home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

– Проходи, рада тебя видеть, – улыбнулась Валерия капитану, как только открыла дверь и увидела его на пороге.

– Это тебе, – протягивая букет цветов, смущенно пробормотал Владимир. – Твоих любимых не было.

– А ты помнишь, какие цветы я люблю? – удивленно вскинула брови Лера и спрятала лукавую улыбку за букетом.

– Угу, – буркнул капитан. – Я могу раздеться? – тут же спросил он, чтобы сменить тему.

– Да, конечно, вешай куртку и проходи на кухню, я уже чай заварила, – ответила Лера, а сама направилась в комнату. – Вазу возьму, чтобы цветы поставить.

Когда она вошла на кухню, капитан уже сидел за столом и напряженно ждал, когда Лера скажет, зачем же она его пригласила.

– Володь, я не буду откладывать дело в долгий ящик, а начну сразу, – сказала Валерия. – Ты же, наверное, в курсе того, что произошло? – спросила она и, сморщив нос, сама же ответила: – Что это я, конечно, ты в курсе. Так вот, в связи со всеми этими событиями у меня начались проблемы. Причем, как мне кажется, достаточно серьезные. Подумав, я решила, что ты мне можешь помочь разобраться с ними.

– Говори, я слушаю, – сдержанно произнес капитан.

– Сегодня утром я решила нарушить свое обещание, которое дала полковнику Шарову, и перед работой заехала в тот дом, где жила покойная графиня.

– За каким дьяволом тебя туда понесло?! – вытаращил глаза Владимир.

– Не перебивай, я и сама собьюсь, – одернула его Лера. – Сначала дослушай, а потом и вопросы задавай.

– Ну, ну, продолжай.

Валерия откровенно рассказала обо всем, что произошло за этот день. Как была у старика, о странном звонке в ее кабинет, о письме-предупреждении, а когда закончила, посмотрела на капитана виноватыми глазами. – Вот такие, Володь, дела творятся в нашем королевстве, – вздохнула она. – И только ты мне можешь помочь разобраться в этом.

– Что ты от меня хочешь? – сдержанно поинтересовался молодой человек.

– Как – что? – удивленно вскинула глаза Лера. – Я тебе только что об этом сказала. Мне кто-то угрожает! Меня кто-то предостерегает. Я ни черта не понимаю, что происходит. Ты мне должен помочь.

– Я никогда и никому не был должен, это во-первых, – сердито ответил Владимир. – А во вторых… Ты что, Валерия, совсем сбрендила? – рявкнул он так, что девушка подскочила на стуле. Она удивленно захлопала глазами, ничего не понимая.

– Что с тобой, Трофимов? Ты что на меня орешь? Почему это я сбрендила? – с возмущением выкрикнула она. – Что ты себе позволяешь?

– Это у тебя нужно спросить, что ты себе позволяешь, – процедил капитан сквозь зубы.

– Не поняла, – напряглась Лера. – Что ты хочешь этим сказать?

– Ты что, прикидываешься или в самом деле такая дура?

– Эй, эй, а нельзя ли полегче? Я ведь за такое оскорбление и зубы могу пересчитать, – сузила девушка глаза до маленьких щелочек. – У тебя что, Трофимов, с головой сегодня проблемы? А ну вали отсюда к чертовой матери! Я ему как другу… а он… Вали, я сказала, отсюда! – топнула Лера ногой. – И чтобы я тебя больше никогда не видела и не слышала!

– Стоп, стоп, – подняв обе руки перед собой, примирительно проговорил Владимир. – Извини, что назвал тебя дурой, я был не совсем прав.

– Что значит – не совсем? Значит, я все-таки дура, просто не совсем, а наполовину? – снова взвилась Лера. – Такой наглости я ни от кого не потерплю, и уж тем более от того, кого считала своим другом.

– Успокойся, я просто не подумал, что говорю. Ты совсем не дура, это я дурак. Давай не будем ссориться, обсудим все в спокойном тоне, – сморщился капитан.

– Я уже ничего не хочу обсуждать, особенно с таким ненормальным, как ты, – пропыхтела девушка, все еще не будучи в состоянии успокоиться.

– Прости, Валер, я сам не знаю, что делаю, – нахмурился Владимир. – Ты не представляешь, что со мной творится в эти последние два дня.

– А я-то здесь при чем?

– Так в том-то и дело, что как раз ты и «при чем»! – выкрикнул он.

– Не поняла? – округлила Лера глаза.

– А что здесь понимать-то? Тебе же Шаров сказал: это я был у Епишиной, он меня туда со снимком кота послал. И это я нашел старуху мертвой, а рядом с ней… твой пистолет, между прочим, черт тебя побери! В твой офис с обыском тоже меня посылали. Ты уж извини, я лишь исполнял приказание. Но не волнуйся, там никто ничего не понял, – тут же успокоил он девушку. – Там знают, что я – твой друг, так что все прошло тихо и мирно. Я сказал, что ты мне очень нужна, поэтому я посижу, подожду, пока ты приедешь. Правда, секретарша твоя, Катерина, ох и хитрая бестия! То и дело свой любопытный нос в кабинет совала, вроде бы не специально, а исключительно для того, чтобы проявить ко мне внимание, – усмехнулся капитан. – То кофе предложит, то водички газированной. Один раз я еле-еле успел сейф твой прикрыть, а второй раз вообще пришлось на папку с документами самому плюхнуться. Я все ждал, когда она тебе позвонит, и придумывал, что же тебе ответить. Ты, кстати, очень неаккуратно себя ведешь, – отметил Владимир.

– Она знала, что я у клиентки, и усвоила, что в это время меня нельзя беспокоить, – хмуро ответила Валерия, все еще продолжая дуться на капитана. – В каком смысле – неаккуратно? – поинтересовалась она, когда до нее дошел смысл сказанного.

– Ключи от сейфа нужно не в столе оставлять, а прятать или с собой забирать.

– Я так и делаю, просто торопилась, когда накануне браслет оттуда доставала, вот и бросила их, у меня в сейфе больше ничего ценного нету, – равнодушно пожала плечами Лера.

– Мне очень неприятно, Валер, что Шаров на меня это… возложил. Дело передали в разработку Старикову, а я у него в помощниках, – с раздражением объяснил капитан.

– Ах, вот в чем дело? – усмехнулась Лера. – И что теперь?

– Дед сказал, что ты сейчас под домашним арестом, а из твоего рассказа выходит, что тебе на его приказ наплевать. Да хрен с ним, с приказом, тебе на жизнь свою наплевать! Если дед узнает… караул, что будет! – закатил он глаза под лоб.

– Слушай, у тебя прямо какая-то мания появилась – загадками говорить, – сморщила Валерия носик. – Про какого ты деда говоришь?

– Это наши ребята Шарова так прозвали, он же ворчит на нас все время, как дед. Отсюда и прозвище, – объяснил Владимир.

– А он об этом знает? – усмехнулась Лера.

Владимир, увидев, что девушка смеется, облегченно вздохнул и тоже улыбнулся:

– Кажется, догадывается, но пока ничего не говорит по этому поводу. Ты меня простила, Валер? – тут же спросил он, пользуясь хорошим настроением девушки.

– Ладно, черт с тобой, живи пока, – махнула та рукой. – Но больше никогда не смей так делать. Слышишь, никогда! Если хочешь оскорбить человека, сначала объясни, почему ты это делаешь. Ты же видишь, в каком я сейчас взвинченном состоянии. Для чего я позвала тебя сюда, а главное, почему, как ты думаешь? Да потому, что я считаю тебя своим другом, которому могу доверять, – хмуро высказывалась она. – Если ты меня сдашь полковнику, я не обижусь. Я просто навсегда забуду, как тебя зовут и что такой человек, как Владимир Трофимов, вообще существует на свете. Тебе понятно, Володя?

– Понятно, – тяжело вздохнул тот. – Это нечестно, между прочим, – тут же добавил он.

– В каком смысле – нечестно?

– Ты пользуешься моим отношением к тебе. А у меня, к твоему сведению, еще и служебные обязательства существуют, которые я не имею права нарушать. Если я начну тебе помогать, то это будет рассматриваться как… ну, я думаю, что ты понимаешь, что я имею в виду. По головке меня за это не погладят, особенно дед.

– Я не заставляю тебя нарушать служебные обязательства, я прошу просто помочь. А если не захочешь, то на нет и суда нет. Повторяю: сдашь меня Шарову – не обижусь, – беспечно пожав плечами, повторила Валерия.

– Ох, и хитрая же ты бестия, – усмехнулся Владимир. – Любишь поиздеваться, зная свою силу над мужчинами!

– На том стоим, – ехидно улыбнулась Лера. – Итак, с чего начнем, капитан?

– Чего ты конкретно от меня-то хочешь? Что я должен сделать?

– Я тебе только что сказала: я не знаю, кто мне звонил с угрозами, маньяк или тот, кто убил графиню, – терпеливо напомнила Валерия. – И не знаю, с кого мне в первую очередь начать. Если с маньяка, то я слишком мало о нем знаю – лишь то, что мне рассказал Шаров. Поэтому жду от тебя информации и помощи, естественно.

– Я все помню, – кивнул головой капитан. – Только не пойму, почему ты решила, что тебе мог угрожать именно тот самый маньяк, которого ищем мы? Может, это какой-нибудь другой?

– Не знаю, – пожала Лера плечами и растерянно хлопнула глазами. – Подумалось, и все.

– Подумалось, показалось, – усмехнулся Владимир. – Так дела не ведутся, госпожа Протасова. Или ты совсем забыла, чему нас учили?

– Не забыла я ничего, – отмахнулась девушка. – Тогда нужно действовать в двух направлениях.

– За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь. Слыхала такую поговорку? – усмехнулся молодой человек.

– Это точно, ни одного не поймаешь, – услышали Владимир с Лерой насмешливый голос и резко повернули головы в сторону двери. На пороге стоял Дмитрий и с усмешкой смотрел на растерянную парочку.

– Дима, ты приехал? – глупо улыбнулась Лера своему милому. – А мы даже не слышали, как ты дверь открыл.

– Извини, что воспользовался своим ключом, – пожал он плечами и с раздражением бросил его на стол. Он пристально посмотрел на Трофимова, и «понимающая» улыбка искривила его лицо. – Не помешал? – с иронией поинтересовался гонщик.

– Не говори глупости, у нас с Володей серьезный разговор, – нахмурилась Лера. – Ужинать будешь? Я сейчас приготовлю, – тут же засуетилась она.

– Не напрягайся, – развязно усмехнулся Дмитрий. – Если нужно, я могу и в ресторане поужинать, средства пока позволяют. И чем же вы здесь занимались в мое отсутствие, если не секрет? – ехидно поинтересовался он. – Постель еще от меня остыть не успела, а ты уже нового любовника притащила? – задал он вопрос Валерии, при этом в упор глядя на капитана. – Быстро же ты нашла утешителя!

– Ты что, с ума сошел?! – ахнула Лера. – Володя приехал ко мне по делу!

– Ну, мне, кажется, лучше уйти, – поднявшись со стула, спокойно сказал Владимир. – Созвонимся, Валер, тогда и решим все вопросы.

– Ах, вы еще и созвонитесь, – сощурив глаза, произнес Дмитрий и вдруг накинулся на капитана, как разъяренный зверь. – Я тебя сейчас здесь урою, сволочь! – выкрикнул он и нанес обалдевшему мужчине прямой удар в челюсть.

– Дима, прекрати немедленно! – закричала Валерия и бросилась на защиту капитана.

– Отойди! – рявкнул гонщик и с силой отпихнул девушку. Та, не удержавшись на ногах, свалилась на подоконник, оттуда полетела ваза с цветами и Лера вместе с ней. Девушка упала неудачно и ударилась головой об угол батареи. Когда Владимир увидел, как она сморщилась от боли, скулы на его щеках напряглись так, что побелели губы. Он размахнулся и нанес Дмитрию такой сокрушительный удар, что тот сразу же рухнул на колени как подкошенный.

– Слушай сюда, мастер спорта, – глядя на Дмитрия сверху вниз, тяжело дыша, процедил Владимир сквозь зубы. – Если я узнаю, что ты хоть еще раз поднял руку на эту женщину, я тебя убью! И не тешь себя надеждой, что я шучу. За такого урода, как ты, мне не будет обидно и срок отмотать!

– Володя, не надо! – всхлипнула Лера. – Не говори ничего, я сама разберусь.

– С кем ты связалась, Лера? – с возмущением задал он вопрос. – Разве такое отношение, как недоверие к своей женщине, можно назвать любовью? Разве оскорблять – значит любить? Я подозревал, что он… недостоин тебя, но не думал, что он трус!

– Я – трус? – прошипел Дмитрий, с ненавистью глядя на капитана. – Ни один трус не сможет стать гонщиком, как я!

– А я не об этой трусости говорю, господин гонщик, – усмехнулся Владимир. – Если бы ты был уверен в себе как мужчина и не боялся бы, что Валерка тебя бросит, ты бы никогда не стал устраивать ей сцен ревности, как сейчас. В такой форме ревнуют только неуверенные в себе мужчины.

– Володя, не надо, я сама разберусь, – вновь повторила Лера.

– Что ж, разбирайся, – развел капитан руками. – Если он посмеет тебя обидеть, ты знаешь, где меня найти, – сказал он напоследок и стремительно пошел к двери.

– Постой, Володя, – остановила его Валерия. – Мы с тобой еще не договорили и ничего не решили.

Она поднялась с пола и, подойдя к Дмитрию, тихо, но очень твердо произнесла:

– Уходи, я не хочу тебя видеть!

– Ты хорошо подумала? – спросил он и тоже поднялся с коленей. – Запомни, что подобных ошибок я не прощаю!

– Да, Дима, хорошо, и, похоже, что никакой ошибки я сейчас не делаю, – не поднимая глаз, кивнула Лера. – Володя прав: ты меня не любишь, а раз так, то нам не стоит тратить время, изводя друг друга! Все, развод и вещи пополам! – в сердцах выпалила она.

– Кого ты слушаешь? – снова бросил Дмитрий ненавидящий взгляд в сторону капитана. – Я и ревную тебя оттого, что люблю.

– Я не могу тебе сейчас ничего ответить, уходи, пожалуйста, – вновь попросила Лера. – Мне нужно время, чтобы все обдумать и понять. А сейчас… мне не до этого.

– Как знаешь, – пожал гонщик плечами и направился к двери. У порога он приостановился и сказал, обратившись к Владимиру: – А с тобой мы еще встретимся и поговорим!

– Всегда пожалуйста, – открыто улыбнулся тот. – И в любое удобное для вас время!

Дмитрий сильно хлопнул дверью, а Лера зажала уши ладонями и зажмурила глаза. Она присела к столу и, замерев, просидела так минут десять. Владимир не беспокоил ее: он тихо сидел рядом и терпеливо ждал, пока она успокоится.

– На чем мы с тобой остановились? – наконец проговорила она тихим голосом.

– Валер, может быть, отложим этот разговор? Я же вижу, тебе совсем не до этого? – спросил у девушки капитан.

– Что значит – не до этого? – вскинула та глаза. – Что ты такое говоришь, Трофимов? Любовь приходит и уходит, а жить мне пока не надоело, – горько усмехнулась она. – Мне кто-то угрожает, кто-то меня предупреждает, а я сейчас нюни распущу? Так, что ли? Да и не в этом даже дело, – махнула она рукой. – Меня обвиняют в убийстве, которого я не совершала. И я хочу как можно быстрее доказать это. Вот что сейчас самое главное для меня! «Преступник должен сидеть в тюрьме. Я сказала», – процитировала она Глеба Жеглова, героя фильма «Место встречи изменить нельзя».

– Ты считаешь, что без твоей помощи и участия мы, значит, не сможем его найти? – иронично поинтересовался Владимир. – Ну и самомнение у тебя, госпожа Протасова, – затрясся он в беззвучном смехе. – Я от тебя балдею!

– Я сама от себя балдею, – улыбнулась Лера. – Мы с тобой на чем остановились? – повторила она свой вопрос.


Валерия вошла в поликлинику и решительно направилась к дверям регистратуры. Приоткрыв дверь, она обратилась к женщине, которая натягивала на себя халат.

– Извините, я могу у вас адрес узнать?

– Все вопросы с той стороны, у окошка, и в порядке общей очереди, – недовольно ответила дама и сердито посмотрела на беспардонную посетительницу. – Не видите разве, что я только вошла, переодеться еще не успела, а вы уже в двери ломитесь!

– Я не ломлюсь, – виновато пробормотала Валерия. – Просто мне совершенно некогда стоять в очереди, я – соцработник и должна сегодня успеть охватить шесть человек пенсионеров. Потеряла адрес Гараниной, а ваша поликлиника прямо по пути, вот я и зашла, чтобы узнать.

– Мы не даем адресов своих больных посторонним людям, – буркнула дама.

– Я не посторонняя, вот мои документы, – с готовностью произнесла Лера и тут же сунула женщине фальшивые корочки, в которые вложила сто рублей. – Конфет к чаю купите, – улыбаясь во весь рот, проговорила Лера.

Строгая дама посмотрела удостоверение и, вздохнув, спросила:

– Как, вы говорите, фамилия вашей пенсионерки?

– Гаранина Софья Тарасовна, – с готовностью ответила Валерия.

Женщина включила компьютер, полистала там страницы и, к великой радости Леры, сообщила:

– Записывайте: улица Петрозаводская, дом 15, корпус…

Валерия торопливо записала все данные.

– Ой, спасибо вам огромное, вы меня так выручили! Всего вам доброго, и чтобы сегодняшний день прошел у вас легко, – радостно протараторила она и опрометью бросилась на выход.

«Отлично, улица Петрозаводская в двух шагах отсюда, так что я прямо сейчас туда и наведаюсь», – подумала она.

Валерия быстро нашла нужный адрес и с замирающим сердцем поднялась на шестой этаж. Дверь квартиры ей открыла миловидная девушка лет двадцати и, улыбнувшись, спросила:

– Вам кого?

– Мне бы Софью Тарасовну повидать, – ответила Лера и тоже улыбнулась девушке.

– А вы кто? – с удивлением поинтересовалась та.

– Я инспектор собеса, вот мои документы.

– Странно, – пожала девушка плечами. – Бабушка умерла пять месяцев тому назад. В собесе должны знать об этом, они нам на похороны пособие выделяли.

– Надо же, – растерялась Валерия. – Наверное, сведения перепутали. Примите мои искренние соболезнования.

Девушка кивнула.

Лера уже было собралась уйти, но вдруг резко остановилась.

– А знаете что, раз уж я все равно здесь, заодно и проверю, насколько добросовестно вам компенсировали затраты на похороны, – тут же нашлась она. – Я хожу сейчас по квартирам пенсионеров, инспектирую, все ли в порядке, нет ли у них каких жалоб. У вас документы о компенсации сохранились?

– Да, наверное, – пожала девушка плечами. – Вы проходите, я сейчас посмотрю, – пригласила она Леру в квартиру.

Та с готовностью вошла, при этом мучительно соображая, как бы задать несколько вопросов этой девушке, чтобы не вызвать подозрений. Девушка пригласила ее в комнату и полезла в секретер. Вытащив оттуда металлическую коробочку, она начала перебирать документы, которые там лежали.

– Вот здесь свидетельство о смерти бабушки, а это – удостоверение о захоронении на имя моего папы, – бормотала она.

– Простите, а как вас зовут? – спросила Валерия.

– Елизавета, ой, просто Лиза, – улыбнулась девушка.

– Красивое имя, – произнесла Лера, напряженно думая, что же ей делать и как узнать то, зачем она сюда и пришла.

– Да, красивое, мне тоже нравится, – согласилась девушка. – Это как раз бабушка мне такое имя выбрала. У нее лучшая подруга была, тоже Елизавета. Вот она и решила меня так назвать, потому что у той детей нет, а значит, и внуков. А баба Лиза так обрадовалась, что меня ее именем назвали, что на мои крестины даже перстенек мне подарила, очень старинный, а еще цепочку с кулончиком. Ну, не мне лично, конечно, я тогда совсем крохой была, отдала их бабе Софье, чтобы она мне все это передала, когда я вырасту, – с охотой рассказывала Лиза. – Вот, кажется, нашла, – радостно сообщила она и протянула Валерии бланк на компенсацию.

– Надо же, какая добрая и щедрая эта баба Лиза, – улыбнулась Лера, взяв в руки справку и пристально ее рассматривая. – Сейчас таких подруг днем с огнем не сыщешь, – продолжила она разговор, ухватившись за эту тему. Валерия прекрасно поняла, о какой подруге идет речь, и очень обрадовалась, что эта тема вдруг сама собой возникла.

– Баба Лиза очень хорошая, они с бабой Софьей с самой молодости дружили, она мне сама рассказывала.

– Болела, наверное, ваша баба Софья? – спросила Лера. – Умерла-то от чего?

– Нет, практически не болела, – пожала Лиза плечами. – Так, были недомогания, конечно, но не смертельные. То спина заболит, то ноги ломить начинали, когда погода портилась, а чтобы страдать чем-то серьезным… нет, она никогда не жаловалась. Умерла от старости, наверное, ведь ей восемьдесят девять лет уже было.

– Подруга ее, та самая баба Лиза, переживала, наверное, сильно, – вздохнула Лера, чтобы поддержать разговор.

– Да, плакала очень, когда на похоронах была, – подтвердила Лиза. – Даже на поминки не осталась, прямо с кладбища домой уехала. Все говорила, что совсем у нее больше никого не осталось, только кот.

– Кот? – вскинула брови Валерия.

– Ага, кот, Тимофей Сергеевич, – улыбнулась девушка. – Баба Лиза его так в честь своего мужа назвала, они очень дружно жили, а десять лет тому назад он умер. Она со своим котом вообще никогда не расстается, везде его с собой таскает в такой специальной переноске для кошек. Она даже на похороны к бабушке с ним приезжала.

– Одинокие старики очень часто к животным привязываются. Чему же здесь удивляться?

Девушка согласно кивнула.

Валерии вдруг пришла в голову гениальная мысль, и она воскликнула:

– Послушайте, а вы случайно не про Епишину Елизавету Александровну говорите? У той тоже кот есть, перс, серый, такой красавец! Она тоже на нашем участке живет, я не раз к ней заходила.

– Точно, это она, – заулыбалась Лиза. – Нужно будет ей позвонить, как она там. Стыдно ужасно, я уже месяц, наверное, ей не звонила, – сама на себя посетовала девушка.

– Не нужно ей звонить, Лизонька, – тяжело вздохнула Валерия. – Нет больше бабы Лизы.

– Умерла?! – ахнула та.

– Даже и не знаю, как вам сказать, – замялась Лера. – Да, она умерла, только…

– Да говорите, не томите душу!

– Убили ее, а кот пропал, – как-то совсем обреченно произнесла сыщица.

– Господи, за что ее убивать-то? – вытаращила глаза Елизавета. – Она и мухи не обидит. Тимофей пропал? – запоздало переспросила она. – Ничего не понимаю!

Валерия чуть было не ляпнула, что кот пропал еще до смерти графини, и узнала она об этом от самой Елизаветы Александровны, а потом он нашелся. Она вовремя опомнилась и прикусила язык. Ей нужно было непременно, любыми способами продолжить разговор с этой девушкой, поэтому она сказала:

– Может, его кто-то из соседей забрал?

– Ой, нужно будет съездить, узнать, куда он подевался, я бы его взяла, он такой замечательный, умный, – растерянно летала Лиза. – Надо же, убили! – всхлипнула она. – А кто, что, вы не знаете? Нашли того, кто это сделал?

– Откуда я могу знать? – пожала Лера плечами. – Мне самой соседи рассказали, когда я навестить ее пришла. Поговаривают, что вроде бы какие-то драгоценности у нее были, за это и могли убить, – осторожно намекнула она. – Это все, что я слышала и что могу сказать.

– Драгоценности? Да, я тоже что-то об этом слышала, только уже давно, – нахмурилась девушка. – Баба Софья что-то говорила ей, когда баба Лиза у нас в гостях была. Про банк говорила, чтобы она туда все отнесла. Если честно, я и не прислушивалась к их разговору, к экзаменам тогда готовилась. Только слова о банке и отложились в памяти. Так вы думаете, что из-за драгоценностей бабу Лизу и убили? – вновь спросила она.

– Понятия не имею, – покачала головой сыщица, внимательно наблюдая за девушкой. Она видела, что та искренне удивлена, поэтому сразу же отмела мысль о том, что это могла сделать именно она.

«Но у этой девушки, как я понимаю, есть еще и родственники», – про себя подумала Лера, а вслух спросила:

– А вы здесь с кем живете, с родителями?

– С папой, – ответила девушка. – Теперь мы с ним вдвоем остались после смерти бабы Софьи. Моя мама меня бросила, когда мне было два года. – Увидев вопрос в глазах Леры, тут же сказала: – Уехала с новым мужем в Чехословакию. А я не переживаю, у меня такой отец… всем папам папа! Он ради меня даже жениться во второй раз не стал, а ведь мог.

– А он кто у вас?

– Искусствовед, работает преподавателем в университете, а еще в музее подрабатывает экскурсоводом.

«Значит, он связан с искусством? – подумала про себя Валерия. – Интересно, весьма интересно! Нужно срочно узнать, что, кроме украшений, имела Епишина и что она продавала коллекционерам. Если картины, то это… наводит на определенные мысли».

– Я пойду, Лиза, – улыбнулась она девушке. – Засиделась я у вас.

– Пойдемте, я вас провожу, – кивнула девушка. – Как я теперь отцу скажу, что баба Лиза умерла? – пробормотала она. – И не умерла даже… а убили старушку?..

– Извините, что стала невольным виновником дурной вести, – проговорила Валерия. – Но вы бы наверняка все равно узнали.

– Ну что вы, кто же вас винит? – замахала руками девушка. – Я просто думаю, как мне теперь папе об этом говорить, он ее тоже много лет знает. Расстроится теперь.

– Всего вам доброго, Лиза, – виновато улыбнулась Лера и вышла за дверь.


Глава 10 | Развод и вещи пополам | Глава 12