home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

– Катенька, привет, какие-нибудь новости есть? – прямо с порога спросила Валерия, как только вошла в свой офис.

– Здравствуйте, Валерия Алексеевна, все новости у вас на столе, – приветливо улыбнулась секретарша. – Ой, чуть не забыла, вам ваш Дмитрий звонил.

– Сюда? А почему не на мой мобильный? – удивилась Лера и, вытащив свою трубку из кармана, сплюнула: – Тьфу ты, черт, опять зарядить забыла! Дима что-то передал?

– Да, сказал, что будет у вас сегодня вечером, как и договаривались. Как у вас дела, Валерия Алексеевна?

– Все нормально, работаем, – ответила Лера и поспешила в свой кабинет. – Если можно, чашечку кофе, Катюш, – бросила она на ходу.

– Через пять минут будет, – с готовностью ответила Катя и тут же, вскочив со стула, бросилась к кофеварке.

Лера вошла в свой кабинет и, раздевшись, тут же села за стол и посмотрела на большую стопку документов.

– Совсем ты, Протасова, забросила свои прямые обязанности, – проворчала она. – Носишься сама не знаешь за кем, бежишь, сама не знаешь куда, а толку от всего пока что – ноль без палочки. Причем нолик совершенно круглый, без начала и без конца. Господи, как мне все это надоело! – прикрыв глаза, простонала девушка. – Как все глупо, нелепо и… страшно! Кто же мог подумать, что пропажа обыкновенного кота может вылиться в такую запутанную историю? Хочу куда-нибудь спрятаться, убежать, скрыться. Чтобы никого и ничего не было: ни телефона, ни преступников, ни пропавших котов. Думаю, что необитаемый остров где-нибудь в Атлантическом океане подошел бы… Хочу в отпуск на необитаемый остров, – потянувшись, пробормотала Валерия. – Я никогда в жизни не смогу найти этого человека, ни-ког-да, – по слогам повторила она и тут же нахмурилась: – Так-так-так, а ну, не раскисать, – встряхнувшись, самой себе приказала Лера. – Что за упаднические мысли? А еще называешь себя детективом! Какой же из тебя выйдет криминалист, если при первой же трудности ты распускаешь нюни? Ты что, хочешь, чтобы полковник оказался прав и посмеялся бы над тобой? Ты желаешь, чтобы и Трофимов над тобой подшучивал до скончания века? Нужно просто сосредоточиться, как следует подумать и, может быть… найти наконец правильное решение. Нужно представить себя в роли своей клиентки, – начала фантазировать она. – Предположим, что все это случилось не со мной, а с совершенно другим человеком. Ко мне приходит женщина и рассказывает историю, в которой ее подозревают в убийстве, потому что на месте преступления был найден ее пистолет. Нет, само преступление было совершено с помощью ее пистолета, – поправила она сама себя. – Женщина просит меня заняться расследованием. И как бы я поступила тогда? С чего бы начала? Какие версии выдвинула бы?

Лера машинально начала перебирать бумаги, продолжая размышлять.

– Кому графиня могла рассказать о пропаже своего кота? Кому могла сообщить, что собирается обратиться к детективу? Только тому, с кем она поддерживала связь. А связь она могла поддерживать только с сыном своей близкой подруги! Как ни крути, а этот искусствовед должен быть причастен к преступлению! И в то же время Настя права. Если он уже давно знал о существовании драгоценностей, почему ждал так долго и решил именно сейчас убить старуху и украсть их? Черт, белиберда какая-то получается, – сморщилась Валерия. – А вдруг это и правда Димка? – с испугом подумала она. – Нет, этого не может быть, потому что не может быть никогда! – тут же отмела она эту мысль. – Я даже думать об этом не хочу! Тогда почему эта версия не дает мне покоя? Нет, нужно отвлечься, заняться работой, иначе я бог знает до чего додумаюсь, – саму себя одернула Лера и постаралась углубиться в изучение документов.

В это время Екатерина вошла в дверь с подносом, на котором стояла чашка с кофе, и в кабинет сразу же ворвался сногсшибательный аромат. Лера повела носом и улыбнулась:

– Спасибо, Катенька, твой кофе как нельзя более кстати, мне необходимо взбодриться и привести мысли в порядок.

– Всегда рада помочь, – с готовностью ответила секретарша. – Что-нибудь еще, Валерия Алексеевна?

– Нет, спасибо, – ответила Лера. – Как тут, кстати, без меня дела идут? – поинтересовалась она. – Совсем я вас забросила.

– Все в порядке, Валерия Алексеевна, дела идут, контора пишет, – засмеялась Катя. – Вы так сотрудников вышколили, что они и без вас по струнке ходят.

– Это хорошо, это радует, – проговорила Лера и, взяв в руки чашку, отпила глоток кофе. – Какой кайф! – прикрыв глаза, пошептала она. – У меня никогда такой вкусный кофе не получается, хотя дома стоит такая же кофеварка, как и здесь. В чем секрет, Катюш?

– Я вам рецепт напишу, если хотите, – ответила девушка. – Просто я всегда использую три сорта кофе и всегда добавляю, помимо сахара, соль и корицу в мизерном количестве. Я же вам вроде бы уже рассказывала?

– Да? Не помню, – удивленно пожала Лера плечами. – Совсем я со своей работой из обоймы выпала, все забываю, везде опаздываю, и все неприятности сыпятся на мою голову, как град среди лета.

– Что-то случилось, Валерия Алексеевна? – заботливо поинтересовалась Екатерина. – Я могу вам чем-нибудь помочь?

– Нет, нет, Катенька, я сама разберусь, но за предложение спасибо, – улыбнулась та. – Просто машину мою сегодня здорово помяли, вот я и переживаю.

– ДТП?! – ахнула девушка.

– Вроде того, – кивнула Лера головой. – Теперь моя красавица стоит в сервисе, а я буду ездить на метро.

– Что-то серьезное?

– Ерунда, главное, что мы остались невредимы.

– Это точно, железки – они и есть железки, – поддакнула Катя. – Вот когда люди погибают в авариях, это страшно. Я вам говорила, что пошла на курсы вождения? Так вот, там нам такие страсти рассказывают – ужас просто, аж мороз по коже.

– Скоро права получите? – улыбнулась Лера.

– Да, получу, если экзамены сдам, – кивнула девушка головой. – Говорят, что в ГАИ заваливают практически всех, пока не заплатишь. Я уже отложила с зарплаты, чтобы не мучиться.

– Логично, – согласилась Валерия. – Только лучше все же правила учить как следует, это обязательно пригодится в дороге. Ладно, Катюш, идите, у меня работы непочатый край, и еще раз спасибо за кофе, – закруглила она разговор.

Девушка вышла из кабинета, а Валерия, допив кофе, решила все же заняться документацией.

– За меня никто эту работу не сделает, а значит, нужно все посторонние мысли выкинуть из головы и сосредоточиться на текущих проблемах фирмы.

Лера включила компьютер, положила перед собой стопку бумаг и углубилась в работу. Только через пять часов с четвертью она облегченно вздохнула:

– Ну вот, половина уже есть, осталось посидеть еще денек, и все будет в порядке. Теперь меня хоть за душу не будет тянуть, что я запустила документацию. Может, мне вписать еще одну единицу – бухгалтера – в штатное расписание? – подумала Валерия. – Как говорит мой Димка: «Не царское это дело». Ой, кстати, уже шесть часов, а Дима приедет в восемь, – взглянув на часы, прошептала она. – Пора собираться домой, лучше я завтра задержусь подольше.

Валерия быстро навела порядок на столе, выключила компьютер и, надев дубленку, вышла из кабинета.

– Катенька, я поехала домой, вы тоже можете не задерживаться, – улыбнулась она секретарше. – Завтра я постараюсь пораньше приехать.

– Хорошо, Валерия Алексеевна, я сейчас в компьютер кое-какие сведения внесу и тоже пойду, – ответила Катя. – До свидания.

– Всего доброго, – попрощалась Лера и вышла на улицу.

Она вдохнула полной грудью свежий морозный воздух и не спеша пошла в сторону метро. Завернув в арку сталинского дома, она не заметила, что за ней медленно продвигается темная машина, «Жигули» седьмой модели. Девушка оглянулась лишь тогда, когда услышала за спиной страшный рев мотора. Она интуитивно почувствовала опасность и, резко отпрыгнув, ухватилась за металлическую перекладину лестницы, которая была прикреплена к стене. Валерия с проворством обезьяны, изобразив ногами невообразимый кульбит, оказалась на ее нижней перекладине. Буквально за три секунды она вихрем преодолела еще пять таких же ступеней, скользких и холодных. Прижавшись к лестнице всем телом, она с силой зажмурила глаза, умирая от ужаса. Машина на бешеной скорости проскочила мимо и так резко повернула направо, что завизжали тормоза, и стремительно скрылась. Девушка осторожно открыла глаза и с опаской огляделась по сторонам. Ей казалось, что из темноты – вот сейчас, сию минуту – кто-нибудь выскочит и набросится на нее. Она начала лихорадочно шарить по карманам, чтобы отыскать свой телефон, при этом продолжая стоять наверху лестницы.

– О, акробатка, – услышала девушка пьяненький голосок и, посмотрев вниз, увидела мужичонку в меховой шапке-ушанке, надетой на голову набекрень. Тот, пошатываясь, вырулил из-за поворота и остановился прямо под лестницей. – Чего это ты забралась туда? – задрав голову вверх, спросил он. – А ну слазь, здеся не положено, это пожарная лесенка! Слазь, кому сказал, – топнул он ногой и чуть не свалился на землю. Чтобы удержать равновесие, он растопырил ноги и руки в стороны и снова посмотрел наверх. – Счас я тебя штрафовать буду за нарушение общес… обществ… тьфу, дьявол, порядка, в общем, – еле-еле выговорил он. – Слазь, последний раз говорю!

– Вы кто? – дрожащим голосом поинтересовалась Лера.

– Я кто? Конь в пальто, гы-гы, – мотая головой во все стороны, развеселился мужик. – Не боись, это я так шуткую, – утерев рукавом губы, проговорил он. – Я слесарь здешнего приходу, Семен Семеныч.

– Горбунков, – чуть слышно буркнула Валерия, а вслух произнесла: – Вы меня не проводите до проезжей части?

– А чего это я тебя провожать буду? У меня жена, знаешь, какая ревнивая? У-у-у, – промычал он. – Быстро волосенки тебе повыдергивает… да и мне тоже, гы-гы, – снова затрясся он в смехе. – Она знаешь, какая? Сто двадцать кило чистого яда, вот те крест! – размашисто перекрестился слесарь.

– Здесь темно, и мне страшно, – произнесла Лера. – А за то, что вы меня проводите, я вам бутылку водки куплю, – пообещала она, продолжая затравленно озираться по сторонам.

– Слазь, – махнул рукой слесарь. – Литр купишь – доведу, куда скажешь, хоть до самого дома.

Лера продолжала недоверчиво смотреть на мужика, боясь сдвинуться с места.

– Слазь, не боись, я смирный, – снова замотал он головой. – Я всегда смирный, когда пьяный, а когда трезвый… я – злой! Поэтому и пью все время, – подумав, добавил он. – Слазь, говорю, ну, – боднул он лестницу головой. – А то счас уйду, сиди тогда здесь, как курица на насесте, гы-гы, – снова пьяно засмеялся мужик.

Валерия начала осторожно спускаться по скользким обледенелым перекладинам, не выпуская из поля зрения поворот из арки. Ей казалось, что стоит ей только ступить на землю, как та машина выскочит из-за угла и вновь попытается ее раздавить. Она почувствовала, как слесарь поддерживает ее сзади, и резко обернулась. При тусклом свете, который пробивался сюда от фонарей с улицы, она увидела осоловелые веселые глазки и растянувшийся в широкой улыбке рот.

– О, красотка какая, ик! – икнул забулдыга. – У меня доча такая, тоже красавица, в институте учится. Куда идти? – спросил он и подставил Лере локоть, вывернув его кренделем. – Держись за меня, чтоб не упасть, здесь скользко, ик, – снова икнул он и пьяно захихикал. – Ох, девка, видала бы ты меня молодым да в форме моряцкой, я ведь на флоте служил! Да, три года отдай и не греши за Родину-матушку. «На побывку еде-ет, молодой моряк, грудь его в медалях, ленты в якоря-ах», – громко затянул он.

– Вы сами лучше держитесь, – буркнула Валерия. – И прекратите так орать, – одернула она «солиста». Увидев свет фар какой-то проезжающей мимо машины, Лера вцепилась в локоть слесаря мертвой хваткой. – Пойдемте быстрее, – испуганно пролепетала она и чуть ли не силком потащила мужика к выходу из арки. Тот полетел за ней на разъезжающихся во все стороны ногах, но Лера не давала ему упасть, настойчиво волоча за собой.

– Полегче, дамочка, – проворчал тот. – Про бутылку не забудь, – напомнил он. – Завтра мне на опохмелку.

– Не забуду, пойдемте быстрее, – нетерпеливо проговорила Лера.

– Стоп, – резко остановился мужик, когда они вышли из арки и девушка потащила его в сторону метро.

– В чем дело? – нахмурилась она.

– Магазин вон в той стороне, – показал он в противоположную сторону.

– Знаете что, уважаемый, вы меня проводите до метро, а бутылку купите себе сами, я вам денег дам. Годится? – спросила Лера.

– Ты ж сказала – только до дороги, – напомнил мужик. – Нет, так дело не пойдет, мы так не договаривались, – уперся он. – Я, можно сказать, жизнью своей рискую! У меня жена – зверь, кобра и крокодил в одном флаконе, ик! Не пойду, – вцепившись в телеграфный столб и заплетаясь языком за каждое слово, проговорил он.

– Я вам еще на две бутылки пива денег дам, – пообещала Валерия. – Так годится?

– Так? Так – годится, – с маху кивнул он головой, чуть не достав лбом до своих ботинок. – Пошли дальше, держись, – снова подставил он локоть. – Только не торопись ты так, я ж за тобой не поспеваю, – предупредил мужик. – Не увидал бы кто, а то жене скажут… ой, что будет! – закатил он глаза под лоб. – Зверь, а не баба у меня, – снова повторил он. – И где только мои глаза были, когда женился? Небось пьяный был, как всегда, гы-гы, – хохотнул он, сам же ответив на свой вопрос.

Лера дотащила своего провожатого почти до метро, сунула ему в руку деньги и опрометью бросилась к подземке. Только когда она села в поезд и тот тронулся, она облегченно вздохнула.

«Черт возьми, что это такое было? – уже более спокойно подумала она. – Он действительно хотел меня задавить или это просто какой-нибудь пьяный сидел за рулем? С самого утра непонятно, что творится, – нахмурилась Лера. – Нет, не с утра: с трех часов ночи, как только этот гад мне позвонил! А если быть абсолютно точной, то вот уже несколько дней черт-те что творится».

Валерия устало прикрыла глаза и постаралась расслабиться, чтобы успокоиться.

– Приеду – и сразу же приму ванну, – думала она. – Нет, не получится: пока доеду, будет уже семь с хвостиком, а в восемь Димка появится. Он может и раньше прикатить. Господи, как мне с ним себя вести? Что говорить? Вернее, что отвечать на его просьбы о прощении? А что, если Настя права, и это все – он?! – вздрогнула Лера. – И дядя Ваня меня в тот день про Диму спрашивал, когда я в его кабинете была… Нет, такого просто не может быть! Димка – преступник? Господи, это же нонсенс! Он может быть кем угодно – гордецом, грубияном, но только не убийцей…»

Валерия за тридцать минут доехала до дома. Только успела раздеться и пройти на кухню, как в дверь раздался звонок.

«Димка, наверное, – подумала девушка и поторопилась в прихожую. – Я так и думала, что он раньше времени приедет, – улыбнулась она. – Всегда был нетерпеливым!»

Валерия посмотрела в «глазок» и действительно увидела Дмитрия. Тот стоял в своей бессменной, спортивного покроя куртке и вязаной черной шапке. В руках он держал огромный букет цветов и, спрятав за ним лицо, неуверенно переминался с ноги на ногу. Лера открыла дверь и практически сразу же попала в объятия своего друга.

– Валерка, прости меня, малышка, я не могу без тебя, – еле слышно зашептал он ей в волосы. – Я дурак, идиот, непроходимый тупица!

– Может, сначала закроем дверь? – освобождаясь из объятий Дмитрия, спросила Лера. Только она отодвинулась от друга, как тот брызнул ей чем-то в лицо, и девушка, зажмурив от неожиданности глаза, поняла: она теряет сознание. Сильные руки подхватили ее и осторожно опустили на пол. Уже сквозь плотную пелену в глазах она увидела, как Дмитрий перешагивает через нее и уходит куда-то в глубь квартиры.


– Валерка, очнись, девочка, – услышала Лера голос Дмитрия. – Господи, да очнись же ты, – осторожно хлопая ее по щекам, просил он. Потом она почувствовала, что мужчина хочет взять ее на руки, и начала сопротивляться.

– Куда ты меня собираешься отнести? – прохрипела она. – Оставь меня в покое!..

– Руки за голову! – услышала вдруг она строгий голос Трофимова. – Не нужно делать резких движений.

– Володя, – прошептала Лера. – Он меня хотел убить, он чем-то в лицо… брызнул…

– Ничего, все уже позади, – ласково проговорил капитан, склонившись над Валерией. – Я сейчас позвоню в «Скорую помощь». Ты как?

– Нормально, – слабо улыбнулась та. – Не нужно «Скорую», я уже в порядке, – произнесла Лера и села. – Чем так противно пахнет? – сморщилась она.

– Это газ: почему-то были открыты все конфорки. Я, когда пришел, сразу же их выключил и все окна раскрыл, – подал голос Дмитрий.

Валерия посмотрела на него совершенно дикими глазами и прошептала:

– Ты хотел меня убить?

– Ты что, с ума сошла?! – недоуменно вытаращился тот. – Я приехал, как и обещал, к восьми вечера. Поднялся на этаж, звоню в дверь, а ты не открываешь. Подумал, что ты снова на работе задержалась, и воспользовался своим ключом, а здесь…

– О каком ключе ты говоришь? – перебила Дмитрия Лера на полуслове. – Ты же сам его в прошлый раз бросил на стол! – раздувая от гнева ноздри, проговорила она, еле-еле сдерживая ярость.

– У меня дубликат оставался, – виновато признался тот. – Я, когда дверь отворил, сразу же тебя увидел: ты лежала на полу, а в квартире газом пахло. Сразу же бросился на кухню, а там все конфорки были открыты, – снова повторил он. – Потом обратно прибежал, пытался в чувство тебя привести. Что здесь происходит, черт возьми, мне кто-нибудь объяснит?

– Обязательно объяснят, только не здесь. Вы арестованы, – твердо произнес капитан и вытащил из кармана наручники.

– Арестован? – растерянно улыбнулся Дмитрий. – Но за что?!

– За подозрение в совершении тяжкого преступления, а именно – убийства двух человек и за покушение на третьего человека.

– Что?! Каких двух человек? Какое покушение? Вы что, все с ума посходили?! – гневно сверкая глазами, прорычал Дмитрий.

– Вы можете хранить молчание, потому что каждое сказанное вами слово может обернуться против вас, – совершенно не обращая внимания на всплеск эмоций со стороны гонщика, продолжал говорить Владимир. – Вы имеете право на один телефонный звонок. Вы имеете право пригласить своего адвоката, если таковой у вас имеется. Если нет, то вы имеете право воспользоваться услугами государственного адвоката, – глухо произносил он заученные фразы.

– Капитан, я, конечно, понимаю, что мы с тобой вовсе не друзья, а очень даже наоборот, но твои методы слишком смахивают на месть. Это недостойно – таким способом бороться за внимание любимой женщины, – с раздражением проговорил Дмитрий. Скулы на его щеках ходили ходуном, и он так сильно сжимал кулаки, что суставы издавали хруст. – В убийстве каких таких двух человек ты меня обвиняешь? На кого я покушался? Какого адвоката мне нужно пригласить? Я ничего не понимаю!

– Как это – на кого покушался?! – взвилась Валерия. – А что ты со мной только что сделал?

– Я ничего не делал, – растерянно произнес молодой человек. – Я, наоборот, помочь хотел. Я подумал, что ты от газа сознание потеряла, я решил…

– Так это был не ты?

– Я не понимаю – о чем или о ком ты говоришь?

– Володь, а может, Дима и правда ни при чем? – захлопала глазами Лера, ничегошеньки не соображая. – Может, мне все только показалось?

– Я прошу вас не вмешиваться, гражданка Протасова, – холодно ответил капитан. – Вас вызовут в прокуратуру для дачи показаний, вот тогда и скажете все, что хотите. А вас я попрошу пройти с нами, – обратился он к Дмитрию.

– Признаться, я тоже мало что понимаю, но, надеюсь, вскоре пойму, – пожал тот плечами и шагнул за порог. Оглянулся на Валерию и проговорил: – Лера, что бы тебе обо мне ни говорили – никому не верь! Я не совершал ничего подобного, меня с кем-то перепутали. Я хотел помочь тебе! Я пришел, а ты – на полу… Ты мне веришь?

Лера уже поднялась с пола и стояла, облокотившись о косяк, точно громом пораженная. В ее голове все перепуталось, и лишь молнией вспыхивали слова Анастасии: «Только у твоего гонщика есть ключи от квартиры. Только он знал, где ты держишь свой пистолет. Только ему ты все выложила: и про графиню, и про расписку, и про ее драгоценности…».

– Господи, неужели она оказалась права? – простонала Валерия и схватилась за стену двумя руками, чтобы снова не упасть от внезапно нахлынувшего головокружения.


– Дядя Ваня, очень тебя прошу, объясни мне, что происходит? – умоляла полковника Лера, захлебываясь слезами. – Неужели это действительно был Дима?! Я не могу в это поверить. Я не хочу в это верить! Это неправда, он не мог!

– Успокойся, девочка, – хмуро проговорил Шаров. – К сожалению, иногда в жизни происходит что-то такое, во что мы ни за что не хотим верить. Но оно все равно происходит, несмотря на наши желания или нежелания. Твой друг – преступник, и я не могу этого изменить.

– Чем доказана его вина? Он что, признался? Вернул драгоценности? Какие аргументы у вас есть против него? – сыпала Лера вопросами, не желая мириться с очевидным.

– Нет, он все отрицает, к сожалению, – пожал полковник плечами. – Но это – дело времени. Признается, куда ему деваться-то?

– Вот видите, он не признается, потому что он невиновен, – ухватилась за соломинку Лера. – Неужели вы, такой опытный следователь, не можете распознать правду от лжи?

– Я совершенно тебя не понимаю, Валерия, – удивленно проговорил Шаров. – Его же застали в твоей квартире, ты сама говорила, что он брызнул тебе чем-то в лицо. Ты что, намерена отрицать этот факт?

– Я теперь уже не уверена в том, что это был именно он, – всхлипнула девушка. – Я много думала над этим, и мне… что-то все время мешает! Стараюсь вспомнить его лицо – а у меня ничего не получается. Я почему-то уверена, что не видела тогда его лица. Когда посмотрела в «глазок», он закрывал его цветами, а потом… потом он обнял меня, и я снова не видела лица. Он мне что-то говорил, но тихо-тихо, шепотом. Дядя Ваня, я, честное слово, не могу утверждать, что это был именно Дима. Я не обманываю, поверь мне! – прижимая руки к груди, поклялась она. – Нет, я уверена теперь, что это был не он! Ведь если бы он хотел меня отравить газом, зачем же тогда выключил его и открыл все окна? Дима говорит правду: он пришел уже потом, и я тоже сейчас говорю правду.

– Я тебе верю, Валерия, но… его опознали свидетели.

– Какие свидетели? Где?!

– В том подмосковном городке, где был убит ювелир. Дмитрия видели там. Видели, как он выходил из дома старика. Это было вечером, накануне того дня, когда приехали вы с Настей.

– Его могли с кем-то перепутать, – не хотела сдаваться Лера. – В конце концов, существует очень много просто похожих друг на друга людей. Ведь даже я была сначала уверена, что это он, и, лишь хорошо подумав, поняла, что тот человек все сделал для того, чтобы я приняла его за Диму! И Димка сейчас сидит в камере вместо настоящего преступника, мучается, переживает… Это несправедливо, он невиновен, я в этом уверена! Разве можно сажать невинных людей? – беспорядочно говорила она, то и дело глотая слезы. – Он просто очень похож на настоящего преступника, вот и все. Отпустите его, дядя Ваня, очень вас прошу!

– Валера, девочка моя, я никак не могу его отпустить, потому что он и есть преступник.

– Нет!

– К сожалению, да.

– Он просто похож, – уперлась она в свою версию.

– У кого «похожего» имеются ключи от твоей квартиры? Кто «похожий» знал, что у тебя есть оружие? Кому «похожему» ты рассказала о драгоценностях Епишиной? – повторил полковник слова Насти – точь-в – точь. – Он недостоин того, чтобы ты так страдала из-за него. Он, не мучаясь угрызениями совести, просто взял и подставил тебя под статью! Разве он думал тогда, как ты переживешь несправедливое наказание? Что тебя могут посадить в камеру? Что ты будешь с ума сходить, потому что это несправедливо и ты совсем невиновна? Скажи мне, разве он думал тогда об этом?

– Он не мог ничего такого думать, потому что это был не он, – упрямо ответила девушка. – Можете делать со мной, что хотите! Можете и меня тоже запереть в камере, но я все равно буду стоять на своем. Димка – не преступник, его перепутали с настоящим убийцей. И ты, дядя Ваня, еще говорил мне о презумпции невиновности? О том, что она существует? Где она, ваша хваленая презумпция? Почему вы посадили человека в камеру, не доказав его вину?

– Его застали на месте преступления, в твоей квартире. Его опознали, это достаточное доказательство, – сморщился полковник.

– А откуда Трофимов узнал, что в моей квартире находится преступник? Откуда он мог знать, что тот придет именно в это время? – прищурилась Валерия. – Или я полная дура, или что-то здесь не сходится, господин полковник.

– Валерия, может, уже хватит мне на мозги давить? Как ты можешь защищать убийцу?

– Неправда, – стукнула кулаком по столу Валерия. – И я докажу это, вот увидите! – сорвавшись со стула, добавила она.

Девушка вихрем выскочила из кабинета Шарова и с такой силой шарахнула дверью, что полковник подпрыгнул на своем стуле, как мячик.

– Да-а, – протянул тот, вытирая платком вспотевший лоб. – Любовь зла, полюбишь и… даже преступника!


Глава 16 | Развод и вещи пополам | Глава 18