home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


32

Сергей сидел за компьютером и пытался сосредоточиться. Работа не шла ему в голову, и он бессмысленно смотрел на монитор. Мысли бродили где-то далеко и совсем не хотели сосредотачиваться на работе. Из задумчивости его вывел звонок в дверь, и прозвучал он так неожиданно громко, что мужчина невольно вздрогнул. Он бросил взгляд на часы и нехотя встал со стула.

– Вроде бы я никого не жду, – пробормотал Сергей, направляясь к двери. Как только он ее открыл и увидел, кто стоит на пороге, в первое мгновение даже оцепенел. Когда первый шок прошел, он испуганно выдохнул: —Опять?!

– Что – опять? – спросила Лиза, а это была именно она, и улыбку, которая до этого сияла на ее лице, будто стерли ластиком.

– Ты что, снова сбежала? – прохрипел Сергей и, затравленно выглянув на лестничную площадку, втащил девушку в квартиру.

– Откуда? – нахмурилась девушка.

– Из тюрьмы! Мне следователь сказал, что тебя отправили в тюрьму. Я пытался добиться свидания, но ничего не получилось, у меня даже передачу не приняли, – захлопнув дверь, без остановки говорил мужчина, испуганно вглядываясь в лицо Елизаветы, то обнимая, то отстраняя ее от себя, будто хотел убедиться, что это действительно она.

– Ах, ты об этом? Давай пройдем в комнату, – засмеялась она, – я тебе сейчас все объясню. Я думала, что ты уже в курсе. Значит, Новожилов тебе не дозвонился? Идем, Сереж, тебе будет интересно послушать, что на самом деле со мной произошло.

– Ага, – кивнул он и, прежде чем пройти вслед за Лизой, осторожно заглянул в «глазок» двери. Когда он вошел в комнату, девушка уже сидела в кресле и загадочно улыбалась.

– Что ты замер в дверях? Проходи, присаживайся, и не нужно на меня смотреть, как на инопланетянку, – сказала Лиза, а потом все же не выдержала и расхохоталась: – Сережка, у тебя такое лицо, будто ты встретился с привидением. Ниоткуда я не сбегала и ни в какой тюрьме не была!

– Как не была? Мне же Новожилов Анатолий Михайлович сам…

Сергей замолчал на полуслове, когда увидел смеющиеся глаза девушки.

– Ты что, хочешь сказать, что меня разыграли? – недоуменно задал он вопрос. – Провели как мальчишку? А я поверил и носился от следователя к прокурору, а потом в обратном порядке? Ты это хочешь сказать? Или я чего-то не понимаю?

– Сереж, я тебя очень прошу, успокойся и выслушай меня. Я сейчас тебе все объясню по порядку.

Мужчина нахмурился и сел в кресло.

– Хорошо, рассказывай, я тебя внимательно слушаю.


В просторной гостиной собрались трое мужчин и одна женщина.

– Да, друзья мои, история достойна пера писателя. Вы не находите? – проговорил майор Новожилов и хитро посмотрел в сторону Елизаветы. Та улыбнулась в ответ кислой улыбкой.

– Эта история будет теперь сниться мне до конца жизни, – буркнула она.

– А здорово вы тогда испугались, правда?

– Не то слово, – махнула она рукой. – Я, между прочим, в первую минуту подумала, что меня сейчас увезут куда-нибудь подальше и прикончат. Потом, правда, успокоилась, когда увидела, что машина поворачивает к УВД. Хорошего, конечно, тоже мало, но все же лучше, чем бесславная смерть в каком-нибудь подмосковном болоте, бр-р, – передернулась Лиза и посмотрела в сторону Правдина. Сергей внимательно наблюдал за присутствующими и заметил, что взгляд Елизаветы был каким-то странным, когда она смотрела на Алексея Викторовича.

– А мне до ужаса было ее жаль, когда она как мышка притаилась в уголочке моего автомобиля, – подал голос Правдин. – Так и хотелось успокоить ее и все рассказать, чтобы не волновалась.

– Нет, вы могли бы все испортить. Тогда ее голосок не был бы таким натурально испуганным, когда она звонила своему другу, – Новожилов повернулся в сторону Сергея и посмотрел на него смеющимися глазами: – А мы не могли рисковать, все должно было быть натурально. Если бы Сергей знал, что это всего лишь игра, разве он переживал бы так по-настоящему?

– Эта игра была слишком жестока, – буркнул Сергей, – и мне очень хотелось бы услышать подробности. Лиза уже рассказала мне все, но только в общих чертах. С нетерпением жду ваших объяснений, чтобы узнать детали.

– Подробности и детали вы услышите прямо сейчас – уже можно. Насчет игры вы, наверное, где-то правы, но по-другому было нельзя. Мы почему-то были уверены, что за вами будут наблюдать какое-то время, а это значит, что вас могли раскусить. Эта «Людочка-Аллочка» – бывшая актриса, правда, неудавшаяся, но все же. Технику игры знает хорошо, поэтому дилетанта могла сразу же распознать. А вы ведь, Сережа, не актер, да и характер у вас уж очень эмоциональный, вы могли запросто провалить всю операцию, которую мы с такой тщательностью подготовили. Поэтому мы и решили, что вы должны все принять за чистую монету, и, судя по результату, правильно сделали – он того стоил.

– Анатолий Михайлович, вы обещали подробности, я весь внимание, – нетерпеливо попросил Сергей.

– Минуточку, – влезла в разговор Лиза, – сейчас я сварю и принесу кофе. Будем его пить и слушать, уважаемого майора «Пронина», подождите меня буквально десять минут. – Она выбежала из гостиной и уже на ходу добавила: – Без меня не начинайте, иначе я заставлю вас все рассказывать заново!

Когда десять минут спустя Елизавета принесла кофе, все взяли по чашечке и стали пить, майор Новожилов начал рассказывать:

– Ну что ж, друзья мои, начну с того, что, как только Елизавета Николаевна сбежала от невнимательного старшего лейтенанта Краснощекого, наш начальник вызвал меня к себе и попросил, чтобы я взял это дело под свой личный контроль. Уж очень настойчив был господин Правдин Алексей Викторович – просил как можно быстрее найти убийцу его брата, – при этих словах майор повернулся в сторону Правдина и улыбнулся: – Запугали вы нашего полковника, так что он даже досрочно начал о пенсии подумывать, – хмыкнул Новожилов.

– Если бы не моя настойчивость, еще неизвестно, чем бы все это могло закончиться. Согласитесь, что я прав, Анатолий Михайлович, – в свою очередь, проговорил Правдин и отхлебнул из чашки кофе.

– Совершенно с вами согласен, кто бы спорил, – покладисто согласился майор и начал рассказывать дальше: – Помимо того что брат покойного подгонял правоохранительные органы, он нанял частного детектива, чтобы тот провел еще и независимое расследование. Очень хорошо, что он так поступил, потому что без этого мы бы, наверное, до сих пор топтались на том же месте. Результата, я думаю, мы бы все равно добились, но насколько скоро, сказать трудно. Я человек принципиальный и прямой, поэтому полностью признаю это.

Правдин слегка наклонил голову, принимая лестные слова в свой адрес, а майор тем временем продолжал:

– Когда я взял под свой контроль дело о тройном убийстве в доме Правдина Виктора Викторовича и начал просматривать документы, мне далеко не все понравилось в них. Например, то, что Елизавета Михеева, невеста потерпевшего, в данном деле – подозреваемая, была под наркотическим воздействием. Это первое, что меня насторожило, и я поставил в заключении экспертизы знак вопроса, чтобы проверить. Нет, не саму экспертизу, конечно, а наркотическую зависимость подозреваемой. Неужели такой человек, как Виктор Правдин, решил жениться на наркоманке? Второе, что меня насторожило, – это звонок неизвестного в милицию. Ведь до того, как позвонила почтальонша, был еще один звонок! Мужчина не назвался, звонил он из автомата, расположенного недалеко от поселка, и время смерти Правдина Виктора Викторовича и звонка практически совпадало. Если бы это был кто-то из знакомых потерпевшего, он бы не стал скрывать своего имени. Ну, предположим, что все же не захотел, чтобы его имя каким-то образом фигурировало, но тогда он должен был видеть убийцу. Я повторюсь, время смерти и звонка практически совпадало!

Если бы это был сосед, он не поехал бы на другой конец поселка, чтобы сделать оттуда звонок, а позвонил бы из своего дома или, в конце концов, прямо из дома потерпевшего. Почтальонша позвонила буквально через полчаса, и именно из дома соседей. Когда она звонила, следственная группа уже ехала на место преступления. И, наконец, третье – это фотографии в сумке у подозреваемой. Все складывалось так, что Елизавета пристрелила своего жениха на почве ревности. Но здесь есть еще одно «но». Если это было именно так, то почему она убила еще и охранников? Почему они оказались в доме? Да потому, что Виктор Правдин успел нажать на «тревожную» кнопку, которая вмонтирована у него в настольную лампу, что стоит на тумбочке рядом с кроватью. Она подключена к специальному помещению, где обычно сидят охранники. Виктор бы не смог сделать этого, если бы даже Лиза действительно грозила ему пистолетом. Она его невеста, прекрасно знала об этой кнопке, и, конечно, первое, что бы она сделала, это отключила бы ее. В протоколе, когда ее допрашивал Краснощекий, это отражено: подозреваемая прекрасно знала про эту кнопку. Если преступление было совершено на почве ревности, да еще под воздействием наркотика, как нам и хотели преподнести настоящие преступники, Виктору ничего не стоило бы ее обезоружить. Спросите: почему? Отвечу! Наркотик, который ей ввели, действует на организм не возбуждающе, а совсем наоборот: человек становится как ватная кукла. Об этом я, конечно же, узнал из подробного отчета эксперта и сделал свои выводы. Уже и этого мне было достаточно, чтобы усомниться в правильном вынесении обвинения. С чего же я начал? Компания Елизаветы Николаевны достаточно крупная, и нужно отдать ей должное как руководителю: она следила за здоровьем своих работников. Каждый сотрудник в положенное время проходил медицинское обследование, диспансеризацию, и она сама в том числе. Так вот, когда я сделал запрос в клинику по месту расположения компании, где они состояли на обслуживании, о состоянии здоровья Михеевой, то получил подробный отчет. Ни о какой наркотической зависимости там не было и речи! Из этого я сделал соответствующий вывод: девушку кто-то накачал наркотиком на момент убийства Правдина. На пистолете были только ее отпечатки пальцев, остальные тщательно стерты, но наш дотошный эксперт все же сумел найти микроскопические частицы от кожаных перчаток, которые, надо полагать, были на преступнике в момент убийства. Я начал складывать все «за» и «против» и пришел к выводу, что Елизавета не убивала своего жениха. Нужно было искать настоящего убийцу. Поиски усугублялись тем, что девушка сбежала и мы никак не могли ее найти. Через два дня происходит еще одно преступление – убивают компаньона Виктора Правдина, некоего Кошкина. Снова падает подозрение на Михееву. Спросите: почему? На месте преступления найден ее платок. У богатых, как известно, свои причуды. Елизавета, как женщина неординарная и богатая, имела такую причуду: помечать платочки красивой вышивкой из своих инициалов. Как платок попал в дом? Его потеряла убийца? Во всяком случае, преступники рассчитывали именно на такой вывод следствия. Но, как я уже вам говорил, у меня уже были стойкие сомнения в причастности Елизаветы к этим преступлениям, поэтому я сразу же пришел к выводу, что платок подбросили. Когда я поговорил с домоправительницей Кошкина и показал ей фотографии Лизы, она сказала, что никогда не видела эту женщину в доме. Значит, Елизавета не могла обронить его там. У меня была мысль, что Лиза могла приезжать туда с Виктором, но показания домоправительницы заставили отмести этот довод. В тот же день мы находим документ, говорящий о том, что Михеева и Правдин заключили партнерский договор о совместном строительстве гостиницы в пригороде Барселоны. Правдин перечислил на валютный счет компании «Лизет-тур» семь миллионов евро для этого строительства. Елизавета Николаевна, в свою очередь, должна была перечислить эти деньги на счет строительной компании, которая и будет заниматься строительством. Такой договор тоже уже существовал, он находился в доме у Михеевой. Согласитесь, семь миллионов евро вполне могут служить мотивом для убийства. Что же меня смущает в этом деле? Я начинаю размышлять. А зачем это нужно Михеевой? Она – без пяти минут жена, у нее налаженный бизнес, все в порядке. Партнерский договор с будущим мужем в дальнейшем сулит неплохой доход. Но это всего лишь мои размышления, а их, как известно, к делу не пришьешь. Нужно искать доказательства либо вины, либо невиновности.

Проходит еще пять дней, и дежурному передают кассету с записью разговора Игоря Володарского и Елизаветы Михеевой. Допросить Володарского я не успел, его убили прямо в больнице. Мало того, через день нам звонят и оповещают еще об одном убийстве! Потерпевшим оказался тот самый Гриднев, о котором говорит на кассете Володарский, как об исполнителе убийства в доме Правдина и у Кошкина. Снова тупик! Единственное, что радует, – хоть какое-то доказательство невиновности девушки. Мне пришлось даже немного поспорить с нашим полковником, чтобы убедить его в очевидном. Я радуюсь, что интуиция меня не подвела и я оказался прав. Повторюсь – это, к сожалению, единственное, что пока радует. Преступник-то гуляет на свободе, и где его искать, я не имею ни малейшего представления. Мало того, буквально на следующий день после того, как я доказал невиновность подозреваемой, ко мне в кабинет приходит реабилитированная Елизавета Николаевна в сопровождении Сергея Кудимова и заявляет, что вчера ночью ее пытались убить. С собой они принесли огромного игрушечного медведя, который вместо своей хозяйки принял на себя порцию свинца. Признаюсь, тогда у меня закралась мысль, что существует единственный человек, который напрямую заинтересован в этом, – и майор повернул голову в сторону Алексея Правдина. – Да, да, Алексей Викторович, тогда я подумал, что все это могли сделать именно вы. Любой следователь в самом начале расследования убийства ищет мотив, а у вас он был более чем веский – деньги, и очень большие.

Правдин усмехнулся:

– Я догадался, когда вы начали вдруг задавать мне свои глупые вопросы. В каких я был отношениях со своим покойным братом, и все такое прочее.

– Давайте-ка, друзья, прервемся на некоторое время, – вдруг оборвав свой рассказ на самом интригующем месте, сказал майор. – Я так разволновался, что если сию минуту не покурю, то непременно скончаюсь!


предыдущая глава | Огнеопасная красотка | cледующая глава