Кирочка, возьми нашатырь, давай мне соль, я побежала, у меня там бульон на плите кипит, – заторопилась баба Зина.

Кира вытащила из навесной полки целый пакет соли и подала его соседке.

– Берите все, у меня еще есть.

– Вот спасибо, мне теперь этого на целый год хватит, – обрадовалась старуха. – Я побежала, бульон там у меня, – повторила она и, сунув пузырек в руки девушке, испарилась торопливой семенящей походкой. Кира отвинтила крышечку и, присев перед Катей на корточки, сунула ей пузырек под нос. Та сразу открыла глаза и резко села на полу. Она схватилась за голову и простонала:

– Я что, в обморок упала?

– Ага, упала, – кивнула Кира, пристально наблюдая за подругой.

– Травма, видно, серьезная, психологическая, – пробормотала та. Увидев Вячеслава, она ехидно улыбнулась: – Ну, наконец-то приехал, не прошло и года! Сколько можно тебя ждать? Поехали быстрее домой, что-то мне нехорошо, всякая ерунда мерещится, – с опаской оглянулась она по сторонам. – Кир, ты ничего не видела? – спросила она у подруги.

– Нет, ничего, – пожала та плечами.

– Да? Надо же, привидится такое, – пробормотала девушка и попыталась встать с пола. Вячеслав с готовностью ей помог и, бросив взгляд на Киру, недоуменно пожал плечами. Та приложила палец к губам, давая понять, чтобы он молчал.

Молодой человек довез подруг до дома Екатерины, а сам пешком пошел обратно. Родиона дома еще не было, и Катя впервые обрадовалась этому обстоятельству.

– Меньше будет знать, крепче будет спать, – пробормотала она. – У меня сейчас нет сил, чтобы отвечать на его вопросы. А что они будут, в этом я не сомневаюсь, – разглядывая себя в зеркале, продолжала говорить она. – И на кого же ты, Катерина, похожа?

– Да, видок у нас с тобой – нарочно не придумаешь, – согласилась с подругой Кира.

– Ай, ерунда, – махнула Катя рукой. – Выспимся как следует и завтра утром будем как огурчики. Подмажемся, подкрасимся, и сразу хоть под венец. Голова трещит, сил нет, – снова сморщилась она. – Я пойду в душ, а потом спать, только таблетку выпью.

Катя пошла в сторону ванной комнаты, а потом, остановившись, повернулась в сторону подруги.

– Кир, скажи мне, пожалуйста, а что ты вычитала в тех книгах о привидениях? – задала она неожиданный вопрос.

– Ты о чем? – сделала девушка вид, что не понимает.

– О чем, о чем? Все о том же, – недовольно проворчала Катя. – Мы с тобой говорили о привидениях, о загробной жизни, и ты мне сказала, что много об этом читала после того, как умерла Евгения Александровна.

– А зачем это тебе?

– Понимаешь, дело в том… – неуверенно начала говорить девушка. – Дело в том…

– Да в чем? – нетерпеливо спросила Кира.

– Я даже и не знаю, как тебе сказать об этом.

– Говори, как есть.

– Кир, я видела призрак твоей бабки, – выпалила Катя. – Я сошла с ума, да?

– Почему ты так решила? – совершенно спокойно спросила та.

– Но я ведь призрак видела, привидение!

– И что?

– Я точно сошла с ума! – простонала Екатерина. – Ты нарочно сейчас со мной так говоришь, чтобы я ничего не заподозрила, – всхлипнула она.

– Успокойся, Катюша, никуда ты не сходила, ни с ума, ни от ума, – засмеялась Кира.

– А как же призрак?

– Никакого призрака не было.

– Как это не было? Я его своими собственными глазами видела, вернее, ее, бабулю твою, – возразила Катя. – Своим глазам я пока еще доверяю.

– Это баба Зина была, соседка с нижнего этажа, она за солью приходила. Увидела, что дверь открыта, сразу же на кухню прошла, когда наши с тобой голоса услышала. Только в дверях появилась, а ты в обморок – бряк! Бедная старушка, наверное, больше тебя перепугалась, сразу же за нашатырем побежала, в аптечке его не оказалось.

– Ну, етит твою налево, – возмутилась Екатерина. – Ведь так недолго и до инфаркта человека довести! Разве можно так шутить?

– Да с чего ты взяла, что она шутила? Она просто за солью ко мне пришла.

– А как же халат, парик? Да она даже губы накрасила точно такой же помадой, какой Евгения Александровна красила.

– Это я ей бабушкины вещи и косметику неделю назад отдала. Она все время восхищалась бабулей, а на халат ее с такими горящими глазами смотрела, прямо ее жалко было. Как бабушка умерла, она ко мне уже через месяц приставать начала: отдай да отдай хоть халат. У меня все никак рука не поднималась, а неделю назад я кое-что собрала и вручила соседке. В том числе и халат с париком.

– Слушай, а ведь как похожа на твою бабку! – изумилась Катя. – Я даже и сообразить ничего не успела, как перед глазами все поплыло.

– Яркая деталь.

– Не поняла.

– На ней был любимый халат бабушки, а он очень яркий, – объяснила Кира. – Парик тоже заметный.

– Точно, я из-за халата и подумала, что это она. И про парик ты правильно заметила. Господи, я ведь на сто процентов была уверена, что передо мной стоит Евгения Александровна!

– Будем надеяться, что она в раю и здесь ей делать нечего, – вздохнула Кира. – Нам с тобой не привидений нужно бояться, а конкретных людей, живых и здоровых.

– Да, это уж точно, – согласилась Катя. – Информацию из компьютера стерли, кассету забрали. Господи, и во что же мы с тобой влезли, Кириешка? – задумчиво спросила она.

– Думаю, что очень скоро мы об этом узнаем, – очень серьезно ответила та. – А сейчас нам нужно выспаться. Утро вечера мудренее, завтра нужно быть в полной боевой готовности.

– Эх, как же плохо, что кассету не удалось посмотреть, – посетовала Катя. – Сейчас бы уже знали, кто это такой, а дальше – дело техники. Запросто могли бы с такой информацией в милицию пойти. Ох, попался бы он мне только в руки, я бы ему устроила небо в алмазах. Отключил, гад такой, какой-то гадостью, после которой голова от боли отваливается. Алкоголичек из нас сделал, шутник, твою мать! У меня до сих пор в горле першит.

– Ты скажи спасибо, что он действительно в нас по целой бутылке коньяка не залил, – засмеялась Кира. – Видно, только так, для запаха, в рот влил, а остальное – в раковину.

– Ага, как же, в раковину, – сморщилась Екатерина. – У меня все белье до сих пор воняет. Такое впечатление, что он всю бутылку мне за пазуху опрокинул.

– У меня тоже все провоняло, так что не переживай, ты не одинока, – успокоила подругу Кира.

– Шутник, твою мать, – снова выругалась Катя. – Ну, попадись мне только в руки, я тебе… я тебе… поотрываю все выступающие части тела! Будешь до конца жизни фальцетом пищать.

– А может, это женщина, – засмеялась Кира.

– Тогда все космы повыдергиваю, – не сдалась девушка. – И зубы пересчитаю, чтобы ходила потом со вставленной челюстью, а на ночь ее в стаканчик клала бы.

– Я не сомневаюсь, что ты так и поступишь, – засмеялась Кира. – А сейчас давай-ка в душ, а потом – спать.


* * * | Не родись пугливой | * * *