home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


9

Елизавета наслаждалась прохладой воды в бассейне. Она повернулась на спину и замерла, наблюдая за солнечными зайчиками, которые прыгали по стеклянному потолку. Ее бассейн был расположен в саду, на большой веранде под стеклянным куполом. Зимой там работало отопление и было тепло, а летом стеклянные створки раздвигались, и бассейн оказывался под открытым небом. Лиза прикрыла глаза и откровенно балдела. Когда она открыла их, то увидела молодого парня, который совсем недавно начал приходить чистить ее бассейн. Его порекомендовал Виктор как хорошего специалиста, ему парень оказывал те же услуги. Игорь – так звали работника – стоял и улыбаясь с интересом рассматривал хозяйку бассейна в ее откровенном бикини. Только Лиза хотела возмутиться по этому поводу, как лицо Игоря вдруг превратилось в лицо совершенно другого человека. И вот Лиза уже видит перед собой следователя Краснощекого! Он прямо в форме нырнул в бассейн, в два маха оказался с девушкой рядом и схватил ее за волосы, приговаривая:

– Признавайся, что это ты убила своего любовника! Я все равно докажу твою вину, и ты проведешь остаток своей жизни на нарах. Признавайся, признавайся, признавайся…

Лиза боролась с противником из последних сил. Руки почему-то не слушались, и только она хотела ударить его, как они проваливались в пустоту, как будто вместо лица у него была черная дыра. Она напряглась до предела и вырвалась из цепких рук следователя…

Девушка вскочила и широко раскрытыми глазами осмотрелась. Когда до нее наконец дошло, что это был всего лишь сон, вздох облегчения вырвался из груди, и она снова опустилась на подушку.

– Приснится же такое, – проворчала Лиза и включила ночник, который стоял на прикроватной тумбочке, чтобы посмотреть на часы. Стрелки показывали без четверти четыре утра. Спать почему-то совершенно расхотелось, и Лиза тихонько встала.

– Пойду приму душ – от такого кошмара я вся мокрая. Да, Лизавета, нервишки, по-моему, лечить пора, – посмотрев на себя в зеркало, пробормотала она. Из зеркала на нее посмотрела всклокоченная голова, лицо с черными кругами под глазами. Ей снова вспомнился сон, и она тряхнула головой. – Боже мой, на кого же я похожа! Нужно успокоиться, это всего лишь сон, всего лишь кошмар, ничего страшного не случилось, – сама себя успокаивала девушка, стараясь выровнять прерывистое дыхание.

Лиза нахмурила лоб, словно что-то соображая, и, когда до нее вдруг дошел смысл этой тревоги, которая все не хотела проходить, она сорвалась с места и понеслась в комнату, где спал Сергей, прямо в его рубашке, которую ей дал хозяин вместо ночной. Она вбежала в комнату и начала трясти парня за плечо:

– Сережа, проснись! Да проснись же ты наконец! – закричала Лиза, когда поняла, что Сергей даже не собирается этого делать.

– А? Что? – встрепенулся парень и сел на кровати. – Тебе чего? – ошарашенно спросил он у Лизы, недоуменно переводя взгляд с ее всклокоченной головы на голые ноги, которые были открыты практически до самых бедер.

– Я вспомнила, – выдохнула она и села на кровать.

– Что вспомнила?

– Где я слышала этот голос.

– Какой голос? – все еще не очухавшись от сна, спросил Сергей.

– Сережа, да проснись ты наконец, – вновь повторила девушка.

– Я уже проснулся. В чем дело, Лиза?

– Помнишь, я тебе говорила, что когда пряталась в сундуке, то слышала голоса, и один из них мне показался знакомым?

– Ну?

– Так вот, я теперь знаю, кому он принадлежит, – радостно сообщила девушка, и глаза ее при этом возбужденно горели.

– Ну, и кому же?

– Игорю!

Сергей тяжело вздохнул.

– Говори по существу. Кто такой Игорь?

– Игорь – это работник, который приходил чистить мой бассейн!

– А как он попал в дом к твоему любовнику?

– Он и к нему приходил делать то же самое, это Виктор мне его порекомендовал, – выпалила Лиза. – Сережа, ты понимаешь, что это значит?!

– Пока нет, я еще не совсем проснулся, – проворчал он и потер лицо ладонями.

– Так просыпайся, чего спишь сидя? Давай поднимайся, я сейчас быстренько кофе сварю, и мы с тобой обсудим эту новость. Как же я раньше не могла вспомнить?! Если бы я в милиции сразу об этом сказала, меня бы отпустили.

– Почему ты так решила?

– А как же иначе, Сергей? Ведь теперь ясно как дважды два, кто убил Виктора! Игоря арестуют, и он быстренько во всем признается, расскажет, кто был вторым. И мне теперь незачем скрываться.

– А где доказательства?

– Так я же слышала его голос, а теперь вспомнила, кому он принадлежит, – удивленно ответила Лиза, – что же здесь непонятного?

– А тебе в милиции скажут, что ты это нарочно придумала, чтобы себя реабилитировать, – возразил он.

– Зачем это я буду напрасно на человека наговаривать? – нахмурилась девушка.

– Чтобы в тюрьму не сесть.

– Сереж, ты это серьезно сейчас говоришь или решил подшутить надо мной? – недоверчиво поинтересовалась Елизавета.

– Серьезней не бывает, подруга! Я пять лет сидел в кабинете и знаю, чего стоят пустые слова без всякого подтверждения. На какие только уловки не идут преступники, чтобы хоть как-то облегчить свою судьбу! Бывало в моей практике и такое, что родного брата один оговорил, – вздохнул бывший опер. – А у твоего Игоря наверняка на то время, когда они совершали убийство, есть алиби. Люди, идущие на преступление, подготавливаются к этому заранее и в первую очередь обеспечивают себе алиби.

– Это было под утро, совсем рано, когда нормальные люди еще спят.

– Ну и что? А он скажет, что в это самое время спал со своей любимой девушкой сном праведника. Даю голову на отсечение, что такая девушка наверняка найдется и, естественно, все подтвердит.

– И что же теперь делать? – Лиза вскочила с постели и заметалась по комнате.

– Успокойся, что-нибудь придумаем. Ты знаешь, где он живет?

– Кто? – не поняла Лиза.

– Ну, Игорь этот, чистильщик бассейна.

– Откуда я знаю? Я его видела всего два раза, по телефону вызывала.

– А номер помнишь?

– Не хватало еще в голове всякий мусор держать, – фыркнула девушка, – он у меня дома, в телефонной книге записан. Сережа, ты же придумаешь, как его изобличить? – спросила Лиза, напряженно глядя на Сергея.

– Обещать не могу, не уверен, но попробовать, конечно, можно. Главное, что мы теперь знаем непосредственного участника перестрелки. Ты уверена, что это был он? Ведь очень часто бывает, что у разных людей похожие голоса.

– Нет, я уверена, что это был его голос.

– Почему ты так уверена?

– Он у него очень запоминающийся, такой… грудной, я даже не знаю, как объяснить.

– Почему же ты тогда сразу не сообразила, что это Игорь?

– Я тогда сидела в сундуке и умирала от страха! У меня в ушах молоточки стучали. Потом вообще ничего не помню, а дальше все как во сне. А потом меня в милицию забрали и объявили преступницей. Так все в голове перемешалось, что не до голосов было. У меня даже и времени не было, чтобы как следует подумать. Улепетывала из милиции с такой скоростью, что только пятки сверкали.

– А сейчас, среди ночи, значит, нашлось время? Вообще-то нормальные люди в это время спят, – усмехнулся Сергей.

– Да я сон увидела, страшный такой, кошмар одним словом, а когда проснулась, сразу же вспомнила.

– Понятно, – протянул Сергей, – можно, я еще немного посплю?

– Как ты можешь спать после такой новости? – возмутилась девушка. – Нужно же срочно что-то делать! У меня все наперекосяк из-за того, что приходится скрываться. Я представляю, что у меня творится на работе, без моего-то контроля? – закатила девушка глаза. – Исполнительный директор у меня, конечно, умный мужчина, но я все равно волнуюсь. Я ему позвонила, сказала, что уезжаю в срочную командировку. Представляю, что с ним будет, если вдруг до него дойдет, что сейчас вокруг меня завертелось на самом деле, – вздохнула Елизавета. – Так ты встаешь или так и будешь в постели валяться?

– Посмотри на часы, дорогуша, я не собираюсь в четыре утра вскакивать и лететь туда, не знаю куда. Оставь меня в покое до восьми утра, иначе я буду вареным в течение всего оставшегося дня, – проворчал мужчина и снова упал на подушку.

Лиза недовольно посмотрела на Сергея: он укладывался поудобнее. Он блаженно прикрыл глаза, давая понять, что с мягкой подушки его не удастся поднять даже Всемирному потопу. Девушка недовольно фыркнула и отправилась на кухню.

– Твердолобый и бесчувственный! Нет, на мужиков надеяться – бесполезное занятие, думают только о своей персоне. Ладно, пусть пока спит, иначе действительно мозги перестанут соображать, а мне сейчас это совсем ни к чему, – заключила она и почти успокоилась. – Приму пока душ, выпью кофе, время и пролетит. Главное, что теперь нам известно, кто настоящий преступник! Будем надеяться, что, когда этот бывший опер выспится, голова у него заработает в нужном режиме, – сказала себе Лиза и, обернувшись уже у двери, посмотрела на мирно спящего Сергея. – Вот мужики, все им по… тому самому месту, – покачала девушка головой, – совершенно не волнуется по поводу того, что я уже с ума схожу от всей этой истории! Спит и в ус не дует, чтоб тебя… – сплюнула напоследок она и скрылась за дверью, сверкнув своими голыми ногами. Сергей, из-под ресниц наблюдавший за девушкой, давился от смеха.

Елизавета залезла под душ, напевая себе под нос: «Девочкой своею ты меня назови, а потом обними, а потом обмани…» Она меняла температуру воды от горячей почти до ледяной и, когда наконец почувствовала, что тело ее горит огнем, закрыла кран и обернулась большим махровым полотенцем. Лиза вошла на кухню прямо в этом полотенце и недоуменно остановилась у порога: Сергей сидел за столом, закинув ногу на ногу, и с удовольствием пил ароматный кофе. Он чуть не подавился, увидев Елизавету в столь экзотическом наряде. Та как ни в чем не бывало подошла к столу и пощупала рукой кофеварку.

– Между прочим, мог бы и меня подождать, – проворчала девушка, – зачем тогда голову морочил, что спать хочешь? Единоличник и врун, – напоследок выдала оценку девушка и пошла в комнату, чтобы одеться. – Сереж, дай какую-нибудь футболку, – почти сразу же услышал мужчина.

– Возьми в комоде, – не поднимаясь с места, прокричал он в ответ и услышал, как загрохотали выдвигаемые ящики.

– Там одни твои трусы и майки, – показываясь в проеме двери и держа в руках мужское нижнее белье, проговорила Лиза и смешно сморщила нос. – У тебя есть машина? – без всяких предисловий спросила она.

– Есть, а что?

– Отвези меня в магазин, я куплю себе что-нибудь попроще, чтобы можно было и дома ходить и не стыдно было бы на улицу выйти. Не валяться же мне на твоем диване в новом костюме? Я его только что купила, после того как из милиции сбежала. Он знаешь сколько стоит?

– Говори размер, я сам куплю.

– Представляю, что мне после этого придется на себя надевать, – прищурилась Лиза, – нет уж, давай вместе поедем.

– А если тебя кто-нибудь увидит? Нет, сиди здесь и никуда не высовывайся, сейчас я что-нибудь для тебя найду. У меня где-то спортивный костюм лежит, он мне давно уже мал, а тебе, думаю, в самый раз будет.

– Ладно, – безнадежно махнув рукой, проговорила девушка. – Спортивный так спортивный, выбирать не приходится, значит, буду ходить в том, что есть. С ума можно сойти, – сморщилась Лиза, – никогда не думала, что попаду в подобную ситуацию! Ни тебе из дома выйти, ни надеть, что хочется, ни делать, что нравится…

– Сама виновата, – припечатал Сергей.

– Что значит – сама виновата? В чем, интересно, я виновата? Что ты говоришь? – возмутилась Елизавета, и щеки ее покрылись красными пятнами. – Ты говори, да не заговаривайся! Это ваши правоохранительные органы обвинили меня бог знает в чем, и я теперь, без вины виноватая, сижу, как заключенная, в твоем доме, не могу даже носа на улицу высунуть, будто и в самом деле преступница. Вот как только все это разрулится надлежащим образом, я обязательно на них в суд подам! Я этого так не оставлю! Я этого Красномордого так покраснеть заставлю, что он всю оставшуюся жизнь меня будет помнить и просыпаться от кошмаров, как я сегодня, – запальчиво жестикулировала Лиза. – Признавайся, говорит, а я оформлю явку с повинной! Сереж, представляешь, что он мне предлагал? Чтобы я сама себе срок нарисовала, карьерист бессовестный! Это, говорит, будет убийство на почве ревности в состоянии аффекта. Я ему покажу аффект, такой аффект, что мало не покажется! У меня на фирме юристы – волки. Такой иск предъявят за моральный ущерб – погоны полетят с треском, что у этого молодого лейтенанта, что у начальства его. Они еще не знают, с кем связались!

– Если считаешь себя такой правой, зачем же тогда сбежала? – усмехнулся Сергей.

– Ты дурак или как? – даже подпрыгнула девушка. – У вас же там одни карьеристы да взяточники сидят. Пока я доказывала бы, что я не козел, то есть не коза отпущения, вшами уже обзавелась бы в камере! Я, видишь ли, хоть и занятой человек, но литературу кое-какую почитываю, новости смотрю, в машине всегда радио слушаю. Что для них какая-то Елизавета Михеева? Их не очень-то ее судьба волнует, лишь бы галочку поставить, что преступление раскрыто. Об этом сейчас на каждом углу говорят, что в нашей милиции сплошной беспредел. Им безвинного человека посадить, что тебе воды попить. Слышал, наверное, про оборотней? Вон какие беззакония творили и никого не боялись. Нет, Сережа, я очень даже правильно поступила, что вовремя сбежала. Здесь я хоть что-то смогу сделать для себя, а в стенах тюремной камеры не очень-то развернешься. Конечно, мои друзья и адвокаты не оставили бы все так, как есть, но пока бы я дождалась справедливости, запросто успела бы состариться. А старость для женщины равносильна смерти, – стрекотала без остановки Елизавета. – Так, хватит демагогию разводить, давай мне твой костюм, и будем решать, с какого конца за это дело браться, – повернулась она к Сергею и посмотрела на него таким взглядом, будто это не она только что тараторила здесь без остановки, а он.

– Я, между прочим, никакую демагогию не разводил, это ты стоишь и трещишь как сорока, – хмыкнул Сергей, – мне и слова не удалось вставить. Ты имеешь непревзойденный талант все перекладывать на чужие плечи.

– А что, скажешь, я не права? Разве я сказала что-нибудь не так, как есть на самом деле? – совершенно не обращая внимания на его сарказм, спросила Лиза.

– Права, права, пошли, дам тебе костюм, – сказал Сергей и встал из-за стола.

– То-то, – довольно улыбнулась Лиза и подняла указательный пальчик. – Вы, мужчины, хоть и говорите, что у баб куриные мозги, но в большинстве случаев все же соглашаетесь с нами. И правильно делаете, иначе уже давно бы вымерли, как мамонты.

Сергей посмотрел на девушку удивленным взглядом, но ничего не сказал, а лишь усмехнулся и подумал:

«Какая самоуверенная штучка! Ну да ладно, я уже понял: с тобой спорить – это равносильно тому, что плевать против ветра, поэтому не буду портить себе настроение. Лучше промолчу, потешу твое самолюбие, поживем-увидим. В чем-то ты, конечно, права, но вот насчет мамонтов, по-моему, перегнула».

Сергей прошел в комнату, Лиза трусила за ним.

– Расскажи мне, как выглядит этот Игорь. Есть ли у него какие-то особые приметы? – спросил он.

– Приметы? – задумалась девушка. – Не знаю. Он молодой, достаточно интересный, высокий, спортивное телосложение, светлые волосы, глаза… слушай, а вот какие у него глаза, я не знаю. Как-то не старалась присматриваться и разглядывать. Да, совсем забыла, у него на руке, между большим и указательным пальцем, татуировка.

– Какая? – насторожился Сергей.

– Никакая, просто три точки треугольником и какие-то буквы.

– А буквы-то, какие?

– Откуда мне знать? – огрызнулась Лиза. – Я что, специально должна была рассматривать, оно мне надо? Пришел, бассейн почистил, деньги получил и ушел, я с ним почти и не разговаривала, только по делу. Я и татуировку эту увидела случайно, когда деньги ему в руки отдавала, я же тебе уже сказала, что видела-то его всего два раза.

– Может, еще что-то заметила?

– Если бы заметила, то сказала бы, прекрасно понимаю, что это в моих интересах.

– Подумай хорошенько, может, вспомнишь какую-нибудь деталь, даже самую незначительную, это все равно может помочь.

– Сереж, что ты ко мне привязался? Я же сказала, что очень мало с ним общалась, только исключительно по делу. Меня, видишь ли, никогда не интересовали мужчины такого уровня, – раздраженно проговорила Лиза.

– Ну, ладно, ладно, что ты злишься? Не знаешь и не надо, – подавая Лизе свой спортивный костюм, улыбнулся Сергей. – На, надевай, теперь будешь не только красавицей, но и спортсменкой.

Девушка посмотрела на одежду, сморщила носик и нехотя взяла ее в руки. Натягивая на себя спортивные брюки, она ворчала:

– Докатилась до трудовых резервов девяностых годов. Что, интересно, дальше будет?


предыдущая глава | Огнеопасная красотка | cледующая глава