home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

– Пять лет, пять долгих лет Виктория просидела в тюрьме за убийство своего мужа, Джека Стоуна. Она не убивала его, но улики были подтасованы таким образом, что суд вынес однозначный вердикт. Двадцать лет в колонии строгого режима. Адвокат невинно осужденной женщины на протяжении всех пяти лет пытался оспорить приговор, и вот наконец ему это удалось – благодаря случаю. Полиции посчастливилось арестовать наемного убийцу, за которым уже давно охотились. За ним было много грехов. В пылу откровения он признался и в том, что именно он убил Джека Стоуна, а не его жена, которую безвинно осудили. Единственное, в чем он не признавался, – в том, что на Джека был заказ. Он уверял полицию в том, что убил его из мести. Якобы Джек отбил у него когда-то любимую женщину. Все прекрасно понимали, что это не так, но сделать ничего не могли, поэтому приняли версию в том виде, в котором ее преподнес убийца. Естественно, ему были заплачены хорошие деньги, а может, он и за жизнь свою боялся, что вполне вероятно. В общем, заказчиков он не назвал. Он также признался в том, что улики против жены Джека Стоуна он сфабриковал сам. Почему признался сейчас? «Совесть вдруг проснулась», – с ухмылкой ответил он, когда ему задали этот вопрос. Зачем же, мол, безвинной женщине в камере париться?

Как только Виктория оказалась на свободе, она, естественно, стала прилагать все усилия, чтобы вернуть компанию мужа. Как только он погиб, а ее осудили, компания сразу же перешла к владельцу более крупной фирмы, которая являлась на тот момент их компаньоном.

– Скажите, а какое отношение имеет эта история к нам? – поинтересовалась Екатерина, перебив детектива.

– Самое прямое, – улыбнулся тот. – Вы меня не перебивайте, и тогда все поймете. – Сначала Виктория хотела вернуть компанию мужа законным путем, но, когда они с адвокатом просмотрели все документы, проанализировали ситуацию и упущенное время, поняли, что ничего из этого не выйдет. Тогда Виктория решила провести собственное расследование, благо деньги на тот момент у нее были. Перед тем как ее арестовали, а она уже чувствовала, что это произойдет, – она успела положить крупную сумму в банк на предъявителя, а ключ от абонентского ящика спрятать в надежном месте. Ее не оставляла надежда, что адвокату удастся добиться ее освобождения. Правда, ждать пришлось целых пять лет, но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

– Так, значит, поэтому бабушка, а потом и я не могли тебя найти? – тихо спросила Кира и уже совсем другими глазами посмотрела на свою мать. Та ничего не ответила и отвернулась, скрывая слезы, которые навернулись на глаза.

– Виктория наняла частных детективов, очень профессиональных, и те сразу же начали расследование, – продолжил рассказ Владимир. – С одним из них я очень хорошо знаком, мы даже подружились, когда я учился в Америке в университете. Кстати, это он попросил меня заняться делом о договоре здесь, в России.

– Вы учились в Америке, а работаете тоже детективом? – удивилась Катя.

– А что же в этом удивительного? – пожал Владимир плечами. – Знания юриспруденции очень помогают мне в моей теперешней работе. Моими клиентами являются весьма состоятельные люди, поэтому зарабатываю я очень даже неплохие деньги, – улыбнулся он. – Итак, я продолжу. Моему другу Стиву, одному из тех самых детективов, удалось раскопать очень интересные факты. Оказывается компания, поглотившая фирму Джека, мужа Виктории, уже не впервые проделывает подобное. Во всех случаях наследники, к которым по закону должны были перейти акции, тем или иным способом переставали быть наследниками. Кто-то внезапно умирал от несчастного случая, кто-то садился в тюрьму, так же как и Виктория, а кто-то просто исчезал. Причем исчезал не просто так: его рукой была написана доверенность на передачу полномочий ведения дел его фирмы. Думаю, вы уже догадались, что доверенность была выписана на представителя именно той компании-воровки, о которой мы сейчас и говорим.

– Господи боже, я, кажется, догадываюсь, о какой компании идет речь, – прошептала Кира. – Это «Ведис-Ист», американская компания, с которой заключил договор Илья Борисович!

– Совершенно верно, Кира, – подтвердил детектив. – Это «Ведис-Ист».

– И они собирались… – нахмурилась та, не в состоянии произнести то, о чем догадалась. – Значит, мои подозрения не были напрасными? Значит, я все же оказалась права?

– Давайте не будем опережать события, – остановил девушку Владимир. – Позвольте мне рассказать вам все. На обсуждение у нас еще будет время.

– Целых две недели меня держали в неведении. Сидела в санатории, который был больше похож на изолятор, чем на курорт, – проворчала девушка. – И мне просто хочется…

– Кира, я прошу вас, не нужно сейчас высказывать свое недовольство, – снова перебил ее детектив. – Две недели мы и не могли ничего вам рассказать. Во-первых, шло следствие, секреты которого не принято разглашать. Во-вторых, вам нужно было прийти в себя после перенесенных потрясений. И, наконец, в-третьих, нужно было удостовериться в том, что именно Седельников и жена Ильи Борисовича, Наталья, имеют прямое отношение ко всем событиям, которые произошли за последний месяц. Я могу продолжать? – дружелюбно улыбнулся он.

– Продолжайте, – кивнула головой Кира.

– Итак, когда Виктории стало ясно, кто и что стоит за всеми событиями, которые произошли с ее мужем, а потом и с ней, она начала очень тщательно изучать все, что касается этой компании в данное время. Ее все же не оставляла надежда вернуть компанию мужа, и она решила, что для такого дела все средства хороши. Если ей удастся найти какие-то неопровержимые доказательства, с которыми можно будет смело идти к окружному прокурору, тогда, вполне возможно, она выиграет дело. Для этого ей пришлось нанять еще одного специалиста, но уже по компьютерам. Тот самый Стив, мой приятель, порекомендовал ей отличного хакера, и она продолжала свое дело уже с ним.

– Прямо голливудский блокбастер, – хмыкнула Екатерина.

– Думаю, что наша с вами история намного круче, потому что она настоящая, так что Голливуд пусть отдохнет, – засмеялся Владимир. – С вашего позволения, я буду рассказывать дальше?

– Валяй, – махнула рукой Катя. – Интересно до обморока!

– Хакер регулярно просматривал базу данных интересующей Викторию компании и отдавал ей распечатку. И вот в один прекрасный день она увидела, что предполагается встреча с президентом российской компании «Холдинг-Грандес». Ее очень заинтересовал этот факт: ведь Россия – родина. Еще через несколько дней ее помощник снова предоставляет одну из распечаток. Виктория увидела, что это списки приглашенных гостей на светский раут, и вдруг… Наверное, вы догадались? – бросил он взгляд на Киру. – Ваша мать увидела там вашу фамилию рядом с фамилией президента компании «Холдинг-Грандес».

– Я почему-то сразу поняла, что это именно ты, – тихо прошептала женщина. – Трудно предположить, что могли случайно совпасть все данные: и фамилия, и имя, и отчество. Мое сердце так сильно забилось тогда, что через минуту я уже не сомневалась в своей правоте.

– Виктория сразу же поняла, что «Ведис-Ист» снова затевает свою грязную игру, уже протянув свои щупальца и в Россию. Когда она подумала, что теперь и ее дочери угрожает опасность, она сразу же решила ехать в Москву, чтобы удостовериться, что она не ошиблась, и как-то оградить, защитить дочь.

– А почему ты вдруг решила, что мне тоже может что-то угрожать, ведь я всего лишь референт? – спросила Кира у матери.

– Вот именно, референт, – вздохнула Виктория. – Ты присутствовала при составлении договора, через тебя проходят практически все документы компании. Может, они бы и не стали заострять на тебе внимание, но я не стала надеяться на авось и решила на всякий случай подстраховать тебя. И потом, я не знала тогда, в каких ты отношениях с президентом.

– Что значит – в каких? В служебных, естественно, – с возмущением ответила Кира.

– Как только Виктория прилетела в Москву, она тут же начала принимать меры, чтобы обезопасить вас, Кира, – продолжил рассказывать детектив, чтобы отвлечь женщин от столь щекотливой темы. – Первая попытка – это тот самый телефонный звонок, в котором она рекомендовала вам уволиться из компании.

– Это ты?! – нахмурилась Кира. – А я думала, жена шефа…

– Как же, – усмехнулся Владимир. – Стала бы она предлагать вам такие деньги! На такую жертву способна только мать.

– А почему же ты не пошла к Ганшину и не рассказала ему все? – спросила Кира у Виктории.

– Я не знала его, и, если честно, мне было на него наплевать, – откровенно призналась женщина. – Для меня важна была лишь твоя безопасность. Но когда дело приняло слишком серьезный оборот, мне ничего не оставалось, как прийти к нему в больницу и выложить все, что я знаю. К сожалению, ты уже успела оттуда сбежать, и, если честно, я даже не знала, что делать.

– О, я вспомнила, где я вас видела! – воскликнула Екатерина. – В комнате у Евгении Александровны висит ваш портрет, большой такой. За двадцать лет вы почти не изменились.

– Кать, ты что? – изумленно спросила Кира.

– Кир, не смотри ты на меня как на ненормальную, я еще не договорила, – отмахнулась та. – Помнишь, когда мы были с тобой в палате у твоего шефа, туда пришел врач с какой-то женщиной? А потом, когда мы дали деру, я никак не могла вспомнить, где я видела эту женщину. Ну вот, я теперь вспомнила, где ее видела! На портрете в комнате Евгении Александровны. Теперь всем понятно, что я хотела сказать?

– Так, значит, ты тогда с доктором приходила к Ганшину? – спросила Кира у матери.

– Да, это была я, – кивнула Виктория головой. – Только вот тебя я не узнала в медицинской одежде. Я только помню каких-то медсестер в палате и отвернулась, чтобы они не видели моего лица. Мне не хотелось лишний раз светиться. Как только я выложила Ганшину всю информацию, которую собрала, мы сразу же наметили план действий. Я позвонила Стиву в Нью-Йорк, и он дал мне московский телефон Владимира.

– Пришлось действовать очень оперативно, потому что вы, девушки, совершенно непредсказуемы, – засмеялся детектив, глядя на подруг.

– Вы уж объясните нам, бестолковым и непредсказуемым, за что Киру отравить хотели? – задала вопрос Катя. – Нас сейчас этот момент больше всего интересует. Мы с ней головы сломали – что она такого может знать, за что ее убить решили, но так ни до чего и не додумались.

– За что? Сейчас объясню. Во-первых, Седельников сообразил тогда на совете директоров, что вас, Кира, следует опасаться, и решил, что чем быстрее вы выйдете из игры, тем лучше, – начал объяснять детектив. – Нет, я лучше по порядку буду рассказывать. Вы, наверное, помните, что после того, как совещание закончилось, Илья Борисович попросил остаться Константина Ивановича Телегина? – спросил он у Киры.

– Да, этот момент я прекрасно помню. Константин Иванович – единственный человек из всего совета директоров, который был против подписания договора, – подтвердила Кира.

– Так вот, когда они остались одни, Илья Борисович вновь вернулся к теме договора и сказал Телегину, что все же тень сомнения у него закралась. И что он попросил его задержаться, чтобы посоветоваться. Дело в том, что у Ганшина есть один хороший знакомый из ЦРУ, и он решил попросить его прислать ему информацию о компании «Ведис-Ист».

«Я позвоню ему и попрошу как можно быстрее прислать мне эти сведения, – говорил Ганшин. – Для контакта дам ему телефон факса Романовой, а ее предупрежу, что информация строго конфиденциальна и должна будет попасть только в мои руки».

Кира, вам известно, что произошло дальше. Позвонить своему приятелю он успел, и тот обещал в течение двух-трех дней прислать ответ. Но Илья Борисович не предполагал тогда, что его воспитательная работа, которую он решил провести с вами, закончится серьезной ссорой между вами.

– Мог бы и предположить, если собирался воспитывать меня таким вульгарным образом, – проворчала Кира. – Я не мальчик для битья. Я – референт президента, да еще и женщина, между прочим!

– Мы не будем заострять на этом внимание, вы потом со своим начальником сами разберетесь, – улыбнулся детектив. – Я лучше буду дальше рассказывать. Так вот, когда Илья Борисович рассказал Телегину о своих планах, касающихся «Ведис-Ист», весь этот разговор слышал Седельников, небезызвестный вам юрист компании. Он специально спрятался для этой цели. Конференц-зал большой, его никто и не заметил. И, когда он все услышал, он понял, что все его планы могут потерпеть крах, если он не предпримет кардинальных и быстрых мер. Буквально на следующий день в Ганшина стреляли. А еще через два дня отравили молоко для Киры. Седельников не знал, успела ли референт получить факс с отчетом из ЦРУ, поэтому и пошел к ней в кабинет якобы для того, чтобы забрать документы для поездки в Англию. Диск с отчетом лежал у нее на столе, и он его забрал. Но вот прочла она эту информацию или нет, он тоже не знал. Он позвонил Наталье, бывшей жене президента, которая и была главным зачинщиком всей этой истории с договором, и она решила, что от Киры лучше всего избавиться.

– И Седельников нанял убийцу? – то ли спросила, то ли просто констатировала факт Екатерина.

– Совершенно верно, он нанял убийцу. Это его какой-то дальний родственник, наркоман со стажем, да еще и бывший уголовник. Вы с ним уже знакомы. Для него убить, что для нас с вами воды напиться.

– Ничего себе, у юриста – уголовник в родственниках! – фыркнула Катя.

– В семье не без урода, – пожал детектив плечами. – Они никак не предполагали, что все так скверно обернется. Для них скверно. Ганшин остался жив, референт тоже выкарабкалась. Естественно, они начали нервничать и совершать ошибки. Из твоего домашнего, а заодно и рабочего компьютера убрал всю информацию тот самый родственник, его, кстати, Сергеем зовут, а фамилия – Зарубин. Нужно было все концы обрубить, поэтому они перестраховывались. Кстати, на кассете, которая была дома у Киры, очень хорошо видно, как Сергей возится у ее компьютера. Потом он как-то странно настораживается и прячется. И тут на сцене появляется Екатерина и тоже садится у компьютера. Дальше он незаметно к ней подкрадывается и брызгает из газового баллончика ей в лицо. Когда девушка теряет сознание, он идет на кухню, приносит бутылку коньяка и пытается влить напиток в ее горло. Но, к счастью, у него это плохо получается, девушка без чувств, поэтому глотать не может, и большее количество выливается обратно. Тогда он обливает ее одежду этим коньяком, а остатки выливает в горшок с фикусом.

– Вот урод, а? – подпрыгнула от возмущения Кира. – Он мой фикус алкоголиком решил сделать! Кстати, я так и не поняла, что за прикол с этим коньяком? Зачем ему понадобилось нас поить?

– Как он сам говорит, он не собирался этого делать, ему нужно было просто незаметно выйти из квартиры, и все. Но тут кто-то стал трезвонить в дверь. Он, естественно, испугался, не знал, что ему делать. Решение пришло внезапно, он начал искать в доме спиртное и наткнулся на две бутылки коньяка, которые стояли в холодильнике.

– Или я чего-то не понимаю, или вы что-то недоговариваете, – нахмурилась Катя. – При чем здесь коньяк-то?

– Зарубину нужно было выбираться из квартиры, ему срочно нужна была доза, уже начиналась ломка. В такие моменты наркоманы начинают соображать очень быстро, лишь бы скорее получить то, что им необходимо. Он уложил Катю на диван, облил коньяком, сумел залить немного в рот, для запаха глотнул и сам. Если бы его кто-то из соседей вдруг увидел выходящим из квартиры, он бы притворился пьяным. А если бы вдруг заинтересовались, кто он такой и что здесь делает, он рассказал бы сказку про любовницу, которая напилась и теперь спит. Он прекрасно знал, что Катя – лучшая подруга Киры, поэтому наверняка все соседи ее знают, а это значит – увидев ее спящей на диване, с коньячным ароматом, они бы поверили ему. Все очень просто, как три копейки, – усмехнулся детектив.

– Вот урод, а? – возмутилась Екатерина. – Да я с ним на одном поле, извините, не присяду, не то что в любовницах ходить! Хорошо, про меня все ясно, а с Кирой-то он зачем сделал то же самое? – нахмурилась она.

– Так вы же меня перебиваете и не даете рассказать дальше, – улыбнулся детектив. – В дверь еще несколько раз звонили, и он решил немного подождать, а пока ждал, пришла Кира. Тут и началась паника. Она привела в квартиру соседа, встреча с которым никак не входила в планы преступника. Когда Кира вытащила из мягкой игрушки кассету, он прекрасно понял, что на ней видно, кто здесь был и что делал. Решение пришло спонтанно: он быстро проделал с Кирой тот же трюк, что и с Катей, вытащил из ее кармана кассету и убежал. Зарубин понимал, что теперь благодаря коньяку у него есть фора, часа два-три. Он прекрасно слышал разговор соседа и Киры и сообразил, что здоровяк Вячеслав будет наивно думать, что девушка напилась, так же как и ее подруга.

– А та кассета случайно не у вас? – поинтересовалась Екатерина. – Очень интересно мне было бы посмотреть, как он надо мной измывался, гад такой!

– Кассета, естественно, находится там, где ей и положено быть, у следователя прокуратуры, – ответил Владимир.

– И как же этот уголовник вам все так откровенно рассказал? – спросила Катя. – А, я знаю, – сама же ответила она. – Он же наркоман, небось опять ломка началась, а вы ему под нос – дозу! Мол, пока все не расскажешь, не получишь. Я такой трюк в каком-то фильме видела.

– А ему так и так некуда было деваться, были предъявлены неопровержимые доказательства, поэтому он и начал говорить.

– Откуда этому наркоману стало известно, что я пью по утрам молоко? О моих привычках знали только очень близкие люди, – поинтересовалась Кира.

– Ну, здесь ничего странного нет, – пожал Владимир плечами. – В вашем холодильнике, кроме молока, практически ничего и не было. Поэтому убийца и решил, что в любом случае вы его выпьете. В крайнем случае сварите кашу, и результат будет тот же. Этот препарат не теряет смертельных свойств даже в кипятке. Он ввел яд шприцем, поэтому пакет оставался закрытым.

– О, я тебе точно так и говорила, – напомнила Катя. – Видишь, какая я умная!

– Кто бы сомневался, – улыбнулась Кира. – Скажите, а почему же этот бандит не воспользовался случаем и не убил меня прямо в квартире? – спросила она у Владимира.

– Я уже сказал: у него было очень мало времени, в любую минуту мог вернуться ваш сосед. У Сергея уже начиналась ломка, и все его мысли в этот момент были сосредоточены именно на этом. Он отложил вашу кончину на более благоприятное время, когда никто не помешает. Информация, которой стоило бояться, была стерта, так что время еще было. Правда, он тогда еще не знал, что в сейфе у Седельникова лежит бомба: тот позвонил ему только на следующее утро. Он велел все забрать, а референта… надеюсь, понимаете?

– Что за бомба? – оживилась Катя.

– Об этом чуть позже, – ответил детектив. – Я не могу утверждать точно, что там преступники думали и планировали на самом деле. Сейчас пересказываю лишь то, что мне рассказал следователь, а он, в свою очередь, повторяет то, что говорят они.

– А референта убить, – прошептала Кира и передернула плечами. – Господи, а какое сегодня число? – спросила вдруг она.

– Семнадцатое.

– Ты была у бабушки на могиле? – поинтересовалась девушка у матери. – Ведь два дня назад была годовщина ее смерти.

– Да, конечно, была, – кивнула головой женщина. – Поехала на то же кладбище, где лежит отец, твой дед, и сразу же увидела, что мама похоронена рядом с ним. Я надеюсь, мы с тобой съездим туда вместе?

Кира ничего не ответила матери и даже отвернулась к окну, чтобы та не увидела, как на ее глаза навернулись слезы.

– Я могу рассказывать дальше или продолжим в другой раз? – спросил присутствующих детектив.

– Как это в другой? – встрепенулась Кира. – Нет уж, я хочу все знать до конца, и непременно сегодня!

– О’кей, тогда прошу слушать, – улыбнулся молодой человек. – На чем я остановился? Ах да. Виктория, приехав в Россию, начала действовать на свой страх и риск, пытаясь уберечь Киру от опасности. Она уже практически праздновала победу, когда Кира согласилась уйти из компании, но… Но все пошло не так, как нужно. В тот же вечер, когда Кира сбежала из больницы, Виктория позвонила мне прямо из палаты Ганшина, и я в срочном порядке приехал туда. Мы, поговорив, составили план действий, и уже утром следующего дня меня оформили в компанию юристом.

– А хотели программистом, – опять влезла в разговор Екатерина.

– Да, хотели, но в штатном расписании не нашлось вакантного места.

– А Надежда Николаевна, между прочим, сразу догадалась, что вы частный детектив, – снова высказалась Катя.

– Это делает честь наблюдательности секретарши президента, – улыбнулся Владимир. – Если можно, я буду рассказывать дальше. А то, если вы меня будете постоянно перебивать, мне придется оставаться здесь ночевать, чтобы добраться наконец до завершающего все это дело конца. За вами пришлось установить пристальное наблюдение, милые девушки, потому что вы постоянно пытались что-то предпринять. Когда мне позвонил мой помощник и доложил, что вы не вышли из здания компании, я сразу догадался: вы что-то задумали! Сам я уже собирался уходить, но, получив эту информацию, решил остаться. И, как потом выяснилось, не зря. Я позвонил Виктории и доложил ей обстановку, на которую она отреагировала слишком бурно, – засмеялся детектив. – Решила немедленно приехать и потребовала, чтобы я нашел способ встретить ее и провести в здание. Не буду вам рассказывать, как я это сделал, но в результате она тоже оказалась там. Мы никак не ожидали, что отключится свет, это обстоятельство немного обескуражило нас.

– Это мы его отключили, – весело проговорила Катя. – Чтобы камеры наблюдения нас не засекли.

– Камер наблюдения нечего было бояться, я об этом позаботился заранее.

– Но мы-то об этом не знали, – развела руками девушка. – Шарахались от этих глазков, как черт от ладана.

– Седельников, уезжая в Англию, забыл в сейфе папку с документами, которые могли скомпрометировать его. Вернее, документов было два плюс диск, который он забрал из кабинета референта. И ему пришлось послать туда Сергея, чтобы забрать их оттуда.

– А что за документы? – поинтересовалась Кира.

– Паспорт на другое имя и выписка из банковского счета на два миллиона евро.

– Понятно, – сморщилась девушка. – Такие улики сразу же подводили его под монастырь. Действительно бомба! Кать, ты помнишь, как мне хотелось заглянуть в этот сейф? – спросила она у подруги. – Я как чувствовала, что там обязательно что-то есть. И, как видишь, не ошибалась.

– Дурак не рад, что ума нет, – хмыкнула Екатерина. – Это каким же нужно быть идиотом, чтобы оставить такие вещи, да еще и на работе?

– Я повторяю, что он случайно их там забыл, так уж случилось.

– Бог шельму метит, – сморщила носик девушка. – Просто так ничего не случается, на все есть причины.

– Сначала он специально их туда принес, – тем временем продолжил рассказывать Владимир. – Закрыл в сейфе и был совершенно спокоен, так как шифр был известен только ему. А потом, когда уезжал в Англию, случайно их там забыл, – повторил он. – Держать все это дома он никак не мог. У него жена – Эркюль Пуаро отдыхает, ходячая ищейка. Если бы она узнала, что у мужа каким-то образом завалялось два миллиона евро, да еще паспорт на другое имя… Думаю, не стоит объяснять, что могло за этим последовать. Во всяком случае, он сам так говорит и очень сожалеет, что так глупо попался.

– Кстати, а какую роль играла во всем этом Наталья, жена Ганшина? – спросила Кира.

– Я вам говорил об этом: самое прямое.

– А, ну да, я совсем забыла, – сморщилась девушка. – От всех этих новостей в голове сплошной винегрет.

– Это Наталья задумала уничтожить компанию бывшего мужа, и юрист с удовольствием помогал ей в этом, – тем временем продолжил говорить детектив. – Именно он вывел ее на американскую компанию, а дальше – дело техники. Она, как бывший сотрудник компании «Холдинг-Грандес», имела все доступы к информации, которую и предоставила предполагаемым партнерам. Те, просчитав будущие дивиденды, решили, что грех не воспользоваться. Тем более что бывшая жена самого президента будет замешана в афере, а это значит: если что и пойдет не так, с них взятки гладки.

– Ну а что же произошло дальше в здании компании той ночью? – спросила Кира. – Если честно, я здорово перепугалась, когда меня душили. Думала, что это конец. Последнее, что помню, это ангела… с пистолетом, – усмехнулась она.

– Этот ангел с пистолетом была ваша мать, как вы теперь уже знаете, – улыбнулся Владимир. – Если бы не она, все могло бы закончиться трагически.

– Ага, а я-то как испугалась в этом туалете, – засмеялась Катя. – В дверь рвусь, а она закрыта. Слышу какой-то шум, а сделать ничего не могу.

– К счастью, я вовремя подоспел, и мне удалось скрутить преступника, пока Виктория держала его под прицелом. Как говорится, хорошо то, что хорошо кончается.

– А Седельникова арестовали? – поинтересовалась Кира.

– Естественно, – пожал плечами детектив. – Прямо в аэропорту, чуть ли не у трапа самолета.

– А Наталью?

– А вот с Натальей дела обстоят не так гладко, как хотелось бы. Она сейчас в Швейцарии и, похоже, приезжать оттуда не собирается. Нужны неопровержимые доказательства того, что она действительно зачинщик всей этой истории. Пока, кроме слов всех участников, прямых доказательств тому нет, – развел руками Владимир. – Но я думаю, что наши друзья постараются их добыть.

– Тоже детективы? – засмеялась Катя.

– Нет, официальная полиция. У меня там тоже есть друг, капитан. Думаю, что все будет нормально, он как бульдог: если вцепится, то уже не отпустит.

– И чего людям неймется? – вздохнула Екатерина. – Взять хотя бы этих американцев. Имеют солидную компанию, денег мешок, куда еще-то? Зачем им нужно разорять еще и другие компании, неужели своих денег мало?

– Чем их больше, тем больше хочется, – заметил Владимир. – Денег никогда много не бывает. А еще азарт играет огромную роль.

– А людей-то зачем убивать?

– Где большие деньги, там большие тайны, – точь-в-точь повторил Владимир слова Екатерины, которые она однажды сказала Кире. – И эти тайны, к сожалению, почему-то всегда сопровождаются чьей-то смертью. Свидетелей, конкурентов, соперников и просто людей, которые мешают.

– Люди гибнут за металл, – усмехнулась Екатерина.

– Так было, есть и, думаю, будет, – развел руками детектив. – Возьмите любую криминальную историю, и вы всегда найдете там причину преступления. И эта причина, как правило, тот самый презренный металл или что-то материальное. Дача, квартира, машина, драгоценности и так далее. И когда кто-то мешает взять это материальное… Так и совершаются преступления.

– Я – именно тот человек, который мешал «Ведис-Ист» скушать «Холдинг-Грандес», – вздохнула Кира. – Отработала всего месяц, а столько всего произошло, что даже и не верится сейчас, что именно со мной. Бывает же такое в жизни!

– Кстати, ты собираешься возвращаться в компанию? – спросила подругу Катя. – По-моему, ты засиделась дома.

– Не знаю пока, – пожала Кира плечами. – И потом, меня туда никто не приглашал.

– Вас оттуда никто и не увольнял, – заметил Владимир.

– Поживем – увидим, мне не хочется сейчас об этом говорить, – нехотя ответила девушка.

– Я думаю, что нам с Кирой стоит уехать сейчас ко мне, в Америку, ей нужно отдохнуть, развеяться, забыть все, что случилось, – проговорила Виктория.

– К этому я пока тоже не готова. Мне кажется, что будет намного лучше, если ты пока побудешь здесь, со мной, – тихо произнесла Кира и посмотрела на мать долгим внимательным взглядом.

– Я с удовольствием останусь, если ты позволишь, – с готовностью ответила та.


* * * | Не родись пугливой | Эпилог