home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


26

Лиза стянула с себя ненавистный спортивный костюм, скинула нижнее белье и прошла в ванную комнату. Только она собралась включить воду, как услышала страшный топот и, испугавшись до смерти, высунула нос в дверь. Она увидела, что дом постепенно наполняется людьми с автоматами, и сердце ее ухнуло в пятки.

«Сергей обманул меня! Это за мной пришли, чтобы арестовать», – с ужасом подумала девушка.

В это время раздался громкий голос:

– Выходите, дом окружен, сопротивление бесполезно, оружие на пол, руки за голову!

Елизавета натянула на себя халат, который всегда висел у нее на двери ванной комнаты, и тихонько раскрыла дверь. Та скрипнула, и парень, который ближе всех стоял к ней, молниеносно отреагировал и наставил в том направление автомат.

– Не стреляйте, – пискнула Лиза, – я не собираюсь сопротивляться, и у меня нет оружия.

Она осторожно протиснулась в проем двери с высоко поднятыми руками.

– Я только помыться хотела, – затравленно глядя на дуло автомата, прошелестела девушка.

– Елизавета Николаевна, вы? – услышала она чей-то голос.

– Ага, я, – нервно сглотнув, махнула девушка головой. – Витя, вы меня арестуете? – спросила она у парня, который ее узнал.

– Да вы что, Елизавета Николаевна?! Зачем нам вас арестовывать? Вы же хозяйка этого дома. Мы по сигналу приехали. Ваша сигнализация сработала – приезжаем, смотрим, а окно в подвал разбито, мы так поняли, что в доме воры. Один наш парень пролез в то окошко и двери открыл для всех остальных. А вы, оказывается, дома?

– Ой, – зажала рот ладошкой Лиза, – я совсем забыла отключить сигнализацию, – призналась она, – так помыться захотелось, – напоследок брякнула девушка и обвела вооруженных ребят испуганным взглядом. Они уже все расслабились, перевесили автоматы на плечи и беззлобно улыбались.

– Ну, что же вы так неаккуратно, Елизавета Николаевна? Ведь пришлось сломя голову сюда мчаться, – качал головой тот, которого Лиза назвала Виктором, – вы уж в следующий раз не будьте такой забывчивой.

– Да-да, конечно, извините меня, пожалуйста, – лепетала девушка, все еще никак не веря своему счастью. Когда она поняла, что ее вовсе не собираются брать под стражу, то чуть не лишилась чувств от радости. – Хотите выпить? – спросила она. – У меня прекрасный выбор!

– Не положено, мы на службе, – улыбнулся Виктор, – но если дадите с собой, то не откажемся. После смены да с устатку – это как раз то, что нужно.

– Конечно, – обрадованно проговорила девушка и понеслась в комнату, где стоял бар со спиртными напитками. Она вернулась буквально через пять минут, прижимая к груди шесть бутылок всевозможных калибров.

– Вот, возьмите, это все, что было, нераспечатанное.

Парни приняли подарок с благодарностью и уехали. Лиза закрыла за ними дверь и совершенно без сил «стекла» по ней прямо на пол.

– Господи, как же я испугалась, – прошептала она, – оказывается, как это страшно, когда осознаешь, что тебя хотят арестовать и отправить в тюрьму! Даже когда я сидела в кабинете у следователя, мне не было так жутко, как сейчас.

Она с трудом поднялась с пола и пошла на кухню, чтобы выпить чашечку кофе. Включив кофеварку, Лиза присела к столу и задумалась:

«Завтра нужно будет поехать в милицию и все узнать об этом деле. Интересно, Виктора уже похоронили? Я даже этого не знаю! Наверное, похоронили, ведь прошло уже столько времени. Хотя могли и не похоронить, я слышала, что, пока идет следствие, тело могут держать в морге. Нужно будет завтра же все узнать, хоть на кладбище тогда съезжу, цветы на могилу положу. Ладно, я обо всем подумаю завтра, сейчас у меня просто нет сил на все. Пойду наконец полежу в ванне, как собиралась, а потом спать. Спать, спать, и больше ничего на сегодня».

Елизавета выпила кофе и прошла в ванную комнату. Через полчаса она уже лежала на своей кровати и, завернувшись в теплое одеяло, ждала, когда придет благодатный сон. Только она начала засыпать, как раздался телефонный звонок.

– Пошли все к дьяволу, – пробормотала девушка и еще глубже зарылась в одеяло. Телефон настойчиво трезвонил, и она, проклиная все на свете, сползла с кровати. – Да, слушаю, – пробормотала Лиза в трубку, но ответа не услышала. – Да говорите же наконец! Что вы молчите? – закричала она, выходя из терпения.

Трубка запищала короткими гудками, и девушка со злостью швырнула ее на базу.

– Мало того, что не дали уснуть, да еще и разговаривать не хотят, – прошипела она и снова поплелась в спальню. Потом вернулась и взяла трубку с собой. Она улеглась на кровать и набрала номер отца. Он тут же подошел к телефону, и Лиза сообщила, что находится дома. Когда отец хотел ей задать ряд вопросов, она его перебила: – Я сейчас в таком состоянии, что вообще не могу ни о чем говорить, давай мы отложим все это на завтра. Ладно?

– Хорошо, – сдержанно ответил Николай Иванович, – завтра, значит, завтра, главное, что с тобой все в порядке и ты жива-здорова.

– Да, я жива и здорова, пап, все в порядке, спокойной ночи.

Лиза положила телефонную трубку на тумбочку рядом с кроватью и снова угнездилась на мягкой подушке. Мысли лениво бродили в ее мозгу:

«Интересно, кто убил Игоря? Наверное, тот, которого он называл Гридневым. Ведь он ничего не знает про кассету, вот и решил убрать свидетеля. Или это сделал сам заказчик? Нет, Игорь говорил, что не имеет понятия, кто это может быть, а это значит – заказчику он не опасен. Точно, это Гриднев. Интересно, его поймали? Хотя Сергей говорил мне, что следователь понятия не имеет, кто это мог сделать. Ой, прямо каша в голове от всех этих мыслей! В конце концов, какое мне теперь до всего этого дело? С меня обвинение сняли, и это для меня самое главное. Со мной, слава богу, разобрались, значит, и с остальным разберутся. Мне теперь бояться нечего, могу спокойно вписываться в окружающее пространство и жить дальше. Конечно, мне очень жаль Виктора, но, как известно, жизнь продолжается, и ничего здесь не поделаешь. Как бы ни было плохо от того, что человека не стало, изменить этого не сможет никто, даже господь бог. Нужно будет каким-то образом связаться с Правдиным-старшим, наверное, он теперь будет прямым наследником всего капитала, которым владел Виктор. У меня с их корпорацией договор о сотрудничестве. Теперь еще неизвестно, захочет ли новый владелец оставить этот договор в силе? Если нет, тогда придется на время забыть о гостинице и вернуть все деньги. Жалко, конечно, но, думаю, я не очень буду расстраиваться по этому поводу. Забот будет меньше, сейчас мне нужно как следует отдохнуть, чтобы забылся весь этот ужас. Интересно, информация про весь этот кошмар уже просочилась в мое окружение? Нужно будет позвонить Катерине и расспросить, она уж наверняка все знает. Она всегда знает все и про всех… – Лиза cела на кровати. – А позвоню-ка я ей прямо сейчас! Предупрежден – значит вооружен: мне нужно быть в курсе всех сплетен, которые про меня разнеслись, чтобы подготовиться к достойным ответам. Не люблю оставаться в дураках, вернее в дурочках!»

С этими мыслями Елизавета решительно набрала номер телефона Екатерины.

Девушка не была ее подругой в нормальном понимании этого слова, они просто приятельствовали. Очень часто оказывались в одной компании. Катя старалась изо всех сил быть к Лизе поближе, но та культурно держала ее на расстоянии. Когда Елизавета сказала ей, что они с Виктором собираются в загс идти, заявление подавать, Катя сразу же целоваться полезла. «Ой, подружка дорогая, как же я рада за тебя! Ведь не девочка уже, давно пора замуж. Наконец-то ты его захомутала! С мужиками по-другому нельзя: быстренько за шиворот – и в стойло, пока тепленький. Их нужно брать, пока они ничего не поняли, а когда поймут – уже поздно. Я, в отличие от тебя, уже пару раз в загс сбегала, а ты все никак. Пора, дорогая, давно пора, очень за тебя рада, просто счастлива», – набирая номер телефона, вспомнила сейчас Лиза ее поведение и эти противные слова.

«Послушаем, что она сейчас мне расскажет, – усмехнулась Лиза. – Хотя, сколько ее помню, она всегда была такой. Если не подколет сладеньким голоском, ночь спать не будет. Завидует мне по-страшному, хотя и сама не бедствует. Как-никак, а директор салона красоты, очень даже престижного, клиент у нее элитный, а значит, богатый. Выглядит она божественно, одевается модно, мужиков – завались…»

– Привет дорогая, – сладко пропела она, как только услышала Катин голос.

– Ой, Лизонька, здравствуй, милая, – зачирикали на другом конце провода, – я уже слышала, какое у тебя несчастье! Прямо до сих пор в себя прийти не могу, ведь ты говорила, что собираешься за Виктора замуж, я представляю, как тебе сейчас тяжело, моя дорогая, – без остановки «соболезновала» Катерина. Лиза слушала «трели соловья» с кислым выражением лица и пока что не перебивала собеседницу.

«Пусть выговорится, я подожду», – думала она.

– Тут такие странные слухи ходят, – перешла на доверительный шепот Екатерина, – вроде это ты застрелила своего жениха на почве ревности! Представляешь, глупость какая?

– Действительно, глупость, – ответила Лиза, стараясь, чтобы голос был достаточно бодрым. Далось ей это не совсем просто, потому что в душе она, конечно же, надеялась на то, что подобные слухи не просочились в «бомонд». Надежды не оправдались, и Лиза чуть не заплакала от досады.

«Только этого мне не хватало, – подумала про себя девушка, – нашей элите все равно – правда это или ложь. Раз говорят, значит, что-то в этом есть. В таком кругу доверие потерять – это катастрофа. Для меня же это катастрофа вдвойне, сорок процентов моей прибыли я получаю с проданных путевок именно этим самым людям, их знакомым, родственникам и родственникам знакомых».

– Кстати, о ревности, – вновь заговорила Лиза с собеседницей, – представляешь, я у себя в сумочке нашла фотографии, мне их кто-то подкинул. До сих пор в себя прийти не могу.

– Какие фотографии, Лизонька? – удивленно поинтересовалась Катя.

– Где Правдин вдвоем с рыжей красавицей… весьма в недвусмысленных позах, – «капризно зашипела» Лиза.

– Ой, как интересно! – в восторге взвизгнула Катя, даже не скрывая своей радости от услышанного.

– Ничего интересного в этом не вижу! Его счастье, что его пристрелили, а то бы он бесславно погиб на дне своего собственного бассейна.

– Неужели утопила бы? – хихикнула Катя.

– Много чести, – фыркнула Лиза, – это я так, для красного словца брякнула. Утопить, может, и не утопила бы, но скандал бы закатила такой, что мало бы ему не показалось! Стыдно сказать, Катерин, но я так на него была зла, что почти не расстроилась, когда узнала о его смерти. Грех-то какой, – вздохнула она.

Елизавета играла сейчас напропалую, чтобы Екатерина ей поверила и разнесла это, как сорока на своем хвосте.

– Снимки покажешь? – алчно спросила Катерина.

– Они в милиции.

– Почему?

– Ты прекрасно знаешь, что Виктора убили!

– Конечно, знаю, ты же в курсе, что у нас такие сногсшибательные новости разносятся со скоростью света, – сказала Катя.

– Вот и нечего тогда задавать глупые вопросы. Проверяют все его связи, в том числе и ту девицу. Когда меня вызвали в кабинет к следователю, я сразу эти фотографии отдала. А как же? Пусть ищут эту рыжеволосую. Может, это она Правдина застрелила?

– А кто тебе снимки-то подкинул, ты случайно не знаешь?

– Я, когда их обнаружила, в первую очередь подумала на тебя, Катюша, – откровенно призналась Елизавета.

– Ты что, совсем уже?! Стала бы я их тайком подкидывать, если бы они у меня были? Ты моя подруга, и, если бы в моих руках были такие доказательства неверности твоего жениха, я бы уж постаралась лично передать тебе их в руки! – возмутилась Катя.

«В этом я не сомневаюсь, – про себя подумала Лиза, – тебе бы доставило несказанное удовольствие посмотреть в это время на мое лицо. Разве ты упустила бы такой момент? Да никогда в жизни!»

Чтобы поскорее закончить разговор с «подругой», Лиза быстро заговорила в трубку:

– Oй, Катька, пока, я бросаю трубку, кто-то звонит в дверь, потом созвонимся, – и отключилась.

Она уже сделала то, что задумала: дала тему для разговора, а больше ей было не о чем разговаривать с Екатериной. До Лизы вдруг дошло во время разговора, что она действительно совершенно сбросила со счетов ту самую красавицу, с которой так самозабвенно занимался любовью Правдин!

– Нужно срочно узнать, кто она такая и где обитает. Я почему-то уверена, что она здесь не последняя фигура, – прошептала Елизавета и стала набирать номер телефона Сергея.

– Я, между прочим, уже сплю, – проворчал мужчина, как только услышал, кто ему звонит, – могла бы и завтра сообщить мне эту сногсшибательную новость. А если честно, меня уже вся эта галиматья с убийством твоего любовника не интересует. Я вызвался помочь тебе лично, ты уже реабилитирована, а посему – cпокойной ночи.

– Извини, я думала, что тебя это как раз заинтересует. Ну, может, не совсем тебя, а следствие. А вдруг это и есть заказчица? – не сдалась Лиза, даже несмотря на то, что Сергей разговаривал с ней в таком недопустимо небрежном тоне. Она решила пока не обращать на это внимания.

– Лиз, может, ты уже успокоишься? Если бы она была заказчицей, то не стала бы свое личико рекламировать таким образом! Фотографии подложили тебе в сумочку для того, чтобы не было никаких сомнений: убийство совершила именно ты на почве ревности. Значит, прекрасно понимали, что эти снимки попадут на стол к следователю.

– Да, наверное, ты прав, – вздохнула девушка, – я как-то даже и не подумала об этом.

– Если честно, я бы на твоем месте просто выкинул эти фотографии из головы. Виктора нет, тебя это не должно больше беспокоить.

– Меня Виктор и не беспокоит, меня волнует совсем другое.

– Что именно?

– Кто его убил и почему хотели всю вину за это свалить на меня? – четко произнесла Лиза.

– Ты снова за свое? – проворчал недовольный Сергей.

– Ладно, Сереж, больше не буду об этом думать. Извини, что разбудила тебя. Что-то мне не спится совсем, вот в голову разные мысли и лезут. Кстати, я сегодня такой концерт устроила! Прилетела домой и забыла отключить сигнализацию в доме. Только собралась в ванну залечь, а тут: «Выходите, дом окружен, сопротивление бесполезно, оружие на пол, руки за голову!» Меня чуть удар не хватил, думала, это меня арестовывать приехали, – перескочив на другую тему, застрекотала Елизавета. Тут же вернувшись к прерванному разговору, она продолжала стрелять словами, как из пулемета: – А вдруг это еще не конец? У меня какое-то предчувствие нехорошее. Мне бы очень хотелось узнать, кто это там на снимках с Виктором? Я никогда ее не видела, а ведь практически на всех тусовках Правдин всегда со мной появлялся. Если бы она была из того же окружения, я бы обязательно ее заметила, слишком она броская и красивая.

– Елизавета, прекрати об этом думать! Давай, вписывайся в повседневную жизнь и постарайся поскорее забыть весь этот кошмар. Я, честное слово, ужасно хочу спать. Если у тебя не пропадет желание, то позвони мне завтра… пока, спокойной ночи. – И трубка запищала короткими гудками.

– Бесчувственный индюк, – обозвала парня Лиза и рухнула на подушку.


предыдущая глава | Огнеопасная красотка | cледующая глава