home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


12

– Твою мать, – выругалась Лиза, перелистывая вот уже в пятый раз телефонную книгу, устроившись у забора, за которым стоял фонарный столб и светил прямо на страницы. Она увидела сразу, что та страница, на которой был записан нужный телефон, вырвана, но упрямо листала и листала.

– Этого не может быть! Неужели я такая грешница, что господь решил оставить меня? Что же мне теперь делать? Где искать этого Игоря? – Лиза отшвырнула от себя книгу и плюхнулась прямо на траву. – Да, верно говорят: «Если уж не везет, то не везет во всем». Тьфу ты, дьявол, сколько стараний, и все коту под хвост, – остервенело стукнув по коленям руками, сплюнула Лиза. – Нет, так просто я не отступлюсь! Пойду к дому Виктора и посмотрю, можно ли туда пробраться без ущерба для здоровья. Виктор держал данные всех номеров в записной книжке своего мобильного телефона. Только бы телефон оказался в доме, и тогда проблема будет решена.

Елизавета посмотрела на ограду, которую ей предстояло снова преодолеть, и решительно полезла на голубую ель, которая росла прямо у забора. Их здесь было целых восемь штук, Лиза купила их в лесничестве, когда приобрела этот дом, и рассадила ели вдоль забора.

– Где наша не пропадала, уверена, мне повезет, – прошептала девушка и упрямо нахмурила лоб, – если я что-то решила, то обязательно добьюсь, так было всегда. Надеюсь, что и на этот раз удача не совсем отвернула от меня свое светлое личико, тьфу-тьфу, чтобы не сглазить, – сплюнула она через левое плечо.

Через двадцать минут девушка подошла к дому своего любовника и остановилась у ограды.

– У Виктора была сломана сигнализация. Интересно, он успел ее починить? – мучительно вспоминала Елизавета. – Так, Лизонька, напряги свои мозги, вспоминай. Вот они приехали к нему, вот Виктор открывает дверь… Брал он в руки телефон или не брал? Нет, точно не брал, он сразу же прошел на кухню и полез в холодильник за минералкой. Налил себе полный стакан и выпил, еще и мне предложил. Все именно так и было, значит, сигнализация еще не исправлена, иначе он бы в первую очередь позвонил на пульт и снял дом с охраны.

Дом стоял безмолвный и какой-то грозный. Ни в одном окне не было видно света.

– Брр, – передернуло Елизавету, как от озноба, – страшно-то как! Но делать нечего, нужны решительные действия, иначе придется тебе, Лизавета, скрываться неизвестно сколько времени и ждать дождичка в пустыне. Или того хуже, бежать из страны и жить вдали от всех. Без друзей, без любимого бизнеса и вообще – без всех и всего. И еще неизвестно, удастся ли тебе это сделать, документов-то у тебя нет! Сделать новые, особенно загранпаспорт, конечно, не проблема с моими связями в туризме, но это тоже не выход. Где гарантия, что меня не возьмут за одно место прямо в аэропорту? Тогда уж точно мне не отвертеться, скажут: раз решила сбежать из страны – значит, точно убийца. На это я категорически не согласна, а посему – вперед, и с песней, – пришла к «знаменателю» девушка и решительно полезла на забор.

Она знала в доме одну лазейку и очень надеялась, что пролезет в нее, не застряв навечно. Дело в том, что это был небольшой лаз в двери для пуделя Арто. Виктору подарили эту собаку на день рождения, и у мужчины не поднялась рука отдать его кому-то. Немного подумав, он решил его оставить на время, а потом так привязался к нему, что три года практически везде таскал его с собой. Пудель был такой умный, что все диву давались. Виктор проделал в двери, которая находилась с торца дома, лаз специально для Арто, чтобы тот в любое время дня и ночи мог выйти на улицу. Получилась как бы дверь в двери. Арто носом открывал эту дверцу, выбегал, и она тут же закрывалась. Она была так искусно сделана, что тот, кто о ней не знал, ни за что бы не догадался, что она там вообще существует. Когда Виктор уезжал из дома, он включал сигнализацию, а собаку брал с собой, если это было возможно. Если же такой возможности не представлялось, он сигнализацию не включал и предупреждал об этом охрану. То, что Арто мог убежать, Виктора совершенно не волновало, потому что забор вокруг дома был настолько высок, что вряд ли его могла преодолеть не очень крупная собака. Пудель был королевской породы, с кипенно-белым окрасом и ушами чуть ли не до самой земли. Эти уши постоянно лежали в тарелке, когда Арто кушал, и однажды Лиза, увидев, что Виктор после еды моет любимцу уши, взяла ленту и связала их пуделю на затылке, завершив сие сооружение бантом. Получилось очень симпатично и забавно. С тех пор Виктор стал делать то же самое, чем вызывал огромное недовольство Арто. Ему почему-то очень не нравился этот бант, и он всячески показывал это. Виктор улыбался и говорил:

– Ничего, Арто, поешь, и я сразу же сниму это украшение. Сразу видно, что ты у меня настоящий мужик, не хочешь терпеть бабьей дребедени.

Из воспоминаний Лизу вывел неожиданно вспыхнувший свет фар. Она стремительно свалилась с забора, присела за кустом сирени и замерла.

– Ох ты, чуть не засветилась, – выдохнула девушка. Она держалась за грудь, пытаясь остановить бешеный стук сердца. – Если меня здесь кто-то увидит и узнает, то обязательно позвонит в милицию. Практически все в поселке знают, что я невеста Виктора и что мы собирались в скором будущем пожениться. Наверняка и слушок уже прошел, что это я его… Нет, меня никто не должен видеть! Интересно, а где же сейчас Арто? Может, брат забрал? Или домработница? А вдруг его тоже застрелили? – Лиза даже ахнула: – А ведь я совершенно его не видела в то утро, когда все это произошло. Ведь не мог же он спокойно лежать и смотреть, как убивают его хозяина? Арто не такой – он готов был за Виктора броситься в огонь и воду. Точно, его, наверное, тоже убили, – всхлипнула Елизавета, вспоминая забавного и ласкового пса. Любовь к собакам объединяла их с Виктором, наверное, даже больше, чем периодическая возня в постели.

Машина проехала мимо забора, за которым притаилась девушка, и она осторожно высунула нос наружу. Никого не заметив в радиусе видимости, Лиза встала во весь рост и шагнула к дому. Ей показалось, что в одном из окон мелькнула полоска света, и она тут же, плюхнувшись на землю, притаилась.

«Ой, мамочки, кажется, я совершила большую глупость, что приехала сюда! Найду я здесь на свое заднее место приключений, как пить дать», – подумала Лиза, озираясь по сторонам, чтобы найти путь к отступлению с наименьшими потерями. Она осторожно подползла к клумбе и замерла, спрятавшись за ней, чтобы понаблюдать за тем окном, где мелькнул свет. Пролежав так минут десять, девушка поняла, что ей это только показалось, и тяжело вздохнула:

– Правду говорят, что у страха глаза велики.

Она осторожно приподнялась, еще раз осмотрела все окна в доме и, встав на четвереньки, поползла к задней двери, где был проделан лаз для собаки.

«Надеюсь, я не такая толстая, чтобы там не пролезть», – подумала она. На ее счастье, все обошлось, и Лиза облегченно вздохнула, когда оказалась в маленьком коридорчике дома. Сердце бешено колотилось о грудную клетку, и Лиза прижала руку к груди, чтобы немного успокоить сумасшедший ритм. Отдышавшись и успокоившись, она осторожно начала продвигаться в глубь дома.

«Сначала нужно посмотреть в спальне, Виктор всегда кладет телефон рядом с кроватью, когда ложится спать. Вернее, когда ложился спать», – с горечью подумала девушка.

Она уже подошла к лестнице, которая вела на второй этаж, и вдруг отчетливо услышала скрип половицы. Лиза замерла, как парализованная, и снова услышала скрип. В доме явно кто-то находился, в этом не было сомнений.

– Ой, мамочки, – пискнула она и тут же нырнула под лестницу. Ступени заскрипели под тяжелыми шагами, и девушка увидела мужские ботинки, не чищенные, наверное, с самой их покупки. Она прижалась к стене, стараясь не дышать. Человек в грязных ботинках спустился с лестницы и поставил на пол баул, явно чем-то набитый. Он тяжело дышал, и Лиза почувствовала запах перегара.

– Вор, грабитель, да еще и алкоголик, – тут же определила она. – И что же мне теперь делать? Задержать его с поличным или отпустить подобру-поздорову? – лихорадочно соображала девушка. – Надо же, не успел хозяин скончаться, а его дом уже выносят частями! Что мне делать-то, елки-палки? – скулила Лиза, нервно покусывая ногти.

Мужик тем временем подошел к бару со спиртными напитками и начал позвякивать бутылками.

«Ну и наглец, – задохнулась от возмущения Лиза, – мало того, что обворовал покойника, еще и пить вздумал в ограбленном доме!» – такой наглости она, конечно же, стерпеть не смогла и уже вслух зло прошипела:

– Чтоб ты подавился, гад такой!

Мужик от неожиданности присел, выронив из рук облюбованную бутылку, и начал затравленно озираться по сторонам. Лиза, испугавшись своей неосторожной вспыльчивости, снова замерла под лестницей, прижавшись к стене, не зная, что же ей делать дальше. Вор осторожно, на цыпочках начал приближаться к сумке, которую оставил у лестницы, продолжая озираться. Видя, что ничего больше не происходит, он размашисто перекрестился и проворчал:

– Все, кажется, допился.

Он схватил баул размером со здорового слона и направился в сторону окна. Лиза все так же неподвижно стояла в своем укрытии и не знала, что ей делать дальше. Грабитель тем временем осторожно открыл окно, выглянул наружу, потом, убедившись, что вокруг все спокойно, сначала выбросил баул, а затем встал ногами на подоконник и спрыгнул вниз. Взяв сумку и озираясь по сторонам, человек пошел к забору, поминутно останавливаясь и прислушиваясь. Лиза, подкравшись к окну и осторожно выглядывая, наблюдала за удаляющимся вором.

«Что же делать-то? Может, крикнуть что-нибудь и снова напугать его? А вдруг у него есть оружие? Пристрелит от страха – и «ага», полечу вслед за бывшим женихом без задержки. Нет, нужно сидеть тихонечко и сопеть в две дырки. Нехорошо, конечно, получается, но своя рубашка ближе, как говорится, к телу. И вообще, какое мне, собственно, дело до имущества Виктора? Главное, что я теперь точно знаю, что сигнализация не работает, иначе здесь давно была бы милиция. Пусть идет этот воришка с богом и не мешает мне», – пришла к эгоистичному решению девушка и стала ждать, пока грабитель перелезет через забор и она сможет продолжить свое дело по поиску мобильного телефона. Но радость ее была преждевременной, как только вор залез на забор, как гром среди ясного неба, раздался окрик:

– Ни с места, дом окружен, сопротивление бессмысленно!

Лиза охнула, брякнулась на колени и ужом метнулась к собачьей двери. С проворством обезьяны она проделала этот путь в доли секунды и поползла в сторону клумбы. Там росли высокие гладиолусы, и поэтому, как только она до них добралась и нырнула в середину, цветы скрыли девушку полностью. Она прижалась к земле как можно плотнее и зажмурила глаза, будто это могло чем-то помочь.

– Отче наш, иже еси на небесах, да святится имя твое… – белыми как снег губами шептала девушка. – Да будет воля твоя как на небе, так и на земле, ой, мамочки, спаси, сохрани и помилуй! Как же здесь навозом воняет!

Она услышала, что к тому месту, где она лежит, неумолимо приближаются тяжелые шаги, и от ужаса, что вот-вот, сейчас ее обнаружат… потеряла сознание.


предыдущая глава | Огнеопасная красотка | cледующая глава