home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


17

Елизавета очень быстро добралась на метро до нужного ей адреса и уселась во дворе на лавочку. Она достала из сумочки сигареты, зажигалку и закурила, приготовившись ждать. Прежде чем сегодня выйти из дома, она взяла полиэтиленовый пакет и засунула туда свою новомодную сумочку, чтобы та не бросалась в глаза. В прошлый раз, когда она этого не сделала, на нее очень странно смотрели. В старом, застиранном спортивном костюме, в кроссовках, в бейсболке и с дамской сумочкой из натуральной кожи питона под мышкой она смотрелась тогда крайне экзотично.

Лиза просидела уже, наверное, больше двух часов, когда рядом с ней на лавочку приземлилась бабулька.

– Ох, – вздохнула та и поставила сумку с продуктами на землю, рядом со скамейкой, – старая стала, тяжести таскать не могу, да и жарко сегодня, – обмахиваясь газетой, проговорила она, неизвестно к кому обращаясь: то ли к Лизе, то ли просто разговаривая сама с собой.

– Зачем же таскаете? Пусть дети потрудятся, – поддержала Елизавета разговор, чтобы хоть чуть-чуть разогнать охватившее ее уныние и скуку от напрасного ожидания.

– А где же их взять, детей-то? – тяжело вздохнула бабка.

– Что, никого нет? – удивилась девушка.

– Никого, одна как перст, – горестно покачала она головой.

– А почему?

– По дурости, – откровенно призналась бабка и горько усмехнулась.

– Это как?

– Когда молодая была, дюже интересная, вот вроде тебя, – сказала она, внимательно разглядывая лицо Лизы. – Соболиная бровь, уста сахарные, да и фигура была хоть куда. Как в наши времена говаривали, кровь с молоком, а не девка. Ребята за мной табунами ходили, а я все только смеялась над ними да прочь гнала – все принца заморского ждала, – охотно разоткровенничалась старуха, пустившись в воспоминания о своей бурной молодости.

– Не дождались, видно, раз детей нет, – пришла к выводу Лиза.

– Почему не дождалась? Дождалась, только он женатым оказался, а когда я узнала об этом, уже поздно было, уж пузо на нос полезло.

– А говорите, что детей у вас нет. Куда же ваше пу… извините, куда же ваш ребенок делся? – нахмурилась девушка.

– В то время аборты запрещены были, а родить без мужа – вообще беда. Вот я и нашла бабку, она мне все и сделала, за деньги. Срок уже большой был, шестой месяц, еле оклемалась я после этого. Сейчас бы сыночку моему уж сорок девятый годок пошел, – вздохнула бабка.

– И что, замуж так и не вышли после этого?

– Вышла, только развелся он со мной через пять лет, как понял, что детей не будет, а больше я и не пыталась. Зачем кого-то несчастным делать? Вот так и живу теперь одна-одинешенька. А ты кого-то ждешь здесь или просто так присела? – запоздало поинтересовалась бабка. – Вроде, не здешняя ты? Если квартира нужна, то ко мне можешь на постой идти, я дорого не возьму.

– А можно? – обрадованно спросила Лиза, моментально сориентировавшись, как ей будет удобно тогда следить за Игорем.

– Почему нельзя? Конечно, можно. Паспорт у тебя есть?

Лиза моментально приуныла и, посмотрев на бабульку виноватыми глазами, отрицательно покачала головой:

– Не-а, нет у меня паспорта, украли. Но зато у меня есть деньги, и я могу заплатить вам сразу за три месяца вперед.

– Ох, беда с вами, с молодежью! Ладно, подымайся, пошли в дом, чего здесь сидеть, там поговорим. Вроде на чеченку ты не похожа, значит, не тараристка. Сейчас хоть телевизор не включай, одну страсть про этих чеченов показывают. Бабы ихние совсем сдурели, бомбы на себя подвешивают. И все как одна беременные, бабы-то эти! Охохошеньки, вот времена-то настали, беда, – горько вздохнула бабуля. – Все по Писанию – как там прописано, так и есть. Уж бабы воевать начали, да еще беременные, совсем белый свет перевернулся!

– Да я москвичка, – засмеялась Лиза, – какая из меня террористка? Просто я с мужем своим поссорилась и ушла из дома. К родителям идти не хочу – расстроятся, а вот у вас пожить, чтобы мой благоверный поволновался, – это как раз то, что мне нужно. Может, хоть после этого поумнеет? – прямо на ходу придумала Елизавета и мысленно себя похвалила за сообразительность.

– Пьет, что ли? Так сейчас это сплошь и рядом, через одного – все алкоголики, скажи спасибо, что не наркоман, вот где беда-то, – опять вздохнула бабка. – На моих глазах парень сгинул, совсем молодой, соседки моей сын, неделя уж, как похоронили. Я его совсем крошкой помню. Рая-то, соседка моя, частенько его со мной оставляла, когда он маленьким был. Так что, если только пьет мужик твой, это еще не совсем беда. Хорошего, конечно, мало, но поправимо, сейчас, говорят, им доктора ампулу какую-то вшивают, и все как рукой сымает.

– Нет, не пьет, гуляет он у меня, по бабам шляется, – ответила Лиза.

– Эка невидаль, на то он и мужик, – усмехнулась старуха, – они по природе своей кобели.

– Что ж, я так и должна терпеть его кобелиную природу? – возмутилась Лиза, подхватывая бабкину сумку. – Пойдемте, я вам заодно и вещи помогу донести. Вы здесь рядом живете?

– В этом доме и живу, вон в том подъезде, – махнула бабка рукой, показывая именно на тот подъезд, где была квартира Игоря.

– Да? А этаж какой? – насторожилась девушка, не веря в свою удачу.

– Пятый.

– Отлично, не низко, не высоко, – засмеялась девушка и прибавила шаг.

Только бабка открыла дверь подъезда, как навстречу им выскочил парень, и Лиза сразу же узнала Игоря. Она резко опустила голову и поглубже натянула на глаза и без того длинный козырек бейсболки.

– О, баб Варь, опять какую-то бомжиху к себе тащишь? – поинтересовался парень и звякнул ключами от машины.

– Не твово ума дело, иди куда шел, – огрызнулась бабка и хлопнула дверью, – любопытный дюже, за собой поболе гляди, – продолжала ворчать она, идя к лифту.

Лиза покорно шла за ней, чувствуя, что у нее подкашиваются ноги. Издалека, когда она думала об Игоре, было все просто и понятно. Но вот сейчас, когда она увидела его перед самым своим носом, паника поднялась в ней до самого горла и мешала дышать. Страх буквально парализовал ее от пяток до макушки, и девушка не знала, что с этим делать. Она старательно себя успокаивала, но пока что это плохо получалось.

– Что это с тобой, девка? – уже в лифте поинтересовалась баба Варя. – Ты, часом, не наркоманка? Что это у тебя руки-то трясутся?

– Нет, что вы! – испуганно пробормотала Лиза и задрала рукава спортивной куртки. – Можете даже вены посмотреть, они у меня совершенно чистые.

– Да этих наркош не разберешь: кто в руки шпыняет, а кто в носопырку запихивает, а иные и таблетки глотают, – махнула баба Варя рукой.

– Откуда такая осведомленность? – засмеялась Елизавета.

– Оттуда. Ты не гляди, что я старая уже, я до сих пор газеты без очков читаю, по телевизору каждый день новости гляжу. Часто во дворе сижу, все новые сплетни знаю. Да и соседский сынок наркоманом был, я ж тебе только что про это рассказала. Его мать, Раиса, частенько ко мне прибегала, все жаловалась да плакала у меня на кухне. Я когда ее слушала, иной раз и подумывалось: может, и хорошо, что у меня детей нет? Как погляжу на теперешнюю молодежь, аж оторопь берет, ведь у меня бы сейчас внуки такого возраста были. Давай, проходи, обувку-то сымай, мне тяжело полы кажный день драить, – распахивая дверь своей квартиры, проворчала старуха.

– Я помою, не беспокойтесь, – сказала девушка, но обувь все-таки сняла.

Квартира была однокомнатная, но с большой кухней.

– Хочешь, в комнате спи, а хочешь, здесь располагайся, – показала баба Варя на диван, который стоял на кухне.

– Мне все равно, где скажете, там и буду, – улыбнулась Лиза.

– Ну, давай тогда познакомимся. Меня Варварой Васильевной зовут, можно баба Варя.

– А я Наташа, – представилась Лиза, решив не называть своего настоящего имени.

– Ну, вот и хорошо, вот и ладно, Наталья. Ты что же, совсем без вещей?

– Ушла, в чем была, взяла только деньги, завтра схожу в магазин, куплю что-нибудь, – махнула Лиза рукой и полезла в сумку за деньгами. Она вытащила немного денег и, повернувшись к Варваре Васильевне, спросила: – Сколько я вам должна за три месяца?

– Зачем мне за три? За месяц вперед заплатишь, и ладно, – махнула та рукой, – я так думаю, ты и месяца не проживешь здесь, помиришься со своим мужем. У вас, у молодежи, всегда так: то ссоритесь, то миритесь.

Елизавета отдала бабке деньги за месяц и села за стол у окна.

– Соседи у вас хорошие? – осторожно перешла она к теме, которая волновала ее сейчас больше всего.

– Соседи-то? Да нормальные соседи. Раиса живет прямо дверь в дверь со мной, это у которой сын недавно умер. Сбоку дверь, там семья молодая, девочка недавно у них родилась. Вроде ничего, спокойная такая семья. Раньше-то здесь родители девушки жили, а сейчас уехали, а им квартиру оставили. Рядом с ними парень молодой живет, аккурат напротив моей двери, да ты его видала, когда в подъезд входили, Игорем зовут. Этот – бабник, через день разных девок водит, да оно и понятно, дело молодое.

– Беспокоят? – осторожно спросила Лиза, чтобы продолжить разговор про Игоря.

– Да нет, не сказать чтобы очень. Бывают, правда, иногда гулянки, но я не ругаюсь, что с молодых спросишь – их ругай не ругай, все как с гуся вода. Музыку иной раз так заведут, аж стены дрожат.

– А что же, этот Игорь совсем один живет?

– Один, без родителей. Они у него в другом месте живут, а эту квартиру ему его бабка оставила, Серафима Ивановна, царство ей небесное. Он пока в тюрьме сидел, она и преставилась, а дарственную заранее на него составила, единственный он у нее. Ну вот, он из тюрьмы сразу сюда и приехал.

– А за что же он сидел? – спросила Лиза.

– Не знаю, кто что говорит, мне это не шибко интересно. Ты решила, где располагаться-то будешь?

– Мне все равно, – пожала девушка плечами, а потом, посмотрев в окно, сказала: – Думаю, что здесь, на кухне.


предыдущая глава | Огнеопасная красотка | cледующая глава